За гранью

За гранью: Контракт его души (глава 2)

За гранью: геннадийРедак­ция: «Каков смысл мно­гих кли­ни­че­ских смер­тей Ген­на­дия?»

Оль­ген: «Не так про­сто тупо­го Козе­ро­га убе­дить не упи­рать­ся рога­ми в сте­ну, если дверь рядом. Когда я его пер­вый раз при­та­щи­ла на себе в реани­ма­цию он что-то «вещал» вра­чам в бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии, а потом пря­тал­ся от бла­го­дар­но­го пер­со­на­ла, не пони­мая что от него хотят. Не пони­мал зачем ему эта аст­ма и как жить даль­ше. Винил меня в том, что я слиш­ком мно­го знаю в этой дурац­кой обла­сти и сби­ваю его с раз­ме­рен­ной быто­вой жиз­ни. Мы тогда толь­ко поже­ни­лись. 

Пере­смот­реть свою жизнь выну­ди­ла его не кли­ни­че­ская смерть, а послед­ствия. В квар­ти­ре мы игра­ли в прят­ки: я и мои сыно­вья (им было 8,5 и 9 лет) иска­ли Гену, а он сто­ял посре­ди одной из ком­нат и сме­ял­ся. Потом он исче­зал в слу­жеб­ном авто­бу­се для неко­то­рых. Для кого-то оста­ва­лось пустое место, куда поче­му-то не полу­ча­лось сесть, для кого-то он про­сто сидел, а дру­гие сотруд­ни­ки пыта­лись сесть на него, не пони­мая, что про­ис­хо­дит. Были еще раз­ные стран­но­сти, но аст­ма нача­ла давать аллер­гию. Нам при­шлось бро­сить квар­ти­ру и посе­лить­ся в палат­ках за горо­дом. Самым стран­ным послед­стви­ем была исто­рия с тем же исчез­но­ве­ни­ем… или рас­тво­ре­ни­ем, ско­рее это мож­но назвать дема­те­ри­а­ли­за­ци­ей. 
Я и сама-то из убеж­ден­ных ате­и­стов и что­бы заду­мать­ся мне надо было похо­ро­нить сына. Это еще до встре­чи с Геной. Так что из нас выбить жест­кость и раци­о­наль­ность было труд­но. И все же все эти стран­но­сти (может быть собе­русь опи­сать то, что еще пом­ню) посо­дей­ство­ва­ли поис­ку источ­ни­ка инфор­ма­ции. Моя связь с ака­дем­го­род­ком к тому вре­ме­ни пре­рва­лась, под­пис­ка о нераз­гла­ше­нии инфор­ма­ции в КГБ ско­рее все­го уже не довле­ла надо мной. 
Луч­шее, что мы нашли к 1995 году — это Уче­ние Про­фет. Так что заоч­ное зна­ком­ство с Воз­не­сен­ны­ми масте­ра­ми пере­рос­ло в очное. Это и была та дли­тель­ная коман­ди­ров­ка Домой. 
Аст­ма была нестан­дарт­ная с точ­ки зре­ния вра­чей, вошла в учеб­ни­ки, как еди­нич­ный слу­чай ее про­яв­ле­ния. Для нас она начи­на­лась все­гда, когда Гена кого-то спа­сал, лечил. Поэто­му я не раз­ре­ша­ла мне помо­гать. Сти­хий­ные бед­ствия, зем­ле­тря­се­ния вызы­ва­ли при­сту­пы. Прак­ти­че­ски каж­дый день было либо про­сто уду­шье, либо на гра­ни жиз­ни. Его пове­си­ли в 1943 году, так что удив­лять­ся выбо­ру болез­ни не сто­ит.»

Глава 2. Ворона.

Да, так вот к вороне я потом вер­нусь …или сей­час? Луч­ше потом, а то его пер­вые про­бы выхо­да из тела будут блед­нень­ко выгля­деть.
Эти про­бы были про­дик­то­ва­ны не любо­пыт­ством, а необ­хо­ди­мо­стью. И это было еще до его вто­рой кли­ни­че­ской смер­ти. Тогда вет­ром сорва­ло что-то на кры­ше, а учи­ты­вая мороз, метель и ночь караб­кать­ся на кры­шу не было ника­ко­го жела­ния. Что­бы спо­кой­но уснуть, Ген­ка про­сто вынуж­ден был попасть на кры­шу без сво­е­го тела. Он видел ото­рван­ную поло­су рубе­ро­и­да, набив­ший­ся на чер­дак снег и повре­жде­ния и место. Мы тогда пере­та­щи­ли кро­вать в ту часть ком­на­ты, кото­рая не попа­дет под таю­щий снег, и спо­кой­но улег­лись спать. Утром Гена с набо­ром инстру­мен­тов и кус­ком рубе­ро­и­да нуж­но­го раз­ме­ра уве­рен­но зала­тал кры­шу до вес­ны.
А соба­ки? Как удоб­но когда у соба­ки мож­но спро­сить, кто при­ез­жал и куда они сами бега­ли. Хотя это уже дру­гая сфе­ра при­ме­не­ния сво­их свойств. Не хочет­ся гово­рить «спо­соб­но­стей» или еще того хуже «сверх­спо­соб­но­стей». Да, они удив­ля­ют и не толь­ко посто­рон­них, но и нас самих, но судя по все­му этим не гор­дить­ся нуж­но, а сты­дить­ся. Это за что же с таким уров­нем раз­ви­тия в про­шлых жиз­нях уго­раз­ди­ло родить­ся в таких усло­ви­ях и вооб­ще, соб­ствен­но гово­ря, родить­ся? Тут сто­ит при­за­ду­мать­ся, как теперь пра­виль­но исполь­зо­вать свои нара­бот­ки и спо­соб­но­сти, но уж точ­но не орга­ни­зо­вы­вать тре­нин­ги и обу­че­ние это­му дру­гих людей. Тихонь­ко и по воз­мож­но­сти мир­но « под­чи­щать хво­сты» исправ­лять свои ошиб­ки. Ну и конеч­но полу­чать удо­воль­ствия от жиз­ни пока она есть, когда еще дове­дет­ся, кто его зна­ет.

Да, так вот, насчет про­бы пера:

При­выч­ки при­тес­нять мужа на узкой кро­ва­ти у меня не было, но и падать с кро­ва­ти в мои пла­ны не вхо­ди­ло, одна­ко подви­нуть его хоть чуточ­ку, хоть ногу в ту ночь никак не полу­ча­лось. Ну, прям камен­ный какой-то стал. Поне­во­ле я про­сы­па­лась в надеж­де удер­жать­ся на супру­же­ском ложе и по при­выч­ке при­слу­ши­ва­лась к его неров­но­му дыха­нию. Под утро, когда я оста­ви­ла свои попыт­ки уснуть, Ген­ка начал что-то бор­мо­тать, а потом отчет­ли­во про­из­нес с каким-то акцен­том «Порт-о-Пренс». Было ли это еще во сне или он уже проснул­ся, но Гена тут же вско­чил и кинул­ся к ком­пью­те­ру искать в интер­не­те, что там слу­чи­лось, со сло­ва­ми:
– Там в прах, навер­ное, все раз­ва­ли­лось.

Я тогда еще не зна­ла о чем речь и вооб­ще, что это город и где он нахо­дит­ся, да и вооб­ще с гео­гра­фи­ей у меня было не очень. Рас­спра­ши­вать было еще рано, оче­вид­но было, что о зем­ле­тря­се­нии Гена обя­за­тель­но рас­ска­жет, он их чув­ство­вал все­гда где бы они не слу­ча­лись.
Подроб­но­сти его ноч­но­го при­клю­че­ния я услы­ша­ла толь­ко в обе­ден­ный пере­рыв, тогда я уже была под­го­тов­ле­на новост­ны­ми пере­да­ча­ми по ТВ, где гово­ри­ли о зем­ле­тря­се­нии в Порт-о-Прен­се и боль­ших раз­ру­ше­ни­ях в этом рай­оне. Гена попал туда почти сра­зу как заснул. А как ина­че выта­щить в незна­ко­мое место без его согла­сия Ген­ку, если он не спит? Его упрям­ство при появ­ле­нии в жиз­ни ново­го тут же вклю­ча­ло все тор­мо­за. Я все­гда удив­ля­лась, как он с таким харак­те­ром смог так мно­го уметь в жиз­ни и сверх жиз­ни что ли, не знаю, как это назы­вать. Он не мог склад­но рас­ска­зы­вать, раз­ве что иной раз, «воз­вра­ща­ясь из даль­них стран­ствий» и оста­ва­ясь еще в том неве­до­мом мне мире, он мог как про­фес­си­о­наль­ный ора­тор так склад­но все рас­ска­зать, что оста­ва­лось толь­ко успе­вать запи­сы­вать. Как я жале­ла в эти мгно­ве­нья, что забы­ла все навы­ки сте­но­гра­фии. Чаще же я соби­ра­ла обрыв­ки фраз, про­пи­тан­ных впе­чат­ле­ни­я­ми вооб­ще до поте­ри слов.
Руч­ки шалов­ли­вые так и тянут­ся под­ре­дак­ти­ро­вать, подрих­то­вать его рас­сказ, запи­сан­ный под дик­тов­ку, пояс­нить то, что я пони­маю под его сло­ва­ми, но тогда я поте­ряю стиль его раз­го­во­ра. Это будет не наив­ность «мгно­вен­но­го фото», а отре­ту­ши­ро­ван­ная застыв­шая кар­тин­ка. Я береж­но хра­ню запи­соч­ки моих детей, их пись­ма из пио­нер­ла­ге­ря с кучей оши­бок и дет­ски­ми вос­тор­га­ми, как релик­вию. Так что поста­ра­юсь удер­жать­ся от исправ­ле­ний в тек­сте.
А порас­суж­дать… ну так мне самой инте­рес­но как я вос­при­ни­ма­ла тогда, сей­час и во что это пере­рас­тет в буду­щем. Появ­ля­ют­ся под­сказ­ки вокруг и то, что вызы­ва­ло сомне­ния, не сты­ко­ва­лось и не объ­яс­ня­лось, вдруг ста­но­вит­ся оче­вид­ным и до удив­ле­ния про­стым явле­ни­ем.
Ну так вот тогда Гена сра­зу, как заснул попал в боль­ни­цу и там уго­ва­ри­вал людей спа­сать­ся. Гово­рил, что ско­ро будет зем­ле­тря­се­ние и очень силь­ное, но на него смот­ре­ли, как на иди­о­та и сочув­ствен­но кача­ли голо­вой. Ген­ка вышел на ули­цу из зда­ния боль­ни­цы.

Потом вре­мя вдруг нача­ло мель­кать кад­ра­ми, солн­це уже кло­ни­лось к зака­ту, когда это нача­лось. Сна­ча­ла обва­ли­лась со сте­ны дос­ка, где было напи­са­но, что это муни­ци­паль­ная боль­ни­ца Порт-о-Прен­се. Поэто­му Ген­на­дий узнал, где это про­изо­шло. Потом обру­ши­лась сте­на, а дос­ка с над­пи­сью под­прыг­ну­ла и оста­лась целой.

Он вбе­жал обрат­но очень быст­ро и успел под­ста­вить спи­ну, нагнув­шись над одной из кро­ва­тей, на кото­рой лежа­ли обго­ре­лые паци­ен­ты, мать и сын. Пли­та обру­ши­лась так, что упер­лась какой-то частью в поко­ре­жив­ши­е­ся метал­ли­че­ские угол­ки кро­ва­ти, но удар был очень силь­ный. Чело­век выдер­жать бы не смог, что­бы осла­бить удар, но Ген­ка все же был чело­век. Когда раз­ло­ман­ная пли­та оста­но­ви­лась, упер­шись во что полу­чи­лось, паци­ен­ты были живы, а у него из раз­би­то­го бока лила кровь. Потом наполз серый туман и он почув­ство­вал, что уми­ра­ет и уви­дел кем был. Под­се­лил­ся он в мед­сест­ру-негри­тян­ку с «огром­ны­ми губи­ща­ми», как он мне ска­зал, неволь­но пощу­пав свои.

Из боль­ни­цы он пере­ме­стил­ся на какую-то ули­цу. В ком ока­зал­ся – не видел. Под­рост­ки изби­ва­ли муж­чи­ну и наме­ре­ва­лись обя­за­тель­но убить. В такое вре­мя и кого-то уби­вать? Ген­на­дий кинул­ся спа­сать муж­чи­ну. Рас­ки­дал моло­дежь, схва­тил мужи­ка и взва­лил на себя. Они кину­лись на него с яро­стью. Гена поло­жил мужи­ка у сво­их ног. Отку­да-то взя­лось маче­те, три пар­ня и две девоч­ки отсту­пи­ли. Он спро­сил их за что они его хоте­ли убить это­го чело­ве­ка, но отве­та не дождал­ся.
Взва­лил на себя сно­ва изби­то­го муж­чи­ну и пошел с ним по ули­це. Кем был и куда опре­де­лил муж­чи­ну я тогда так и не поня­ла. Гена гово­рил что-то про мик­ро­ав­то­бус и помощь води­те­ля, воз­му­щал­ся пове­де­ни­ем моло­де­жи, обра­до­вав­шей­ся все­доз­во­лен­но­сти в такой труд­ный час.

Потом вдруг почув­ство­вал себя малень­ко­го роста и посмот­рел на это суще­ство, рас­пра­вив руки. Оно был чер­ным и в перьях. На пыли были сле­ды ког­тей. Вряд ли васи­лис­ком или тем, что он счи­тал васи­лис­ком. На раз­ва­ли­нах нашел зер­ка­ло и посмот­рел­ся в него. Обыч­ная воро­на. Хотя вряд ли обыч­ная. По край­ней мере, воро­ны людей не спа­са­ют.

Воро­на напра­ви­лась к муж­чине, кото­рый застрял в облом­ках. Губы у него пере­сох­ли, это было явно вид­но. Он уви­дел воро­ну и ска­зал что-то типа, «ну всё, кран­ты, воро­ны сле­та­ют­ся». На «кыш» воро­на не реа­ги­ро­ва­ла сна­ча­ла, но потом уле­те­ла все же.

Ген­на­дий-воро­на при­нес в клю­ве воды, немно­го кап­нул на губы чело­ве­ка, кото­рый не мог поше­ве­лить­ся. Он глот­нул. Тогда Ген­во­ро­на вылил всю воду из боль­шо­го клю­ва. Клюв ока­за­лось не очень вме­сти­тель­ный и при­шлось еще раз 15 летать за водой. Полу­чи­лось что-то око­ло ста­ка­на. Вытер клюв по-воро­ньи о камень, карк­нул, так как ниче­го ска­зать не полу­ча­лось, ну и для поряд­ку… Неосо­знан­ное жела­ние выкле­вать боль­шой бле­стя­щий «вкус­ный» глаз у постра­дав­ше­го выну­ди­ло уле­теть.

Потом в дру­гой части горо­да, про­ле­тая по сво­им воро­ньим делиш­кам, уви­дел несколь­ко собак, услы­шал крик боли. Муж­чи­на висел вниз голо­вой, а ноги были зажа­ты руи­на­ми. Ноги грыз­ли соба­ки. Воро­на села на одну из собак, и силь­но клю­ну­ла в глаз. Соба­ка взвы­ла и убе­жа­ла. На дру­гих собак напа­дал, пока не убе­жа­ли. Остал­ся «охра­нять бес­по­мощ­ную ногу». Попы­тал­ся ока­зать посиль­ную довра­чеб­ную помощь, посы­пая рану на ноге пылью.

Когда чело­ве­ка нашли помощ­ни­ки, то реши­ли, что ногу покле­ва­ла эта воро­на. Попы­та­лись заки­дать кам­ня­ми, с кри­ка­ми – « Кыш, мер­зав­ка!». Ну и пусть дума­ют что хотят, лишь бы чело­ве­ка спас­ли. Уле­тел, когда убе­дил­ся, что муж­чи­на был вне опас­но­сти. Впро­чем кар­кал, не пере­ста­вая, под­бад­ри­вал этим спа­са­те­лей, и руко­во­дил спа­се­ни­ем одно­вре­мен­но.

В дру­гом месте едва слыш­но сто­на­ла жен­щи­на под зава­лом. Вряд ли ее услы­ша­ли бы. Пти­ца ста­ла кру­жить над этим местом, и гром­ко кар­кать. Невда­ле­ке были люди и реши­ли, что воро­ны сле­та­ют­ся на еду и там кто-то есть. Пошли туда, покри­ки­вая на воро­ну, чтоб уле­те­ла. Воро­на села там, где недав­но слы­шал­ся стон, и не уле­та­ла, пока стон не повто­рил­ся. Тогда он замол­чал, и люди услы­ша­ли стон. С ними была соба­ка для поис­ка. Ее пусти­ли впе­ред, но она уви­де­ла воро­ну, заску­ли­ла и попя­ти­лась. Люди ска­за­ли, что это не наша воро­на, а соба­ку нуж­но убрать. Навер­ное зна­ли, что воро­ны быва­ют раз­ные. Тем более воро­на стран­но пока­зы­ва­ла голо­вой на раз­ва­лы, пово­ра­чи­вая ее то к людям, то к раз­ва­ли­нам.

Напи­са­ла то, что Гена успел рас­ска­зать во вре­мя пере­ры­ва на обед, и вспом­ни­ла, как нега­тив­но отзы­ва­ют­ся о тех, кто все­ля­ет­ся в чужие тела. Вот с такой нечи­стью живу, да еще помо­гаю. Гена ска­зал, что я помог­ла удер­жать ему пли­ту в боль­ни­це. А что мне оста­ва­лось делать, если он меня в сте­ну впе­ча­ты­вал? Ему тоже не лег­ко: на спине у него све­жий огром­ный синяк, болит реб­ро, а от напа­де­ния моло­де­жи ноет кожа на пле­че. Спро­си­ла об ощу­ще­ни­ях в теле воро­ны, но вот что он отве­тил, запи­сать про­сто не смог­ла. При­шлось ему само­сто­я­тель­но писать «под мои вопро­сы», так как с само­ле­та­ми и аэро­ди­на­ми­кой я вооб­ще не зна­ко­ма:

- «Ощу­ще­ния «воро­нье­го» тела? Сухое, перед мор­дой шно­бе­ли­ще, кото­рый при полё­те созда­ёт тихую зону в рай­оне пре­крас­ных гла­зок. Так шо гла­зён­ки нахо­дят­ся в спо­кой­ной зоне, без завих­ре­ний. И эта опция помо­га­ет им смот­реть, прак­ти­че­ски не отвле­ка­ясь и не мор­гая во вре­мя полё­та. Обзор почти пано­рам­ный, не вид­но лапок, и низа хво­ста.

Голо­ва пово­ра­чи­ва­ет­ся, по-мое­му, на 180 гра­ду­сен­ских в обе сто­ро­ны. Лап­ки в полё­те, при­жи­ма­ясь, вклю­ча­ют в рабо­ту мыш­цы «ног» во вре­мя полё­та, в каких-то фазах полё­та. То есть, нет бес­по­лез­но вися­щих «шас­си», а есть допол­ни­тель­ные воз­мож­но­сти, и мощ­но­сти.
Кры­лыш­ки.
Отно­си­тель­но ана­ло­гич­ных по стро­е­нию «ручек» чело­ве­ка – нет ниче­го обще­го. Руч­ки воро­ньи под­ни­ма­ют­ся за спин­кой до схло­пы­ва­ния, опус­ка­ют­ся вниз до того же состо­я­ния. Кон­цы ручек не так сво­бод­ны в дви­же­нии, но гори­зон­таль­ное дви­же­ние при­су­ще боль­ше, чем кор­не­вым частям кры­ла. Про кон­чи­ки кры­ла отдель­ная тема.

Уди­ви­ло: авто­ма­ти­че­ски – точ­ная фик­са­ция тела в полё­те. До мил­ли­мет­ра. Кры­лыш­ки в полё­те и перья, созда­ют резо­нанс­ный кон­тур, что поз­во­ля­ет лететь без затрат энер­гии, доволь­но дол­го. Ощу­ще­ние от перьев – как нечто зве­ня­щее. Звон доволь­но при­ят­ный. Если что-то попа­ло на перыш­ки, то звон пере­ста­ёт, как бы дре­без­жа­щий звук появ­ля­ет­ся. Вклю­ча­ет­ся пони­ма­ние, что нуно «почи­стить пёруш­ки».

Перья на кон­чи­ках кры­льев слу­жат для точ­но­го удер­жа­ния тела на малой ско­ро­сти полё­та. Игра­ют в этой фазе полё­та так, что не опи­сать. Точ­ность посы­ла тела фено­ме­наль­на. Боко­вой ветер, а так­же рез­кие поры­вы вет­ра выво­ра­чи­ва­ют перья в кры­ле, и уда­ры вет­ра при­хо­дят­ся в воз­дух, что, впро­чем, не меша­ет исполь­зо­вать энер­гию встреч­но­го вет­ра в мир­ных целях – для полё­та навстре­чу вет­ру. С весь­ма неболь­ши­ми затра­та­ми.

При посад­ке в поры­вы боко­во­го вет­ра, сбро­са тела с тра­ек­то­рии посад­ки не про­ис­хо­дит. Кры­ло в этом слу­чае пре­вра­ща­ет­ся в агре­гат, похо­жий на кры­ло ТУ с вклю­чен­ной меха­ни­за­ци­ей – один худой, не созда­ю­щий сопро­тив­ле­ния вет­ру костяк, перья под углом 0 гра­ду­сов к вет­ру. То есть их для вет­ра нет. Мало того, созда­ёт­ся за счёт фор­мы пера эда­кая сила, под­жи­ма­ю­щая кры­ло с воро­ной «на ветер». И это при почти любом угле ата­ки кры­ла к вет­ру.

Очень инте­рес­ные ощу­ще­ния, доло­жу я вам. Как едешь в абсо­лют­но управ­ля­е­мом авто­мо­би­ле по хоро­ше­му шос­се. Куда там кожи­стым кры­льям дра­кон­чи­ка-мыш­ки. По срав­не­нию с воро­ной – летя­щее брев­но. Воро­на так­же видит где еда, сооб­ра­жал­ки ее весь­ма… сооб­ра­жа­ют».

Боль­ше его в тот день в дру­гие тела не пус­ка­ли. Состо­я­ние дыма мало инте­рес­но для опи­са­ния ощу­ще­ний. В дру­гие дни Гене раз­ре­ша­лось толь­ко наблю­дать и делать выво­ды, нуж­на ли людям ТАМ помощь. Но то, что он видел после зем­ле­тря­се­ния и во вре­мя него, при­ве­ло его в тягост­ное состо­я­ние, поэто­му он не послу­шал­ся и про­дол­жил помо­гать выжив­шим.
Я поспе­ши­ла поде­лить­ся этой исто­ри­ей на том фору­ме, где мы оба обща­лись с адек­ват­ны­ми в таких вопро­сах, ребя­та­ми. Вот так это было:

p.s. 9.02.2010 года. Сооб­ще­ние на фору­ме Соли­ум:

- «Сего­дня по Пер­во­му кана­лу ТВ ска­за­ли, что нашли еще одно­го живо­го чело­ве­ка под зава­ла­ми. Он не мог выжить из-за обез­во­жи­ва­ния, да еще при такой тем­пе­ра­ту­ре воз­ду­ха. Это ни в какие сро­ки не укла­ды­ва­ет­ся. Без пищи еще как-то, но без воды – невоз­мож­но. Полу­ча­ет­ся, что он нахо­дил­ся под бетон­ной пли­той с 12 янва­ря по 9 фев­ра­ля.
Состо­я­ние у это­го чело­ве­ка не очень-то хоро­шее. Он рас­ска­зы­ва­ет, что его пои­ла водой воро­на. Это спи­са­ли на бред, но сму­ща­ет то, что обез­во­жи­ва­ние дей­стви­тель­но мини­маль­ное. Объ­яс­ня­ли, что его кто-то все же поил, раз он выжил. Но кто? И поче­му не попы­та­лись эти «кто-то» его выта­щить?

Я не ста­ла писать в теме про одер­жи­мость слу­чай с воро­ной. И до сих пор не писа­ла, что Гена про­дол­жал помо­гать это­му чело­ве­ку каж­дый день.

Сей­час хочу ска­зать боль­шое спа­си­бо тем, кто под­дер­жи­ва­ет его сво­ей верой, сво­ей помо­щью и под­держ­кой!! спа­си­бо вам, ребя­та!»

Про­дол­же­ние сле­ду­ет…

Открывая книгу: Иисус и Ессеи

Про­ект ТВ Экс­т­ра «Откры­вая кни­гу» пред­став­ля­ет интер­вью режис­сё­ра Дени­са Овсян­ни­ко­ва и регрес­со­ло­га Татья­ны Баш­лы­ко­вой. На этот раз темой для бесе­ды ста­ла кни­га Доло­рес Кэн­нон «Иисус и Ессеи». Это про­из­ве­де­ние зна­ме­ни­то­го иссле­до­ва­те­ля реин­кар­на­ции и созда­те­ля мето­да регрес­сив­но­го гип­но­за сме­ло мож­но назвать неве­ро­ят­ным носи­те­лем рево­лю­ци­он­ной инфор­ма­ции о жиз­ни Иису­са.
Доло­рес в пре­ди­сло­вии к сво­ей кни­ге пишет: «Я чту чужие веро­ва­ния. Чело­век дол­жен во что-то верить, пусть хотя бы и в то, что он ни во что не верит. И я не соби­ра­юсь нико­го ни в чем раз­убеж­дать.
Я про­сто хочу рас­ска­зать о людях, кото­рые посвя­ти­ли свою жизнь защи­те и сохра­не­нию Зна­ния и с кото­ры­ми у меня, как мне кажет­ся, очень проч­ная внут­рен­няя связь». Дог­ма­ти­че­ское уче­ние о жиз­ни Иису­са, кото­рое опи­са­но в Биб­лии, явля­ет­ся не пол­ным, а ино­гда и оши­боч­ным – имен­но об этом может узнать чита­тель, кото­рый решит позна­ко­мить­ся с кни­гой «Иисус и Ессеи».
Доло­рес Кэн­нон в сво­ей кни­ге пишет об опы­те регрес­сив­но­го гип­но­за, где доб­ро­воль­цем в каче­стве субъ­ек­та регрес­сии ста­ла девуш­ка, в про­шлой жиз­ни ока­зав­ша­я­ся учи­те­лем Хри­ста, ессе­ем по име­ни Сад­ди. Имен­но во вре­мя этих сеан­сов Доло­рес столк­ну­лась с инфор­ма­ци­ей, кото­рая может пошат­нуть усто­яв­ши­е­ся рели­ги­оз­ные веро­ва­ния и дог­ма­ты. О чем на самом деле учил Иисус Хри­стос? Кто такие Ессеи? Какой смысл зало­жен в рас­пя­тии и Вос­кре­се­нии Хри­ста?
Отве­ты на эти вопро­сы, а так­же мно­го дру­гой инфор­ма­ции, в чис­ле кото­рой опи­са­ние уди­ви­тель­ных путе­ше­ствий и обу­че­ния Иешуа, может най­ти чита­тель на стра­ни­цах кни­ги «Иисус и Ессеи». Татья­на Баш­лы­ко­ва в 4‑серийном интер­вью допол­ни­ла кни­гу сво­и­ми лич­ны­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми и интер­пре­та­ций собы­тий со сто­ро­ны регрес­со­ло­га.
К напи­сан­но­му Доло­рес Кэн­нон каж­дый может отне­стись с извест­ной долей скеп­ти­циз­ма, но зна­ком­ство с дан­ной кни­гой может пода­рить неожи­дан­ные вопро­сы и сомне­ния, кото­рые ста­нут оче­ред­ной сту­пень­кой в про­цес­се лич­ност­но­го роста каж­до­го чита­те­ля, сооб­ща­ет кино­пор­тал Ovideo.ru