За гранью: Контракт его души (глава 6)

Редак­ция: Может ли Гена и сего­дня помо­гать про­ся­щим здесь?

Оль­ген: «На послед­ний вопрос не могу отве­тить. Я так при­вык­ла спра­ши­вать всё у Гены, что хочет­ся на этот вопрос услы­шать вот прям как рань­ше. Он вре­мя от вре­ме­ни куда-то дале­ко уле­та­ет и воз­вра­ща­ясь объ­яс­ня­ет, что все идет здесь очень хоро­шо. Со скри­пом, но в нуж­ном направ­ле­нии. С про­шло­го года почти его не слы­шу. Он все вре­мя ездит с нашей невест­кой. Она ни в бога ни в чер­та не верит, но про­тив фак­тов не воз­ра­зишь. Она инва­лид и для нее маши­на — наша помощь. В труд­ных ситу­а­ци­ях она про­сто бро­са­ет руль и Гена выво­дит маши­ну. Он «гово­рит», что ему спо­кой­нее рабо­та­ет­ся, когда не нагне­та­ют тему апо­ка­лип­си­са. Так что ответ обте­ка­е­мый, очень. »

Глава 6. Василиск.

Для себя мы назва­ли это про­яв­ле­ние Гены васи­лис­ком, хотя обще­го с инфор­ма­ци­ей о них мало. Но ведь не вез­де мож­но раз­ве­сить ярлы­ки, осо­бен­но если это такая неспе­ци­фич­ная область вос­по­ми­на­ний.

- О чем сидим, о чем меч­та­ем? – спро­сил Ген­на­дий
– Ты со мной, как врач с боль­ной раз­го­ва­ри­ва­ешь?
– Типа того.
– Меч­таю пора­бо­тать гор­нич­ной. Думаю, как это инте­рес­но: люди при­хо­дят, а все чисто, делай, что хочешь. Здо­ро­во!
– Так это еще назы­ва­ет­ся убор­щи­ца. Не сму­ща­ет?
– Хо-хо, пар­ни­ша! Чем я не ведь­ма, что­бы помеч­тать о мет­ле. Это мастер­ство нуж­но обя­за­тель­но отта­чи­вать. Опять же неко­то­рые груп­пы мышц нуж­да­ют­ся в этом.
Они оба зна­ли, что жизнь нака­зы­ва­ет их обид­чи­ков, хотят ли Ген­на­дий с Юлей это­го или нет. Так уж устро­е­но. За это ее неко­то­рые счи­та­ют ведь­мой. А Гену про­сто, неж­но и испу­ган­но – «зага­доч­ным».
Оба помол­ча­ли, помеч­та­ли, потом чай­ку попи­ли, вечер ско­ро­та­ли. А утром:
– Да где же эта руч­ка? Счас все мыс­ли повы­сы­па­ют­ся у тебя вхо­ло­стую, пока най­ду.
– А ты запо­ми­най.
– Сам-то про­бо­вал?
– Не-а. Я толь­ко рас­ска­зы­ваю.
– Да-да. А еще ска­жи: «я строй­кой руко­во­жу, на бето­но­ме­шал­ке эко­ном­лю, чтоб жена не ску­ча­ла, зано­зы у нее вытас­ки­ваю из паль­цев». Мне как писать таки­ми паль­чи­ка­ми? О, каран­даш нашла. Слу­шаю, мой пове­ли­тель, рас­ска­зы­вай давай уже, – ска­за­ла Юля, заглу­шая в себе чер­вя­чок сомне­ния в истин­но­сти рас­ска­зов мужа. Столь­ко уже под­твер­жде­ний было, а созна­ние сопро­тив­ля­лось, цеп­ля­лось за ста­биль­ность пред­став­ле­ний, отка­зы­ва­лось верить во все эти стран­но­сти. Фан­та­зия? Нет, этот тер­мин для исто­рий Гены не под­хо­дил.

За рулем авто спо­кой­но сидел муж­чи­на и так же спо­кой­но рядом сиде­ла жен­щи­на. В такой ситу­а­ции их спо­кой­ствие выгля­де­ло стран­но, ведь про­хо­жий никак не мог увер­нуть­ся от авто­мо­би­ля. Вре­ме­ни на раз­ду­мья было очень мало, и Гена кинул­ся меж­ду кры­лом авто­мо­би­ля и пеше­хо­дом.
– «Коро­че кры­ло авто смя­то, пеше­хо­да взял на борт, себе боль­но уда­рил бок. Пеше­хо­да взял за пле­чо тре­мя ког­тя­ми на сги­бе кры­ла. Коготь ниче­го себе! Охва­ты­ва­ет все пле­чо взрос­ло­го муж­чи­ны! Хво­стом ухва­тил сза­ди меж­ду ног. Виду­ха та еще! Пароч­ка в машине в отпа­де. Мужик в шоке, но живой».

Потом Гена что-то делал в деревне. Гово­рит, что про­ве­рял лет­ные харак­те­ри­сти­ки тела васи­лис­ка:
– «Тело и в самом деле заме­ча­тель­но устро­е­но: кры­ло око­ло трёх мет­ров в раз­ма­хе, сам в сто­я­щем поло­же­нии, как взрос­лый муж­чи­на, голо­ва круг­лая, мор­доч­ка, как у тюле­ня, но гла­за боль­шие. А пасть! Хто зна­ет, какая у него пасть, если в раз­мер мор­ды про­сто не вме­ща­ет­ся раз­мер съе­да­е­мой жив­но­сти. Куда вла­зит коро­ва? А пол­че­ло­ве­ка? От пле­ча лап­ка состо­ит из четы­рех сег­мен­тов, а не трех, как у людей. В резуль­та­те может кру­тить­ся, как про­пел­лер.
Но васи­лиск, не кру­тит поче­му-то. Кры­лья скла­ды­ва­ет на ско­ро­сти, полу­ча­ет­ся тре­уголь­ник что ли. Сло­жен­ное вдвое кры­ло име­ет кла­пан, в кото­рый страв­ли­ва­ет­ся воз­дух на запре­дель­ных углах ата­ки, при сры­ве пото­ка, полу­ча­ет­ся выс­ший пило­таж, все извест­ные фигу­ры выс­ше­го пило­та­жа доступ­ны для испол­не­ния. Ско­рость высо­кая, как и ско­рость дви­же­ний. Ах да, еще есть ког­ти на кон­цах кры­льев, на сере­дине кры­ла, где сгиб, на кон­це хво­ста, как у скор­пи­о­на, толь­ко в дру­гую сто­ро­ну, не счи­тая ког­тей на четы­рех лапах».

Жаль, что Гена не смог посту­пить в авиа­ци­он­ный инсти­тут, не взя­ли его и в лет­чи­ки из-за болез­ни ног. Его тяга к само­ле­там реа­ли­зо­вы­ва­лась в жиз­ни поне­мно­гу и про­яв­ля­лась изу­че­ни­ем всех лета­тель­ных аппа­ра­тов и не совсем аппа­ра­тов. Я едва успе­ва­ла вопро­сы фор­му­ли­ро­вать.

Где «ухи», как шутит Гена, у это­го васи­лис­ка – не знаю, не спро­си­ла. Ага, узна­ла: ухи вез­де, в носу, на жаб­рах, за голо­вой. Цвет чешуи мимик­ри­ру­ет. Чешуи, как тако­вой нет. Есть высту­пы на коже, что очень похо­же на чешую. Прав­да шку­ра креп­ка и лап­ки быст­ры фено­ме­наль­но. Взгляд видит сма­зан­ную кар­тин­ку, быст­рей дви­же­ний лас­ки где- то вчет­ве­ро.
По теле­ви­зо­ру пока­за­ли, что лет 60 назад лета­ло такое же у них. Страш­ное, гово­рят. А чего страш­но – не понят­но, нико­го не ест, на людей не напа­да­ет, вол­ки ушли, что очень хоро­шо.

После это­го он на сле­ду­ю­щую ночь сле­тал в дерев­ню попу­гать лихих людей. «Лихие люди», – зву­чит, как лет 60 назад. По-наше­му – воры – влез­ли в чей-то дом. Васи­лиск про­шёл рань­ше, при­ки­нул­ся шку­рой на полу. Когда те вошли испу­гал и поку­сал этих дво­их. Проснул­ся хозя­ин и, не раз­би­ра­ясь, в тем­но­те, паль­нул из дро­бо­ви­ка в живот васи­лис­ку. «Борец за спра­вед­ли­вость» встал на зад­ние лап­ки, выпя­тил живот и про­шел мимо хозя­и­на пря­мо в окно. Есть его не стал, да и оби­жать­ся тоже не стал. (Стран­но, конеч­но: для Гены это не свой­ствен­но. Для него в роли васи­лис­ка види­мо это воз­мож­но. А может духов­ное совер­шен­ство­ва­ние помог­ло не толь­ко васи­лис­ком стать, но и рас­су­ди­тель­ным, а зна­чит необид­чи­вым, чело­ве­ком)
Окно на вся­кий слу­чай поло­мал. Воры уйти не смог­ли, пото­му, что пере­ку­шен­ные ноги не шли. Теперь васи­лиск ждет, когда хозя­ин созре­ет для зна­ком­ства. (Не вспом­нил бы об этом похож­де­нии Гена, если бы утром не обна­ру­жи­лись синя­ки на пузе).

Сле­тал на тро­пин­ку в Дар­джи­линг. Ни васи­лис­ка, ни дра­ко­на тро­па не дер­жит. Уви­дел там таджи­ка в хала­те, кото­рый с задум­чи­вым видом смот­рел вдаль. Пред­ста­вил­ся для нача­ла раз­бой­ни­ком по ста­рой памя­ти. Таджик на него набро­сил­ся с ножом. Уво­ра­чи­вать­ся при­шлось с тру­дом, – бое­вой такой мужик попал­ся. Доуво­ра­чи­вал­ся до самой тро­пы, пока таджик на нее не стал. Про­ва­лил­ся мужик не силь­но, но напа­дать не пере­стал. При­шлось Гене стать дра­ко­ном, что­бы успо­ко­ить муж­чи­ну. Таджик успо­ко­ил­ся и убе­жал по тро­пе в Свя­ще­но­оби­тель. Дра­кон под­ле­тел, что­бы посмот­реть свер­ху на убе­га­ю­ще­го мужич­ка, но ниче­го не уви­дел. Тро­па, по всей види­мо­сти, толь­ко для людей.
Уди­вил жен­щи­ну-про­вод­ни­ка, кото­рая при­шла на пло­щад­ку перед Тро­пой. Сна­ча­ла она уди­ви­лась дра­ко­ну и оста­лась сто­ять, гля­дя сни­зу вверх на него. Дра­кон-Гена не сра­зу сооб­ра­зил, что это похо­же на стоп-кадр. Когда понял, то поле­тел за ней. Ее защи­та очень ему понра­ви­лась. Она это тоже поня­ла, уди­ви­лась Уче­ни­ку масте­ров в таком стран­ном испол­не­нии.
На сле­ду­ю­щее утро вос­тор­гал­ся ее под­го­тов­кой, ее защи­той, но рас­ска­зы­вать мне не стал ниче­го о ней. Ска­зал толь­ко, что съест обя­за­тель­но, но потом.

- Ну ниче­го себе экзем­пляр­чик! Он так все вре­мя дерет­ся? Кру­гом все вра­ги? – спро­си­ла Юля имея в виду того, кем был ночью Гена.
– Вот такая «се ля ви». И я поверь безум­но счаст­лив
И я поверь безум­но рад
За не враж­деб­ное уча­стье
Меня безум­но бла­го­да­рят.
– Так это ты столь­ко мест посе­тил, столь­ко сде­лал?
– Я? Нет! Я про­сто сидел на заня­ти­ях на клас­се, – ска­зал Гена, сгла­жи­вая вос­тор­жен­ность жены. Не уда­лось, она всё еще меч­та­тель­но гля­де­ла куда-то вдаль.
– Вот это я пони­маю: кос­мос, под­зе­ме­лья, дра­ки, аж синя­ки на теле утром появ­ля­ют­ся. А тут что? Ску­ко­та! – задум­чи­во ска­за­ла Юля.
– Ну да, мусор луч­ше во Все­лен­ском мас­шта­бе раз­гре­бать, «а дома мы не можем, а дома нам тош­нит».
– Я наш мусор сор­ти­рую, меж­ду про­чим, даже не выбра­сы­ваю на город­скую свал­ку, – огрыз­ну­лась на шут­ку она.
– Я не шучу. Не будет тол­ку здесь, пло­хо будет и там.
– Да знаю я, знаю. Толь­ко забы­ваю. Не надо нра­во­уче­ний.
– Алго­ритм повсе­днев­ных дей­ствий при­во­дит к жела­тель­ным или неже­ла­тель­ным послед­стви­ям, – тоже задум­чи­во, как бы само­му себе поды­то­жил Гена.
– Но поче­му ты васи­лиск? Ты был им в какой-то сво­ей про­шлой жиз­ни? Не пред­став­ляю как я тебя буду любить в теле како­го-то гада.
– Я не знаю, не от меня эта ини­ци­а­ти­ва исхо­дит. Сей­час в голо­ве толь­ко обрыв­ки инфор­ма­ции, что эта фор­ма наи­бо­лее удоб­ная для выпол­не­ния воз­ло­жен­ных задач, что она бли­же к мате­ри­аль­но­му миру, чем мое тон­кое тело, что сре­ди богов тоже не все люди, в Индии покло­ня­ют­ся страш­ным боже­ствам, что кра­со­та – поня­тие отно­си­тель­ное. Пока все это не сло­жи­лось в понят­ную фор­му, я не буду появ­лять­ся васи­лис­ком здесь, дома. И луч­ше в этом виде назы­вать меня по име­ни – Хаг­гард.

О, вот еще инте­рес­ный рас­сказ Ген­ки. В тот раз мы для себя не смог­ли сфор­му­ли­ро­вать, что пред­став­ля­ет из себя его обли­чье. Поз­же я мая­лась в поис­ках отве­тов на свои сомне­ния и наты­ка­лась на раз­но­го рода инфор­ма­цию в Интер­не­те о реп­ти­ло­и­дах. Ну не хоте­лось мне свя­зы­вать это с Геной и сей­час не хочет­ся, но гены… навер­ное нашеп­ты­ва­ют что-то Гене.
Нега­тив­ное отно­ше­ние меня не устра­и­ва­ло, я ведь зна­ла, сколь­ко помо­щи ока­зы­вал людям Гена, как береж­но и любов­но отно­сил­ся к людям. Оче­вид­но было, что когда-то такие суще­ства жили и он был одним из них, ему эта фор­ма тела была зна­ко­ма и при­выч­на. Но кто они? Я верю, что узнаю это со вре­ме­нем.

Гена посмот­рел как я с тру­дом гло­таю мед и запи­ваю чаем и, не най­дя дру­го­го более удоб­но­го слу­чая, спро­сил:

- Слу­шай, тебе не надо­е­ла эта анги­на?

- Нет, милый, я ее люб­лю.

- А то мне тут мои зна­ко­мые рас­ска­зам­ши, что от анги­ны хоро­шо помо­га­ет моро­жен­ное с бана­на­ми в при­кус­ку.

- И что это за зна­ко­мые, если с таким таин­ствен­ным и шкод­ным видом гово­ришь?

- Та дра­ко­ны, опять же.

Он еще помол­чал, вспо­ми­ная, как посту­ки­вал один из них ког­тя­ми по кам­ню, на кото­рый вальяж­но обло­ко­тил­ся. Забав­но, но это так напо­ми­на­ло чело­ве­че­скую при­выч­ку рит­мич­но «пере­би­рать» ног­тя­ми по сто­лу, начи­ная с мизин­ца. Вспом­нил и то, как они дели­лись спо­со­бом при­зем­ле­ния, как этот бана­но­вый совет­чик плю­хал­ся на брю­хо, рас­то­пы­рив все свои пла­сти­ны. Это было похо­же на лох­ма­тый воз­душ­ный шарик….

И, вдруг Ген­ка ока­зал­ся на склоне горы, в лесу, в окру­же­нии совсем иных дра­ко­нов, настро­ен­ных дале­ко не миро­лю­би­во, что было неожи­дан­но и совсем не забав­но. Раз­го­ва­ри­вать теперь при­шлось уже с ними. Гена- Хаг­гард быст­ро понял, что ему при­дет­ся уго­ва­ри­вать дра­ко­нов уйти из этих мест. Им это­го явно не хоте­лось, они не мог­ли понять как осме­лил­ся этот малень­кий плю­га­вень­кий, но такой быст­рый зве­рек прий­ти к ним.

- Я могу кон­тро­ли­ро­вать тех, кто уже сто­ит у меня за спи­ной, но меня это будет отвле­кать от раз­го­во­ра, – ска­зал Хагард, урав­ни­вая свою ско­рость обще­ния с дра­ко­ньей, после того, как отпра­вил дво­их напа­дав­ших в неболь­шой полёт через себя.
Дра­ко­ны поня­ли, что опас­ность им, види­мо, не угро­жа­ет и окру­жать вра­га не нуж­но. Те, кото­рые напа­ли, уже мог­ли сто­ять за спи­ной васи­лис­ка на всех лап­ках и удив­лен­но смот­ре­ли вдаль, тря­ся голо­вой. Васи­лиск сто­ял, по-преж­не­му пома­хи­вая под­ня­той лап­кой. Это у дра­ко­нов жест миро­лю­бия, после мор­до­боя.

- Но поче­му ТЫ при­шел к нам? – спро­сил один из бой­цов. Пло­хо скры­ва­е­мая нена­висть скво­зи­ла в его сооб­ще­нии.

- Вы ведь зна­е­те, что если надо то и мура­вей гон­цом будет, – отве­тил васи­лиск. Но, судя по выра­же­нию их фей­сов они ниче­го об этом не зна­ли. Дра­ко­ны всё же успо­ко­и­лись и выслу­ша­ли рас­сказ о людях, выслу­ша­ли и его пред­ло­же­ние поки­нуть этот обжи­той мир, свой дом. Такое пред­ло­же­ние это­го гада долж­ны услы­шать все дра­ко­ны. В сопро­вож­де­нии дра­ко­нов васи­лиск отпра­вил­ся к их горе, попро­сив раз­ре­ше­ния идти на всех лапах, тем более что раз­го­ва­ри­вать и пони­мать он мог и в этом поло­же­нии. Дело ещё в том, что дра­ко­нам для раз­го­во­ра надо зани­мать поло­же­ние «стой­ка на зад­них лап­ках», а когда бой – тогда на всех опор­ных точ­ках, вклю­чая хвост, если он есть. Васи­лиск сво­бо­ден от этих огра­ни­че­ний, и это очень раз­дра­жа­ет. Дви­же­ния его гиб­ко­го тела напо­ми­на­ли дви­же­ние яще­ри­цы. Дра­ко­ны шество­ва­ли на зад­них лапах.

Вход в пеще­ру был мало заме­тен, но внут­ри про­сти­рал­ся боль­шой и кра­си­вый зал. Отку­да-то свер­ху про­ни­кал свет, а прой­дя вглубь пеще­ры про­стор­ны­ми изви­ли­сты­ми хода­ми, они попа­ли в самую боль­шую часть это­го дра­ко­нье­го дома. Све­та там было очень мало, но дра­ко­ны пре­крас­но виде­ли в тем­но­те, как и сам васи­лиск. Моло­дые дра­ко­ны полу­си­де­ли, обло­ко­тив­шись на свой хвост, изо­гну­тый подоб­но опи­ра­ю­щей­ся на локоть чело­ве­че­ской руке. Ста­рей­ши­ны сиде­ли в позе, похо­жей по гра­ци­оз­но­сти на позу сидя­щей кош­ки.

Как толь­ко все они вошли дра­ко­ны, сидя­щие в глу­бине зала угро­жа­ю­ще заши­пе­ли, но сопро­вож­дав­шие успо­ко­и­ли, объ­яс­нив при­чи­ну тако­го стран­но­го визи­та. Что-то похо­жее на «мура­вей, гонец, рыца­ри». Типа надо так. Васи­лиск объ­яс­нил еще раз, что при­ве­ло его к ним ко всем:

- Люди боле­ют от сво­их нару­ше­ний Зако­на Еди­но­го.

- Они дети Божьи и мы долж­ны им помо­гать, лечить их.

- Они уже взрос­лень­кие и сами долж­ны научить­ся лечить друг дру­га, раз уж не могут дер­жать себя в рав­но­ве­сии с при­ро­дой, что­бы не болеть.

- Но у них ниче­го не полу­ча­ет­ся, они про­бо­ва­ли, – воз­ра­зи­ли друж­но дра­ко­ны.

- Что­бы научить­ся пла­вать, нуж­но лезть в воду. Не нач­нешь – не полу­чит­ся. К тому же и вас ско­ро не оста­нет­ся: изве­дут, как вра­гов рода чело­ве­че­ско­го. Сей­час их вре­мя, вре­мя их паде­ния. От этой Болез­ни вы не смо­же­те выле­чить люд­ской род.
И в довер­ше­ние сво­е­го объ­яс­не­ния опас­но­сти все­му их виду васи­лиск рас­ска­зал куда им хоро­шо было бы уле­теть и как это сде­лать.

Дра­ко­ны заду­ма­лись.

- А на сколь­ко без­опас­но лететь через пустое про­стран­ство?

- Ото­мрут, воз­мож­но, неко­то­рые частич­ки ваше­го тела, кры­льев, но это лег­ко вос­ста­но­вит­ся на новом месте с ваши­ми-то воз­мож­но­стя­ми. Не думаю, что это будет опас­нее, чем оста­вать­ся здесь. Они соглас­но заки­ва­ли голо­ва­ми.

Уди­ви­тель­ным было то, что они тут же нача­ли соби­рать­ся в доро­гу, лишь нена­дол­го оки­нув задум­чи­вым взгля­дом свой дом.

- Пеще­ру я раз­ру­шу, – пре­ду­пре­дил васи­лиск.

- Да, види­мо это необ­хо­ди­мо сде­лать, – груст­но ска­зал стар­ший дра­кон.
Все собра­лись и настро­и­лись на васи­лис­ка, что­бы понять, куда надо попасть, как бы им было ни про­тив­но иметь дело с этим гадом.

- За что тебя в эту шку­ру? – спро­сил один из них после сов­мест­ной меди­та­ции.
– За мои делиш­ки, навер­ное.

Неожи­дан­но их оста­но­вил звук рога. Всем было ясно, что при­шел рыцарь и при­шел не в гости.

- Надо идти, зовут «на бой», – ска­зал один из дра­ко­нов удру­чен­но, так как его оче­редь при­шла уми­рать от рук рыца­ря.

- Нет, мы так не дого­ва­ри­ва­лись, и потом он при­шёл поз­же меня. Вам – лететь надо, а поеди­нок со мной ему дол­жен понра­вить­ся. Так что давай­те по одно­му, но сна­ча­ла самый стар­ший, – ска­зал васи­лиск.

- Не сто­ит тебе его уби­вать, не сто­ит такую тяже­лую кар­му нара­ба­ты­вать, да и рис­ко­вать сво­ей жиз­нью ради нас, тво­их вра­гов, тоже не сто­ит – воз­ра­зил ста­рей­ший, но васи­лиск его уже не слу­шал. Дра­кон исчез с харак­тер­ным зву­ком, за ним еще один, еще. Мур­лы­ча, что-то похо­жее на Вар­ша­вян­ку (вих­ри враж­деб­ные..) васи­лиск подал­ся к выхо­ду из пеще­ры, на бес­чест­ный бой, счи­тая на ходу звон хлоп­ков соот­вет­ствен­но отбы­ва­ю­щим дра­ко­нам. Все 32 дра­ко­на долж­ны были исчез­нуть из это­го мира до того как васи­лиск дой­дет до рыца­ря.

Поодаль от вхо­да в пеще­ру дей­стви­тель­но сто­ял конь, а на нем сидел чело­век, оде­тый в доспе­хи. Воору­жен он был копьем, а на боку бол­тал­ся охот­ни­чий рог. Его нима­ло не сму­тил вид васи­лис­ка. Види­мо он слиш­ком пло­хо раз­би­рал­ся в дра­ко­нах, а тем более в их отно­ше­нии к людям. Его совер­шен­но не инте­ре­со­ва­ло, поче­му этот дра­кон тако­го аспид­но-чер­но­го цве­та и изящ­но­го тело­сло­же­ния. Воз­мож­но это послед­ний и самый заху­да­лый из них. Глав­ные атри­бу­ты: лапы, хвост, боль­шой рост, при­сут­ство­ва­ли, а впе­ре­ди рыца­рю смут­но видел­ся соб­ствен­ный образ слав­но­го побе­ди­те­ля дра­ко­нов.

- Под­лый дра­кон, я вызы­ваю тебя на бой! – про­воз­гла­сил рыцарь. Види­мо ему и в голо­ву не при­хо­ди­ло усо­мнить­ся, насколь­ко пони­ма­ют дра­ко­ны и все осталь­ные зве­ри чело­ве­че­скую речь. Ну это поз­же пере­да­лось гол­ли­вуд­ским режис­се­рам, у кото­рых филь­мы не остав­ля­ют сомне­ний, что во всех мирах и на всех пла­не­тах гово­рят толь­ко по-англий­ски. Хагард мель­ком взгля­нул на мыс­ли это­го чело­ве­ка и уви­дел живо­пис­ную кар­ти­ну в его уме деталь­но демон­стри­ру­ю­щую наме­ре­ния. Там была корч­ма, голо­ва дра­ко­на и вос­тор­жен­ные воз­гла­сы това­ри­щей, вожде­лен­ные взгля­ды жен­щин.

- Начи­най, а я под­тя­нусь, – отве­тил васи­лиск.

Одна­ко рыцарь и гла­зом не повел, услы­шав чело­ве­че­скую речь и, при­шпо­рив коня, кинул­ся на дра­ко­на со сво­им копьем.

- Чуд­ный денёк, – про­ши­пел васи­лиск и мол­ние­нос­но помог копью доб­лест­но­го рыца­ря на всём ска­ку вой­ти глу­бо­ко в кор­ни дере­ва. Чело­век не мог знать, что васи­лис­ки дви­га­ют­ся со ско­ро­стью, пре­вы­ша­ю­щей ско­рость любо­го взгля­да, а в совре­мен­ном мире и ско­рость кино­ка­ме­ры. Когда этот гад ока­зал­ся у чело­ве­ка за спи­ной – было не понят­но, и так­же не понят­но поче­му этот дра­кон раз­ры­ва­ет ког­тем его доспе­хи имен­но сза­ди. Вооб­ще стран­но. Одна­ко неж­ный зад ого­лил­ся быст­ро и не понят­но для чего. Васи­лиск как бы почув­ство­вал этот мол­ча­ли­вый испу­ган­ный вопрос и отве­тил:

- Так надо, Федя. Вот отсю­да тебя нач­нут кушать. Мясо неж­ное, белое, не огру­бев­шее от солн­ца, как и у всех рыца­рей под эти­ми желез­ка­ми, – про­дол­жая вскры­вать доспе­хи, гово­рил Хагард. Инте­рес­но, ска­зал бы так обыч­ный васи­лиск? Какой у них уро­вень созна­ния отно­си­тель­но чело­ве­че­ско­го? Это­го васи­лис­ка даже дра­ко­ны не счи­та­ли себе ров­ней, хотя он раз­го­ва­ри­вал с ними. Для них он пол­зу­чий гад не достой­ный иметь, носить имя, как гор­до носи­ли они. У каж­до­го было имя, но Хагар­ду было не до это­го: он изощ­рял­ся в демо­де­ли­ро­ва­нии рыцар­ско­го обла­че­ния. Коготь пред­став­лял собой заме­ча­тель­ный кон­серв­ный нож и гад про­дол­жал вскры­вать это лаком­ство. Но что уди­ви­тель­но: он даже ни разу не облиз­нул­ся. В его наме­ре­ния есть «это» не вхо­ди­ло. Про себя тот, кто был сей­час васи­лис­ком отме­тил, что шта­ны под доспе­ха­ми поши­ты стран­но, сза­ди они вооб­ще сши­ты не были, делая совер­шен­но сво­бод­ным физио­ло­ги­че­ский про­цесс. Потом Хагард пере­вер­нул бой­ца на спи­ну и так же искус­но изба­вил муж­чи­ну от доспе­хов спе­ре­ди, не сдер­жав­шись от воз­гла­са:

-Э да что у тебя тут есть!, – наме­кая на устрой­ство изго­тов­ле­ния чело­ве­че­ских детей, ска­зал зверь, поте­ряв оста­ток жела­ния попро­бо­вать рыца­ря на вкус. Хоте­лось лишь пнуть его лапой в филей­ную часть для уско­ре­ния, но мысль об отпе­чат­ке ког­тей на неж­ном теле оста­но­ви­ла его. Ну не до такой же сте­пе­ни уни­жать! Что люди о нем тогда ска­жут? Прав­ду. К сожа­ле­нию или к сча­стью он слиш­ком хоро­шо думал о людях, даже со сво­им зме­и­ным умом не дога­дал­ся, что все мож­но пере­вер­нуть и наврать с три коро­ба.

Могу­чий убий­ца дра­ко­нов, рыцарь, потря­сая сво­и­ми досто­ин­ства­ми, в желез­ных «чул­ках», да еще гро­мы­хая вели­че­ствен­ным желе­зом на гру­ди и пле­чах, бежал прочь, едва успе­вая опре­де­лять доро­гу сквозь про­ре­зи забра­ла. Кто и когда съел испу­ган­ную лошадь васи­лиск не стал вспо­ми­нать. Одна­ко ска­зал об этом Юль­ке, сглот­нув слюн­ки.

Дра­ко­нов в пеще­ре он уже, конеч­но, не застал. Посе­ре­дине боль­шо­го зала нахо­дил­ся мас­сив­ный камень. Это был сво­е­го рода трон­ный камень. Хагард знал какой-то частью само­го себя, что имен­но его нуж­но сокру­шить, что­бы пеще­ра пере­ста­ла быть домом дра­ко­нов. Зем­ля вздрог­ну­ла, но васи­лиск был уже сна­ру­жи. Толь­ко его ско­рость помог­ла убе­жать из-под обва­ла. Гора осе­ла, но оста­лась сто­ять до сего дня в Чехии, нося имя гор­до­го дра­ко­на. А в мире оста­лись толь­ко леген­ды об этих стран­ных суще­ствах – дра­ко­нах. В про­чем и о васи­лис­ках извест­но, но лишь кое-что, пото­му, что тако­го ува­же­ния и почте­ния, как дра­ко­ны, они не заслу­жи­ва­ли. А васи­лиск по име­ни Хагард так и вовсе васи­лис­ком был тогда толь­ко отча­сти, сов­ме­щая в себе несколь­ко соб­ствен­ных жиз­ней из раз­ных вре­мен.

Про­шло вре­мя и на той пла­не­те, куда отпра­ви­лись дра­ко­ны, появил­ся васи­лиск. Нет, совсем не васи­лис­ком он при­шел к ново­му дому дра­ко­нов. Это был рыцарь в пыль­ных потре­пан­ных доспе­хах с копьем, с инте­ре­сом раз­гля­ды­ва­ю­щий стран­ные дере­вья вокруг. Кро­на напо­ми­на­ла маков­ки пра­во­слав­ных хра­мов, слов­но пере­вер­ну­тые кап­ли, веточ­ки дере­вьев ввин­чи­ва­лись тон­ким ост­рым кон­чи­ком в небо, а пыш­ная сере­ди­на каза­лась тща­тель­но под­стри­жен­ной. Рыцарь вошел в тон­кую рас­ще­ли­ну горы и ока­зал­ся там, где и хотел.

Он огля­дел пустую пеще­ру, удив­ля­ясь ее кра­со­те. Внут­ри нико­го не было. Пеще­ра не была еще тол­ком обжи­та, но кра­со­та и вели­чие про­сто пора­жа­ли. Внут­ри огром­но­го про­стран­ства было мно­го све­та, мно­го чудес­ных запа­хов, под­ни­ма­ю­щих­ся спи­раль­но неви­ди­мы­ми лепест­ка­ми куда-то вверх. Это было вели­че­ствен­ное зре­ли­ще и в то же вре­мя такое теп­лое и домаш­нее чув­ство под­ни­ма­лось в гру­ди, что радость пере­пол­ня­ла это­го гостя. Меша­ло раз­ве что копье, гораз­до боль­ше, чем доспе­хи и даже опу­щен­ное забра­ло. Осво­бо­дить­ся от копья или под­нять забра­ло никак не уда­ва­лось. Даже не уда­лось сооб­ра­зить крик­нуть «режис­се­рам-шут­ни­кам» Навер­ху, что пока нет дра­ко­нов и спек­такль еще не начал­ся, то может, сто­ит вый­ти немно­го из обра­за. У дра­ко­нов не было чув­ства опас­но­сти, и остав­лять стра­жу им в голо­ву не при­хо­ди­ло.

Он вышел нару­жу, посмот­рел вдаль на рас­сти­ла­ю­ще­е­ся у под­но­жия горы море и уви­дел летя­щих дра­ко­нов. Они что-то кур­лы­ка­ли, как ни стран­но. У чело­ве­ка воз­ник­ла мысль о журав­лях, хотя и они кур­лы­ка­ли не понят­но от чего. Там, отку­да при­бы­ли эти дра­ко­ны тако­го явле­ния не наблю­да­лось. А здесь…удивительно.

Несколь­ко моло­дых дра­ко­нов под­ле­те­ло и про­ше­ство­ва­ло к пеще­ре. Вид воору­жен­но­го рыца­ря, но без коня вызва­ло бурю про­ти­во­ре­чи­вых чувств: здесь людей нет, это точ­но, но рыцарь – сино­ним их смерти…Коня нет и он не тру­бит в рог… кста­ти, а где его рог? Атри­бу­тов явно не хва­та­ет. Сидит на месте и не угро­жа­ет, но копье дер­жит креп­ко. Дра­ко­ны заши­пе­ли и при­бли­зи­лись.

- Зна­ко­мое кино – испу­га­ли гостя! Нет бы обнять спа­си­те­ля дра­ко­не­че­ства, – подал голос тот, что был внут­ри желе­зок. – Это я, мура­вей! А где ваш глав­ный?

Они не узна­ли, это точ­но. Но засо­мне­ва­лись. На сча­стье где-то на под­ле­те был ста­рей­ши­на. Это понял рыцарь не толь­ко по их устрем­лен­но­му вдаль взгля­ду, но и по изу­мруд­но пере­ли­ва­ю­щей­ся точ­ке в небе над морем. Эта пер­ла­мут­ро­во-зеле­ная уже доволь­но боль­шая точ­ка отли­ва­ла сине­вой то ли моря, то ли сча­стья обре­тен­ной сво­бо­ды. Дра­кон под­ле­тел к бере­го­вой поло­се и немно­го спла­ни­ро­вав, при­зем­лил­ся на зад­ние лапы, про­де­лав бороз­ду в пес­ке, раз­ме­тая стай­ку брызг.

Рыцарь подо­шел к краю неболь­шо­го обры­ва, наблю­дая за посад­кой холе­но­го, как и все дру­гие, дра­ко­на. Ста­рей­ши­на под­нял голо­ву и уви­дел рыца­ря. Мож­но ска­зать, что он насу­пил­ся, если это что-то объ­яс­нит в этой стран­ной ситу­а­ции.

- Поче­му такой вид? – сухо спро­сил он.

- А вид типа «боль­шой мура­вей» подо­шел бы боль­ше? – спро­сил васи… рыцарь.

На память дра­ко­ны нико­гда не жало­ва­лись и быст­ро вспом­ни­ли что-то не так дав­но услы­шан­ное от одно­го зна­ко­мо­го гада про гон­ца и мура­вья. Ста­рей­ши­на отта­яв, ска­зал:
– Давай обни­му тебя, что ли.

Рыцарь подо­шел бли­же к краю, на кото­рый дра­кон еще не под­нял­ся и на поло­ви­ну.

- Да помо­ги­те же мне хотя бы открыть это забра­ло! – раз­дра­жен­но попы­тал­ся уве­ли­чить зазор щели рыцарь, но дра­кон уже заклю­чил его в свои объ­я­тия. Доспе­хи заскри­пе­ли.

- Я же гово­рю, что снять нуж­но эту дрянь. Я даже копье не мог оста­вить без помо­щи вот этих, – ука­зал на доволь­ную моло­дежь рыцарь.

- Доспе­хи тебе ТАМ нуж­ны, без них нель­зя, – ска­зал дра­кон, но тут же посвет­лел и доба­вил, – да и тут как нель­зя кста­ти ока­за­лись. Ина­че обнять тебя не уда­лось бы. Теперь мож­но и снять забра­ло, для анту­ра­жа уже не нуж­но.

Дра­кон при­ло­жил лапу к гру­ди чело­ве­ка и сквозь доспе­хи под­пра­вил повре­жден­ное лег­кое.

- Мы тебе без­мер­но бла­го­дар­ны. Пла­не­ту еще не всю изу­чи­ли, ска­за­ли ему дру­гие дра­ко­ны.

- Все хва­лы Богу, – откаш­лял­ся рыцарь, – а мура­вью – мура­вьи­ное.

Чело­век узнал, что еды здесь мно­го, мно­го и воды. Какой еды уточ­нять не хоте­лось, но Дра­ко­ны ска­за­ли, что нашли в оке­ане водо­рос­ли по вку­су похо­жие на мясо кра­бов. Они очень пита­тель­ны и умны. Это зна­чит, боль­шое скоп­ле­ние водо­рос­лей под­плы­ва­ет побли­же и поз­во­ля­ет обку­сы­вать отдель­ные участ­ки. Сна­ча­ла дра­ко­ны про­бо­ва­ли про­гло­тить этот кусок пла­ва­ю­щей тра­вы, но водо­росль их как бы избе­га­ет, уво­ра­чи­ва­ет­ся и под­став­ля­ет толь­ко бок. Когда обку­сы­ва­ешь то, что поз­во­ле­но, то водо­росль луч­ше себя чув­ству­ет и рас­тет кра­си­вей. Пита­тель­ность как у мяса. Так что они нашли нако­нец-то друг дру­га и искать живот­ных и рыбу нет нуж­ды. Мно­го водо­рос­лей не съешь, а то раз­жи­ре­ешь и летать не смо­жешь. От это­го чудес­но­го места и такой еды дра­ко­ны при­об­ре­ли пер­ла­мут­ро­вый отте­нок и холе­ный вид.

«Мура­вей» был на этой пла­не­те когда-то дав­но, но тогда он счел, что она сплошь покры­та водой. Это тогда он видел конь­ков, стро­я­щих кельи для молит­вы и дель­фи­нов. Поз­же он был здесь в обра­зе васи­лис­ка и пытал­ся даже охо­тить­ся на акул. Как и на зем­ле нырять нуж­но не на аку­лу в воде, а чуть даль­ше. Вода пре­лом­ля­ет вид аку­лы и кажет­ся, что она на пол­мет­ра бли­же. Аку­лы кри­ча­ли на него в ужа­се назы­вая, что-то типа «котон». К конь­кам доныр­нуть не полу­ча­лось, слиш­ком плот­ная вода даже для тако­го обра­за, после воз­вра­ще­ния силь­но болит всё тело.

Гена вжил­ся в это тело так, что его виде­ли люди в нашем окру­же­нии, но не я. Он кон­тро­ли­ро­вал себя доста­точ­но, что­бы не про­явить слу­чай­но в нашей с ним жиз­ни. Каж­до­му ведь хочет­ся выгля­деть луч­ше чем он есть, а выгля­деть для люби­мой жен­щи­ны эта­ким чуди­щем в при­выч­ном пони­ма­нии, а не муж­чи­ной ее меч­ты не каж­дый решит­ся, даже Гена. Хотя сомне­ния его гло­да­ли, ох как гло­да­ли. Ведь Хан­на когда к ней явил­ся Гена в обра­зе Хаг­гар­да при­ня­ла его спо­кой­но. Но ведь с ней, как гово­рит­ся детей не кре­стить, да и жить ей оста­ва­лось совсем чуть-чуть.

0 комментариев

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *