За гранью: Контракт его души (глава 7)

За гранью: геннадийРедак­ция: Мож­но ли ска­зать, что он свя­той дух или свя­той чело­век в про­шлом…?

Оль­ген: «Он не был мяг­ким и пуши­стым, его порой исполь­зо­ва­ли как бой­ца. При­чис­лять к лику свя­тых уж точ­но не сто­ит, хоть он и выдер­жал бы все испы­та­ния на эту долж­ность. После смер­ти не знаю кого лечил, не у кого спро­сить. Вещи его лечи­ли наших зна­ко­мых, инту­и­тив­но зама­ты­ва­ли голо­ву сви­те­ром или еще чем-то Ген­ки­ным в пол­ной уве­рен­но­сти, что помо­жет. Но это как-то мел­ко. Он не любил похвал в свой адрес, а бла­го­дар­но­сти все отправ­лял Богу. »

Глава 6. Ханна и Хаггард.

Он сто­ял в ком­на­те и слу­шал как двое взрос­лых людей очень настой­чи­во в чем-то убеж­да­ют девоч­ку. Ей лет 12–13, но рас­суж­де­ния этой малыш­ки намно­го глуб­же, чем у этих взрос­лых и сов­па­да­ют с пози­ци­ей Ген­на­дия. Ген­на­дия? Нет, он не чув­ство­вал себя Ген­на­ди­ем. Он сей­час не был даже чело­ве­ком.

Его не виде­ли, это оче­вид­но. Он посмот­рел на свои руки – чер­ные, бле­стя­щие и к тому же есть длин­ные ког­ти. Несо­мнен­но, сей­час он васи­лиск, как он назы­ва­ет эту свою фор­му тела.

Но кому нуж­на его помощь? Сла­бой сто­ро­ной в этой ситу­а­ции была девоч­ка, пото­му, что она неиз­ле­чи­мо и тяже­ло боль­на. Одна­ко защи­щать ее от этих взрос­лых, кото­рые не ина­че, как ее роди­те­ли нет ника­ко­го смыс­ла. Хаг­гард сто­ял в углу у две­ри и мол­ча слу­шал.

- Но ведь тебе необ­хо­ди­ма опе­ра­ция, – про­дол­жа­ли дав­но нача­тый раз­го­вор взрос­лые люди.

- Мама, но ведь я уже все реши­ла, зачем воз­вра­щать­ся к это­му?

- Ты нас под­во­дишь. Ты под­во­дишь мно­гих дру­гих, отка­зы­ва­ясь от опе­ра­ции.

- И что слу­чит­ся с ними? Они испор­тят свою репу­та­цию? Мама, но ведь это моя жизнь! Мне не понят­ны стрем­ле­ния этих людей, раз­го­во­ры о карье­ре, поло­же­нии в обще­стве.

- Бла­го­да­ря это­му поло­же­нию, как ты гово­ришь, мы живем в этом доме, поль­зу­ем­ся мно­ги­ми бла­га­ми. Это карье­ра тво­е­го отца поз­во­ли­ла добить­ся мно­го­го.

- Я не дожи­ву до карье­ры, ты это зна­ешь, – груст­но, но спо­кой­но ска­за­ла девоч­ка.

- Она пра­ва, оставь ее, доро­гая, – ска­зал муж­чи­на. В его гла­зах было столь­ко боли и люб­ви, что Хаг­гард про­сто таки влип в сте­ну, что­бы его уж точ­но не уви­де­ли и не спря­та­ли свои чув­ства.

- Я долж­на была вер­нуть­ся к это­му раз­го­во­ру, я обе­ща­ла, – ска­за­ла жен­щи­на, обра­ща­ясь к мужу.

- Знаю, род­ная, знаю.

Мать еще раз взгля­ну­ла на свою девоч­ку с гру­стью, рас­ка­я­ни­ем и едва скры­ва­е­мым отча­я­ни­ем, и вслед за мужем вышла из ком­на­ты доче­ри.

Хаг­гард сто­ял и пере­ва­ри­вал ска­зан­ное здесь. Это была не буря эмо­ций, а ско­рее хвост уда­ля­ю­щей­ся коме­ты. Все про­шло гораз­до рань­ше и види­мо дли­лось не один день. Ясно было, что девоч­ка боле­ет мно­го лет. Он видел нару­ше­ние рабо­ты мно­гих орга­нов, у девоч­ки были серьез­ные про­бле­мы с кро­вью. Но при чем здесь опе­ра­ция? Пере­сад­ка кост­но­го моз­га?

Память Ген­на­дия вер­ну­лась к тому момен­ту, когда его жене дела­ли опе­ра­цию не разо­брав­шись с про­бле­мой кро­ви. Вер­нуть ее после той ошиб­ки вра­чей было немыс­ли­мо труд­но. Воз­мож­но он здесь для того же. Но поче­му в таком виде? Пока он рас­суж­дал про себя, не заме­тил, что девоч­ка посмот­ре­ла на него. Это стран­но. Но еще уди­ви­тель­ней было то, что она подо­шла к нему и погла­ди­ла его живо­тик.

- Какой ты теп­лый и глад­кий! – ска­за­ла она с лег­кой улыб­кой.

- Ты меня видишь?

- Если ты не заме­тил, то даже гла­жу, – рас­сме­я­лась она.

Хаг­гард сму­тил­ся. До сих пор он всех при­во­дил в ужас. Его помощь никак не оце­ни­ва­лась бла­го­да­ря жут­ко­му виду и стран­но­му, отто­го страш­но­му пове­де­нию. Сам он так не думал о себе, да и Юля с инте­ре­сом рас­спра­ши­ва­ла о кон­струк­ции тела васи­лис­ка. Но погла­дить?! Кому мог­ло прий­ти это в голо­ву? Юле. Да, воз­мож­но. Ско­рее все­го – да. Одна­ко Гена, как стра­ши­ли­ще из сказ­ки об Алень­ком цве­точ­ке боял­ся пока­зать­ся на гла­за люби­мой в таком виде. Он эту кон­струк­цию тела счи­тал совер­шен­ней чело­ве­че­ской, но…

Девоч­ка каза­лась сла­бень­кой и хруп­кой на вид, но это впе­чат­ле­ние сво­ди­лось на нет ощу­ще­ни­ем силы духа малень­ко­го чело­ве­ка.

- Как тебя зовут? – спро­сил Хаг­гард.

- Хан­на. А тебя?

- Ген… Хаг­гард, – отве­тил он.

Она спо­кой­но и по-взрос­ло­му отве­ти­ла на вопро­сы Хаг­гар­да, отно­сясь к нему как к ново­му и в то же вре­мя дав­не­му дру­гу. Она не про­си­ла помочь, она ниче­го не про­си­ла, ни на что не жало­ва­лась. Но помочь-то ведь хоте­лось! Щемя­щее состра­да­ние, бес­по­мощ­ность в такой ситу­а­ции про­сто вытал­ки­ва­ли васи­лис­ка из это­го дома. И вот он ока­зал­ся там, куда влек­ло его серд­це – в церк­ви.

Като­ли­че­ская цер­ковь рас­по­ла­га­ет к дли­тель­но­му обще­нию с Богом: прак­ти­че­ски все ска­мей­ки заня­ты при­хо­жа­на­ми. Гена не раз­би­рал­ся про­шла ли уже служ­ба или еще не начи­на­лась. Он был уве­рен, что его никто не видит и реши­тель­но и целе­устрем­лен­но напра­вил­ся к алта­рю. Все тихие молит­вы и раз­го­во­ры вмиг затих­ли.

- «Сов­па­де­ние», – поду­мал Гена-Хаг­гард. Он под­дал­ся жела­нию рас­ки­нуть руки, как бы рас­па­хи­вая душу навстре­чу Богу и… услы­шал стран­ный звук за спи­ной. Все смот­ре­ли пря­мо на него. Зву­ком был вздох замер­ших от стра­ха людей, сдав­лен­ный стон ужа­са от неожи­дан­но­го явле­ния чер­но­го суще­ства, рас­пах­нув­ше­го кры­лья на три мет­ра воз­ле само­го алта­ря, их нечле­но­раз­дель­ное воз­му­ще­ние от тако­го кощун­ства.

- Всем тихо! Я при­шел молить­ся. – Ска­зал васи­лиск и отвер­нул­ся. Его сей­час не забо­ти­ло отно­ше­ние тол­пы. Кем они там его счи­та­ют – не важ­но, хоть самим дья­во­лом.

- Во имя мое­го Я ЕСМЬ, я при­зы­ваю Иису­са Хри­ста, Мать Марию и Рафа­и­ла, их анге­лов исце­ле­ния, Боги­ню пра­во­су­дия Пор­цию прий­ти на мой зов и испол­нить моё жела­ние – исце­лить Хан­ну. Я тре­бую оста­но­вить неспра­вед­ли­вость по отно­ше­нию к ней, пре­кра­тить нару­шать ее сво­бод­ную волю. Я про­шу исце­ле­ния для нее, или избав­ле­ния от стра­да­ний…

Гена на миг заду­мал­ся, фор­ми­руя в сло­ва свои жела­ния серд­ца, когда услы­шал за спи­ной смол­ка­ю­щий вслед за его сло­ва­ми звук. Люди в зале повто­ря­ли его молит­вы, его сло­ва. Это были люди, а не тол­па! Люди с чисты­ми серд­ца­ми, спо­соб­ны­ми почув­ство­вать в непри­выч­ных фор­му­ли­ров­ках чужа­ка страст­ное жела­ние помочь чело­ве­ку.

Вне­зап­но он понял, что он с ними сей­час един, понял, что они все при­шли в эту мест­ную цер­ковь молить­ся за Хан­ну. Они поня­ли, что его сло­ва дохо­дят до Бога и Его слу­жи­те­лей ско­рее, чем при­выч­ные молит­вы. Готов­ность, недав­но испу­ган­ных таким стра­ши­ли­щем людей молит­ся, как угод­но лишь бы помочь девоч­ке уди­ви­ла Ген­на­дия.

- …и покоя, мира в ее семье. Не моя воля, Гос­по­ди, но Твоя да будет! Аминь! – ска­зал Гена и про­ше­ле­стев сло­жен­ны­ми кры­лья­ми про­бе­жал по про­хо­ду мимо тор­же­ствен­но встав­ших во вре­мя молит­вы со сво­их мест при­хо­жан.

Утро выда­лось свет­лым и лас­ко­вым. Каза­лось, оно улы­ба­ет­ся Гене в бла­го­дар­ность за его помощь девоч­ке.

- Стран­ный сон, – ска­за­ла Юля. – Для тебя это сло­во не умест­но, но повто­рюсь: стран­ный сон. Что это за девоч­ка, о кото­рой молят­ся люди? Обыч­но роди­те­ли при­хо­дят к Богу, толь­ко когда что-то слу­ча­ет­ся.

- Люди быва­ет и молят­ся все вме­сте о ком-то, но како­во их удив­ле­ние, когда при­хо­дит кры­ла­тое чуди­ще молить­ся!

- Во сне чего толь­ко не быва­ет. Даже у тебя быва­ет аст­раль­ная меша­ни­на, раз­ве нет?- воз­ра­зи­ла Юля.

- В таких слу­ча­ях я име­на не назы­вал ни разу и обсуж­дать это не хоте­лось.

Гене не хоте­лось дока­зы­вать жиз­нен­ность виден­но­го, а Юле не хоте­лось спо­рить на эту тему. Но ощу­ще­ние, что это надо запи­сать гово­ри­ло о том, что это не бес­смыс­лен­ные бро­дил­ки-при­клю­че­ния. Мно­го­лет­ний опыт под­ска­зы­вал это.

- Ну, кто пер­вый возь­мет руч­ку? – спро­си­ла она.

- Или кто пер­вый вклю­чит теле­ви­зор? – спро­сил он.

- А что бли­же: руч­ка или пульт теле­ви­зо­ра? – спро­си­ла она, не пыта­ясь даже посмот­реть сама.

- Тогда я луч­ше на ком­пью­те­ре набе­ру, – ска­зал он.

- Вот и вклю­чай его, а я теле­ви­зор.

- Ты хочешь там что-то уви­деть кон­крет­ное? – спро­сил Гена.

- Ну…, – неопре­де­лен­но ска­за­ла Юля, не офор­мив еще в сло­ва свои смут­ные подо­зре­ния и недо­ста­ток веры мужу в его сказ­ки.

Чудо не про­изо­шло на этот раз и ново­сти про­мельк­ну­ли незна­ко­мы­ми собы­ти­я­ми. Инте­рес остыл, но сон Ген­на­дия не забыл­ся вплоть до сле­ду­ю­ще­го дня.

Гена достал-таки жену на кухне сво­и­ми рас­ска­за­ми о пере­да­че по теле­ви­зо­ру. Был бы теле­ви­зор в кухне, не при­шлось бы бегать туда-сюда в ожи­да­нии повто­ре­ния сюже­та про девоч­ку Хан­ну и ее роди­те­лей. Иной раз и не пло­хо, что какую-нибудь новость начи­на­ют пока­зы­вать целый день на раз­ных кана­лах. Но с дру­гой сто­ро­ны эту новость пока­за­ли не совсем так.

Девоч­ку Хаг.. Гена узнал. Его опи­са­ние сов­па­ло и с тем, как пред­став­ля­ла себе ее Юля. Отли­чие было в том, что имя Хан­на ско­рее немец­кое, чем англий­ское. Это сби­ло с тол­ка Ген­на­дия. Его сби­ло с точ­ной оцен­ки ситу­а­ции пове­де­ние роди­те­лей в ком­на­те у девоч­ки.

На самом деле им не хоте­лось застав­лять ее делать опе­ра­цию, они были на ее сто­роне, виде­ли, сколь­ко стра­да­ний при­нес­ло лече­ние малыш­ке, но на них пода­ли в суд вра­чи. Вот уж было чему воз­му­щать­ся: про­то­кол лече­ния, борь­ба за жизнь даже ценой стра­да­ния само­го боль­но­го!

- Бред! Выяс­ня­ет­ся, что опе­ра­ция нуж­на на серд­це, что­бы про­длить жизнь и лече­ние. Зачем пере­са­жи­вать серд­це, если не рабо­та­ет сам орга­низм? Что­бы посчи­тать, сколь­ко про­цен­тов при­жи­ва­е­мо­сти в таких слу­ча­ях оста­ет­ся? – воз­му­ща­лась Юля.

- Вот эта та карье­ра, о кото­рой дума­ют взрос­лые! – напом­нил раз­го­вор меж­ду Хан­ной и роди­те­ля­ми Гена.

- Не зря гово­рят: вра­чи «выго­ра­ют» со вре­ме­нем, черст­ве­ют, – вспом­ни­ла о бес­по­роч­ном поня­тии Юля, ста­ра­ясь заглу­шить него­до­ва­ние.

- Не, они мяконь­кие, – пло­то­яд­но про­ши­пел Хаг­гард, вспо­ми­ная рыца­ря.

Мы с Геной часто заду­мы­ва­лись об обра­зе Хаг­гар­да, я про­си­ла рас­смот­реть себя, когда он не будет занят спа­се­ни­ем оче­ред­но­го горе­мы­ки. Гена насколь­ко смог, изу­чил это­го зве­ря. Само имя он про­из­но­сил стран­но, в сре­дине «Г» зву­чит как двой­ное или гудя­щее.

Раз­мер Хаг­гар­та мож­но уста­но­вить по отно­ше­нию к Боин­гу, воз­ле кото­ро­го он летел, загля­ды­вая в иллю­ми­на­то­ры. Полу­ча­ет­ся око­ло 6 мет­ров в поле­те. Поче­му «в поле­те» – пото­му, что на зем­ле раз­мер тела мень­ше. Высо­та в стой­ке 2,5 мет­ра, плюс хвост 1,5 мет­ра. Куда-то 2 мет­ра делись.
В поле­те тем­пе­ра­ту­ра тела очень высо­кая, бук­валь­но полы­ха­ет, вокруг потрес­ки­ва­ет воз­дух. К тому же тело как буд­то теку­чее, настоль­ко эла­стич­ное. Ощу­ще­ние, что позво­ноч­ни­ка нет, пото­му, что тело может согнуть­ся в любом месте и в любую сто­ро­ну прак­ти­че­ски попо­лам.
Кры­лья на боль­шой ско­ро­сти (опять же по отно­ше­нию к ско­ро­сти Боин­га) сло­же­ны вдоль тела и состав­ля­ют неболь­шие аэро­ди­на­ми­че­ские утол­ще­ния. При умень­ше­нии ско­ро­сти, кры­лья рас­прям­ля­ют­ся, созда­вая пре­пят­ствие пото­ку воз­ду­ха. Ника­ких пере­по­нок или дру­гих эле­мен­тов жест­ко­сти нет. Эла­стич­ные и очень креп­кие кры­лья, но неболь­шие, как мож­но было бы пред­по­ло­жить.
Прин­цип поле­та мож­но толь­ко пред­по­ло­жить, так как в поле­те кры­лья­ми Хаг­гард не машет. За счет чего раз­ви­ва­ет­ся такая ско­рость – не понят­но. И за счет чего и для чего так повы­ша­ет­ся тем­пе­ра­ту­ра тела в поле­те тоже не извест­но пока. По отно­ше­нию к обыч­ной тем­пе­ра­ту­ре тела на зем­ле, когда у Хаг­гар­та она состав­ля­ет 60 гра­ду­сов, в поле­те тем­пе­ра­ту­ра зна­чи­тель­но выше.
Ско­рее все­го, тело ста­но­вит­ся более раз­ре­жен­ным.
Лап­ки настоль­ко плот­но при­ле­га­ют к телу во вре­мя поле­та, что их про­сто не вид­но, осо­бен­но зад­ние лапы.

Разо­брать­ся в осо­бен­но­стях стро­е­ния и функ­ций орга­низ­ма труд­но, так как все функ­ции вос­при­ни­ма­ют­ся как само собой разу­ме­ю­ще­е­ся. Впро­чем, какой чело­век смо­жет объ­яс­нить стро­е­ние сво­е­го орга­низ­ма и назна­че­ние соб­ствен­ных орга­нов, таких как аппен­дикс, к при­ме­ру.

От авто­ра: Н‑да, вро­де бы совсем немно­го повспо­ми­на­ла, а столь­ко впе­чат­ле­ний! Нель­зя в боль­ших дозах вот так вдруг, под настро­е­ние, упо­треб­лять то, что соби­ра­лось года­ми. А еще века­ми и раз­ны­ми «места­ми» пото­му, что опре­де­лить какое место посе­щал Ген­ка – затруд­ни­тель­но быва­ет. Да и надо ли? 

Вот так уви­дишь в ново­стях какой-нибудь город, а что это и где это толь­ко в над­пи­си мож­но узнать. А кто под­пи­шет город на дру­гой пла­не­те, не гово­ря уже о зем­ных широ­тах? Вот в какое вре­мя, что про­ис­хо­ди­ло отча­сти мож­но опре­де­лить по одеж­де, да и то… отно­си­тель­но чего смот­реть. Чаще захва­ты­ва­ет сам сюжет и опре­де­лять что, где, когда и с кем надо толь­ко в каче­стве дока­за­тель­ства истин­но­сти про­ис­хо­див­ше­го. А потом дока­зы­вать или объ­яс­нять, что это про­ис­хо­ди­ло в изме­нен­ном состо­я­нии созна­ния, объ­яс­нять как это про­ис­хо­дит. И это кому? Тем, кто не верит? В общем, ухо­дят со вре­ме­нем все жела­ния «доне­сти до широ­ких масс», даже до «узких».

«Делай доб­рые дела и бро­сай их в воду» – гово­рят муд­ре­цы Восто­ка. Вот и я соби­раю в себе остат­ки жела­ния порас­суж­дать и отпус­каю все, что пере­жи­то нами. 

0 комментариев

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *