История контактёра и целительницы. Никогда не говори «никогда», часть 2

Материал редакции

Уни­каль­ная исто­рия исцеления

Уни­каль­ная исто­рия цели­те­ля Надеж­ды Мас­ло­вой, в кото­рой деталь­но про­пи­са­на рабо­та цели­те­ля и рас­кры­ты тай­ны сим­во­лов. К исто­рии при­креп­ле­ны рисун­ки автора.

Пер­вая часть «Исто­рия кон­так­тё­ра и цели­тель­ни­цы» по этой ссылке »

Коварная медсестричка.

Мед­сест­ра

Конеч­но, не обо­шлось без курьё­зов. Оста­вив без­над­зор­но­го бра­та Саши в кори­до­ре воз­ле реани­ма­ции, я даже не подо­зре­ва­ла, что посту­пи­ла неосмот­ри­тель­но и само­на­де­ян­но. В тот момент, когда я нача­ла рабо­тать с энер­ге­ти­че­ским обла­ком, при­плыв­шим от бра­та из кори­до­ра, оно вдруг раз­вер­ну­лось и напра­ви­лось обрат­но. «Стой! Куда ты!» – крик­ну­ла я, ухва­тив его за бока, но в руках от него оста­лась толь­ко види­мость обла­ка. Про­дол­жать лечить было невоз­мож­но. Мыс­лен­но я выле­те­ла в кори­дор вслед за обла­ком и уви­де­ла как по кори­до­ру идёт хоро­шень­кая медсестра.

Когда она порав­ня­лась с Серё­жей, сто­яв­шим у окна, он тут же забыл про всё на све­те! Соблазн был так велик, ковар­ная мед­сест­рич­ка была так хоро­ша, что гля­дя на неё горя­щи­ми гла­за­ми, он забыл про все – про боль­но­го бра­та, про опе­ра­цию, про свою ответ­ствен­ность. Он «поплыл» за мед­сест­рой, как жуж­жа­щий шмель, при­хва­тив за собой из пала­ты всю свою энер­гию. Спа­сая поло­же­ние, я мыс­лен­но вска­раб­ка­лась на под­окон­ник! Хва­таю его за шиво­рот, встря­хи­ваю, воз­вра­щая в созна­ние и, при­гро­зив сво­им малень­ким кулач­ком, отправ­ляю обрат­но в реани­ма­цию. «Блуд­ное» обла­ко вновь внед­ря­ет­ся в тело Саши – его энер­гия хоро­шо насы­ща­ет тело и помо­га­ет стро­ить образы.

С каким упо­е­ни­ем позд­нее брат рас­ска­зы­вал о сво­их ощу­ще­ни­ях! Он сто­ял в кори­до­ре, он не знал, что там про­хо­дит «опе­ра­ция» и я позва­ла его энер­гию, но он вдруг почув­ство­вал, как тело его ПОПЛЫ­ЛО за две­ри, куда мы толь­ко что вошли. Он смот­рел на себя с удив­ле­ни­ем – тело его еще сто­я­ло у окна, и в то же вре­мя он ощу­щал, что плы­вёт, как обла­ко, в реани­ма­цию, исче­зая за дверью.

Сто­ять одно­му было груст­но. Чело­век он был нор­маль­ный, ничем осо­бым не выда­ю­щий­ся. Попро­си­ли за бра­та, он и согла­сил­ся, хотя почти ниче­го не пони­мал из того, что про­ис­хо­ди­ло – что-то запре­дель­ное, необъ­яс­ни­мое. Доля скеп­ти­циз­ма застав­ля­ла сомне­вать­ся – не бред ли то, в чем его попро­си­ли поучаствовать?

Вот по кори­до­ру про­шли хоро­шень­кие девуш­ки, одна очень хоро­шень­кая, зырк­ну­ла на него гла­за­ми. Вот он и отвлёк­ся, устре­мив­шись за девуш­ка­ми взгля­дом. Все­го на минут­ку. И вдруг обна­ру­жил, что вер­нул­ся в своё тело, буд­то нику­да оно и не уплы­ва­ло, буд­то все поме­ре­щи­лось. Толь­ко хотел пора­до­вать­ся, но неве­до­мая сила вдруг вышвыр­ну­ла его обрат­но из тела и пулей бро­си­ла в сто­ро­ну две­рей. Боль­ше он ниче­го не пом­нил, с ним буд­то обмо­рок случился.

Вый­дя из реани­ма­ции, я пер­вым делом спро­си­ла Сер­гея – куда это он убе­гал вме­сте с телом? Зачем на мед­сест­ру загля­ды­вал­ся? Сер­гей был страш­но шоки­ро­ван и неве­ро­ят­но удив­лён, покрас­нев до кон­чи­ков волос.

– Отку­да ты узна­ла об этом? Неуже­ли ОТТУ­ДА меня было вид­но? Я и отвлек­ся-то все­го на несколь­ко минут. Теперь что, и не спрятаться?

Весь вечер он раз­мыш­лял о чём-то сво­ём, дер­жась от меня на рас­сто­я­нии, подаль­ше на вся­кий слу­чай, погля­ды­вая недо­вер­чи­во и с опаской.

.

Результат на отлично

.

В орга­низ­ме Саши за это вре­мя вклю­чил­ся про­цесс оттор­же­ния омерт­вев­ших кле­ток, умень­ши­лось вос­па­ле­ние, спа­ла опу­холь, было вид­но, как вздув­ший­ся живот бук­валь­но на гла­зах теря­ет свои кри­вые очертания.

Клет­ки

В окна пала­ты про­би­ва­лись мяг­кие рас­се­ян­ные лучи солн­ца. Золо­тая нить тяну­лась в пала­ту, зами­рая на стене сол­неч­ным пят­ныш­ком. Малень­ким, но очень ярким и жар­ким, согре­ва­ю­щим теп­лом, Саша потя­нул­ся на кро­ва­ти, тихо вздох­нув. В рас­слаб­лен­ное тело тон­кой золо­ти­стой нитью вхо­ди­ла жизнь.

Сидя у его кро­ва­ти я, каза­лось, участ­во­ва­ла в каком-то мисти­че­ском сно­ви­де­нии, где я была и актёр, и сце­на­рист, и режис­сер, созда­ю­щий всё новые и новые трю­ки в немыс­ли­мом сце­на­рии. Так, в завер­ше­нии все­го, решив поста­вить памят­ную точ­ку в этой встре­че, я риск­ну­ла напи­тать боль­ное тело Саши энер­ги­ей его бра­та – не про­па­дать же доб­ру! Сде­лав из Саши обык­но­вен­ную губ­ку и не пре­ду­пре­див его об этом, я ста­ла нака­чи­вать его энер­ги­ей, наблю­дая, как он раз­бу­ха­ет. Губ­ка щед­ро про­пи­ты­ва­ла ткань тела. Что­бы про­цесс про­те­кал с уско­ре­ни­ем, я под­бро­си­ла еще сво­ей «кос­ми­че­ской» энер­гии, чуть раз­жи­жая, ожив­ляя про­цесс и уби­рая у орга­низ­ма все страхи.

Сон

Ночью у Саши была сла­бость – орга­низм полу­чил боль­шую дозу энер­гии извне, кото­рая не толь­ко про­ра­бо­та­ла боль­ные орга­ны, но и рас­сла­би­ла его орга­низм. Саша впер­вые хоро­шо спал в эту ночь. И мень­ше, чем через сут­ки, ожи­ло сол­неч­ное спле­те­ние, созда­вая общий ритм. Про­цесс выздо­ров­ле­ния был запущен.

Воз­вра­ща­ясь к пер­вым дням, я с инте­ре­сом рас­смат­ри­ва­ла те пред­по­ло­же­ния, кото­рые дела­ли меди­ки-про­фес­си­о­на­лы, когда всё толь­ко-толь­ко начи­на­лось, когда вра­чи смот­ре­ли на меня, как на некое явле­ние, пол­ное чуда­честв и хит­рых фокусов:

Ана­сте­зио­лог: С пока­за­ни­я­ми, кото­рые зафик­си­ро­ва­ны на при­бо­ре, веро­ят­ность того, что Мото­ви­лов будет жить – невелика.

Кол­ле­ги-вра­чи: Ско­рее все­го – умрёт. Если его вытя­нут реани­ма­то­ло­ги, то на них молить­ся надо.

Хирург: Всё может закон­чить­ся очень печально.

Леча­щие вра­чи: У паци­ен­та фак­ти­че­ски нет шан­сов – 99% –СМЕРТЬ, 1% – ЖИЗНЬ.

.

Наступило 22 июля 1999г.

.

То, что ситу­а­ция с Сашей не закон­че­на до кон­ца – я мог­ла пред­по­ла­гать. Но то, что нас ждут еще более инте­рес­ные пово­ро­ты – не вери­лось. К мое­му удив­ле­нию, наши «при­клю­че­ния» продолжились.

– Ну что ты хочешь знать? – нето­роп­ли­во покаш­ли­вая в труб­ку, спро­сил хирург Андрей, когда я позво­ни­ла утром спро­сить о само­чув­ствии Саши. Тон был холод­ным, сдер­жан­ным. «Все пло­хо!» – реши­ла я, похо­ло­дев от его тона.

– Хоро­шие пока­за­ния, – про­дол­жал хирург, нето­роп­ли­во покаш­ли­вая. – Есть улуч­ше­ния и очень хоро­шие на фоне того, что мог­ло бы быть. Саша рез­ко поправ­ля­ет­ся. Да поздрав­ляю! – сме­ясь про­кри­чал он, – Хоро­шая рабо­та! Молодец!

–Все эти дни меня слов­но не было, – ска­зал Саша, открыв утром гла­за, – а сего­дня было жела­ние проснуть­ся, чув­ствую себя чело­ве­ком. Появи­лось жела­ние – жить!».

Обсуж­де­ние

С это­го дня вра­чи не успе­ва­ли фик­си­ро­вать поло­жи­тель­ные резуль­та­ты его выздоровления:

упа­ла опу­холь живота;

пере­ста­ло «тикать» в сол­неч­ном сплетении,

боль ушла;

появил­ся хоро­ший аппетит;

тем­пе­ра­ту­ра нормальная;

дав­ле­ние в норме;

на гор­ле очень быст­ро затя­ну­лась дре­наж­ная дырка;

очень быст­ро зарас­та­ет дре­наж­ное отвер­стие, где есть свищ, через кото­рое встав­ля­ют тру­боч­ку для отто­ка гноя из под­же­лу­доч­ной, слиш­ком быст­ро зарастает. 

Ночью боль­ной уснул – вели­ко­леп­ный сон здо­ро­во­го чело­ве­ка, состо­я­ние бод­рое. По меди­цин­ским пока­за­те­лям состо­я­ние хорошее.

Конеч­но, всё еще не так иде­аль­но – орга­низм живой, борет­ся за выздо­ров­ле­ние, ему труд­но, вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся посте­пен­но, и какие-то про­цес­сы про­ис­хо­дят как необ­хо­ди­мая зако­но­мер­ность. Но всё же – это малень­кая побе­да! Никто не ожи­дал таких результатов!

Боль­ной сло­жил лапки

Ско­ро сказ­ка ска­зы­ва­ет­ся, да не ско­ро дело дела­ет­ся. Это толь­ко так кажет­ся, что вол­шеб­ство слу­ча­ет­ся в один миг. Нет! Вол­шеб­ство как дом – что­бы он обрел завер­ше­ние, пред­сто­ит тяже­лый труд и помощь в стро­и­тель­стве это­го дома до тех пор, пока его не закро­ет кры­ша и ветер не смо­жет сорвать ее с креп­ле­ний. Нель­зя чело­ве­ка бро­сать на пере­пра­ве. Если уж ты взял за него ответ­ствен­ность – ты с ним повя­зан до тех пор, пока его кры­ша не вста­нет на место, и ее не смо­жет сорвать ника­кой ветер.

Про­шел месяц. Саша по-преж­не­му лежал в боль­ни­це – из сви­ща мед­лен­но, шли гной­ные выде­ле­ния, раз­дра­жая, мучая и ослаб­ляя орга­низм. Ран­ка никак не зажи­ва­ла, гно­и­лась, созда­вая вос­па­ли­тель­ный фон. Вра­чи выжи­да­ли вре­мя, давая воз­мож­ность орга­низ­му само­му спра­вит­ся с вос­па­ле­ни­ем, но орга­низм никак не мог сде­лать послед­нее уси­лие и побо­роть воспаление.

– Вос­па­ле­ние поче­му-то не отсту­па­ет, не можем понять при­чи­ну. Саша не хочет пора­бо­тать сам, при­ло­жить уси­лия. Никак не может вый­ти из шока и уйти от стра­ха перед боле­вы­ми ощу­ще­ни­я­ми. Ему меша­ет под­со­зна­тель­ный страх. При пер­вой же новой боли он сло­жил лап­ки и захны­кал. Готов сно­ва лежать и болеть – сде­лал рез­кое заклю­че­ние хирург Андрей, – Воз­ник­ла необ­хо­ди­мость в помо­щи ему. Тре­бу­ет­ся оче­ред­ное вме­ша­тель­ство, – сер­ди­то про­го­во­рил он, собрав нас всех вме­сте ещё раз.

– А, понят­но в чем дело! Вос­па­ле­ние даёт тот боль­шой кусо­чек мёрт­вой тка­ни, кото­рый я оста­ви­ла на «потом». Он так и не вышел, застрял где-то на пол­пу­ти, мучая всех сво­ей ненуж­но­стью. Я наде­я­лась, что ткань вый­дет само­сто­я­тель­но, но не слу­чи­лось. А Саша про­сто не зна­ет, что с ним делать и как его выве­сти из тела! – сооб­ра­зи­ла я.

Собрав­шись в боль­ни­це, мы рас­по­ло­жи­лись в каби­не­те у хирур­га, уло­жив Сашу на кушет­ку. Что же делать? ЗАМЫ­КАЮ ВСЕХ В ЕДИ­НОЕ ПОЛЕ – себя, бра­та Сере­жу, Сашу и под­клю­ча­юсь к инфор­ма­ци­он­но­му полю Все­лен­ной. В воз­ду­хе появ­ля­ет­ся боль­шой столб золо­ти­стой энер­гии. От него на каж­до­го из нас направ­ля­ет­ся широ­кий луч, обво­ла­ки­вая энер­ги­ей луча, как шлей­фом. Про­изо­шло сов­мест­ное замы­ка­ние наше­го созна­ния, под­со­зна­ния, как если бы через голо­ву всех тро­их про­пу­сти­ли неви­ди­мый обруч. Инте­рес­но было наблю­дать, как Саша, я и его брат «энер­ге­ти­ро­ва­ли» на тро­их. Хоро­шая ком­па­ния! Наша зада­ча – помочь под­же­лу­доч­ной желе­зе ОТТОРГ­НУТЬ МЕРТ­ВУЮ ТКАНЬ И ВОС­СТА­НО­ВИТЬ­СЯ. Но у каж­до­го слов­но была своя зада­ча. Какая? Еще было неизвестно.

Я про­ни­каю в тело Саши и загля­ды­ваю в дыру, неожи­дан­но воз­ник­шую пере­до мной – это тот самый свищ, неза­жи­ва­ю­щий про­ход, в кото­рый встав­ле­на тру­боч­ка для отто­ка гноя. Длин­ный тон­нель от него ведёт к под­же­лу­доч­ной желе­зе – там очень глу­бо­ко и проч­но сто­ит чер­но­та. Нет уж, хва­тит ужа­сти­ков! В этот раз пред­сто­ит пора­бо­тать само­му хозя­и­ну тела! Хва­тит валять­ся! Пора ему само­му брать­ся за дело!

Лёг­ким дви­же­ни­ем руки я пре­вра­щаю Сашу и Сере­жу в кро­шеч­ных чело­веч­ков и отправ­ляю их в под­же­лу­доч­ную желе­зу, что­бы про­ра­бо­тать её и очи­стить от гни­лых остатков.

В живо­те у Саши начал­ся семей­ный спек­такль – малень­кий Саша и малень­кий Сере­жа дол­го спо­рят, КТО будет глав­ным в этой опе­ра­ции. Саша не хочет быть глав­ным – у него нет сил! Брат тоже не хочет быть глав­ным, так как все­гда счи­тал глав­ным толь­ко Сашу, все­гда и во всём ему усту­пая. Оста­но­вив семей­ные «реве­ран­сы», я при­ну­ди­тель­но ЗАСТАВ­ЛЯЮ Серё­жу при­сту­пить к рабо­те, взяв на себя ответ­ствен­ность. Наста­и­ваю, объ­яс­няя, что «ты, Серё­жа – здо­ров, а Саша – болен. Доста­точ­но того, что он при­ни­ма­ет уча­стие. Руко­во­дить опе­ра­ци­ей при­дёт­ся тебе».

Сер­гей согла­ша­ет­ся неохот­но. Не обра­щая вни­ма­ния на его капри­зы даю ему в руки гро­мад­ную рыба­чью сеть. Он наки­ды­ва­ет её на отмер­шие клет­ки, при­ле­пив­ши­е­ся к под­же­лу­доч­ной желе­зе, как рыбак невод, и начи­на­ет вытас­ки­вать. Сеть наби­ва­ет­ся чёр­ны­ми кусоч­ка­ми, скольз­ки­ми, как водо­рос­ли. Сре­ди них попа­да­ет­ся и тот боль­шой, уже отвер­дев­ший кусо­чек, кото­рый не давал зажи­вать сви­щу весь месяц и кото­рый, веро­ят­но, будет выхо­дить из тела очень болезненно.

Сер­гей пово­лок за собой сеть так труд­но, каторж­но, как тащи­ли сеть бур­ла­ки на Вол­ге. Огром­ная, наби­тая до отка­за, сеть пре­вы­ша­ла Сер­гея по раз­ме­рам в несколь­ко раз, но он как тру­дя­га-рыбак не сда­вал­ся и упор­но тащил её через скольз­кий узкий про­ход вос­па­лен­но­го сви­ща. Он знал, что обя­за­тель­но дол­жен завер­шить свой выход из тру­боч­ки, выта­щить сеть с погиб­ши­ми клет­ка­ми, ина­че вот-вот мог­ло начать­ся загно­е­ние. Под­клю­чив­шись энер­ге­ти­че­ским лучом, я помо­га­ла Сер­гею пре­одо­леть это уси­лие. Когда из мрач­ной дыры пока­зал­ся Сере­жа, кото­рый тащил сле­дом за собою огром­ную сеть, то сле­дом за ним вышли и все уплот­не­ния, созда­вав­шие в теле боль.

На теле остал­ся неза­щи­щён­ный уча­сток тка­ни, с кото­ро­го слов­но содра­ли ста­рую кору. Как под мик­ро­ско­пом я уве­ли­чи­ла види­мость в несколь­ко раз, и уви­де­ла малень­кие клет­ки, сце­пив­ши­е­ся меж­ду собой как гроз­дья вино­гра­да. Их цвет слег­ка зеле­но­ва­тый, зве­нят неж­но и тон­ко, и похо­жи на малень­ких утят без мамы.

– Поче­му вы сами не про­ти­во­сто­я­ли мёрт­вой тка­ни, не отторг­ли её? – любо­пыт­ствую я.

– Не можем сами. Меша­ла плён­ка, плот­ная пре­гра­да чер­но­ты. И пото­му у нас не было импуль­са на восстановление.

У живых кле­ток, ока­зы­ва­ет­ся, всё это вре­мя был пере­крыт кис­ло­род. Но как толь­ко от них ото­дра­ли, отскреб­ли отжив­шую ткань, тон­кой плён­кой пере­го­ра­жи­ва­ю­щей доступ кис­ло­ро­да, они ожи­ли. Хлы­нул при­ток све­же­го воз­ду­ха, запол­няя осво­бо­див­ше­е­ся про­стран­ство. Клет­ки друж­но вздох­ну­ли «общей кле­точ­ной гру­дью». Три дня кле­точ­ки-утя­та будут рабо­тать и фор­ми­ро­вать новую ткань, вытал­ки­вая при этом отмер­шую плоть нару­жу. На тка­ни оста­нет­ся лишь неболь­шая деформация.

Акку­рат­ный Сере­жа, после того как выгреб «мусор» из орга­низ­ма Саши, стал «соби­рать» плот­ную ткань сви­ща, скру­чи­вать её как поло­вик. Я уди­ви­лась – а зачем ты так дела­ешь? Что это даст? «После зажив­ле­ния шов на ран­ке бла­го­да­ря это­му ста­нет неболь­шим, неза­мет­ным» – отклик­нул­ся Сер­гей, слов­но зани­мал­ся этим всю жизнь.

Как толь­ко осво­бо­ди­ли боль­ную ткань от пле­на, про­изо­шла АКТИ­ВИ­ЗА­ЦИЯ кле­ток – зелё­ная мас­са, откли­ка­ясь, потек­ла на зов, запол­няя здо­ро­вы­ми клет­ка­ми все осво­бо­див­ши­е­ся участ­ки – выздо­ров­ле­ние было неминуемо.

В про­цес­се рабо­ты Серё­жа все уго­ва­ри­вал Сашу стать глав­ным, а Саша не согла­шал­ся. Это отвле­ка­ло, но всё же рабо­та по вос­ста­нов­ле­нию ока­за­лась завершена.

Всё это вре­мя Саша лишь наблю­дал. Тогда зачем же здесь был нужен Саша? Ока­зы­ва­ет­ся, его образ акти­ви­зи­ру­ет, уси­ли­ва­ет его же соб­ствен­ную мысль и даёт импульс его телу, а так­же уби­ра­ет инфор­ма­цию из его под­со­зна­ния об опас­но­сти. Саша, преж­де все­го само­му себе, сво­е­му внут­рен­не­му «Я» помо­га­ет пове­рить, пре­одо­леть страх перед сво­ей же болью. А, каково?

Перед нача­лом наше­го сеан­са к нам неожи­дан­но обра­ти­лась жена Саши: «Вра­чи пред­по­ла­га­ют, что у Саши на живо­те, на левом боку, есть киста – опу­холь. Они реша­ют, резать или нет эту опу­холь – его орга­низм ещё слаб. Нель­зя ли посмот­реть, что это?». Реши­ли про­ве­рить. Раз­вер­ну­ла Сашу на левый бок и «вижу» – это не Киста. У дан­но­го вида опу­хо­ли на тка­ни фор­ми­ру­ет­ся дру­гая плот­ность, дру­гие виб­ра­ции, от неё идёт теп­ло, как от ленив­ца. Это что-то иное, дру­гая раз­но­вид­ность опу­хо­ли, кото­рая при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к тому месту, где орга­низм более ослаб­лен, сво­е­го рода «лени­вая» опу­холь, В орга­низ­ме чело­ве­ка, осо­бен­но­го боль­но­го, есть энер­ге­ти­че­ские пусто­ты. На том месте, где воз­ни­ка­ет пусто­та, сра­зу, как толь­ко появ­ля­ет­ся такая воз­мож­ность, при­стра­и­ва­ет­ся «лени­вая» опу­холь и тре­бу­ет к себе энер­гич­но­го вни­ма­ния. Она без­вред­на и лежит обыч­но на боку, пока чело­век не начи­на­ет бороть­ся за себя. Как имен­но борет­ся чело­век, имен­но так и реа­ги­ру­ет опу­холь. «Лени­вая» может пре­вра­тить­ся в мираж, если чело­век силён, а может – во что-нибудь серьёз­ное, если чело­век слаб. В дан­ном слу­чае пере­до мной лежал малень­кий лени­вый мужи­чок. Даю мужич­ку команду:

– Уйди отсю­да! Осво­бо­ди место!

Мужи­чок начи­на­ет спорить:

– Жал­ко тебе, что ли? Лежу тут, нико­му не мешаю

– Уйди отсю­да! Брысь! – при­ка­зы­ваю я ему, наста­и­вая на сво­ём. Он под­чи­ня­ет­ся, лени­во вста­ёт, лени­во ухо­дит, лени­во огля­ды­ва­ясь и так­же лени­во огрызаясь:

– Ну чем я тебе помешал?

Спи­раль

При этом бес­фор­мен­ная, аморф­ная мас­са начи­на­ет вытя­ги­вать себя из тела Саши, как пла­сти­ли­но­вое тесто – тяну­чая, липу­чая – и, неспеш­но дви­га­ясь впе­рёд, исче­за­ет совсем. Объ­яс­няю жене – «Опу­холь не опас­на. Она ушла. При­пух­лость нач­нет посте­пен­но умень­шать­ся и со вре­ме­нем совсем сой­дет на нет». Так и про­изо­шло – то, что меша­ло под кожей, бес­след­но исчез­ло спу­стя неко­то­рое время.

Завер­шая «оздо­ро­ви­тель­ные» рабо­ты с Сашей, при­ме­няю то, что неожи­дан­но под­гля­де­ла у при­ро­ды – СПИ­РА­ЛЕ­ВИД­НЫЕ ЭНЕР­ГИИ, похо­жие на КАЛИ­ФОР­НИЙ­СКОЕ ТОР­НА­ДО. Мед­лен­но погру­жаю тело Саши в золо­ти­стый вихрь спи­ра­ле­вид­ной энер­гии, в мощ­ный вол­но­вой поток тор­на­до, в его боль­шие, пери­о­ди­че­ски сокра­ща­ю­щи­е­ся коль­ца, и про­ра­ба­ты­ваю, про­ра­ба­ты­ваю боль­ные зоны в теле. С паль­цев сте­ка­ют послед­ние кап­ли про­зрач­но­го целеб­но­го све­та и рас­тво­ря­ют­ся в струк­ту­ре тела. Золо­ти­стый столб, при­шед­ший из неве­до­мо­го Кос­мо­са – исчезает.

.

Обнуление и завершение.

Я силь­но замерз­ла, у меня было ощу­ще­ние пол­но­го ОБНУ­ЛЕ­НИЯ моей энер­гии после нашей сов­мест­ной рабо­ты. Я была опу­сто­ше­на и неук­лю­же непо­во­рот­ли­ва, как тяже­лая про­ко­но­па­чен­ная боч­ка. Сего­дня слу­чи­лось что-то важ­ное, завер­шив некое кон­крет­ное дей­ствие, зна­че­ние кото­ро­го обре­ме­не­но буду­щи­ми пла­на­ми. Ока­зы­ва­ет­ся, ЗАВЕР­ШЕ­НИЕ како­го-то кон­крет­но­го дей­ствия дей­стви­тель­но про­хо­дит через НУЛЕ­ВУЮ ФАЗУ и все­гда озна­ча­ет ПЕРЕ­ХОД в дру­гое энер­ге­ти­че­ское состо­я­ние, име­ю­щее дру­гие пара­мет­ры даже каче­ствен­но. «При пере­хо­де в «нуле­вое состо­я­ние» вся энер­гия систе­мы рас­хо­ду­ет­ся на совер­ше­ние» какой-то рабо­ты», то есть пере­хо­дит в дру­гие фор­мы дви­же­ния имен­но дру­гой систе­мы, ина­че без нуле­вой фазы от энер­гии, уже выпол­нив­шей какие-то зада­чи, невоз­мож­но «изба­вить­ся», ведь она «неуни­что­жи­ма» – под­твер­жда­ет уче­ный Горе­лик Г.Е., – Когда энер­гия ухо­дит – насту­па­ет пусто­та. А затем начи­на­ет­ся новый подьем. 

.

22 авгу­ста 1999г. ВЫЗДО­РОВ­ЛЕ­НИЕ..

Про­шло чуть боль­ше меся­ца, когда при­шло сооб­ще­ние – в бли­жай­шее вре­мя Саша гото­вит­ся к выпис­ке. Хирург оце­нил ситу­а­цию про­фес­си­о­наль­но и беспристрастно:

– Всё в нор­ме. Про­шёл про­цесс оттор­же­ния мерт­вых кле­ток. Тело нако­нец-то акти­ви­зи­ро­ва­лось и выбро­си­ло боль­шой кусок. Очень хоро­шо, ина­че про­цесс загно­е­ния мог пой­ти даль­ше. Тем­пе­ра­ту­ра – нор­маль­ная. Ана­лиз кро­ви пока­зы­ва­ет – НЕТ ВЫБРО­СА ФЕР­МЕН­ТА в кровь. Даже дре­наж­ная дыр­ка зарас­та­ет слиш­ком быст­ро – это неха­рак­тер­но для тка­ни. Надеж­да пого­ря­чи­лась – силь­но акти­ви­зи­ро­ва­ла паци­ен­та энер­ге­ти­че­ски. Надеж­да – при­тор­мо­зи! Но, в общем-то, у боль­но­го орга­низ­ма про­ис­хо­дит нор­маль­ная, пол­но­цен­ная рабо­та на выздо­ров­ле­ние. Все молодцы!

Через ПОЛ­ГО­ДА я впер­вые уви­де­ла доку­мен­таль­ный мате­ри­ал об ава­рии, в кото­рую попал Саша. На плён­ке, сня­той шесть меся­цев назад – раз­би­тая маши­на, кус­ки рва­но­го желе­за, нача­ло тра­ге­дии. Сей­час, пол­го­да спу­стя, пере­до мной сидит розо­вый румя­ный чело­век, свер­кая бело­снеж­ной улыбкой.

– Ну, рас­ска­жи, что ты чув­ство­вал? Как про­ис­хо­ди­ло все это? – спро­си­ли Сашу пол­го­да спустя.

– Не про­ис­хо­ди­ло ниче­го осо­бен­но­го, – гово­рит Саша, – Так, кое-что…»

Чело­ве­че­ская память – ИЗБИ­РА­ТЕЛЬ­НА. Она име­ет уни­каль­ное свой­ство забы­вать, бло­ки­ро­вать то, от чего испы­ты­ва­ет боль при вос­по­ми­на­нии, ина­че пси­хи­ка не выдер­жит напря­же­ния от посто­ян­но­го напо­ми­на­ния о боли, раз­ру­шит чело­ве­ка. Он сго­рит, как све­ча. А счаст­ли­вый конец, для завер­ше­ния кото­ро­го было при­ло­же­но нема­ло уси­лий – это так есте­ствен­но, так обыч­но и при­ят­но для обыч­но­го чело­ве­ка… И в памя­ти оста­ет­ся лишь «кое-что».

Но надо отдать Саше долж­ное – когда при­е­хал кино-опе­ра­тор сни­мать пере­да­чу о слу­чив­шем­ся «необъ­яс­ни­мом явле­нии», он дал согла­сие на все сьем­ки, на интер­вью, не отка­зал­ся рас­ска­зать, что он испы­тал, когда был на гра­ни жиз­ни и смер­ти. Не каж­до­му хва­тит сме­ло­сти гово­рить о вещать неесте­ствен­ных, делить­ся сво­и­ми стра­ха­ми и откро­ве­ни­я­ми о пре­одо­ле­нии само­го себя. И за это ему осо­бая бла­го­дар­ность. «Неко­то­рые гово­рят, что не боят­ся смер­ти до тех пор, пока смерть не ока­жет­ся у них на поро­ге. Тогда они гово­рят дру­гое». Р.Хаббард.

Все участ­ни­ки собы­тий реаль­но суще­ству­ют. Рас­ска­зы­вая о сво­их спе­ци­фи­че­ских мето­дах лече­ния, я не толь­ко делюсь необыч­ным цели­тель­ским опы­том, чрез­вы­чай­но инте­рес­ным, непо­вто­ри­мым и уни­каль­ным, но и под­твер­ждаю, что воз­мож­ность «видеть» неви­ди­мое гла­зу чело­ве­че­ско­му – это не фан­та­зии, а вещь реаль­но суще­ству­ю­щая, как и тот мир, в кото­ром мы живем.

.

Автор ста­тьи бла­го­да­рит кол­лек­тив вра­чей город­ской 23‑й боль­ни­цы г.Екатеринбург. Хирур­га Иго­ря Гри­го­рье­ви­ча Мор­гу­но­ва, сде­лав­ше­го опе­ра­цию. А так­же хирур­га Андрея Вла­ди­ми­ро­ви­ча Гаё­ва, и всех доб­ро­воль­ных участ­ни­ков, при­ни­мав­ших уча­стие в дан­ной операции.

Надеж­да Маслова

г. Ека­те­рин­бург

13 фев­ра­ля 2000 год

Отпра­вить сооб­ще­ние Надеж­де МАС­ЛО­ВОЙ мож­но по этой форме:

.

Еще боль­ше инте­рес­ных мате­ри­а­лов в нашем теле­гра­ме «Непо­знан­ное».

العربيةEnglishFrançaisDeutschРусскийEspañol