Личные Границы

Фрагмент сеанса регрессии Павла Гынгазова

«Жизнь Гий­о­ма, XVIII век»

Это инте­рес­ный аспект рабо­ты бес­со­зна­тель­но­го, когда оно само выби­ра­ет для про­жи­ва­ния имен­но те жиз­ни, про­бле­мы кото­рых муча­ют нас сейчас!

Обыч­ная жизнь воен­но­го в 18 веке, но ее зада­чи пере­кли­ка­ют­ся с насто­я­щей. Сде­лан­ные осо­зна­ния помо­га­ют уви­деть регрес­сан­ту необ­хо­ди­мые изме­не­ния для гар­мо­ни­за­ции настоящего.

*************

- Ночь, без­об­лач­но, очень мно­го звёзд…
– Но это Зем­ное небо?
– Мне труд­но сори­ен­ти­ро­вать­ся, я пло­хо знаю рису­нок звёзд, но их очень много.
– Может быть, это небо нача­ла осени?
– Слы­шу шелест вет­ра, вижу упав­шие листья, это сентябрь…
– А дви­же­ния воз­ду­ха, каки­ми частя­ми тела Вы ощущаете?
– Лицо и голова.
– Так, зна­чит, они открыты?
– Да.
– Воло­сы длин­ные, короткие?
– Ско­рее, короткие.
– Про­чув­ствуй­те шею, руки…
– Созер­цаю. Не могу прочувствовать…
– Они сво­бод­ные или заня­тые, или Вы на них опираетесь?
– Ско­рее, сво­бод­ные, не ощу­щаю, что я на них опираюсь.
– Хоро­шо, Вы гово­ри­ли, что чув­ству­е­те дви­же­ние воз­ду­ха лицом и голо­вой, все осталь­ные части тела закрыты?
– Я ощу­щаю это лицом, голо­вой и ещё шеей.
– Может быть, ощу­ща­ют­ся какие-то резин­ки, рем­ни, лям­ки от одежды?
– Мне кажет­ся, что на мне кожа­ная одеж­да. Кожа­ные шта­ны, кожа­ная курт­ка. Внут­ри спокойно.
– А что Вы дела­е­те ночью, хоро­шо оде­тым на дороге?
– Откры­тое поле, сле­ва и сза­ди лес, из кото­ро­го доно­сят­ся пти­чьи голо­са, ночь… Мне, кажет­ся, что у меня чело­ве­че­ское тело.
– А какая у Вас обувь, или Вы босы?
– Какие-то ост­ро­ко­неч­ные не то туфли, не то сапоги.
– Тело, кото­рое Вы ощу­ща­е­те, круп­нее или мель­че, чем-то в кото­рое у Вас сейчас
есть?
– Круп­нее. Руки закры­ты, навер­ное, пер­чат­ки, я не ощу­щаю ими дви­же­ния воз­ду­ха. Воз­раст бли­зок к мое­му совре­мен­но­му. Спра­ва какая-то боль­шая камен­ная кре­пость или форт…
– Как даль­ше раз­ви­ва­ет­ся эпи­зод? Вы при­вык­ли к таким ощущениям?
– При­ят­но, удо­воль­ствие от хоро­шей ночи.
– Хоро­шая ночь долж­на пред­ше­ство­вать дню. Давай­те вер­нём­ся в свет­лое вре­мя суток, что вы делали?
– Какая-то шум­ная пло­щадь. Это базар, одет, как в сред­не­ве­ко­вье, шта­ны кожаные,
сво­бод­ные. Воин­ская одеж­да. Курт­ка кожа­ная под­по­я­сан широ­ким рем­нём. Спокоен…
– Как Вы здесь ока­за­лись? Есть у Вас семья, род­ствен­ни­ки, друзья?
– Ско­рее, при­я­те­ли, близ­ких нет. Это казар­ма, высо­кие потол­ки, дере­вян­ные нары чело­век на тридцать.
– У Вас есть семья, жен­щи­на, кото­рую Вы любите?
– Семьи нет, вспо­ми­на­ет­ся какая-то девуш­ка, но отно­ше­ния даль­ше взгля­дов не про­дви­ну­лись. Мы ино­гда встре­ча­ем­ся с ней где-то в горо­де, случайно.
– Какое имя у Вас?
– Мне при­шло – Гийом.
– Хоро­шо, если я буду назы­вать Вас этим име­нем, оно будет ложить­ся в Вашем
созна­нии, Гийом?
– Ско­рее, да.
– Как дав­но вы в этой казарме?
– Мне кажет­ся с юно­сти. А чем ещё занять­ся? Моло­дой, сильный.
– Давай­те вер­нём­ся на десять лет назад, была у Вас роди­тель­ская семья, где Вы жили?
– Они горо­жане, какие-то ремес­лен­ни­ки. Неболь­шой дом, двор, во дво­ре отец что-то масте­рит, не пой­му, по-мое­му, кера­ми­ка. Кув­ши­ны. Я под­но­шу гли­ну, она тер­ра­ко­то­во­го цве­та, её при­во­зят нам в тачке.
– А мать какая?
– Соро­ка­лет­няя жен­щи­на, воло­сы, пол­но­стью заправ­лен­ные под чепец. Фигу­ра хоро­шая, гла­за серые, в них уста­лость. У меня есть млад­ший лет на пять брат.
– Что Вы рас­ска­же­те об отце, Гийом?
– Отно­сит­ся ко мне как к взрос­ло­му, без излиш­ней чув­ствен­но­сти – я уже взрослый.
– Вы гово­ри­те, что Вам не нра­вит­ся это ремес­ло, а воен­ная карье­ра – это дело?
– Роди­те­ли дают мне сво­бо­ду. У меня есть ещё и стар­ший брат, он где-то дале­ко и тоже военный.
– Посмот­ри­те, когда и как Вы ста­ли военным?
– Мне будет скуч­но месить эту гли­ну… Ощу­ще­ния в это вре­мя очень при­ят­ные. Брат мне здесь помо­га­ет. Мне сем­на­дцать – восем­на­дцать, я раз­вит, роди­те­ли пони­ма­ют, что гли­на не моё предназначение.
– А в каком воз­расте у Вас появи­лась та девуш­ка, Гийом?
– Лет в два­дцать семь. Она горо­жан­ка, при­хо­дит на рынок за покупками.
– Когда Вы её уви­де­ли, у Вас уже был сек­су­аль­ный опыт?
– Да, всё обыч­но, вино, тавер­на и гото­вые на всё женщины.
– Вино крас­ное, белое?
– Крас­ное, вкус­ное! Пью для храбрости!
– Про­ве­рил себя, остал­ся доволен?
– Да.
– Та ночь, с кото­рой нача­лась сес­сия, она про­шла спокойно?
– Спо­кой­но, мне кажет­ся, что до сих пор мне не при­хо­ди­лось пере­жи­вать какие-то слож­но­сти по служ­бе. Во вре­мя дежур­ства ино­гда при­хо­ди­лось раз­ни­мать пья­ные пота­сов­ки, драть­ся умею.
– А как-то раз­ви­ва­ют­ся отно­ше­ние с той девушкой?
– Её ста­тус выше, здесь слож­но что-либо пред­при­ни­мать. Роди­те­лям я помо­гаю день­га­ми, глуб­же отно­ше­ний с ними нет.
– Вам трид­цать, есть ли карьер­ный рост по службе?
– Под моим нача­лом чело­век шесть, если это мож­но назвать карьер­ным ростом. Они меня слу­ша­ют, я обра­ща­юсь с ними, как отец со мной.
– Как Ваша лич­ная жизнь?
– Она не скла­ды­ва­ет­ся. Ощу­ще­ние оди­но­че­ства заглу­ша­ет­ся рабо­той. Всё чаще мыс­ли, как жить даль­ше, когда будет семья. Сре­ди моих сослу­жив­цев никто не свя­зы­ва­ет себя бра­ком, такой образ жиз­ни – обы­чен. Мы нена­дёж­ны. Здесь всё пат­ри­ар­халь­но и судь­бу девуш­ки реша­ют её родители.
– Дви­га­ем­ся впе­рёд по эпи­зо­ду, что инте­рес­но­го запом­ни­лось Вам, Гийом?
– Мне вспо­ми­на­ет­ся и та девуш­ка, и жен­щи­ны из таверн. С ними всё хоро­шо, их не нуж­но уго­ва­ри­вать, с ними про­ще. С ними всё без вопро­сов… Мне кажет­ся, что с одной из таких жен­щин я и буду жить, она стар­ше меня, да и сам я уже не маль­чик. – Мне за трид­цать. У неё чёр­ные воло­сы, рез­кие чер­ты лица, мне с ней ком­форт­но. Она само­сто­я­тель­на, я, ско­рее, ей нрав­люсь, как и она мне. У нас нет дома, мы просто
встре­ча­ем­ся, но мы близки.
– Как раз­ви­ва­ют­ся ваши отно­ше­ния с ней.
– Мы оба неза­ви­си­мы, и это немно­го ослож­ня­ет наши отно­ше­ния. Мне сей­час под сорок, мы живём вме­сте, но не зави­сим друг от дру­га пси­хо­ло­ги­че­ски. Это хорошо.
– Зна­е­те её имя?
– То ли Лай­за, то ли Лиза, не пой­му. Мы, навер­ное, любим друг друга.
– Как Вы пони­ма­е­те «любовь»?
– Сей­час при­шло ощу­ще­ние, что то, что в жиз­ни мы назы­ва­ем «любо­вью», при­шло из книг и филь­мов, это не то, а то, что сей­час мы с ней пере­жи­ва­ем, имен­но это и есть эта любовь! Поче­му нуж­но думать, что всё долж­но быть как у кого-то?
– Конеч­но, я же гово­рил Вам, что каж­дый чело­век индивидуален!
– Я ощу­щаю с ней защи­щён­ность и неза­ви­си­мость. Это очень теп­ло для Души!
– Гий­ом, рас­ска­жи­те мне, пожа­луй­ста, о при­о­ри­тет­ных каче­ствах ваших с ней отношений?
– Мне хоро­шо и спо­кой­но с ней, она всё вре­мя что-то дела­ет, при­ни­ма­ет актив­ное уча­стие в постро­е­нии наших с ней отно­ше­ний, как, впро­чем, и я.
– У вас появ­ля­ют­ся дети?
– У меня ощу­ще­ние, что не полу­ча­ет­ся, да мы и не осо­бо хотим. Воз­раст уже начи­на­ет про­яв­лять себя, появ­ля­ют­ся мор­щи­ны на лице, глу­бо­кие. У меня воло­сы до плеч и усы.
– Опи­ши­те мне себя.
– Мне лет сорок, доста­точ­но выра­же­ны мор­щи­ны, у губ на лбу. Серьёз­ные, умные гла­за, воен­ная одеж­да – то ли кин­жал, то ли шпа­га. Вполне обыч­ная внешность.
– Живя с ней, нет ощу­ще­ния, что надо­едать нача­ла, или те тёп­лые отно­ше­ния остаются?
– Воз­раст – это смесь и «от добра – добра не ищут». Мне ино­гда вспо­ми­на­ет­ся та город­ская девуш­ка, но они совсем раз­ные. Та девуш­ка очень жен­ствен­на, а здесь – «твер­дая поч­ва под нога­ми». Я дово­лен сво­ей жен­щи­ной, может быть она уже моя жена.
– Но если Вы счаст­ли­вы сей­час, то поче­му с тос­кой вспо­ми­на­е­те ту мимо­лёт­ную знакомую?
– Какой-то печаль­ный образ. Может быть, мне хоте­лось боль­ше неж­но­сти, но мы дав­но с Лизой (Лай­зой) и немно­го при­вык­ли друг к дру­гу. Неж­ность была в постель­ных сце­нах, в посто­ян­ной жиз­ни она ухо­ди­ла на вто­рой план. Мне сей­час упор­но видит­ся ком­на­та, в кото­рой всё это про­ис­хо­дит, а она как в тумане.
– Лай­за – Лиза?
– Да.
– У Вас было мно­го жен­щин, поче­му Вы не вспо­ми­на­е­те дру­гих, не сравниваете?
– Они все были мимо­лёт­ны­ми, не насто­я­щи­ми, не заде­ва­ли душу.
– У Вас родил­ся кто-нибудь?
– Есть какой-то маль­чик, ему лет восемь, отно­ше­ния с ним ров­ные, люб­ви осо­бо не про­яв­ляю, но внут­ри – люблю.
– Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, о сво­их эмо­ци­ях, когда Вы узна­ли, что Лиза беременна?
– Я мало эмо­ци­о­на­лен, поэто­му, навер­ное, мне уда­ёт­ся слу­жить и чув­ство­вать себя на сво­ём месте? Меня про­сто при­ят­но удивило.
– Но, всё-таки, Гий­ом, Вас вол­ну­ют какие-то сто­ро­ны жиз­ни, или Вы ко все­му отно­си­тесь и спо­кой­но, и индифферентно?
– Хм‑м, при­шла ана­ло­гия из Юнга – «люди похо­жи на ком­на­ты в мно­го­ком­нат­ном доме, этот чело­век – одна ком­на­та», он уме­ет драть­ся, за себя посто­ять, про­стой и ров­ный, не пыта­ет­ся доби­вать­ся боль­ше­го, не пыта­ет­ся рас­ши­рить сво­их познаний.
– Это Ваша внут­рен­няя потреб­ность, или Вы пред­на­ме­рен­но огра­ни­чи­ва­е­те себя, обе­ре­гая от ненуж­ных переживаний?
– Я не поз­во­лял себе быть без­рас­суд­ным, я не мог поз­во­лить себе украсть даже мелочь. С воз­рас­том о без­рас­суд­стве не оста­лось и сле­да, и толь­ко та девуш­ка была посто­ян­ным уко­ром не исполь­зо­ван­но­го мной без­рас­суд­ства… Сей­час толь­ко ино­гда груст­но, но жало­вать­ся не на что… Мне кажет­ся, что наши отно­ше­ния ста­ли про­хлад­нее. Есть теп­ло к ребён­ку, но к ней почти ниче­го не оста­лось. Ста­ло скуч­но быть вместе.
– Сколь­ко Вам сейчас?
– За сорок.
– Седи­на в голо­ву, бес в ребро?
– Мне не хочет­ся жен­щин как тако­вых, мы всё так­же сво­бод­ны. Я осо­знаю свой пото­лок, пони­маю, что выше капи­та­на мне не под­нять­ся, при­ни­маю его. Боль­ше в жиз­ни я ниче­го не умею.
– Вы нача­ли искать смысл жизни?
– Не ска­жу, что начал, про­сто чув­ствую, что жизнь про­шла мимо. Я боль­ше сосре­до­та­чи­ва­юсь на сыне. Он похож на меня, но он более откры­тый и его не при­вле­ка­ет воен­щи­на. Он само­сто­я­тель­ней меня. Мне нуж­но его куда-то отда­вать на обу­че­ние… Отдаю его юве­ли­ру, внут­ри очень рас­стра­и­ва­юсь, но отпус­каю. Внут­ри есть радость за сына! Он про­яв­ля­ет себя в тех вещах, кото­рые мне были недоступны!
– Его отно­ше­ние к Вам и уход не вос­при­ни­ма­ет­ся как предательство?
– Нет…
– А поче­му тогда плачете?
– Про­сто, грустно…
– Он не видел Ваших слёз?
– Он всё пони­ма­ет и серьёз­но отно­сит­ся ко все­му. Жена тоже отно­сит­ся с пони­ма­ни­ем. Мне кажет­ся, что она чув­ству­ет ту ловуш­ку, в кото­рой мы с ней ока­за­лись, и она тоже не видит ника­ких выхо­дов. Она пре­вра­ща­ет­ся в ста­ру­ху – она стар­ше меня.
– Ваш воз­раст, Гийом?
– За пять­де­сят. Служ­бу ско­ро при­дёт­ся оста­вить, я раз­дал­ся, поста­рел. Сын уже само­сто­я­те­лен, у него есть дело. Мы ино­гда встречаемся.
– Вы види­тесь с ним?
– Он при­хо­дит ино­гда. Пода­рил мате­ри какой-то брас­лет, вижу его. Мне при­ят­но, что он рад сво­ей жиз­ни! У него появи­лась девуш­ка. Я рад за них.
– Лиза-то жива?
– Мне кажет­ся, что она ско­ро умрёт.
– Почему?
– Она ста­рая уже. Она стар­ше меня на десять лет, она пре­вра­ти­лась в старуху.
– Она раз­дра­жа­ет Вас сво­ей старостью?
– Не та эмо­ция, про­сто уже при­выч­ка… Вся жизнь по при­выч­ке, о бли­зо­сти речи уже нет. Мне кажет­ся, она боле­ет, но не дол­го. Она лежит в кро­ва­ти, не вста­ёт. Мне помо­га­ет уха­жи­вать слу­жан­ка, я Лизу не предаю.
– Когда Вы види­те её боль­ной, это щемит Вам серд­це или Вы меч­та­е­те о ско­рей­шем освобождении?
– Нет, всё рав­но щемит очень серд­це… Опять слё­зы… Теперь я пони­маю, что мы были таки­ми иди­о­та­ми, что не поз­во­ля­ли себе где-то боль­ше про­яв­лять чув­ства друг к дру­гу! Мы не гово­ри­ли об этом!
– У вас всё было стро­го нормировано?
– Сей­час уже позд­но исправлять…
– Не муж­ское это дело? Вы чув­ству­е­те, что в этой жиз­ни Вы дела­е­те то же самое?
– Да, пожа­луй! (слё­зы душат)… При­шел сын со сво­ей девуш­кой, они пла­чут! Боль­ше все­го я хочу им ска­зать, что­бы они это­го избе­жа­ли, не повто­ри­ли нашей дурац­кой ошибки!
– Вы гово­ри­те им это?
– Нет. У них со мной отно­ше­ния не настоль­ко близ­ки, что­бы ска­зать такое…
– То есть сей­час, когда уже ниче­го нель­зя изме­нить, Вы пони­ма­е­те, насколь­ко Вы были ску­пы на эмоции?
– Да, но я не знаю, есть ещё какое-то вре­мя, что­бы что-то изме­нить в себе.
– Где хоро­нят Лизу?
– Город­ское клад­би­ще, рядом с цер­ко­вью. Всё такое мрач­ное – серые кам­ни, серые кресты.
– Вы може­те про­честь над­пись на кре­сте, Вы обу­че­ны грамоте?
– Да, обу­чен. Даты не вижу, толь­ко две пер­вых циф­ры – 17…
– Полу­ча­ет­ся XXVIII век. Вы часто ходи­те на клад­би­ще? Вы поня­ли, насколь­ко она зна­чи­ма была для Вас? Сколь­ко Вы не дода­ва­ли ей как лич­но­сти, нахо­дясь в состо­я­нии столпа?
– Да, труд­но гово­рить… (слё­зы).
– Есть эти ощущения?
– Да, есть! Вы може­те это­го не гово­рить, глав­ное, про­чув­ствуй­те это, про­чув­ствуй­те ощу­ще­ния, кото­рые сей­час так мощ­но захлест­ну­ли Вас! Это инте­рес­ный аспект рабо­ты бес­со­зна­тель­но­го, когда оно само выби­ра­ет для про­жи­ва­ние имен­но те жиз­ни, про­бле­мы кото­рых муча­ют нас сейчас!
– Но сей­час мне уже не к кому про­яв­лять эти чув­ства, раз­ве что к внукам.
– А вну­ки уже есть?
– Есть. Лизы нет уже несколь­ко лет, груст­но и больно.
– Дру­гих жен­щин не было?
– Нет, толь­ко внук.
– Вы его чему-то учите?
– Нет, я толь­ко с ним играю.
– Игры, но ведь в них долж­на быть любовь?
‑Любовь – я даю гораз­до боль­ше, боль­ше, чем было у меня в дет­стве, и у мое­го сына.
– Внук любит Вас?
– Да, у него бле­стят гла­за, когда он видит меня, он мне радуется!
– А как Вы учи­те его, ведь это­му Вас не науча­ли в дет­стве? В чём для себя Вы нахо­ди­те опыт бес­ко­неч­ной люб­ви? Как Вам уда­ёт­ся пере­дать ему любовь Души сво­ей? Чему Вы пыта­е­тесь его обучить?
– Мне про­сто хочет­ся, что­бы он остал­ся откры­тым миру.
– А как Вы учи­те его не боять­ся мира, если Вы сами это­го не зна­ли? К како­му выво­ду Вы при­шли, про­жив такую дол­гую, доста­точ­но спо­кой­ную жизнь?
– Даже слиш­ком спо­кой­ную… Я учу его верить в свои жела­ния и про­бо­вать чего-то, доби­вать­ся, даже если счи­та­ет­ся, что это невоз­мож­но. Ина­че это будет слиш­ком скучно!
– Какая у Вас старость?
– Я туч­ный очень, хожу без тро­сточ­ки, но серд­це часто шалит. Ко мне часто при­бе­га­ет внук! Сей­час он уже старше.
– Дви­га­ем­ся впе­рёд по эпи­зо­ду, рас­ска­жи­те, как Вы уми­ра­е­те? Вы под­го­тав­ли­ва­е­те себя, своё тело, свою Душу к смер­ти, или дума­е­те, что буде­те жить в этом теле вечно?
– Страх есть, но веры осо­бой нет… Во вре­мя моей смер­ти род­ствен­ни­ки со мной.
Послед­нее вре­мя я живу с ними. Я лежу, может быть у меня апо­плек­си­че­ский удар, я не могу раз­го­ва­ри­вать, но мыс­ли чёткие.
– Где Ваш внук, есть ещё внуки?
– Он смот­рит на меня, у меня текут слёзы…
– Про­чув­ствуй­те своё тело, Вы его как-то чув­ству­е­те? Вы не може­те гово­рить, а двигаться?
– И всё-таки это сердце…
– Как Вы это поняли?
– Тяже­ло, боль в серд­це, прокалывающая…
– Про­жи­вай­те свою смерть, рас­ска­жи­те, когда Вы начи­на­е­те видеть своё тело со сто­ро­ны, какое оно?
– Я, навер­ное, боль­ше­го опа­сал­ся, перед смертью.
– А Вы заме­ти­ли сам момент смер­ти, Ваше созна­ние пре­ры­ва­лось на «до» и «после»?
– Было острое ощу­ще­ние рез­кой боли в серд­це и тут же про­шло, ста­ло лег­ко и хоро­шо, когда я смот­рел на своё тело со сто­ро­ны! Боль­ше уже не было боли.
– Какое тело Вы оставили?
– К кон­цу жиз­ни я как-то рез­ко раз­дал­ся, стал круп­ным, ноги ста­ли зна­чи­тель­но толще…
– Или это отёки?
– Может и отё­ки. Лицо с несколь­ки­ми под­бо­род­ка­ми, воло­сы седые, корот­кие, жид­кие, тело раздалось…
– Ваше отно­ше­ние к остав­лен­но­му телу?
– Ха, (сме­ёт­ся) жал­ко, что оно пере­ста­ло быть таким сим­па­тич­ным, каким было в моло­до­сти… Но с дру­гой сто­ро­ны, оно не безобразное.
– Вы жили в нём более 70 лет, оно помо­га­ло Вам жить сре­ди людей, полу­чать опыт, может быть, Вы хоти­те в него вернуться?
– Род­ствен­ни­ки меня жале­ют, а Вам сей­час не жал­ко тела.
– Не то, что­бы не жал­ко… Если не счи­тать эмо­ци­о­наль­ной закры­то­сти, то, в общем-то, про­жил хоро­шую жизнь. Оно мне в этом помогало…
– Хоро­шо, Ваша фор­ма и цвет, когда Вы оста­ви­ли тело? Вы поня­ли, что тело уже умерло?
– … Я это понял, толь­ко когда Вы спро­си­ли… Я, как сгу­сток тума­на, тем­но-фио­ле­то­во­го цве­та. Здесь нет ни вос­при­я­тия, ни выра­же­ния себя, но осо­зна­ние не прекратилось.
– Хоро­шо, а как дол­го Вы были фио­ле­то­вым облачком?
– Воз­ле тела не дол­го, оно пере­ста­ло вос­при­ни­мать­ся. Вокруг тём­ное пространство…
– Как быст­ро после смер­ти Вы попа­ли в него?
– Доволь­но быст­ро, вот толь­ко что было и тело, и род­ствен­ни­ки рядом, а когда Вы попро­си­ли опи­сать толь­ко что остав­лен­ное тело, я сра­зу очу­тил­ся в этом тём­ном пространстве.
– Оно не опас­но, тём­ное про­стран­ство, оно не несёт в себе угрозу?
– Нет, оно не опас­но, оно несёт моё срод­ство с собой. В нём очень спо­кой­но и хоро­шо, в нём ниче­го не хочет­ся, всё хоро­шо, нет побуж­де­ний, ниче­го не хочется…
– Ниче­го не хочет­ся, пото­му что Душа атро­фи­ро­ва­на, или у Души гар­мо­ния такая, когда нет физи­че­ско­го тела?
– Гар­мо­ния Души такая!
– И ещё вопрос, есть сей­час у Вас ощу­ще­ние «род­но­го, отче­го дома», место, где меня все­гда ждут, где меня все­гда при­ни­ма­ют с любовью?
– Да, но это ощу­ще­ние тоже своеобразно.
– Какое оно опи­ши­те, пожалуйста.
– Ощу­ще­ние, как буд­то чего-то не хва­та­ет. Вза­и­мо­дей­ствия… Душа себя заме­ча­тель­но чув­ству­ет, но не хва­та­ет того, что было в жиз­ни. Всё вокруг и внут­ри пре­крас­но, но, как-то скуч­но­ва­то, как объ­ект, поме­щён­ный не на своё место,… ну, как яйцо в лот­ке, всё гар­мо­нич­но, но очень спокойно.
– А как Ваше вза­и­мо­дей­ствие с этим тём­ным пространством?
– С одной сто­ро­ны здесь очень хоро­шо, и очень при­ят­но, и… всё зна­ешь, а с дру­гой сто­ро­ны хочет­ся часть это­го зна­ния забыть, что­бы была воз­мож­ность открывать.
– Зная «всё» здесь, что Вы може­те ска­зать о сво­ей семье, кото­рую оста­ви­ли на Земле?
– Внук вырас­та­ет более откры­тым, чем я. Он най­дёт себя толь­ко в про­яв­ле­ни­ях откры­то­сти, он най­дёт в этом сча­стье для себя.
– А вот сей­час, нахо­дясь в этом про­стран­стве, про­ана­ли­зи­руй­те, пожа­луй­ста, толь­ко что про­жи­тую Вами жизнь, Гийом.
– Отсю­да мне кажет­ся, что тот опыт, кото­рый он полу­чил ему и нужен был. Уме­ние ста­вить гра­ни­цы и уме­ние вхо­дить в них. В моей насто­я­щей жиз­ни есть уме­ние «ста­вить гра­ни­цы» и теперь я осва­и­ваю «уме­ние ухо­дить от уже исчер­пав­ших себя гра­ниц». Гий­ом хоро­шо ста­вил гра­ни­цы, но не умел пере­ша­ги­вать их!
– В этой жиз­ни нахо­ди­те ана­ло­ги в про­смот­рен­ном воплощении?
– Да, абсо­лют­но точ­ные… При­мер­но так же, немно­го сво­бод­нее, но те же про­бле­мы. Я пони­маю теперь, что мне нуж­но изме­нить, что­бы избе­жать посто­ян­ных опа­се­ний действий.
– Вы смо­же­те что-то испра­вить, полу­чив эти зна­ния в сессии?
– Безусловно!
– А сил хватит?
– Мне кажет­ся, что хва­тит, здесь важ­но поболь­ше вклю­чать своё творческое
нача­ло. Но, в этой жиз­ни мне нуж­но гораз­до даль­ше прой­ти. Тен­ден­цию сво­е­го дви­же­ния вижу и понимаю.

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Цельность

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

«Жизнь Дарьи»

В этом сеан­се иссле­ду­ем состо­я­ние, даю­щее силы, уве­рен­ность – цель­ность и силу Духа.

*************

- Вни­зу вижу оран­же­вое поле, на нём, как огонь­ки, что цве­тут на лес­ных поля­нах вес­ной. Или это как в горо­де, когда мно­го­этаж­ные дома осве­ще­ны закат­ным солн­цем, очень красиво.
– Вы отку­да смот­ри­те на это? Это Ваша насто­я­щая жизнь?
– Да, это моё насто­я­щее тело, я смот­рю с бал­ко­на сво­ей квар­ти­ры, на душе спо­кой­но от такой кра­со­ты вокруг! У меня уми­ро­тво­ре­ние и сча­стье, ведь мно­гие не видят это­го, этой кра­со­ты, пото­му что у них нет тако­го места.
– Вы одна?
– Я одна, я сижу, у меня длин­ная тень, длин­ная тень от меня,… поче­му-то, спра­ва от меня.
– Что эта тень говорит?
– Она мень­ше, чем я, она какая-то сплю­щен­ная, она как пла­сти­ли­но­вая фигур­ка, если её свер­ху при­да­вить, то нач­нут рас­плы­вать­ся её фор­мы в стороны.
– Вы може­те посмот­реть на источ­ник све­та над Вами, созда­ю­щий такую тень?
– Источ­ник све­та – это небо, а солн­це сле­ва, но свет идёт свер­ху, с неба. Небо ясное, про­зрач­ное, голу­бое, а свет не луч, он плос­кий, как дорога.
– Вы сто­и­те на ней?
– Нет, она рядом. Я на неё смотрю.
– Вы може­те пой­ти по ней?
– Могу, но мне нуж­на лёгкость.
– Лёг­ко­сти нет из-за тени, ском­кан­ной у ваших ног?
– Поче­му-то доро­га про­хо­дит через меня. Я могу, лёг­кость есть. Мне нуж­но взять­ся рукой за эту дорогу.
– Ну, так возь­ми­тесь! Это не страшно?
– Нет, теп­ло, про­сто теп­ло в руке. Это как пору­чень, но пору­чень все­гда холод­ный, а этот – тёп­лый. Я за неё держусь.
– Теперь Вы може­те по ней идти?
– Я за неё дер­жусь, и мне кажет­ся, что она даёт мне силы. А идти – я не знаю. Мне хорошо!
– Куда хоте­ли бы пойти?
– Вниз!
‑Не страшно?
– Нет, это удоб­но, я шагаю, идти очень удоб­но, хорошо.
– Что Вы видите?
– Я иду, и вокруг всё жёл­тое. Идти очень удоб­но, стра­ха нет. Мне рас­ска­зы­вать о том, что я вижу?
– Да, конечно!
– Я иду и вокруг всё жёл­тое, жёл­тое, почему-то.
– Жёл­тое – это осень?
– Жёл­тое – это поля пше­ни­цы, они вол­ну­ют­ся от вет­ра. Я вижу, как они вол­ну­ют­ся, и мне радостно!
– А Вы уже не Т.?
– Нет.
– Про­чув­ствуй­те своё тело, какое оно, опи­ши­те, пожалуйста.
– Обыч­ное тело­сло­же­ние и невы­со­кий рост. Поче­му-то тяже­ло голо­ве… – коса, длин­ная тяжё­лая коса, она ниже крест­ца. Я гор­жусь ею!
– Сколь­ко лет Вам?
– Моло­дая, на мне крас­ное пла­тье. По пла­тью – конец 19 века. У меня высо­кая грудь без лиф­чи­ка, раз­рез пла­тья закан­чи­ва­ет­ся чёр­ной пуговкой!
2
– Ваше внут­рен­нее состояние?
– Я иду по доро­ге, солн­це высо­ко оно нагре­ло тро­пин­ку, иду боси­ком, ногам очень при­ят­но, когда тёп­лая пыль фон­тан­чи­ка­ми выле­та­ет меж­ду пальцами.
– У Вас есть что-то в руках?
– Нет, ниче­го нет, руки свободны.
– Есть цель ваше­го пути?
– Нет, я про­сто иду, смот­рю, мне хорошо.
– Вы гар­мо­нич­но впи­сы­ва­е­тесь в окру­жа­ю­щую Вас природу?
– Да. Мне так при­ят­но идти по этой тёп­лой пыль­ной доро­ге. Доро­га идёт дале­ко к гори­зон­ту. В душе пол­ная гар­мо­ния. Тело силь­ное, здоровое!
– Как дол­го Вы идёте?
– Уже вече­ре­ет. Я куда-то иду. Мне не страш­но. Я иду к кому-то, с кем мне будет хоро­шо. Уже сумер­ки, вокруг розо­вое маре­во. Всё, я при­шла. Домик малень­кий, рубленый.
– Вас кто-то встречает?
– Да, – бабушка.
– Вы её уви­де­ли, Ваши чув­ства к ней?
– Я очень рада, она раду­ет­ся мне, она ждёт меня у две­ри, опу­стив руки. Я побе­жа­ла, я бегу, мне хоро­шо. Она обни­ма­ет меня.
– Запах её чувствуете?
– Да.
– Запах родной?
– Да, она пах­нет све­жим хле­бом. Она меня гла­дит по спине, она меня обни­ма­ет, она меня любит, и я люб­лю её. Я часто наве­щаю её, но она живёт очень дале­ко. Я выхо­жу из дома рано, чтоб под вечер прий­ти к ней. Я часто её навещаю.
– Есть ещё какая-нибудь жив­ность у бабуш­ки, встре­ча­ет Вас ещё кто-то?
– Коза, она серая такая, у неё мяг­кая шерсть, я её гла­жу, запус­каю руку в шерсть, она меня зна­ет, она лиз­ну­ла мою пра­вую руку. Мы садим­ся на лавоч­ку и смот­рим на закат. Сча­стье… я дер­жу бабуш­ку за руку, гла­жу её руку.
– Вы чув­ству­е­те её любовь?
– Да, она мой самый близ­кий чело­век. Я обни­маю её за пле­чи, кла­ду голо­ву ей на пле­чо. Это мой самый близ­кий чело­век, я её обожаю.
– У Вас есть родители?
– Да есть, но бабуш­ка мой самый близ­кий чело­век! Как здо­ро­во, что я при­шла, что рядом она!
– Она спра­ши­ва­ет Вас о чём-либо?
– Да, спрашивает.
– А как она назы­ва­ет Вас?
– Она спра­ши­ва­ет, но я не знаю сво­е­го име­ни, она говорит.
– А пер­вое имя, кото­рое Вам при­шло на ум?
– Дарья.
– Она спра­ши­ва­ет Вас про любовь?
– Она меня спра­ши­ва­ет про любовь, а я заки­ды­ваю голо­ву и хохо­чу вовсю, я даже чув­ствую, как хохот выры­ва­ет­ся у меня из гру­ди! Я хохо­чу и мотаю головой!
– А любовь-то уже есть?
– Да. Сей­час вижу свою белую молоч­ную руку, на фоне её смуг­лой в синень­ких жил­ках и стар­че­ских пят­нах руки. Я гла­жу её руку.
– Бабуш­ке уда­ёт­ся раз­го­во­рить Вас?
– Она поня­ла, что я лукав­лю, и всё рав­но всё раз­бол­таю… Холо­да­ет, сумер­ки, ногам холод­но. Мы пошли в дом.
– Что за дом?
3
– Обык­но­вен­ная рус­ская изба. Посе­ре­дине дере­вян­ный стол, око­ло него лав­ки, рус­ская печь, в перед­нем углу ико­на, перед ней горит лам­па­да. Бабуш­ка печь не топи­ла – лето, теп­ло. Из еды толь­ко моло­ко козье и хлеб. Вы пьё­те молоко?
– Да. В насто­я­щей жиз­ни я его нико­гда не пила.
– Какое оно на вкус?
– Мне кажет­ся, что оно немно­го кис­ло­ва­то­го вку­са в самом кон­це. Бабуш­ка меня гла­дит по голо­ве, и рас­ска­зы­ва­ет про сво­е­го мужа.
– Она поня­ла, что Вам это­го сей­час хочется?
– Да. Я слу­шаю вни­ма­тель­но и тереб­лю паль­ца­ми кон­чик косы. Это моя при­выч­ка. Ой… я сей­час расколюсь!
– Коли­тесь! Кто он?
– Он не отсю­да, он про­ез­жал мимо, это барин. Я его виде­ла один раз. Но поня­ла, что это – он. Я виде­ла, как он уда­ля­ет­ся. Строй­ная, широ­кая спи­на. Лица его я не виде­ла, толь­ко круп лоша­ди и его спи­ну. Но поня­ла, что это – он – что-то новое, толь­ко моё. Он без голов­но­го убо­ра, воло­сы сред­ней дли­ны, одеж­да типа беке­ши, без ото­роч­ки – лето. Талия тон­кая. Я сле­жу за ним украд­кой. Мне поче­му-то страш­но захо­те­лось цело­вать­ся! Ощу­ще­ние, что мои губы горят!
– Что бабуш­ка говорит?
– Бабуш­ка гово­рит, что цело­вать­ся мож­но… мож­но! Она гово­рит о том, что все мы были моло­ды­ми, что у неё тоже всё было. Когда она это гово­рит, я чув­ствую, что у меня влаж­ные губы и про­хлад­ные, как в тот раз на вет­ру, когда я виде­ла бари­на, хотя в доме вет­ра нет. У меня белая кожа и крас­ные губы.
– А сколь­ко Вам лет?
– Шестнадцать.
– На Вас заглядываются?
– Да, но я поня­ла, что мой – тот, кото­ро­го я виде­ла со спины!
Я ложусь на печ­ку, не раз­де­ва­ясь, ложусь на мат­рас из соло­мы, обли­зы­ваю губы и пред­став­ляю… Ночь, тем­но, но моя белая рука хоро­шо выде­ля­ет­ся в тем­но­те. Рука малень­кая, не кре­стьян­ская. Я поло­жи­ла руку под голо­ву и поня­ла, что я счастлива…
Утром я ухо­жу, чув­ствую её взгляд, она мне смот­рит в спи­ну. Я обо­ра­чи­ва­юсь, машу ей рукой и побе­жа­ла, хочу ско­рее убе­жать, чтоб не чув­ство­вать это­го взгля­да в спи­ну, чтоб не жалеть, что ухожу!
– Куда Вы ухо­ди­те? У Вас есть дом?
– Да, я чув­ствую, что я не бед­ная, тас­каю какие-то меш­ки… это мельница!
– Так Вы ещё и меш­ки таскаете?
– Да, но это не очень боль­шие меш­ки с мукой я их пере­тас­ки­ваю. У меня белые от муки руки и моё крас­ное пла­тье тоже в муке!
– А цвет ваших волос?
– На мне белый пла­ток, завя­зан сза­ди, а на шее сего­дня у меня крас­ные бусы.
– Кто-то есть ещё?
– Отец, он навер­ху. У нас водя­ная мель­ни­ца, это юг Рос­сии, хле­ба очень мно­го и степь вокруг мель­ни­цы. Дале­ко, дале­ко лес. Мель­ни­ца одна – хутор.
– А у Вас есть бра­тья, сёстры?
– Нет, здесь нет, я сей­час здесь одна, я у роди­те­лей последняя.
– Как они к Вам относятся?
– Сдер­жан­но, они пони­ма­ют, что я взрос­лая, они дове­ря­ют мне. Я послед­ний ребё­нок в доме, они с мамой о чём-то гово­рят навер­ху, я не при­слу­ши­ва­юсь, мне нуж­но пере­дви­нуть эти меш­ки в сто­ро­ну. Я силь­ная, хотя роста небольшого.
– В семье нет раз­го­во­ров, что Вам пора замуж?
– Нет, не было. Они гово­рят о чём-то сво­ём, о каком-то муж­чине. Я при­слу­ши­ва­юсь. Это какой-то муж­чи­на, кото­рый мелет у нас муку. Стою воз­ле меш­ка и думаю – как же мне услы­шать. Подо­шла бли­же, но всё рав­но не слыш­но. Поднимаю
4
голо­ву, изо всех сил тяну шею, чтоб услы­шать, но ниче­го не раз­бе­ру. Всё, они пере­ста­ли гово­рить, уви­де­ли мой инте­рес. Я выхо­жу на ули­цу, отря­хи­ваю пла­тье, оно всё выма­за­но мукой. Села на лавоч­ку. Слы­шу шум воды, это мель­ни­ца шумит. Мне нра­вит­ся этот звук, я часто слу­шаю его, мне кажет­ся, что я хочу про­жить здесь всю жизнь! Мне хоро­шо, когда я слы­шу этот шум, как шур­шит зер­но, мне нра­вит­ся запах све­жей муки. Мне нра­вит­ся запус­кать руку в мешок с зер­ном и про­пус­кать его сквозь паль­цы… Хоро­шо! Мне нра­вит­ся, как пере­ка­ты­ва­ет­ся живая плоть зер­на в моих руках! Это одно из моих люби­мых занятий!
– Даша, а как даль­ше раз­ви­ва­ют­ся события?
– Мы живём в сте­пи на хуто­ре. Все, кто сюда при­ез­жа­ют – это един­ствен­ные люди, кото­рых я вижу.
– Они хоро­шо к Вам относятся?
– Хоро­шо, это бога­тые кре­стьяне, они при­ез­жа­ют с жёна­ми, гру­зят хлеб, а потом заби­ра­ют муку и уез­жа­ют. Вот я вижу теле­гу, нагру­жен­ную меш­ка­ми, свер­ху сидит жен­щи­на, све­сив босые ноги.
– А тот барин, кото­ро­го Вы уви­де­ли со спи­ны, он при­ез­жал на ваш хутор?
– При­ез­жал, он о чём-то раз­го­ва­ри­вал с моим отцом и уехал.
– Давай­те посмот­рим, как даль­ше раз­ви­ва­ет­ся Ваша жизнь. Про­двинь­тесь впе­рёд по эпизоду!
– Сра­зу снег. Доро­га, по кото­рой едут сани. Он при­е­хал не вер­хом, а в коляс­ке. Он с уса­ми, пар изо рта.
– Серд­це ёкнуло?
– Да, ёкнуло.
– Он Вас увидел?
– Да. Он раз­го­ва­ри­ва­ет о чём-то с отцом. Мне очень важ­но знать, о чём они говорят.
– Вам уда­ёт­ся услышать?
– Нет. Они дале­ко сто­ят. Очень тихо в сте­пи, голо­са уно­сят­ся в степь. Пыта­юсь разо­брать по губам, но,… нет,… ниче­го не пони­маю. У него усы, из-за них я вооб­ще не вижу губ. Я стою, на мне вален­ки, юбка. Ветер заду­ва­ет под юбку, мне холод­но. Но я не ухо­жу, смот­рю… Всё, раз­го­вор закон­чил­ся, он ухо­дит к сво­ей коляс­ке. Отец идёт к дому, под­хо­дит бли­же, бли­же. Я его спра­ши­ваю, «-Кто это?», «-Мест­ный барин, он живёт в трид­ца­ти кило­мет­рах от хуто­ра. Ему нуж­но смо­лоть муку». «-Но поче­му барин этим сам инте­ре­су­ет­ся?». «-Ему навер­ня­ка не это нуж­но!». Мне хорошо!
– Отец-то что-то заподозрил?
– Нет, ниче­го, я умею скры­вать всё очень хоро­шо! Всё, мы садим­ся за стол, я сни­маю верх­нюю одеж­ду. На мне при­та­лен­ная в сбо­роч­ку ове­чья дуб­лён­ка, коро­тень­кая, по бёд­ра. Руки поти­раю, мы сели и раз­го­ва­ри­ва­ем. Но я ниче­го не слы­шу, сижу, под­пе­рев голо­ву рукой, меч­таю, улы­ба­юсь и тереб­лю кон­чик косы. Хоро­шо! Хоро­шо мечтать!
– Вы не встре­ча­лись с ним позже?
– Нет, я боль­ше нико­гда его не виде­ла. Всё.
– А как же Ваша любовь, что ста­ло с ней?
– Даль­ше – поче­му-то уже вес­на, бабуш­ки боль­ше нет. Мне не радост­но от вес­ны – нет бабуш­ки. Всё… потек­ли ручьи, нозд­ре­ва­тый снег, вода. Смот­рю, а там выта­и­ва­ют листи­ки и крас­ные яго­ды. Я стою, вожу нос­ком по луже. Вижу зелё­ную тра­вин­ку, я смот­рю на неё. У меня уже нет такой печа­ли, воз­дух вды­хаю, он такой влаж­ный, тяже­ло­ва­тый немнож­ко. Снег осел. Едет кто-то. Кто же это? Кто же это? Всё, теле­гу вижу, меш­ки. Это, навер­ное, с зер­ном. Рань­ше я радо­ва­лась любо­му при­ез­же­му, а сей­час поче­му-то нет. Это пер­вая теле­га за мно­го недель… Ой! Мужик сидит, не нра­вит­ся он мне!
– Почему?
– Чёр­ные воло­сы, чёр­ные гла­за, боро­да с про­се­дью. При­бли­жа­ет­ся, при­бли­жа­ет­ся… Оста­но­вил­ся, спрыг­нул. На вид ему лет сорок, бод­рый, я его не виде­ла рань­ше здесь. Он
5
так лихо соско­чил. В руках кнут. Спра­ши­ва­ет: «-Где отец?». «-Отец навер­ху». «-Позо­ви его». Я позва­ла. Они берут меш­ки и ста­вят их под навес. Я ушла внутрь.
– Впе­чат­ле­ние, кото­рое оста­вил у Вас мужчина?
– Тяжё­лый взгляд. Он как бы из-под бро­вей смот­рит на меня – испод­ло­бья. Оста­лось непри­ят­ное чув­ство – взгляд. Это меня немно­го напу­га­ло. Он при­е­хал ещё раз на сле­ду­ю­щий день за мукой.
– Ваши ощущения?
– Он попро­сил меня помочь ему. Поло­жи­ла один мешок, потом дру­гой. Я очень силь­ная. Я почув­ство­ва­ла его. Он какой-то, не силь­ный,.. а надёж­ный. Я это почув­ство­ва­ла, но серд­це не ёкну­ло, нет. Я его почув­ство­ва­ла не как муж­чи­ну, а как чело­ве­ка. Всё, это во мне. Что-то во мне изме­ни­лось, я это почув­ство­ва­ла, это при­шло мне через руки, когда я тяга­ла с ним мешки.
– Он начи­на­ет зани­мать Ваше вооб­ра­же­ние. Вы не пыта­е­тесь выяс­нить что-то через отца?
– Пыта­юсь. Не знаю, поче­му я это спра­ши­ваю. Он гово­рит, что муж­чи­на из сосед­ней дерев­ни. Рань­ше он возил хлеб на дру­гую мель­ни­цу, но сей­час там мель­ник очень ста­рый, он пло­хо мелет. Мель­ни­ца пло­хая. Он при­е­хал сюда. Поче­му-то я думаю о нём.
– Сей­час Вам сколько?
– Два­дцать. Я не хожу в дру­гие дерев­ни, вся жизнь моя на мель­ни­це, мне хоро­шо на мель­ни­це. Он не женат, он вдо­вец, у него есть дети. Я поче­му-то думаю о них.
– Какие-то раз­го­во­ры о бра­ке были у ваших родителей?
– Они гово­ри­ли, что пора замуж выхо­дить, но не за кого, они спе­ци­аль­но мне жени­ха не иска­ли почему-то.
– А те бра­тья и сёст­ры, что живут сво­и­ми семья­ми, они счастливы?
– Они дале­ко и нико­гда не при­ез­жа­ют к нам. Но нет чув­ства, что им пло­хо. Раз­го­во­ров об их несчаст­ной судь­бе нет.
– Вы при­ме­ря­е­те эту ситу­а­цию на себя?
– Да, при­ме­ряю. И хочу, чтоб он ко мне посва­тал­ся! Всё… я очень это­го хочу!… Почему-то.
– Вы гово­ри­те об этом родителям?
– Да, гово­рю. Отец гово­рит, что он не может ему пред­ло­жить женить­ся на мне! Боль­ше мне выхо­дить замуж не за кого. Кру­гом толь­ко наша мель­ни­ца и степь! Ой… степь бес­край­няя, плос­кое всё! Ниче­го не вид­но, вез­де далё­кий гори­зонт. Уже не вес­на, уже лето. Ветер, тра­ву гнёт. Я на всё это смот­рю. Очень жар­ко. Реч­ка почти не жур­чит, пере­сы­ха­ет. Зной­ный ветер. Очень тяже­ло. У меня губы потрес­ка­лись, я их обли­зы­ваю всё вре­мя. Жар­ко… ой, солн­це, даже через пла­ток напе­ка­ет голо­ву. Я стою воз­ле мель­ни­цы и смот­рю вокруг. Мне хоро­шо, очень хорошо.
Кто-то едет. Мне нра­вит­ся, когда кто-то при­ез­жа­ет, рас­ска­зы­ва­ют ново­сти. Всё… эти гла­за… это он…
– Сей­час как он на Вас смотрит?
– Он при­е­хал без меш­ков поче­му-то, и на коляс­ке. Я ушла. Они с отцом под­ни­ма­ют­ся на крыль­цо, а я пошла в сени, пью воду, мно­го. Гло­таю её, пря­мо, ледя­ную. Пью, не напи­ва­юсь. Поче­му у меня такая жаж­да? Всё,… напи­лась, бро­си­ла ковш в боч­ку, брыз­ги во все стороны.
– Ковш деревянный?
– Да,… и брыз­ги. Губы утёр­ла, но всё рав­но горят. Слу­шаю, слыш­но хоро­шо, но смыс­ла, что гово­рят, смыс­ла – не пони­маю. Ой! Ухо к стен­ке при­кла­ды­ваю! Вся напряг­лась, уста­ла даже. Всё,… поче­му-то хлоп­ну­ла дверь. Всё,… уехал. Сижу, боюсь вый­ти, я всё поняла.
– Сватался?
– Да!
6
– Это радость?
– Да,… да,… радость, поче­му-то радость! Он же взрос­лый, в два раза меня стар­ше. Вошла, отец гово­рит мне: «-Ска­зал, что осе­нью сва­дьба». Всё. Я кру­чу косу паль­цем, смот­рю вниз, поче­му-то смот­рю на свой боль­шой палец, под­ни­маю его так. Делаю вид, что мне безразлично!
– А у самой серд­це стучит?
– Да, кру­чу палец. Делаю вид, что мне безразлично.
– Мама-то что говорит?
– Мама начи­на­ет гово­рить, как гото­вить­ся к сва­дьбе, что делать. У неё при­да­ное дав­но запа­се­но в сун­ду­ке навер­ху. Пошли наверх, откры­ли сун­дук, нача­ли всё вытас­ки­вать. Там мно­го все­го: бес­ко­неч­ное какое-то полот­но, пла­тья, мать пока­зы­ва­ет мне сва­деб­ное пла­тье, я его при­кла­ды­ваю к талии – про­хо­жу, мать худая была. Заме­ча­тель­но! Немнож­ко оно мне корот­ко­ва­тое – я выше мате­ри. Мать доста­ёт какие-то кру­же­ва и гово­рит, что сни­зу она мне их при­шьет. Ой, какие кра­си­вые! Всё,… пла­тье мне нра­вит­ся, я вер­чусь перед зеркалом.
– Красивая?
– Красивая!
– Воло­сы светлые?
– Рыжие, а губы крас­ные, яркие, пороч­ные совер­шен­но,… кошмар!
– В кого такая рыжая?
– В бабуш­ку, роди­те­ли не рыжие. Вер­нее, не рыжая, а ярко соло­мен­ная. Гла­за голу­бые, губы крас­ные и большеватые.
– Чувственные?
– Нет, не чув­ствен­ные, бес­фор­мен­ные немнож­ко, не очер­чен­ные, как буд­то бы всё вре­мя обвет­рен­ные. О, опять крас­ные бусы. На белом фоне – крас­ные бусы – кра­си­во. Всё сло­жи­ла, ещё доста­ла что-то – а, это поло­тен­це сва­деб­ное, кото­рое маме доста­лось ещё от бабуш­ки. На поло­тен­це очень кра­си­вые кру­же­ва. Оно очень вет­хое, через него про­све­чи­ва­ет моя рука. На нём выно­сят кара­вай, оно пере­да­ёт­ся по наслед­ству… О! Я уже вижу кара­вай на полотенце!
– Уже при­шла осень?
– Всё,… свадьба!
– Ваше внут­рен­нее состояние?
– Моё? Вол­ну­юсь сильно!
– Полю­би­ли уже это­го мужчину?
– Нет, я его не знаю, он боль­ше не при­ез­жал, он толь­ко при­слал сун­дук с подар­ка­ми. Жить я буду в его доме.
– Что в сундуке?
– О‑о-о! Там такие непло­хие сапож­ки на шну­роч­ках. Там два плат­ка – один белый, в розах, а дру­гой чёр­ный в огур­цах. Кисти на одном шёл­ко­вые, на дру­гом шер­стя­ные. Мне чёр­ный боль­ше нра­вит­ся! Наки­ну­ла – красиво!
– Подар­ки нравятся?
– Нравятся!
– Он состо­я­тель­ный мужчина?
– Он бога­тый, и я пони­маю, что я буду жить богато.
– Сколь­ко у него детей?
– Двое – маль­чик и девоч­ка. Маль­чи­ку шесть лет, девоч­ке – девять. Я пер­вый раз при­е­ха­ла к нему. Я в под­ве­неч­ном пла­тье. Дети… они сто­ят и на меня смотрят.
– Что в их взгля­де – затрав­лен­ность, злоба?
– Про­сто смот­рят, любо­пыт­ство. Мне их не жаль, я смот­рю на них как друг. Мы смот­рим друг на дру­га. Отец при­хо­дит и уво­дит их, вер­нее их тёт­ка, его тёт­ка. Она мне не понра­ви­лась. Всё, мы оста­ём­ся одни. Смот­рим друг на друга.
– Какой он?
7
– Ой! У меня серд­це пря­мо ёкну­ло! Слад­кое чувство!
– А взгляд испод­ло­бья, он так и остался?
– Нет, он дру­гой, он мяг­че. Вот он под­хо­дит бли­же – слад­ко… Чув­ствую руку на пле­че, пря­мо чув­ствую руку на пле­че. Мне хоро­шо! Я вижу эту руку, мне хоро­шо… слад­ко… ой… У меня аж колен­ки задрожали!
– Вы к нему припадаете?
– Нет,… я боюсь,… я боюсь… Я стою как при­ши­тая и пони­маю, что сей­час уле­чу… У него рука силь­ная. Он меня не цело­вал нико­гда! Как мне хоро­шо… Обнял… А даль­ше… всё…
– Поче­му Вы плачете?
– От сча­стья… так хорошо!
– Сколь­ко вре­ме­ни про­шло после свадьбы?
– Да уж прошло.
– Вы поня­ли, что это тот муж­чи­на, на кото­ро­го мож­но поло­жить­ся, кото­рый Вас чув­ству­ет, любит?
– Да! Я все­го его чувствую!
– А эти два­дцать лет раз­ни­цы, ощущаются?
– Нет.
– А с детьми как у Вас?
– Хоро­шо! У нас очень хоро­шие отношения.
– Вы ему кого-то рожаете?
– Да.
– Вы вско­ре после сва­дьбы забеременели?
– Да, в пер­вый раз. Он обра­до­ван. Он лас­ков со мной всё вре­мя. Я роди­ла ему девоч­ку, он рад. С его детьми мне покой­но и хоро­шо. У меня нет к ним мате­рин­ской люб­ви, я про­сто их люб­лю и всё. Они тоже. Нам всем очень хорошо!
– То, о чём Вы меч­та­ли до свадьбы?
– Да, всё так и случилось!
– Как зовут мужа?
– Сте­пан. Мне нра­вит­ся смот­реть на него, как он пово­ра­чи­ва­ет­ся, как он ходит, мне нра­вит­ся наблю­дать, как он смотрит…
– Он не жале­ет, что взял в жёны Вас?
– Нет, не жале­ет. Он гово­рит мне, что любит… И он мне такие сло­ва гово­рит, от кото­рых я про­сто умираю…
– Ну чего Вы плачете?
– Да хоро­шо мне очень! Мы одно целое!
– Как дол­го вы вме­сте, сколь­ко детей Вы ему родили?
– Тро­их детей. У меня уже седые воло­сы появи­лись, я зре­лая женщина.
– А любовь к его детям у Вас появилась?
– Да, они при­ни­ма­ют меня как мать, мы живём душа в душу. Мне уже боль­ше сорока.
– А Сте­пан жив?
– Жив, он уже ста­рик, но ста­рик по воз­рас­ту, а так, я его чув­ствую муж­чи­ной. Любовь наша сохра­ни­лась, я про­сто не могу без него жить!
– Это помо­га­ет ему быть не стариком?
– Да, да!
– Вас тре­во­жат мыс­ли, что он может умереть?
– Очень тре­во­жат! Я не думаю, как я буду без него. Я отго­няю такие мыс­ли. В нашем доме табу на эти мыс­ли. Он изо всех сил пыта­ет­ся пока­зать, что он не стар! Поче­му-то все­гда, когда я на него смот­рю, у меня всё вре­мя жаж­да. Все­гда хочет­ся воды напить­ся, во рту пере­сы­ха­ет… Думаю: «-Боже мой, неуже­ли когда-то его не будет?». Руки вижу, они боль­шие, боль­шие. Один ноготь чёр­ный, ука­за­тель­ный палец на пра­вой руке.
8
Поче­му-то смот­рю на этот ноготь и у меня любовь… Чув­ства такие яркие. Он тоже испы­ты­ва­ет такие чув­ства. Детей дома нет, они живут сво­и­ми семья­ми. Живём в доме толь­ко мы.
– Хоро­шо вам вместе?
– Очень! Очень!
– Кто из вас рань­ше умирает?
– Он.
– Как это случилось?
– Утром просну­лась, пово­ра­чи­ваю голо­ву, хочу ска­зать: «-Доб­рое утро!», взя­ла за руку, – она холод­ная… Я поче­му-то не испу­га­лась… Пусто­та… Я лежу рядом, я не вста­ла, я дер­жу его за руку… Пусто…ой, пусто как… и тяжесть… А я руку всё креп­че и креп­че сжи­маю… О‑о-о… темно…
– Когда Вы пере­ста­ли чув­ство­вать его руку? Когда Вы оста­ви­ли тело?
– Да как-то внут­ри меня что-то обо­рва­лось и пока­ти­лось вниз. Таким-то горя­чим шаром кати­лось, кати­лось… и потом… всё… пусто­та… шар выка­тил­ся из меня и всё обо­рва­лось… потом темно…
– Посмот­ри­те, какое тело Вы оставили.
– На кро­ва­ти двое.
– Опи­ши­те мне его и себя.
– Он в руба­хе, голо­ва набок, повёр­ну­та вле­во, в мою сто­ро­ну. Я рядом, на спине, дер­жу его рукой, а пра­вая све­си­лась с кро­ва­ти… Поче­му-то оде­я­ло сби­лось в сере­ди­ну, вид­но пра­вую ногу. Колен­ка при­кры­та рубаш­кой, а даль­ше – голая нога.
– Ваши ощу­ще­ния сейчас.
– Смот­рю со сто­ро­ны. Мне радост­но за этих людей. Я чув­ствую, что что-то рядом есть. Очень хоро­шо, очень теп­ло. Я пол­на спо­кой­стви­ем, сча­стьем и радостью!
– Вот сей­час, сра­зу после Вашей смер­ти, как Вы може­те оце­нить прой­ден­ную жизнь Даши? Такая инте­рес­ная смерть, ведь Вы же ничем не боле­ли. Про­сто отпу­сти­ли Душу! Какая Вы сильная!
– Если всю жизнь, то это ощу­ще­ние сча­стья, и такое же, как когда я виде­ла бабуш­ку и бежа­ла к ней точ­но так же! Как буд­то это всё вре­мя было так!
– Как дол­го Вы оста­ё­тесь воз­ле сво­е­го тела и тела Ваше­го мужа? Вам важ­но, что будет даль­ше с ваши­ми телами?
– Нет, не важ­но! Всё осталь­ное уже ерунда!
– Есть осо­зна­ние, что детей Вы поста­ви­ли на ноги?
– Да, да…
– Так рас­стать­ся с жиз­нью – это как нуж­но любить чело­ве­ка! Вы пред­став­ля­е­те, как гар­мо­нич­но вы жили?!
– Без него неза­чем даль­ше жить,… всё уже было!…
– Ваша фор­ма и цвет, после того, как оста­ви­ли тело Даши?
– Что-то зыб­кое, сире­не­ва­тое, как дым от сига­ре­ты. Он колы­шет­ся. Поле­те­ла… ввысь,… ввысь,… ввысь,… фор­ма меня­ет­ся. Я уже и не дым­ка, а облач­ко какое-то.
– Что за про­стран­ство вокруг Вас?
– Сине­ва… ой…. Оно такое, зна­е­те,… бесконечное!
– Уютно?
– Да!… Ой, как хоро­шо мне в этой сине­ве! А я бес­ко­неч­ная, мне нет конца!
– Но осо­зна­ние Ваше осталось?
– Да! Всё вокруг силь­ное, бес­ко­неч­ное, бар­хат­ное, неж­ное!… Ой, хорошо!
– Ощу­ще­ние род­но­го дома есть, что вас здесь ждут и любят?
– Есть, есть, есть!!!

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Одиночество

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

«Жизнь Нины. Ино­пла­нет­ная сущ­ность»

Ещё одна дав­няя сес­сия, не поте­ряв­шая и сей­час сво­ей пси­хо­ло­ги­че­ской зна­чи­мо­сти. Обра­ти­те вни­ма­ние на искрен­ность ощу­ще­ний и без­оши­боч­ность выбо­ра вопло­ще­ния Бес­со­зна­тель­ным. Я все­гда гово­рю, что Бес­со­зна­тель­ное нико­гда не лжёт, Бес­со­зна­тель­ное – видео­ре­ги­стра­тор. И раз­би­рать­ся с этим при­хо­дит­ся веду­ще­му, и толь­ко очно. Рабо­та онлайн не пред­по­ла­га­ет осо­бой глу­би­ны осо­зна­ния при­шед­шим на сеанс человеком.

*************

- Пере­до мною фон, фио­ле­то­вый, пере­хо­дя­щий в инди­го… Теперь в цен­тре появ­ля­ет­ся жел­тое пят­но, оно вращается…
– Посмот­ри­те на него вни­ма­тель­но, что-нибудь оно Вам напоминает?
– Ворон­ку, воронку…
– Вас это не пугает?
– Нет, со мной это было уже мно­го раз… Я закры­ваю гла­за и…- все­гда ворон­ка… Она высо­ко… Путь к ней длин­ный, я дви­га­юсь к ней несколь­ко по косой. Сей­час моя ско­рость увеличилась…
– Отлич­но! А теперь давай­те вер­нём­ся назад по это­му вопло­ще­нию, в физи­че­ское тело, кото­рое Вы толь­ко что оста­ви­ли! Что за тело у Вас было?
– Это какое-то тело, но оно не физи­че­ское, я бы ска­за­ла – эфирное…
– Вер­ни­тесь ещё даль­ше назад, в тот момент, когда Вы ещё были в физи­че­ском теле. Давай­те прой­дём момент смер­ти в обрат­ном поряд­ке. От чего Вы умерли?
– От горя… Я жен­щи­на, мне сорок… Меня никто не любит…
– Вы смо­же­те вер­нуть­ся назад по жиз­ни этой жен­щи­ны в то вре­мя, когда Вас люби­ли. В любое вре­мя от зача­тия до момен­та смерти.
– Зна­е­те, не могу понять, всё очень не чёт­ко… Всё усколь­за­ет, мой взгляд направ­лен как-то сни­зу вверх… Муж­чи­ну вижу,… он смот­рит на меня…
– Про­чув­ствуй­те своё тело, его ощущения.
– Мне это не очень при­ят­но, мне восемнадцать.
– Вер­ни­тесь ещё назад!
‑У меня всё сжи­ма­ет­ся, болит сердце…
– Ваше имя в этом воплощении?
– Нина… Может Нинон… Это не Россия.
– Вер­ни­тесь от это­го момен­та на два часа назад! Какая Вы?
– Я не кра­си­вая, навер­ное, я так считаю…
– А посмот­ри­те на себя в зеркало.
– Попро­бую… Но я не могу уви­деть себя в зер­ка­ле… Мне меша­ет этот муж­чи­на… Он здесь, у меня на душе тревога…
– Хоро­шо, вер­ни­тесь ещё назад по жиз­ни Нины! Назад в то вре­мя, когда Вы ещё не зна­ли, что такое муж­чи­ны и у Вас не было тре­во­ги на душе при виде их.
– Это горы… Вер­ши­ны тём­ные… Я сижу у под­но­жья… Мне страш­но, всё вре­мя состо­я­ние ско­вы­ва­ю­ще­го стра­ха и внут­рен­ней дро­жи… Очень тре­вож­но и неприятно!
– Ещё назад по эпи­зо­ду! У Вас есть родители?
– Нет! Я не пом­ню роди­те­лей… Я вижу жен­щи­ну, я совсем малень­кая, мне шесть-семь лет. Жен­щи­на пожи­лая, в фар­ту­ке, с пал­кой… Она хочет меня как-то исполь­зо­вать… Пока не пони­маю… Мне страш­но, мне пла­кать хочет­ся… Она хочет про­да­вать меня муж­чи­нам. Я пони­маю, что она хочет, но сопро­тив­лять­ся не могу… На мне чеп­чик… Я пла­чу и про­шу, что­бы она меня не отда­ва­ла муж­чи­нам, но она бьёт и уни­жа­ет меня…
– Никто Вам не помогает?
– Нет! Внут­ри такое глу­бо­кое тяжё­лое оди­но­че­ство, как про­пасть… (Пла­чет)
– В насто­я­щей жиз­ни такое же одиночество?
– Да, всё вре­мя. Там, где меня дер­жат – очень непри­ят­ный запах – гни­лой, зло­вон­ный, запах смерти…
– Вы часто помыш­ля­ли о смерти?
– Сто раз… У этой жен­щи­ны есть рядом кто-то, кото­рый сле­дит за мной. С это­го воз­рас­та меня ста­ли про­да­вать муж­чи­нам… Я очень боя­лась и очень стра­да­ла… Но потом всё меня­ет­ся… Меня куда-то везут, и всё вре­мя одно и то же – силь­но, страш­но про­сто бьют! А теперь какой-то корабль… Пыта­юсь выбро­сить­ся за борт, но кто-то хватает…
2
Пусто­та в душе… Люб­ви, даже про­сто чело­ве­че­ско­го уча­стия не было нико­гда!… Толь­ко гру­бость, побои, уни­же­ния… Что­бы выжить я научи­лась при­спо­саб­ли­вать­ся и вос­при­ни­мать окру­жа­ю­щее отстра­нён­но… Я вся раз­би­тая, я одна…лежу,… оче­ред­ной муж­чи­на толь­ко что ушёл от меня…
– Вы смо­же­те сей­час про­жить вопло­ще­ние Нины, или Вам это очень труд­но и луч­ше остановиться?
– Нет, я хочу от все­го это­го осво­бо­дить­ся и мне нуж­но сей­час про­жить это всё! Я не хочу жить! Корабль при­шёл на ост­ров, может полу­ост­ров… Но это не огром­ный мате­рик. Отсю­да не сбе­жишь… Я в каком-то очень сыром, тём­ном поме­ще­нии. Сте­ны серые, гра­нит­ные… Это не тюрь­ма. На полу валя­ет­ся какой-то гряз­ный тюфяк, боль­ше ниче­го! В этот сырой под­вал ко мне каж­дый день при­хо­дят муж­чи­ны. Мне уже всё, всё рав­но, я ниче­го не пом­ню, не запо­ми­наю, так лег­че… У меня все­гда опу­ще­на голова…
– Сколь­ко Вам лет сейчас?
– Ско­ро сорок… У меня нет детей, у меня абсо­лют­но нет даже ощу­ще­ния, что роди­те­ли где-то есть … Когда я теряю созна­ние, на меня льют воду… Муж­чи­ны при­хо­дят ино­гда по одно­му, ино­гда по двое, они наси­лу­ют, бьют, если теряю созна­ние – обли­ва­ют водой, что­бы при­шла в себя… Встрях­нут, голо­вой вниз, у меня длин­ные густые воло­сы. Сей­час всё плы­вёт и кача­ет­ся перед гла­за­ми… Меня соби­ра­ют­ся куда-то выбро­сить, если я уже буду непри­год­ная ни на что. Жить не хочу, но сама не могу покон­чить с жиз­нью… Надо мной опять какой-то муж­чи­на и я знаю, что сей­час опять будет всё очень плохо…
– Как Вы умираете?
– Я на пес­ке, на бере­гу. Меня чем-то колют… Длин­ное, тон­кое, похо­же на нож, но не нож… Очень болит в гру­ди, боль­но в сердце…
– В совре­мен­ной жиз­ни у Вас есть эти боли?
– Да, часто!
– Опи­ши­те мне, какое тело Вы оста­ви­ли толь­ко что.
– Тело очень худое, скрю­чен­ное, в шра­мах, лежит на пес­ке. Воло­сы длин­ные… Их было двое… Острую шту­ку один из них вытер о тяп­ку, тряп­ку не выбро­сил, поло­жил в кар­ман. Смот­рит в мою сто­ро­ну, плю­ёт… Уходят…
Я в фор­ме лёг­ко­го сгуст­ка-комоч­ка. Под­ни­ма­юсь вверх. Про­стран­ство вокруг тём­ное, но про­зрач­ное, в нём очень хоро­шо, оно похо­же на космос…
– Нина, давай­те посмот­рим Ваше преды­ду­щее вопло­ще­ние. Поче­му это вопло­ще­ние было таким тяжёлым?

***********
– Сей­час ярко-белый свет, я лечу. Появ­ля­ют­ся очер­та­ния, но пока не чёт­ко… Я стою… Стран­но как-то, тако­го в жиз­ни не бывает!
– Смот­ри­те, вжи­вай­тесь в тело, рассказывайте.
– Это как из-под зем­ли, в каких-то шку­рах, но тело боль­шое, крепкое…
– Человеческое?
– Я бы не ска­за­ла… Это что-то дву­по­лое… Выхо­жу из отвер­стия нару­жу, как из пеще­ры… Отвер­стие округ­лое… Слож­но из этой пеще­ры в такое отвер­стие выполз­ти, но я выхо­жу через него…
– Вы живё­те одна в этой пещере?
– Нет, нас там мно­го, но ощу­ще­ния пола, как у чело­ве­ка – нет! В шку­рах,… лицо, руки длин­ные, тело и конеч­но­сти покры­ты шер­стью… Когда хожу, руки каса­ют­ся зем­ли. Воло­са­тые, воню­чие, не мытые.
– Воз­раст Ваш?
– Я доста­точ­но взрос­лая, не моло­дая, знаю, что у меня есть потом­ство… Семей нет, все со все­ми… Но, поче­му-то на поверх­ность почти на выхо­дят, но мне поз­во­ле­но… На поверх­но­сти опас­но, но нуж­но при­но­сить пищу, я знаю, где она – неда­ле­ко… Я охочусь…
– А как Вы охо­ти­тесь? Что у Вас есть для этого?
– Как зверь со ска­лы пры­гаю и хва­таю! Я вижу вни­зу како­го-то пят­ни­сто­го хищ­ни­ка вни­зу из семей­ства коша­чьих. Пры­гаю свер­ху и раз­ры­ваю рука­ми его мяг­кий живот! Фу,… всё в кро­ви­ще! Выедаю вкус­ную плён­ку из живо­та. Сижу, обли­зы­ваю лапы…
– Руки?
– Рука­ми их не назо­вёшь, они очень гряз­ные, да и волос нет толь­ко на ладо­шках. И то, в цен­тре ладо­шки есть!
– Ваше тело большое?
– Боль­шое, но ска­зать точ­нее – это глы­ба, глы­ба! Мы не горил­лы, мы, все-таки, люди!
– А пол есть?
– Я гово­рю, что я что-то дву­по­лое, пока не пой­му как это?
– Стран­но. А это Земля?
– Нет, это не Земля!
– Хоро­шо, рас­ска­зы­вай­те даль­ше. Что за ланд­шафт там?
– Я могу Вам рас­ска­зать… Там небе­са дру­гие. Они алые, чуточ­ку апель­си­но­вые. На поверх­но­сти здесь никто не живёт, все живут внутри.
– Почему?
– Здесь на поверх­но­сти ниче­го не рас­тёт, всё как-то дви­жет­ся и качается…
– Как на Зем­ле пере­ка­ти поле?
– Похо­же, нет кор­ней. Все живут внут­ри, боят­ся толи осве­ще­ния, толи спектр све­та очень пло­хо вли­я­ет на гла­за? Глаз устро­ен по-дру­го­му, на поверх­но­сти жить нельзя.
– Рань­ше, в этой сес­сии, Вы про­жи­ли очень страш­ную жизнь Нины, и я попро­сил Вас посмот­реть Ваше преды­ду­щее вопло­ще­ние, что пред­ше­ство­ва­ло жиз­ни Нины. Вы нача­ли рас­ска­зы­вать свою преды­ду­щую жизнь. Есть у Вас имя?
– Нет имён. Пеще­ра огром­на, есть в пеще­ре ещё более глу­бо­кие уров­ни, ниже.
– Но толь­ко Вам раз­ре­шён выход на поверхность?
– Да, толь­ко мне. Выхо­жу, уби­ваю, раз­ры­ваю без­жа­лост­но, при­но­шу и все едят. Когда нече­го есть, едят друг дру­га. Под нами шесть уров­ней, там ещё хуже. Я нику­да дале­ко не отхо­ди­ла от вхо­да в пеще­ру. Сижу и чув­ствую, как хоро­шо мне здесь сидеть одной! И я не хочу, что­бы кто-то ещё здесь со мной сидел!
– Не опас­но сидеть так?
– Нечто тём­ное, бес­фор­мен­ное неза­мет­но для меня спу­сти­лось с высту­па над вхо­дом в нашу пеще­ру и силь­но сда­ви­ло меня. Сопро­тив­лять­ся невоз­мож­но… Спус­ка­ет меня с высту­па на выступ к под­но­жью нашей горы. Всё видо­из­ме­ня­ет­ся… Так слож­но это опи­сы­вать! Это тоже вни­зу, но стро­е­ние здесь, куда меня ута­щи­ло, дру­гое. То, что меня ста­щи­ло сюда посто­ян­но видо­из­ме­ня­ет­ся, оно может быть плот­ным, может быть мяг­ким, может быть твёр­дым как камень. Оно посто­ян­но видо­из­ме­ня­ет­ся. А полость в ска­ле не вер­ти­каль­ная, как у нас, а гори­зон­таль­ная, и эта шту­ка пыта­ет­ся меня туда вму­ро­вать! Силы у меня с ним совер­шен­но не рав­ные, но я не чув­ствую ника­кой боли! Я вхо­жу туда и рас­тво­ря­юсь, рас­тво­ря­юсь, рас­тво­ря­юсь… Какая-то суб­стан­ция меня погло­ща­ет… Оста­лась тём­ная точ­ка и всё… Меня боль­ше нет! Не было боли, стра­ха… моя Душа ушла туда, где звёз­ды, где туман­но­сти… И сно­ва здесь всё на тех же местах! Очень кра­си­вые туман­но­сти, а сле­ва тоже очень кра­си­во, по цен­тру как бело-серое облач­ко. Мож­но ска­зать, что дышит­ся пол­ной грудью!
– Когда Вы про­жи­ва­ли жизнь в теле Нины, у Вас были толь­ко нега­тив­ные ощу­ще­ния, а здесь, в этой гар­мо­нии, вби­рай­те в себя то, чего так не доста­ва­ло Нине! Это ощу­ще­ние «род­но­го дома» уже зна­ко­мое Вам по преды­ду­щей сессии.
– Да, ощу­ще­ние силь­ное, гар­мо­ни­ей всё вокруг наполнено!
– Кста­ти, а в жиз­ни есть про­бле­мы с сексом?
– Пол­но! Сек­са нет в моей жиз­ни! А здесь хоро­шо, мне здесь спо­кой­но, я здесь уве­рен­на, здесь нет страха!
– Что даёт Вам это ощущение?
– Я очень мно­гое сего­дня пере­жи­ла! С эти­ми страш­ны­ми тяжё­лы­ми ощу­ще­ни­я­ми и пере­жи­ва­ни­я­ми я жила постоянно!
– Ска­жи­те, пожа­луй­ста, в чём всё-таки была вина Нины?
– Кро­ме сло­ва «тру­сость и страх» ниче­го не приходит!
– То есть, она напрас­но опа­са­лась самоубийства?
– Нет, здесь дру­гое! У неё не было сопро­тив­ле­ния! Она была покор­ным живот­ным! Она хоте­ла жить, хоте­ла вырвать­ся, но толь­ко в мечтах!
– Вот сей­час, в этом про­стран­стве, Вы зна­е­те, где Ваши роди­те­ли, поче­му Вы были не с ними! Посмотрите!
– Я неза­кон­но рож­ден­ная бога­той жен­щи­ной. Меня ночью в пелён­ках куда-то несут. У зда­ния есть при­строй­ка. Тот, кто при­нёс меня, сюда думал, что меня сра­зу убьют! Но нет, не уби­ли… У них закры­тые лица. Они долж­ны были меня убить, но не убили…Вот так нача­лась моя жизнь в этом теле… Я думаю, что у меня была силь­ная лич­ность. Та, какой я была в теле Нины, и та, что я сей­час – это одно целое, а не два раз­ных существа!
– Невоз­мож­но ска­зать «нет»?
– Пере­тер­петь, про­мол­чать, при­спо­со­бить­ся – лишь бы не было скан­да­ла… Лишь бы не нака­зы­ва­ли! Пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет совер­шен­но оди­на­ков, за исклю­че­ни­ем сек­са. Ощу­ще­ние слом­лен­но­сти одно и тоже, что у Нины, что здесь! Даже раз­ни­цы нет! Обе жиз­ни эмо­ци­о­наль­но очень похо­жи, я не могу про­ве­сти сей­час раз­де­ли­тель­ной чер­ты. Эмо­ци­о­наль­но эти две жиз­ни – еди­ное целое!
– А в про­стран­стве, куда ушла Душа Нины, как там?
– Мне спо­кой­но! Мне не страшно!

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Погасшая душа

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

«Жиз­не­опи­са­ние гре­че­ско­го пат­ри­ция АМВРО­СИЯ; жиз­не­опи­са­ние ПИТЕ­РА – вои­на простолюдина»

В этом сеан­се регрес­со­лог нахо­дит при­чи­ны тяже­сти в душе, отсут­ствия радо­сти и безыс­ход­но­сти в ощу­ще­ни­ях жиз­ни, скры­тых стра­хах … Про­жи­ва­ние смер­ти и мета­мор­фоз за ее гра­нью, несу­щие важ­ные осознания.

*************

-Мне кажет­ся, что я вижу гео­мет­ри­че­ский узор на стене.

-Что это, гео­мет­ри­че­ские узо­ры были в Древ­ней Гре­ции и в Егип­те, посмот­ри­те и сори­ен­ти­руй­тесь, что это, где Вы.

-Это сте­на, о! Это древ­ний мир, я вижу здесь чело­ве­ка в хитоне. Я в рим­ской бане.

-Кто Вы там, Вы сто­и­те, сиди­те, Вы рас­слаб­ле­ны или напря­же­ны, или Вы при­слу­жи­ва­е­те сво­е­му господину?

-Нет, я лежу, расслабился.

-Рас­сла­бил­ся, или расслабилась?

-Рас­сла­бил­ся, (я уже про­ве­ри­ла!) Лежу замо­тан­ный в белую про­сты­ню, босой. Лежу себе, да и лежу, при­ят­но, отды­хаю. Рядом бас­сейн. Голу­бень­кая плит­ка. Поме­ще­ние невы­со­кое, закры­тое, на полу плит­ка, похо­жа на нашу кера­ми­че­скую плит­ку. Выхо­жу из бани. Очень яркое солн­це, очень яркий день.

-Вы замо­та­ны в простыню?

-Нет, это не про­сты­ня, это одеж­да какая-то банная.

-Одеж­да сухая, или влаж­ная, Вы уже мылись? Сколь­ко Вам лет?

-Я ощу­щаю себя немо­ло­дым муж­чи­ной, креп­ким, голо­ва седая с лысинкой.

-А на паль­цах есть что-нибудь?

-Чув­ствую руку, боль­шая рука, немно­го пол­но­ва­тая, на паль­цах есть коль­ца с круп­ны­ми кам­ня­ми, (по мне тепе­реш­ней), гру­бо­ва­тые.

-Вы бога­ты?

-Да.

-У Вас есть дру­зья, или посе­ще­ние бань – это пра­ви­ла хоро­ше­го тона в Ваше время?

-Основ­ное отли­чие мое­го тела от мое­го насто­я­ще­го, это оса­ни­стость, зна­чи­тель­ность, очень важ­ная поход­ка. Мне око­ло шести­де­ся­ти, я так себя ощу­щаю по оса­ни­сто­сти и груз­но­сти. Это неболь­шая баня, может она моя?

-Опи­ши­те мне инте­рьер, бас­сейн глубокий?

- Нет, не глу­бо­кий. Здесь сижу я, теперь голый. Ко мне под­хо­дит девуш­ка, в лег­кой накид­ке. Она при­но­сит на под­но­си­ке кера­ми­че­ский сосуд, назы­ва­ет меня гос­по­ди­ном. В кув­шине очень лёг­кое крас­ное вино.

-Как долж­но раз­бав­лять­ся крас­ное вино?

-Не знаю, но вино при­ят­ное, очень сла­бое. Вкус не похож на наши вина. Я встаю, эта девуш­ка про­мо­ка­ет меня какой-то тканью.

-У Вас нет раз­дра­же­ния сейчас?

-У меня ощу­ще­ние ста­ро­го, брюзг­ли­во­го чело­ве­ка, кото­рый сей­час доволен.

-Вам слож­но угодить?

-Думаю, да, но все угождают.

-Как даль­ше про­дол­жа­ет­ся Ваш день?

-Я вышел из бани, это сад, эта девуш­ка идёт за мной сле­дом. Очень яркое солн­це, немно­го дере­вьев, боль­шое про­стран­ство. Это похо­же на лужай­ку тер­ра­са­ми, вда­ли дере­вья. Тро­пин­ка, я иду напра­во в каких-то сандалиях.

-Зву­ки какие-нибудь есть?

-Слыш­но голо­са где-то вда­ле­ке. Жизнь есть кру­гом. Мимо про­хо­дят люди, мне кла­ня­ют­ся, быст­ро про­хо­дят. На мне белые раз­ви­ва­ю­щи­е­ся одежды.

-Про­дол­жа­ем. Бельё-то ниж­нее есть, или одеж­да оде­та на голое тело?

-Не чув­ствую, похо­же, таких дета­лей одеж­ды на мне нет.

-Вы на госу­дар­ствен­ной служ­бе, или ваше пред­на­зна­че­ние – про­сто быть бога­тым хозя­и­ном? Что у Вас за дом?

-Я как раз вхо­жу в дом, он камен­ный, он в саду. Вхо­жу, здесь что-то вро­де сто­ло­вой – боль­шой стол, вокруг что-то вро­де табу­ре­тов, шка­фов нет. Сте­ны белые с каким-то золо­ти­стым орна­мен­том. Сто­ят какие-то под­став­ки, на одной сто­ит ваза, на ней рису­нок. Сама ваза чёр­ная, камен­ная, рису­нок – свет­лый, гео­мет­ри­че­ский. Ваза кра­си­вая, совер­шен­но клас­си­че­ской фор­мы. На сто­ле фрук­ты. Вино­град, я отщи­пы­ваю и ем по одной яго­де, они синие. При­хо­дит муж­чи­на моло­дой в корот­кой одеж­де. На пле­че одеж­да пере­тя­ну­та жёл­той метал­ли­че­ской пряж­кой. Это мой слу­га, он при­но­сит еду – пти­ца. Я ем, она зажа­рен­ная на вертеле.

-Вкус­но?

-Да, очень. Запи­ваю опять крас­ным вином, оно очень раз­бав­лен­ное, в голо­ву не ударяет.

-Поче­му замолчали?

-Я поче­му-то, как-то мимо­хо­дом уда­рил это­го слу­гу, у меня вдруг испор­ти­лось настро­е­ние, я уда­рил его рукой – «Пошёл вон!». Он спра­ши­ва­ет, что мне нуж­но, он напу­ган, сжал­ся весь, втя­нул голо­ву в пле­чи и ушёл.

-Пти­цу ели руками?

-Да, уже съел.

-Что даль­ше с Вами происходит?

-Я про­гу­ли­ва­юсь по саду, здесь птич­ки лета­ют. Спус­ка­юсь вниз, с этой сто­ро­ны дома хол­ми­стая мест­ность. Я по тро­пин­ке спус­ка­юсь вниз, гуляю.

-Вы рим­ля­нин, или грек?

-Я, навер­ное, грек, пото­му что имя мне при­шло греческое.

-Какое?

-Амвро­сий. Я гуляю, слу­шаю птиц, все крас­ки очень яркие, под нога­ми поскри­пы­ва­ют камеш­ки. Сей­час лето и нет боль­ших дел.

-А они быва­ют, боль­шие дела, Амвросий?

-У меня есть сын, он зани­ма­ет­ся дела­ми, дела­ми в отно­ше­нии горо­да, он вхо­дит в управ­ле­ние, совет, но я им руко­во­жу. Он дол­жен при­хо­дить ко мне и рас­ска­зы­вать, как он себя вёл, какие при­ни­мал решения.

Зав­тра дол­жен быть совет, я поэто­му и раз­дра­жён. Будет решать­ся вопрос о кво­те виноделия.

-У Вас боль­шие вино­град­ни­ки и Вы в этом заин­те­ре­со­ва­ны, Вы ждё­те сына с отчётом?

-Да, я думаю, что реше­ние будет не в мою поль­зу, я рано ушёл от дел и пере­дал дела сыну.

-А какое имя у сына?

-Смеш­но, но имя похо­же на Амфи­бра­хий, но я знаю, что амфи­бра­хий – это сти­хо­твор­ный раз­мер. Вче­ра мы с ним обсуж­да­ли этот вопрос.

-Ваш сын умный?

-Он горя­чий, он не уме­ет пра­виль­но про­стро­ить так­ти­ку, выжи­дать. Люди в сове­те пожи­лые, они не дове­ря­ют молодёжи.

-А сыну лет сорок?

-Нет, ему око­ло трид­ца­ти, он дей­стви­тель­но молодой.

-А ещё дети есть, жена жива?

-Жена жива, она тоже не моло­дая. Доста­точ­но угрю­мая ста­ру­ха с боль­шим чув­ством соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти, тяжё­лый харак­тер. За годы сов­мест­ной жиз­ни мы ста­ли парт­нё­ра­ми, но друг к дру­гу холодны.

-А Вы може­те каким-то обра­зом реа­ли­зо­вать своё невос­тре­бо­ван­ное чув­ство люб­ви с дру­ги­ми жен­щи­на­ми, поз­во­ле­но ли это в Вашем кругу?

-Да, есть какие-то девоч­ки. Но это не заде­ва­ет меня внут­ри, сей­час у меня эта потреб­ность сни­зи­лась в физи­че­ском плане, в свя­зи с возрастом.

-Вам уда­лось уснуть от таких переживаний.

-Мы гово­ри­ли вече­ром с сыном, я сплю бес­по­кой­но. У меня очень жёст­кая кро­вать. Я думаю, что этот вопрос решит­ся не в мою поль­зу. Всё уже реше­но, и у меня нет надеж­ды, что послу­ша­ют сына. Люди, реша­ю­щие этот вопрос, дей­ству­ют в сво­их инте­ре­сах, а я не могу туда прий­ти, пото­му что уже деле­ги­ро­вал сына. Сей­час я жалею, что деле­ги­ро­вал его, и не смо­гу сво­им поли­ти­че­ским весом повли­ять на ситу­а­цию в выгод­ном мне све­те. Я веду пере­го­во­ры в част­ном поряд­ке. Я сижу с дру­гим ста­ри­ком, убеж­даю его, что это в наших инте­ре­сах быть вме­сте. Он тоже зем­ле­вла­де­лец, у него тоже вино­град­ни­ки. Речь идёт о нало­гах, отчис­ле­ни­ях госу­дар­ству. Мой собе­сед­ник ещё и госу­дар­ствен­ный слу­жа­щий, он заин­те­ре­со­ван в этих отчис­ле­ни­ях и не при­ни­ма­ет мою пози­цию. Я недо­во­лен, этот раз­го­вор не убе­дил меня, хотя внешне всё при­стой­но, мы не спо­рим, не повы­ша­ем голо­са, но внут­рен­нее недо­воль­ство нарастает.

Сын воз­вра­ща­ет­ся, при­хо­дит с собра­ния. Мож­но счи­тать, что реше­ние поло­вин­ча­тое. Налог уве­ли­чи­ли, напо­ло­ви­ну от пред­ва­ри­тель­но ого­ва­ри­ва­е­мо­го. Я удо­вле­тво­рён, у меня ощу­ще­ние, что и сын моло­дец и моя бесе­да не про­шла бесследно.

-Хоро­шо, как даль­ше раз­ви­ва­ют­ся события?

-Я спра­ши­ваю сына, как дела? Он рас­ска­зы­ва­ет, что высту­пал он и мой гость. Сын весел, молод, горд и дово­лен собой! Но, в то же вре­мя всё рав­но я погру­жён в себя и недо­во­лен, что рано отдал сыну это место.

-Поче­му, что заста­ви­ло Вас сде­лать это?

-Я забо­лел, и жена и сын при­шли ко мне. Я лежу, а они мне гово­рят, что нель­зя остав­лять без воз­дей­ствия совет, надо на нём при­сут­ство­вать посто­ян­но, нель­зя упус­кать вре­мя. Они про­сят меня, чтоб я деле­ги­ро­вал в совет сына.

Да, я забо­лел и эта тяжесть ещё и от нездо­ро­вья. Болят коле­ни, все круп­ные суста­вы, несва­ре­ние желуд­ка, сла­бость. Суста­вы болят, но не дефор­ми­ро­ва­ны. Болит пояс­ни­ца. И сей­час, когда мне лег­че, меня раз­дра­жа­ет моё без­дей­ствие. Но есть удо­вле­тво­ре­ние, что неболь­шой побе­ды я добил­ся! И ещё мне не даёт радо­вать­ся мысль, что это сде­лал не я, а мой сын.

-Труд­ный у Вас характер!

-Да, пло­хой. Слу­гам часто доста­ёт­ся. Сей­час маль­чик дела­ет мне мас­саж ног и полу­ча­ет под­за­тыль­ник! Я поче­му-то, когда они ухо­дят, всех так про­во­жаю, вме­сто благодарности.

-С кем живёт сын?

-У него отдель­ный дом, но на моей земле.

-У него есть семья?

-У него есть жена, дочь маленькая.

-Люби­те её, или толь­ко себя?

-Она не близ­ка мне, я не вос­при­ни­маю её ребён­ком, не люб­лю, как любил сына в дет­стве. Когда её ко мне при­во­дят, с боль­шим почте­ни­ем, она весё­лая, я её балую, но внут­ренне меня это не заде­ва­ет, хотя это приятно.

-Что за чув­ства у Вас к сыну?

-К сыну слож­ные чув­ства сей­час, это сопер­ник и не все­гда ради­вый уче­ник, но я пони­маю, что он стре­мить­ся делать всё сам и само­сто­я­тель­но, я пони­маю, что так и долж­но быть, но я при­вык, что он все­гда выпол­нял мою волю. Сопер­ни­че­ство и при­дир­чи­вость к сыну нача­лись после того, как я деле­ги­ро­вал его в собра­ние. Рань­ше мне импо­ни­ро­ва­ла его само­сто­я­тель­ность и рас­су­ди­тель­ность. У меня хоро­шее отно­ше­ние к его жене, она не вклю­че­на в это сопер­ни­че­ство, доб­рое и свет­лое отно­ше­ние к ней.

-Как её зовут?

-Что-то типа Аниса.

-А име­на дру­гих родственников?

-Жена – Фес­сия, внуч­ка – Текла.

-Как дол­го Вы про­жи­ли, доволь­ны ли Вы сво­им сыном?

-Я все­гда пони­мал умом, что он пра­виль­но посту­па­ет, а раз­дра­же­ние было на соб­ствен­ное бессилие

-Есть у Вас биб­лио­те­ка, чита­е­те книги?

-Пер­вое, что при­шло на ум – это кни­га счетов!

-А фило­соф­ские, худо­же­ствен­ные книги?

-В моло­до­сти я читал жиз­не­опи­са­ния, там были и Цезарь и другие.

-Какой это год? Какое у вас летоисчисление?

-Как толь­ко Вы мне зада­ли вопрос, мне при­шло – шесть­сот трид­цать пер­вый, а какое лето­ис­чис­ле­ние – не знаю. Я не чтец, к ста­ро­сти я не читаю, у меня пло­хие гла­за, я дрях­лый ста­рик. У меня что-то с гла­за­ми, веки как буд­то вывер­ну­ты, гно­ят­ся, болят.

-А лечат их как-нибудь.

-Похо­же, при­жи­га­ют раны на веках.

-Боль­но? Вы дёр­га­е­те сей­час, здесь ногами.

-Да, и века­ми я тоже дёр­гаю. По ночам у меня всё боль­ше болят кости, жена ещё жива, мы оба костлявые

-К ста­ро­сти ваши вза­и­мо­от­но­ше­ния с женой изме­ни­лись? Вы гово­ри­ли, что были про­сто парт­нё­ра­ми. Вы были чест­ны­ми парт­нё­ра­ми друг для дру­га, или каж­дый пре­сле­до­вал толь­ко свою выгоду?

-Нет, наши отно­ше­ния – обще­се­мей­ный иде­ал, центр семьи – сын, но он со все­ми вопро­са­ми и про­бле­ма­ми чаще обра­ща­ет­ся к мате­ри, её сове­там, пото­му что я боль­ше экза­ме­на­тор, а она – помощ­ник. Она очень стро­га и жест­ка к людям, но к сыну она добра, с ним она ведёт себя по-другому.

-А у вас были ещё дети?

-Был малень­кий ребё­нок, но он умер в дет­стве. Это была девоч­ка. Тогда и жене было очень плохо.

-То есть сто­ял вопрос, кого спа­сать в родах?

-Нет, ребё­нок родил­ся живым, но она очень дол­го рожа­ла, была сла­бость, после родов очень дол­го боле­ла, а девоч­ка умер­ла через два – три дня, она роди­лась очень слабой.

-Хоро­шо, Амвро­сий, помни­те, Вы ска­за­ли, что мы теперь как два ске­ле­та ходим по дому, силь­но к ста­ро­сти исху­дав­шие? По ночам ста­ли болеть кости, сон пло­хой и по ночам Вы вновь и вновь пере­про­жи­ва­е­те свою жизнь, вспо­ми­ная наи­бо­лее запом­нив­ши­е­ся эпи­зо­ды. Рас­ска­жи­те мне о них, и о счаст­ли­вых, и о несчастливых.

-Смерть девоч­ки, я часто её вспо­ми­наю. Вспо­ми­на­ет­ся моя очень актив­ная поли­ти­че­ская жизнь, мне все­гда достав­ля­ли насла­жде­ние мои выступ­ле­ния с три­бу­ны. Вот поэто­му я с такой тре­во­гой отно­шусь к выступ­ле­ни­ям сына. Ощу­ще­ние соб­ствен­ной силы и телес­ной и умствен­ной, и воля, кото­рая может воз­дей­ство­вать на ауди­то­рию. Мне все­гда нра­ви­лись выступ­ле­ния перед сена­том, и мне часто это вспо­ми­на­ет­ся. Но ещё мне нра­ви­лась под­го­то­ви­тель­ная рабо­та перед выступ­ле­ни­ем, во вре­мя под­го­тов­ки вопро­са, пред­ва­ри­тель­ные деба­ты, пере­го­во­ры, мой госу­дар­ствен­ный ум. Обще­ние с ува­жа­е­мы­ми людь­ми, да и сам я ува­жа­е­мый чело­век, всё это при­но­си­ло мне чув­ство зна­чи­мо­сти, уве­рен­но­сти, власти.

-А духов­ность, есть она в обще­стве, в Вас?

-Я не рели­ги­оз­ный чело­век, я праг­ма­тик. И я не вижу, что­бы участ­во­вал в каких-либо куль­то­вых обрядах.

-А вот когда впер­вые сын высту­пал в сена­те по пово­ду вино­град­ни­ков, Вы обра­ща­лись за помо­щью к каким-либо богам, ходи­ли молить­ся в храм?

-Я обра­щал­ся к богам, но это было у себя дома, это был внут­рен­ний раз­го­вор, молит­ва, это не было в храме.

-К како­му богу Вы обращались?

-Я не знаю сей­час. Я живу в этом мире и я не скло­нен к мисти­че­ским переживаниям.

-Как закан­чи­ва­ет­ся Ваша жизнь, рас­ска­жи­те, как Вы уми­ра­е­те, кто уми­ра­ет рань­ше – вы или супруга?

-Я. Сей­час пере­до мной кар­тин­ка такая: она сто­ит и раз­гля­ды­ва­ет меня спо­кой­но, пыта­ясь опре­де­лить, жив я или нет. Во вре­мя пере­хо­да есть ощу­ще­ние более лёг­ко­го выхо­да и освобождение.

-Прой­ди­те, пожа­луй­ста, свою смерть, когда это случилось?

-Это пере­жи­ва­ет­ся как осво­бож­де­ние, пото­му что силь­но боле­ли суста­вы, осо­бен­но коле­ни. При­хо­ди­ли вра­чи, лечи­ли – накла­ды­вая ком­прес­сы. Но это мало помогало.

-Боя­лись смерти?

-Нет. Очень силь­ная боль, и сла­бость, и нехо­ро­шо. Ощу­ще­ние такое, что нажил­ся, и тяже­ло, и пло­хо, брюзг­ли­вость, дове­дён­ная до пре­де­ла, нет радо­сти в жиз­ни, суе­та кру­гом. При­моч­ки, слу­жан­ки бега­ют с каки­ми-то сосу­да­ми. Либо это сумер­ки – окна заве­ша­ны, – но люди бодр­ству­ют. Я всё вре­мя сижу, весь ску­ко­жен­ный, малень­кий, сижу в такой позе, это немно­го помо­га­ет при­ту­пить ощу­ще­ние боли. Когда я выхо­жу из тела, боль отпус­ка­ет, и я вижу, как тело расслабляется.

-В миг выхо­да из тела, какой свет Вас встречает?

-Было очень мно­го цве­тов, сна­ча­ла очень голу­бой, потом про­сто свет­лый, это как-то сра­зу уве­ли­че­ние ярко­сти свечения.

-Когда Вы вышли из тела, Амвро­сий, вы посмот­ре­ли на него?

-Да. Стар­че­ское тело, гла­за откры­ты, ста­ру­ха закры­ва­ет мне их.

-Нача­лась суматоха?

-Пока суе­та. Жена была всё это вре­мя рядом, она рас­стра­и­ва­ет­ся, но не кри­чит. У неё силь­ные чув­ства. Я ухо­жу от тела.

-Опи­ши­те мне место, куда Вы ухо­ди­те, свои эмо­ции, какие они?

-Если срав­ни­вать, – непо­сред­ствен­но после смер­ти ощу­ще­ние осво­бож­де­ния, радо­сти, может, пото­му, что послед­нее вре­мя жиз­ни было труд­но, мучи­тель­но и боль­но. И вот этот мгно­вен­ный выход – это сра­зу осво­бож­де­ние и радость.

-Где Вы сейчас?

-Я в дви­же­нии, я чув­ствую, что я как кап­су­ла, несу­ща­я­ся с огром­ной ско­ро­стью. Напо­ми­на­ет боль­шую пулю, раз­ре­жен­ную и в осно­ва­нии она про­све­чи­ва­ет в боль­шей сте­пе­ни, в сере­дине она пол­но­стью про­зрач­на, ввер­ху све­тя­ща­я­ся. Очень быст­рое дви­же­ние, похо­жа на раке­ту. Я какой-то мно­го­слой­ный в этом про­зрач­ном, тём­ном про­стран­стве. Вокруг какие-то сферы.

-Это как кокон?

-Нет, это как ворон­ки, несколь­ко штук, встав­лен­ных одна в дру­гую, про­зрач­ные, и в их про­зрач­но­сти неуло­ви­мо ощу­ща­ют­ся и узна­ют­ся границы.

-Поче­му такой инте­рес­ный образ? Это как мно­го­сту­пен­ча­тая раке­та, сту­пе­ни кото­рой оста­ют­ся в про­стран­ствах раз­ных цветов?

-Инте­рес­но. Дело в том, что сна­ча­ла была одна, а сей­час их три и послед­няя как бы насы­ще­на, более мате­ри­аль­ная, телес­ная,- белая. Сей­час вокруг тём­ное про­зрач­ное про­стран­ство и эта свет­лая часть моих «воро­нок» ощу­ща­ет­ся здесь, как ино­род­ное тело, она как бы при­ле­пи­лась сзади.

-Это меша­ет дви­гать­ся дальше?

-Я начи­наю дви­же­ние даль­ше, про­стран­ство сей­час скон­цен­три­ро­ва­но по насы­щен­но­сти в цен­тре, я иду туда, а белой части ворон­ки уже нет. Моя струк­ту­ра сей­час тоже вся другая.

-Какая сей­час?

-Она из устрем­лён­ных пото­ков, с тем же направ­ле­ни­ем дви­же­ния. Сей­час я нахо­жусь в каком-то цен­тре, кото­рый более насыщен.

-При­ят­но там быть, или это про­сто рабо­та Души?

-Ско­рее второе.

-Есть ощу­ще­ние, что про­стран­ство про­во­дит с Вами какую-то работу?

-Свер­ху про­стран­ства появ­ля­ет­ся какой-то гряз­но-золо­ти­стый цвет. Вот сей­час ощу­ще­ние, что мате­ри­аль­ность – это гру­бое, это долж­но быть раз­ре­же­но. Я ощу­щаю себя как энер­ге­ти­че­ское нечто, кото­рое очень актив­но сей­час, и я дей­ствую. Таким обра­зом, я ухо­жу отту­да, сюда при­шло что-то материальное.

-Куда Вы уходите?

-Здесь ощу­ще­ние огром­но­го про­стран­ства, бес­ко­неч­но­го. Эта мате­ри­аль­ность, кото­рую я не могу понять и опре­де­лить, она устрем­ля­ет­ся за мной, я думаю, она дей­ству­ет дру­гим способом.

-Спро­си­те у про­стран­ства, что это такое и как мож­но бороть­ся с этим преследованием!

-Стра­хи. Они пуга­ют меня, погло­щая мою энергию.

-Сто­ят эти стра­хи Ваше­го внимания?

-Я думаю, что был путь, появи­лись стра­хи, я выбрал бег­ство от них, вро­де и быст­ро бегу, даже весе­ло. Ощу­ще­ние, что бежать есть куда – про­стран­ство огром­ное, но сра­зу нава­ли­лась тяжесть, у меня появи­лось реше­ние, что нуж­но оста­но­вить­ся. И сра­зу от меня на них пошла энер­гия, кото­рая анни­ги­ли­ро­ва­ла все страхи!

-Посмот­ри­те, они же меша­ли Вам в тече­ние всей жиз­ни. Они же не дава­ли Вам жить и любить, они не дава­ли Вам быть сво­бод­ным, Амвросий.

-Да…

-Посмот­ри­те, сто­и­ли они того, чтоб на них так мно­го тра­тить энер­гии во вре­мя жиз­ни в теле Амвросия.

-Их зна­чи­мость про­пор­ци­о­наль­на нашим стра­хам, и я создаю их сам. Страх – это про­бле­ма, кото­рая рас­тёт, когда от неё отво­ра­чи­ва­ешь­ся! А когда повер­нуть­ся к нему, посмот­реть на свой страх, разо­брать­ся в нём, он аннигилируется!

-Запом­ни­те это ощу­ще­ние, эту свою возможность.

-Всё, я реши­ла эту про­бле­му. Мне хоро­шо, теперь у меня фор­ма про­зрач­но­го шара.

-Как дол­го Вы нахо­ди­тесь в этом про­стран­стве, что Вас застав­ля­ет вновь вопло­щать­ся? Най­ди­те тот момент, когда Вы при­хо­ди­те к реше­нию, что нуж­но опять воплощаться.

-Мне сей­час видят­ся кар­тин­ки: плуг, чело­век, кото­рый идёт за ним, очень тяже­лая рабо­та, в этой кар­тине я вижу уста­лость и напря­же­ние это­го чело­ве­ка. Я думаю, может быть, эта кар­ти­на мне при­шла отто­го, что в про­жи­той жиз­ни я был бога­тым и не обре­ме­нён­ным физи­че­ской рабо­той чело­ве­ком, любя­щим толь­ко себя?

Такое ощу­ще­ние, что в про­стран­стве я в цен­тре, а после я сме­ща­юсь к краю, появ­ля­ет­ся инте­рес к это­му миру снова.

-Как Вы попа­да­е­те в фено­ме­наль­ный, физи­че­ский мир?

-Я как бы посе­щаю этот мир, наблю­даю сверху.

О‑о-о замок, похож на англий­ский или фран­цуз­ский. Я спус­ка­юсь, это двор. Я все­ля­юсь в ново­рож­ден­но­го, кото­ро­го рожа­ет слу­жан­ка это­го замка.

-Вер­ни­тесь по жиз­ни этой жен­щи­ны назад, когда Вы впер­вые уви­де­ли её.

-Это празд­ник, инте­рес­ные у них дуд­ки, они при­со­еди­не­ны к каким-то меш­кам, люди пля­шут, я рас­смат­ри­ваю и свер­ху, и близ­ко, я сле­жу за этой девуш­кой, она тан­цу­ет со все­ми, весе­лье, они пьют из бутылок.

-Поче­му Вы выбра­ли эту девуш­ку, кто за ней ухаживает?

-Есть уха­жёр, он конюх. У них любовь. Я полетел

-Куда, в девушку?

-Нет, я пока про­сто летаю вокруг.

-Девуш­ка, навер­ня­ка и не пред­по­ла­га­ет, что сей­час забеременеет.

-Может это я провоцирую.

-Бере­мен­ность?

-Тем­но, весе­лье закан­чи­ва­ет­ся. Несколь­ко чело­век рас­сте­ли­ли на полу тряп­ку, раз­ло­жи­ли свой скарб и едят.

-И девуш­ка, и конюх тут?

-Да. Они заку­сы­ва­ют и пьют. Они ухо­дят. Это сред­не­ве­ко­вье, на ней чеп­чик и длин­ная юбка с перед­ни­ком, а на нём совер­шен­но про­стой костюм. Они ухо­дят вме­сте в сарай. Я думаю, что это у них не пер­вый раз.

-В кого Вы все­ля­е­тесь во вре­мя это­го про­цес­са, в спер­ма­то­зо­ид, или яйцеклетку?

-Это в теле жен­щи­ны, но я все­ля­юсь не в яйце­клет­ку, а в сперматозоид.

-То есть, Вы куда-то быст­ро дви­га­е­тесь? Есть ощу­ще­ние, что Вы торо­пи­тесь, вид­на ли Вам цель движения?

-Есть ощу­ще­ние, кото­рое труд­но опи­сать – это дви­же­ние, кото­рое свя­за­но не толь­ко со мной, а и вокруг меня, я вклю­чён в это дви­же­ние. Сна­ча­ла это дано, как нечто энер­ге­ти­че­ское, это всё дви­же­ние энер­гии, как струй­ки дыма, но все целе­на­прав­лен­ные, я не вижу конеч­ной цели, всё про­сто дви­жет­ся, дви­жет­ся, дви­жет­ся… Сей­час, после энер­ге­ти­че­ской кар­ти­ны это всё мате­ри­а­ли­зо­ва­лось и я внут­ри это­го про­стран­ства. Образ такой: у меня полу­круг­лое осно­ва­ние, доста­точ­но эла­стич­ное. А даль­ше я встре­чаю, это рок, фатум. Это что-то округлое.

-Как вы объединяетесь?

-Я не пой­му, как это про­изо­шло, мы соеди­ни­лись и такое чув­ство, что я есть всё.

-Какие зву­ки вокруг Вы слы­ши­те, как встре­ча­ет Вас орга­низм матери?

-Здесь уют­но, вижу, как какие-то шари­ки уве­ли­чи­ва­ют­ся, рас­тут. Мне слыш­ны зву­ки из внеш­не­го мира. Домаш­них живот­ных, они кука­ре­ка­ют, мычат.

-Мама зна­ет о Вашем суще­ство­ва­нии, она любит Вас, отец, как он отнёс­ся к Вам?

-Они уже зна­ют обо мне и у них уже есть ко мне отношение.

-У них есть к Вам любовь? Вы маль­чик или девочка?

-Маль­чик. Сей­час все ощу­ще­ния радост­ные, она, когда гла­дит живот – счаст­ли­ва. Хотя ино­гда испы­ты­ва­ет чуть-чуть страх – я пер­вый ребёнок.

-Часто ли Вам доса­жда­ет Ваш отец?

-Да, доста­точ­но часто, я про­щаю ему это, пото­му что это очень при­ят­ная эмо­ци­о­наль­ная волна!

-Отец конюх, а мама кем работает?

-Она слу­жан­ка, слу­жит в этом зам­ке, на кухне. Она при­хо­дит сюда, к отцу, берёт яйца, отно­сит на кух­ню. У них неболь­шая ком­нат­ка. Они гово­рят обо мне, он гла­дит живот, он слу­ша­ет меня. Мне при­ят­но, есть общее жела­ние у нас тро­их – доль­ше ощу­щать эту гармонию.

-Как про­ис­хо­дят роды?

-Ста­но­вит­ся тес­но, голо­ва изме­ня­ет угол накло­на. Чув­ствую вол­не­ние мамы. У меня ощу­ще­ние, что это не зави­сит от меня, что я про­сто начал дви­гать­ся. Мама лежит на полу, это про­изо­шло неожи­дан­но, во вре­мя её обыч­ной повсе­днев­ной работы.

-У Вас есть страх перед рода­ми, угро­за Вашей жизни?

-Физи­че­ская труд­ность, ощу­ще­ние ком­фор­та кон­чи­лось. У меня сей­час ощу­ще­ние уси­ли­ва­ю­щей­ся тем­но­ты, появ­ле­ние стра­ха и дав­ле­ния на голо­ву, как обруч, на пле­чи. Тяже­ло, но ощу­ще­ния уми­ра­ния – нет. Это не дол­го, я вижу свет, попа­даю в жен­ские мяг­кие руки.

-Холод­но вокруг?

-Нет. Меня пере­но­сят, оку­пы­ва­ют в тёп­лой воде, заво­ра­чи­ва­ют в доста­точ­но гру­бую для кожи ткань. Пока­зы­ва­ют мате­ри, она рада.

-А отец?

-Его нет побли­зо­сти, он где-то на рабо­те, ему сооб­щат. Когда пока­зы­ва­ли маме, я боль­ше чув­ство­вал её силу, а не свою. Она ещё лежит, но ей надо идти. Я сплю не с ней вме­сте. Я чув­ствую, как сосу грудь, при­ят­но. А потом сыро!

Про­шло вре­мя, отец дер­жит меня на руках, у него руки гру­бые, но он любит меня. Сей­час он ука­чи­ва­ет меня.

-Вам уют­но с роди­те­ля­ми, чув­ству­е­те их любовь?

-Да. Все­го хва­та­ет, я сыт, сухой, меня любят!

-Вам уда­ёт­ся вырас­ти, или Вы уми­ра­е­те рано?

-Сей­час я почув­ство­вал себя маль­чи­ком, тол­стень­ким, потом круп­ным юношей.

-Роди­те­ли ещё живы?

-Да, я стал сол­да­том. Идёт вой­на какая-то. Мы при­над­ле­жим гра­фу, у него мно­го земель и дере­вень. Мне слы­шит­ся Сак­со­ния, имя гра­фа не раз­бе­ру, в нём шипя­щие и сви­стя­щие звуки.

-У Вас есть брат или сёстра?

-Да, и не один. Они так и рабо­та­ют у графа.

-Вам уда­ёт­ся пере­жить эту вой­ну, дожить до ста­ро­сти, и если да, то опи­ши­те мне наи­бо­лее зна­чи­мые эта­пы жизни.

-Сей­час у меня ощу­ще­ние дру­же­ско­го, юношеско–мальчишеского отно­ше­ния с ребя­та­ми, но ещё нет любов­ных пере­жи­ва­ний. Источ­ник радо­сти у меня сей­час – обще­ние с дру­зья­ми. У меня есть ощу­ще­ние ранения.

-Най­ди­те его, опи­ши­те, пожалуйста.

-Это пуля, ране­ние в руку и пле­чо. Страш­но боль­но, жар­ко, меня везут на теле­ге. При­во­зят неда­ле­ко от мое­го жилья, про­сто в этот замок, у меня имя Питер, меня узна­ют, сооб­ща­ют роди­те­лям, мне лет шест­на­дцать – сем­на­дцать. Сест­рён­ка за мной уха­жи­ва­ет, ей лет четыр­на­дцать. Ещё малень­кие девоч­ки кру­гом – сёстры.

-Функ­ция руки сохранилась?

-Она дол­го боле­ла, да и сей­час болит, но дей­ству­ет. Ране­ние заста­ви­ло меня быст­ро повзрос­леть. Я остал­ся сол­да­том и про­дол­жаю участ­во­вать в воен­ных дей­стви­ях. Мы несём служ­бу по охране поряд­ка в этом зам­ке, какие-то поли­цей­ские функции.

-Сколь­ко Вам сей­час лет?

-Два­дцать пять.

-Есть ли у Вас семья, девуш­ка, возлюбленная?

-Это дру­гой образ жиз­ни. Это и сво­бо­да, это и воен­ная дис­ци­пли­на. Семьи нет, посе­щаю пуб­лич­ные дома.

-Эта сво­бо­да даёт Вам всё-таки создать семью, или Вы так и оста­ё­тесь одиноким?

-Мои роди­те­ли ещё живы, но всё-таки внеш­ний чело­век в семье, я гость в семье, я при­хо­жу сюда. Сест­рён­ка вышла замуж, сей­час ждёт ребёнка.

-Это тро­га­ет Вас, волнует?

-Да, я хожу к ней, пото­му что я люб­лю её. У меня нет сожа­ле­ния, что я не обза­вёл­ся семьёй. У меня есть девуш­ка, мы встре­ча­ем­ся с ней, она из дру­го­го город­ка. Она при­хо­дит ко мне, но тай­но. Я думаю, что буду с ней жить. Ощу­ще­ние уста­ло­сти от жизни.

-Поче­му, ведь Вам толь­ко два­дцать пять?

-Жизнь в роди­тель­ской семье – это свет­лое, пра­виль­ное, хоро­шее. Жен­щи­на, кото­рая при­хо­дит, – это что-то невы­ра­зи­тель­ное, здесь мож­но реа­ли­зо­вы­вать толь­ко свои плот­ские потреб­но­сти. В этих отно­ше­ни­ях нет ярко­сти, нет семей­ствен­но­сти. Здесь нет глу­бо­ких чувств, привязанности.

Я ещё не могу, как сле­ду­ет понять, но есть ощу­ще­ние, что у меня про­сто погас­шая душа, у меня нет в ней «лам­поч­ки». Мне два­дцать пять, но я устал от жиз­ни, нет сил на силь­ные чув­ства для семьи. Роди­тель­ская семья видит­ся как что-то свет­лое, где все­гда мож­но отдох­нуть, набрать­ся сил, а здесь, в казар­мах, все отно­ше­ния постро­е­ны на мимо­лёт­ных радостях.

-Вы не може­те уйти с воен­ной службы?

-Да, это моя про­фес­сия. Нет ощу­ще­ния устой­чи­во­сти, и семья не созда­ёт­ся. Соци­аль­но­го запре­та на созда­ние семьи нет, но усло­вия не поз­во­ля­ют мне создать её по обра­зу роди­тель­ской семьи.

-Питер, Вы рас­ста­ё­тесь со сво­ей женщиной?

-Нет, она при­хо­дит, мы встре­ча­ем­ся, но ощу­ще­ния дома – нет.

-Так на всю остав­шу­ю­ся жизнь Вы и оста­ё­тесь один, или поги­ба­е­те в одном из боёв?

-В кон­це кон­цов, мы живём вме­сте, и я вижу, что она бере­мен­на, и всё рав­но это ощу­ще­ние от неё, что это чело­век-тень, она вся какая-то поник­шая, неза­мет­ная. Нет радо­сти и сча­стья любви.

-А ребён­ка Вы любите?

-Да, по всей види­мо­сти, это более-менее про­яв­лен­ное чув­ство, кото­рое есть здесь.

-А к мате­ри, жен­щине, кото­рая носит это­го ребён­ка, у Вас к ней чув­ство пренебрежения?

-И к ней, и к себе, я бы так сказал.

-Вы как-то офор­ми­ли свои отно­ше­ния, была ли у вас свадьба?

-Вен­ча­ние было, но сва­дьбы – нет. Свя­щен­ник про­чи­тал молит­ву, Она уже была бере­мен­на в это вре­мя. У неё нет роди­те­лей, они рано умер­ли, и она рано оста­лась одна. Она бед­ная, мы богаче.

-Может, эти чув­ства к ней из-за раз­ни­цы соци­аль­ных слоёв?

-Да, не могу посту­пить подло.

-Кто родил­ся у Вас?

-Девоч­ка. Назва­ли Кэт.

-А имя жены?

-Мари. Я всё-таки боль­ше поли­цей­ский, чем сол­дат, но может, это тогда сов­ме­ща­лось. Мой дом здесь, где живут отдель­ные семьи воен­ных. Это боль­шой дом с отдель­ны­ми клетушками.

-Были ли ещё у Вас дети, Вам уда­ёт­ся дожить до есте­ствен­ной смер­ти, или она насильственна?

-Я поги­баю в бою, но это не вой­на, это какой-то бунт, меня уби­ва­ют вско­ре после рож­де­ния дочери.

-Вам так и не уда­лось достичь той гар­мо­нии в душе и в семье, кото­рая была в роди­тель­ской семье?

-Нет, они были дру­гие люди, они люби­ли друг дру­га, они были откры­ты­ми людьми.

-Опи­ши­те, пожа­луй­ста, мне свою смерть, был ли страх?

-Это опять пуле­вое ране­ние, пуля попа­ла в грудь. Я падаю, здесь дра­ка, они бегут, насту­па­ют на меня, меня растаптывают.

-Ощу­ще­ние страха?

-Нет, боль, силь­ная боль. Я упал на живот, зем­ля сырая, через меня бегут, насту­па­ют на пле­чо. Я чув­ствую, как из меня исте­ка­ет кровь и жизнь.

-Кто-нибудь ока­зы­ва­ет Вам помощь, или сей­час не до Вас?

-Уже кон­чил­ся бой, меня нахо­дят, пере­во­ра­чи­ва­ют – свои. Я вздра­ги­ваю из-за боли. На это ухо­дят мои послед­ние силы. Я отде­лил­ся от тела и мед­лен­но выхо­дил из него, сей­час связь обо­рва­лась. Смот­рю на тело, оно пере­вёр­ну­то, лежит на спине.

-Опи­ши­те мне попо­дроб­нее толь­ко что остав­лен­ное тело.

-Я круп­ный, сухо­ща­вый, тём­ные, сей­час рас­кос­ма­чен­ные чёр­ные воло­сы, очень густые и невы­со­кий лоб, тём­ные бро­ви, гла­за с глу­бо­ки­ми впа­ди­на­ми. Нос тон­кий, хря­ще­ва­тый, лицо очень рельеф­ное, оно немно­го хищ­ное и ско­рее некрасивое.

-Если в тол­пе встре­тит­ся такое лицо, оно бро­сит­ся в глаза?

-Да, оно яркое, чёр­ные воло­сы, рельеф­но вычер­че­но лицо.

-Сожа­ле­ние по остав­лен­но­му телу, жене, доче­ри есть сей­час у Вас?

-Я бы хотел попрощаться.

-Сде­лай­те это. Жена уже зна­ет, что Вы погибли?

-Нет. Она шьёт, а доч­ка, ей годи­ка три-четы­ре, сидит вни­зу. Они спо­кой­ны, они не подо­зре­ва­ют о моём присутствии.

-Вы ухо­ди­те, уле­та­е­те отту­да, или Вы оста­ё­тесь дождать­ся их реак­ции на Вашу гибель?

-Моё тело при­вез­ли. У меня ужас­ная тос­ка и оди­но­че­ство, это же я вижу у женщины.

-Ска­жи­те, пожа­луй­ста, что заста­ви­ло Вас вер­нуть­ся к сво­ей жене и ребён­ку после Вашей смер­ти, что за вина? Что Вы не сде­ла­ли из того пред­на­зна­че­ния, кото­рое име­ли перед вопло­ще­ни­ем. Помни­те, перед тем, как вопло­тить­ся, Вы гово­ри­ли, что Амвро­си­ем я все­ми пону­кал, нико­го не любил. Вы смог­ли давать теп­ло и любовь сво­им близ­ким, то есть, реа­ли­зо­вать свой потенциал?

-Если в про­шлой жиз­ни я пону­кал, то сей­час я выбрал жизнь, где я не мог пону­кать, в любом слу­чае, я по дру­гую сто­ро­ну бар­ри­кад. Поче­му я вер­нул­ся к жене? Было осо­зна­ние того, что в теле Амвро­сия у меня было упо­е­ние вла­стью, и я как бы реа­ли­зо­вы­вал эмо­ци­о­наль­ную жизнь через это ощу­ще­ние. А в теле Пите­ра я внут­ренне несча­стен и это моя внут­рен­няя про­бле­ма, я не решил её, но, хотя бы в этой жиз­ни она обна­жи­лась. Если в про­шлом вопло­ще­нии люб­ви нет, и не надо, то здесь я не даю её, и тос­ка, думаю, от этого.

-Сколь­ко про­шло вре­ме­ни, меж­ду эти­ми вопло­ще­ни­я­ми, сто­ле­тия, тысячелетия?

-Тыся­че­ле­тий быть не мог­ло, то вопло­ще­ние до нашей эры.

-Про­дол­жа­ем. Вот сей­час тело Пите­ра при­вез­ли, вы чув­ству­е­те ужас­ную тос­ку у жены, что Вы дела­е­те даль­ше? Ска­жи­те, пожа­луй­ста, то, что Вы уви­де­ли с её сто­ро­ны тос­ку, Вы поня­ли, что для неё Вы были значимы?

-Да, и это ещё боль­ше усу­гу­би­ло мою тос­ку. Но у меня нет жела­ния вер­нуть­ся в тело и что-то исправ­лять. Я про­ща­юсь с этим и ухожу.

-Осво­бо­ди­лись от это­го? Вас боль­ше не зани­ма­ет жизнь Вашей доче­ри, жены?

-У меня ощу­ще­ние, что сей­час есть тре­во­ги, но я не пой­му отку­да. Я – Питер, я хочу про­стить­ся со сво­ей роди­тель­ской семьёй, я не ото­рван от той семьи.

-Может, Вы не дава­ли теп­ла сво­ей соб­ствен­ной семье, пото­му что боя­лись, что тогда роди­тель­ская семья оста­нет­ся обездоленной?

-У меня ощу­ще­ние, что там свет, гар­мо­ния, там так, как надо!

-Стоп, стоп, очень инте­рес­ную вещь Вы гово­ри­те: «там гар­мо­ния, свет, а я не гар­мо­нич­ный, не свет­лый, а пото­му у меня ниче­го хоро­ше­го быть не может. Поэто­му я не даю любовь, у меня не может быть ниче­го хоро­ше­го». То есть Вы даже не про­бо­ва­ли это сде­лать, Вы сра­зу сда­лись! Та свет­лая, силь­ная любовь в роди­тель­ской семье, силь­но Вас закре­по­ща­ла? Вы поня­ли вопрос?

-Да. Она меня закрепощала!

-Кто из роди­те­лей закре­по­щал Вас боль­ше, отец, или мать? С чьей сто­ро­ны Вы не заме­ти­ли агрес­сию под мас­кой любви?

-Не знаю.

-Или я не прав в сво­их умозаключениях?

-В пер­вом бою, когда я был полон юно­ше­ско­го пыла, после ране­ния меня при­вез­ли домой, сест­ры уха­жи­ва­ли за мной.

-Тут где-то Вы не ана­ли­зи­ру­е­те, поче­му из неж­ных роди­тель­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний Вы сде­ла­ли вывод, что Вам это недо­ступ­но. Всё рав­но с кем жить, хоть с кук­лой, хоть с соба­кой, хоть с табу­рет­кой! Поче­му, Питер, Вы не уви­де­ли душу сво­ей жены? Ведь она же пере­жи­ва­ет, когда вас при­вез­ли к поро­гу мёрт­вым. Как мне пока­за­лось, по Вашим ощу­ще­ни­ям, она пере­жи­ва­ет не отто­го, что оста­лась без кор­миль­ца, а что оста­лась без Вас – Пите­ра, кото­ро­го она, вооб­ще-то, любила?

-Да.

-Что это такая сле­пая любовь к роди­тель­ской семье, что Вы не смог­ли дать сво­ей семье хоть частич­ку тепла?

-Я напря­жён­но думаю, но не могу уви­деть чего-то, что бы про­ли­ло свет на такую ошиб­ку в моей жизни.

-Поче­му свет­лая чистая семья, Вы несколь­ко раз так ска­за­ли, у меня не может быть такой, поче­му? Поче­му такая зани­жен­ная самооценка?

-Но, когда я это гово­ри­ла, было ощу­ще­ние, что Душа погас­ла, а от чего, не пойму.

-Най­ди­те Ваш слом, или это пер­вое ране­ние, когда кто-то из близ­ких Вам ска­зал какую-то непри­ят­ность? Ско­рее, это были отец, или мать, сёст­ры-то уха­жи­ва­ли за Вами.

-Я думаю, что моя жизнь – это одни вой­ны, и воен­ная служ­ба – это всё безрадостно.

-Кто Вас надо­умил пой­ти в солдаты?

-Так надо было!

-Поче­му не пошли в коню­хи, в пастухи?

-Так мне ска­зал отец, так ска­зал граф, что меня долж­ны отдать в сол­да­ты. Я не отнёс­ся к это­му плохо.

-До нача­ла служ­бы, мно­го ли Вы помо­га­ли отцу?

-Я сра­зу понял, что пре­крас­но знал и любил рабо­ту отца, она не тяго­ти­ла меня, мне нра­ви­лась эта рабо­та. Мне при­я­тен запах конюш­ни, при­ят­ны лошади!

-От кого Вы услы­ша­ли пер­вым, что нуж­но пой­ти в солдаты?

-От отца!

-Это и раз­би­ло всё в Вас? Имен­но это была поте­ря все­го: дет­ства, поте­ря все­го, что Вы обо­зна­чи­ли – «душа погасла»?

-Эмо­ци­о­наль­ный удар силь­ный, сей­час я чув­ствую, что это было для меня. Это рас­ста­ва­ние с этим миром, с эти­ми живот­ны­ми. Меж­ду про­чим, когда я был в утро­бе, пер­вое, что я ска­зал – я слы­шу кри­ки пету­хов! Может, этот мир настоль­ко запе­чат­лел­ся, когда отец ска­зал, я чистил лошадь.

-Для Вас это был страш­ный удар?

-По край­ней мере, вся моя фигу­ра об этом гово­рит. Он не кри­чит, это непре­лож­ный факт, реше­ние свер­ху, я не могу здесь иметь дру­гую точ­ку зре­ния. Вот это было, но потом-то было ощу­ще­ние радо­сти, друж­ба с ребятами.

-Пока Вас не рани­ло, пока Вы дума­ли, что это игра!

-Моё воз­вра­ще­ние домой – это воз­вра­ще­ние к это­му миру, кото­рый я потерял.

-То есть, если назы­вать вещи сво­и­ми име­на­ми, это было пре­да­тель­ство себя, сво­ей сущности?

-Да, может быть.

-И за это Вы сами нача­ли расплачиваться?

-Пусть мне будет хуже! Я не вижу ниче­го вокруг себя и не даю дру­гим, в том чис­ле и сво­им близ­ким люб­ви, тепла.

-Был ли тут какой-то дру­гой выход? Я не имею в виду побе­га. Могу ли я ска­зать, что чув­ство пору­ган­ной гор­до­сти, чув­ство мести сыг­ра­ли с Вами такую дур­ную шутку?

-Да, может быть эта дур­ная шут­ка и эти глу­бин­ные меха­низ­мы, когда я, попав в эту тяжё­лую ситу­а­цию, начал себя жалеть, этот мазо­хизм: «пусть мне будет хуже», Раз мир ко мне так плох, то я от него отгорожусь!

-Вот сей­час Вы осо­зна­ли свою ошиб­ку, это при­нес­ло Вам покой и умиротворение?

-Да, я лег­ко ухо­жу в свет­лое про­стран­ство. Мне хорошо.

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Узнавая прошлую жизнь (фрагмент сеанса)

Фраг­мент сеан­са регрес­сии П.С. Гын­га­зо­ва «Жиз­не­опи­са­ние состо­я­тель­ной жен­щи­ны Элен»

Этот сеанс инте­ре­сен тем, что через несколь­ко меся­цев, моя паци­ент­ка, в тури­сти­че­ской поезд­ке по Пор­ту­га­лии, в горо­де Син­тра, узна­ла место одно­го из сво­их вопло­ще­ний, про­смот­рен­ных в сеансе

**************

-Мне кажет­ся, что вокруг гор­ный пей­заж со снеж­ны­ми вер­ши­на­ми. Вижу доро­гу, спус­ка­ю­щу­ю­ся вниз по скло­ну. Это наез­жа­ная доро­га. Вокруг кра­си­во. Лето, теп­ло, све­жий воз­дух, вижу гор­ный ручей – при­ят­ное уми­ро­тво­ре­ние. Я спус­ка­юсь вниз по этой доро­ге. Иду через дерев­ню, в кото­рую меня выве­ла доро­га. Вижу соба­ку во дво­ри­ке, обыч­ная бес­по­род­ная соба­ка, сто­ит во дво­ри­ке и виля­ет мне хво­стом. Вижу колодец.

-Что у Вас за фор­ма, опи­ши­те мне своё тело.

-У меня чело­ве­че­ская фор­ма. На мне удоб­ная обувь.

-Вы муж­чи­на, женщина?

-Не пой­му.

-Что на Вас за одеж­да, какие волосы?

-Не могу определиться!

-Ваша цель, куда Вы идёте?

-Я иду налег­ке, вниз по доро­ге. Теперь она ста­ла шире и нака­тан­ней. У меня свет­ло-пше­нич­но­го цве­та воло­сы сред­ней дли­ны. Я в брю­ках корич­не­вых, в тон обу­ви. Иду уве­рен­но, любу­юсь кра­со­та­ми при­ро­ды вокруг меня.

-Ваш воз­раст в эпизоде?

-Такой же, как сей­час. Я спус­ка­юсь ниже, мне нуж­но спу­стить­ся к доро­ге, ниже авто­мо­биль­ная доро­га. Я вышла на неё, жду кого-то. Вокруг тихо, слы­шу птиц, цикад.

-Что за цель у Вас?

-Долж­на подой­ти маши­на за мной, я жду её на доро­ге. Подъ­ез­жа­ет кра­си­вая крас­ная спор­тив­ная машина.

-По виду маши­ны, какие это годы?

-Води­тель оста­нав­ли­ва­ет маши­ну око­ло меня, откры­ва­ет двер­цу. Я его знаю.

-Опи­ши­те мне его.

-Моло­дой, силь­ный, блон­дин, у него кра­си­вая акку­рат­ная стриж­ка. Мы зна­ем друг дру­га. По машине – это спор­тив­ная маши­на трид­ца­тых годов. Мы обня­лись, он хоро­шо пах­нет. По виду сало­на маши­ны, хозя­ин её – обес­пе­чен­ный чело­век. Впе­ре­ди дол­жен быть какой-то город.

-А что Вы дела­ли в горах, Вы где-то там живёте?

-Я гуля­ла там. В машине окна откры­ты, при­ят­но. На мне рубаш­ка с корот­ким рука­вом, свет­ло-корич­не­вая. Оде­та со вку­сом, руки и ног­ти ухо­же­ны. На паль­цах есть коль­ца, с кам­нем на пра­вой руке, а на левой, поче­му-то, обручальное.

-Ско­рее все­го, Вы не пра­во­слав­ная. А води­тель в машине, это Ваш муж?

-Мне кажет­ся – да. Мы едем к сво­е­му дому. Моё имя Элен. Кра­си­вый, белый двух­этаж­ный дом. Дом с колон­на­ми, с бал­кон­чи­ка­ми навер­ху. Сто­ит неда­ле­ко от озе­ра в горах.

-Подъ­ез­жая к дому, у Вас есть ощу­ще­ние, что это Ваш дом, или это какое-то место, куда вы с мужем при­е­ха­ли отдохнуть?

-Нет, это наш соб­ствен­ный дом. Очень чисто ухо­же­но и кра­си­во вокруг. Ощу­ще­ния радо­сти в душе.

-Сколь­ко Вам лет?

-Мне два­дцать паять, а мужу два­дцать девять. Он силь­ный, кра­си­вый, с голу­бы­ми гла­за­ми и русы­ми воло­са­ми. В нём уве­рен­ность состо­я­тель­но­го чело­ве­ка. У него ухо­жен­ные, ног­ти, он уве­рен­но ведёт маши­ну. Я гор­жусь им! Подъ­е­ха­ли, кто-то из слуг нам открыл ворота.

-Опи­ши­те мне свой дом.

-У дома крыль­цо, белые сту­пе­ни, они нагре­лись на солн­це, чув­ству­ет­ся запах воды – све­жесть от озе­ра. Холл, в нём белая мебель, она очень кра­си­ва и изящ­но рас­став­ле­на. Это я выби­ра­ла мебель, изящ­ные кар­ти­ны на сте­нах. Изящ­ный сто­лик, на нём ваза с цве­та­ми, в ней поле­вые цве­ты, – не вычур­ные садо­вые, а полевые.

-Как Вы назы­ва­е­те сво­е­го мужа?

-Эду­ард, Эдд. Я под­ни­ма­юсь одна на вто­рой этаж в свою ком­на­ту. У меня хоро­шее настро­е­ние. Это наша спаль­ня. В ней боль­шая кро­вать, я в ней уга­ды­ваю стиль трид­ца­тых-соро­ко­вых годов. Из спаль­ни две две­ри, одна в ван­ную ком­на­ту, в ней всё отде­ла­но кафе­лем. Я пере­оде­ва­юсь, (это тело чуть выше мое­го тепе­реш­не­го) смот­рю в зер­ка­ло, я – сим­па­тич­ная. Оде­ваю фисташ­ко­во­го цве­та шор­ты и коф­точ­ку, кото­рая завя­зы­ва­ет­ся на живо­те. Маши­наль­но поправ­ляю туа­лет­ные при­над­леж­но­сти на сто­ли­ке: баноч­ки с кре­мом, фла­ко­ны с духа­ми, их очень мно­го, тюби­ки с помадой.

-Какой пред­по­чи­та­е­мый Вами цвет в этом воплощении?

-Бар­до­вый. Поправ­ляю пуд­ре­ни­цы с пухо­вич­ка­ми. Смот­рюсь в кра­си­вое зер­ка­ло в позо­ло­чен­ной раме. Рас­чё­сы­ва­юсь, у меня вол­ни­стые воло­сы. Я себе нрав­люсь, мне нра­вит­ся мой вкус, в кото­ром выдер­жа­но убран­ство дома. И теперь я спус­ка­юсь вниз к обе­ду. Спус­ка­юсь на веран­ду, она осве­ще­на солн­цем. Здесь сто­ит сто­лик с фруктами.

-Какие фрук­ты?

-Вино­град, ябло­ки, абри­ко­сы. Под­хо­дит Эдд, он купал­ся в бас­сейне, сей­час выти­ра­ет воло­сы поло­тен­цем. Он мне улы­ба­ет­ся, целу­ет меня, мы сме­ём­ся. Нам пода­ют к сто­лу сок, напит­ки, сэндвичи.

Я гуля­ла сего­дня, как, впро­чем, и часто. Эдд обыч­но под­би­ра­ет меня по доро­ге, воз­вра­ща­ясь домой, из сво­ей фирмы.

-Что за обра­зо­ва­ние у Вас? Вы где-то работаете?

-Ско­рее все­го, у меня гума­ни­тар­ное обра­зо­ва­ние. Я кол­лек­ци­о­ни­рую рас­те­ния – соби­раю гер­ба­рий. Этот дом мы зани­ма­ем толь­ко летом, он наш. Мой муж зани­ма­ет­ся авто­мо­би­ля­ми. Мы живём вме­сте года четы­ре, живём вдвоём.

-У вас нет детей?

-Нет, пока не хотим. Мы поужи­на­ли, я под­ни­ма­юсь одна в библиотеку.

-Что у Вас за библиотека?

-Боль­шая, мно­го застек­лён­ных шка­фов, в ней есть Марк Твен, Фло­бер, книг мно­го, на чём-то одном глаз не оста­нав­ли­ва­ет­ся. В биб­лио­те­ке пись­мен­ный стол из крас­но­го дере­ва. Я при­шла пора­бо­тать. Я зани­ма­юсь исто­ри­ей, искус­ство­ве­де­ни­ем. Пока иду к сто­лу, маши­наль­но поправ­ляю какие-то вещи. Беру кни­гу «Воз­рож­де­ние Визан­тии», в ней мно­го цвет­ных иллю­стра­ций. Поче­му-то я вижу в ней иллю­стра­цию кар­ти­ны «Послед­ний день Пом­пеи»? Кни­га боль­шая, тяжё­лая, я про­сто её листаю.

-А что Эдд?

-Он ушёл в свой каби­нет пора­бо­тать. Я закон­чи­ла смот­реть кни­гу, поста­ви­ла её на место, выклю­чи­ла лам­пу, выхо­жу на ули­цу, хочу про­гу­лять­ся. На ули­це тем­но, при­ят­ная, после жары, про­хла­да. Эдд тоже вышел, мы идём вме­сте, обняв­шись. Мы оба рады друг дру­гу. У него очень кра­си­вые голу­бые гла­за, пол­ны неж­но­сти, я при­жи­ма­юсь к нему. Мы про­сто гуля­ем по пля­жу перед сном. На бере­гу галь­ка. Где-то рез­ко и непри­ят­но кри­чит ноч­ная пти­ца. Чистое ноч­ное небо с Луной и звёз­да­ми, плеск воды у ног. Ста­ло холод­но, мы воз­вра­ща­ем­ся. Эдд наки­ды­ва­ет на меня свитер.

-Вы ужи­на­е­те?

-Нет, напит­ки. Мы в хол­ле, в баре он берёт для меня мине­рал­ку, а себе дела­ет джин с тони­ком. Слу­ша­ем по радио при­ят­ную музы­ку. Я про­смат­ри­ваю жур­на­лы, а он – газе­ты. Я опять под­ни­ма­юсь в ту свою ком­на­ту, его здесь нет. Поня­ла, я гово­ри­ла, что здесь две две­ри, так вто­рая дверь ведёт в его спаль­ню. При­ни­маю душ, наде­ваю голу­бой пенью­ар, это мой цвет.

-Вы смот­ри­те на себя в зер­ка­ло, лицо Элен силь­но отли­ча­ет­ся от лица Ирины?

-Хммм… гла­за, может быть похо­жи, овал лица, здесь есть что-то общее. При­чёс­ка дру­гая, – обрам­ле­ние волос. Элен – ярче! Вклю­чаю ноч­ник, ложусь в кро­вать. Захо­дит Эдд после душа, в корот­ком чёр­ном атлас­ном хала­те. Рас­ска­зы­ва­ем друг дру­гу как у кого про­шёл день. Это, в прин­ци­пе, обыч­ный день. Эдд обни­ма­ет меня, целу­ет. Очень при­ят­но любить чело­ве­ка, любя­ще­го тебя! Очень…

-Как даль­ше раз­ви­ва­ет­ся ваша жизнь, у вас появ­ля­ют­ся дети?

-Появ­ля­ют­ся. Толь­ко это уже город­ской дом, не квар­ти­ра, а дом, такой же удоб­ный, и в том же сти­ле, что и наш загородный.

-Ваш воз­раст сейчас?

-Трид­цать пять.

-Сколь­ко детей у вас?

-Двое. Маль­чик и девоч­ка. Они двой­няш­ки. Мы все счаст­ли­вы. У мужа фир­ма по про­из­вод­ству авто­мо­би­лей. Мне кажет­ся это «Порш».

-У вас в семье несколь­ко автомобилей?

-Да. У нас есть жёл­тый «Порш». Мы ездим на машине в город за покуп­ка­ми. Вывес­ки с англий­ски­ми сло­ва­ми, типа «Shop», а цены в дол­ла­рах. Город неболь­шой. На мне кра­си­вое пла­тье обле­га­ю­щей фор­мы с англий­ским ворот­ни­ком и застёж­кой спе­ре­ди, очень кра­си­вая шля­па. Всё подо­бра­но в тон, очень эле­гант­но! У меня и после родов оста­лась кра­си­вая фигу­ра. Очень при­ят­но чув­ство­вать себя привлекательной!

У детей есть няня, она отправ­ля­ет детей в школу…

Дети уже взрос­лые, им лет по шестнадцать.

-А сколь­ко лет Вам?

-Сорок два года.

-А как Эдд?

-Воз­му­жав­ший, на лице лёг­кие мор­щин­ки, у него спор­тив­ная фигу­ра. Я люб­лю его по-прежнему.

-Вы выда­ё­те замуж, или жени­те детей?

-Да, сва­дьба, у девоч­ки кра­си­вое пла­тье, её зовут Аман­да. У неё длин­ные воло­сы, она блондинка.

-А как имя сына?

-Джон. Он очень кра­си­вый парень, любит быст­ро ездить на авто­мо­би­ле, у него куча деву­шек. На сва­дьбе у Аман­ды мно­го гостей. Жених стат­ный и тем­но­во­ло­сый. Сва­дьба в нашем боль­шом город­ском доме.

Я пре­по­даю на кур­сах искус­ство­ве­де­ния, у меня есть заня­тие. Сын учит­ся на адво­ка­та, уже заканчивает.

Дом, где будет жить дочь, неда­ле­ко от наше­го. Куча подар­ков, весь дом зава­лен. Уже вечер и мы уста­ли. Джон очень свое­воль­ный, он не поз­во­ля­ет мне кон­тро­ли­ро­вать его, вот и сей­час, уехал по сво­им делам с сере­ди­ны свадьбы!

-Вы это при­ни­ма­е­те как долж­ное, или оби­жа­е­тесь на него?

-Я даже не заме­ти­ла, когда он уехал, толь­ко когда все разо­шлись, я заме­ти­ла, что в доме его не было. Было очень мно­го людей, очень хоро­шо оде­ты, соблю­дав­шие весь этикет.

-А близ­кие дру­зья есть.

-В основ­ном – это свет­ская друж­ба, но есть одна семья, с кото­рой отно­ше­ния бли­же – Лора. Подру­га, про­ти­во­по­лож­ность мне, была в осле­пи­тель­но белом пла­тье, кра­си­во кон­тра­сти­ру­ю­щим с длин­ны­ми чёр­ны­ми воло­са­ми. Я боль­ше бол­та­ла с ней.

-Хоро­шо про­шёл сва­деб­ный вечер, куда уеха­ла дочь?

-Для них был куп­лен дом рядом, а Лора – мать жени­ха. Мы под­ни­ма­ем­ся наверх, в спаль­ню. Она в золо­тых тонах, а не в белых, как в заго­род­ном доме. Мас­сив­ная кро­вать из крас­но­го дере­ва, рез­ная. Теперь спаль­ня общая. Я мно­го зани­ма­юсь спор­том – тен­нис. На сто­ли­ке, как и рань­ше, мно­го кра­си­вых жур­на­лов, выби­раю один из них, про­ли­сты­ваю. В душе ощу­ще­ние гар­мо­нии, спо­кой­ствия, уве­рен­но­сти в сво­ём будущем.

-Элен, давай­те про­смот­рим Вашу старость.

-Мне уже лет шесть­де­сят, сед­до­ва­тые воло­сы, в очках. Я дея­тель­ная. От Аман­ды двое вну­ков. А Джон – холо­стяк. Он всё выби­ра­ет себе жену. Ему трид­цать пять, у него сей­час три маши­ны. Отно­ше­ния с мужем тёп­лые, он раз­ре­шал мне в тече­ние всей жиз­ни зани­мать­ся тем, чем я хочу, так как всё своё вре­мя он про­во­дил на рабо­те. На мне была забо­та о вос­пи­та­нии детей. Могу ска­зать, что в плане обще­ния у нас счаст­ли­вая семья. Вну­ки уже учат­ся в какой-то закры­той школе.

-Най­ди­те, пожа­луй­ста, смерть, кто из вас уми­ра­ет раньше?

-Он.

-Опи­ши­те его похороны.

-Инфаркт, это слу­чи­лось в боль­ни­це. Он умер ночью, вне­зап­но. Была опе­ра­ция на серд­це, а после, не заме­ти­ли ослож­не­ния, недо­смот­ре­ли. Вышел из строя какой-то аппа­рат, а мед­сест­ра не догля­де­ла. Горе… Плачу.

-Джон-то женил­ся?

-Женил­ся, жена – мане­кен­щи­ца, кра­си­вая дама. Все собра­лись. Мне шесть­де­сят пять.

-Джон будет про­дол­жать дело отца?

-Нет, он адво­кат. Он добил­ся успе­ха сам. Ему не помо­гал никто про­дви­гать­ся по служ­бе, он все­го добил­ся сам. Мне кажет­ся, что доч­ка не очень счаст­ли­ва. Вот у неё двое или трое любов­ни­ков, и муж. Слу­хи доходят.

-Поче­му так случилось?

-Вско­ре после сва­дьбы она узна­ла, что у него любов­ни­ца ещё из его юно­сти. А у неё любов­ник – друг из её дет­ства. Но в их семье, в прин­ци­пе, скан­да­лов нет. Её дети уже посту­пи­ли в кол­ледж. Раз­ни­ца у них года в три, маль­чик стар­ше. Маль­чик – внук – был дедуш­кин люби­мец. Он хоро­шо раз­би­ра­ет­ся в тех­ни­ке, и, ско­рее все­го он пой­дёт по сто­пам деда, когда выучится.

Это для меня боль­шая поте­ря. У меня появ­ля­ет­ся друг, кото­ро­го я дав­но знаю, это наш семей­ный врач. Он оди­нок, его семья погиб­ла в ката­стро­фе, и он боль­ше не женил­ся. Часто уте­ша­ет меня, мы гово­рим с ним. Жизнь про­те­ка­ет спо­кой­но и при­ят­но, хожу в теат­ры. Вну­ки на уикенд чаще при­ез­жа­ют ко мне, здесь им боль­ше любви.

-Вы живё­те одна, или с этим врачом?

-Одна. Сей­час мне уже семьдесят.

-Про­жи­ви­те свою смерть. Сколь­ко лет Вы про­жи­ли без Эдда?

-Пят­на­дцать. Стра­ха нет, я спо­кой­на и уве­ре­на, что это про­изой­дёт. Я про­сто уста­ла жить. Маль­чик, внук – Брен­дом – он уже пол­но­стью заправ­ля­ет ком­па­ни­ей, он очень любит меня. Меня любит боль­ше, чем роди­те­лей. У роди­те­лей веч­ные дрязги!

-Вы сей­час тяже­ло дыши­те, что с Вами там?

-Серд­це,… я лежу в кро­ва­ти на высо­ких подуш­ках. Перед мои­ми гла­за­ми про­хо­дит жизнь: что было хоро­шо, чего я не успе­ла. Я отда­ва­ла боль­ше люб­ви вну­кам, чем детям. Вну­ки любят боль­ше, чем дети, они пла­чут. А Бре­не­дом боль­ше похож на Эдда, чем на роди­те­лей. У него такая же хват­ка и напористость.

Я спо­кой­на и удо­вле­тво­ре­на, что ком­па­ния в надёж­ных руках, что вся жизнь про­жи­та не зря. Всех, навер­ное, под­го­то­ви­ли, все здесь. У меня какое-то нару­ше­ние про­во­ди­мо­сти серд­ца, на фоне повы­шен­но­го тром­бо­об­ра­зо­ва­ния. Мне не раз­ре­ша­ют делать рез­ких движений…

Ну и всё – тромб – в один момент насту­пи­ла смерть. Рез­кая боль в обла­сти серд­ца, затруд­нён­ное дыха­ние, и ощу­ще­ние, что что-то отде­ля­ет­ся от меня.

-Что отде­ля­ет­ся? Вы ещё чув­ству­е­те тело?

-Тело уже не чув­ствую. Отде­ля­юсь, сле­ду­ю­щее ощу­ще­ние, что я всё вижу, со стороны.

-Опи­ши­те мне толь­ко что остав­лен­ное Вами тело.

-Лежу на кро­ва­ти, воло­сы окра­ше­ны, лицо ухо­жен­ное, гла­за закры­ты. Зашла мед­сест­ра, тро­га­ет пульс на руке, – на лице ужас, выбе­га­ет и сооб­ща­ет док­то­ру по теле­фо­ну. Док­тор сра­зу при­ез­жа­ет. Он дол­жен зафик­си­ро­вать факт смерти.

-Ваша фор­ма сейчас?

-Овал, бело­го све­та, по кра­ям све­че­ние, пере­ли­ва­ю­ще­е­ся цве­та­ми раду­ги. Я лечу вверх. Попа­даю в при­ят­ное жёл­тое све­че­ние. Теп­ло, ощу­ще­ние зна­ко­мо­го, родного.

-Спо­кой­но?

-Да.

-Непри­ят­ных ощу­ще­ний, кото­рые были перед смер­тью, нет?

-Нет.

-Жале­е­те о том, что Вы оста­ви­ли тело, помни­те его?

-Мне тело без­раз­лич­но, жало­сти нет!

-Что Вы дела­е­те в этом жёл­том пространстве?

-Ниче­го. Здесь очень хорошо!

***

Этот сеанс инте­ре­сен тем, что через несколь­ко меся­цев, моя паци­ент­ка, в тури­сти­че­ской поезд­ке по Пор­ту­га­лии, в горо­де Син­тра, узна­ла место опи­сан­но­го толь­ко что вопло­ще­ния, ходи­ла по ули­цам, «вспо­ми­ная» их, виде­ла зна­ко­мые дома, дере­вья, мага­зи­ны с вит­ри­на­ми и тор­го­вые лавочки.

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

За опытом- на Землю!

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

- Вокруг меня откры­тое Пространство.

- Насколь­ко откры­тое пространство?

- Как буд­то бы небо!

- Небо, это Кос­мос, или Вы смот­ри­те в небо?

- Нет, это я в небе! Смот­рю на Землю!

- И какая она?

- Кра­си­вая!

- Вы как пти­ца в небе или смот­ри­те из Кос­мо­са?.. Почув­ствуй­те тело, кото­рое смот­рит вниз, на Зем­лю. В какое вре­мя суток Вы смотрите?

- Это день.

- Нет ощу­ще­ния опас­но­сти, что мож­но упасть?

- Нет!

- За счёт чего Вы дер­жи­тесь на воз­ду­хе? Пред­став­ля­е­те, если я повис­ну в воз­ду­хе без вся­кой опо­ры, я упаду!

- Я парю!

- Про­чув­ствуй­те тело, кото­рое парит. Это Ваше тело, но оно отли­ча­ет­ся как-то от тела О, к кото­ро­му Вы при­вык­ли? Как Вы парите?

- Я не чув­ствую взма­хов крыльев.

- «Кры­лья», Вы сами так ска­за­ли, какие они?

- Они рас­пла­ста­ны. В раз­ные стороны.

- Цвет какой у них?

- Белые…

- При­ят­но иметь такие крылья?

- При­ят­но!

- Как высо­ко Вы над землёй?

- Высо­ко.

- Что Вас инте­ре­су­ет на Зем­ле, зачем следите?

- Там кра­си­во, при­ро­да! Там лес, трава…

- Что Вы там высмат­ри­ва­е­те, что Вы за пти­ца, моло­дая, старая?

- Я ощу­щаю силу!

- Что за пол у Вас? Что за силу Вы ощущаете?

- Я чув­ствую ветер!

- Почув­ствуй­те ветер, как он шеве­лит Ваши перья? Вы лови­те поток воз­ду­ха, рас­пла­сты­ва­е­тесь на нём, лежи­те и рули­те хво­стом, кры­лья­ми, что­бы не поте­рять его. Про­чув­ствуй­те это!

- Я чув­ствую толь­ко голо­ву и кры­лья! Дру­го­го ниче­го не чувствую.

- Дав­но Вы так парите?

- Парю вол­но­об­раз­но: вверх – вниз, вверх – вниз. Я не машу крыльями.

- Раз­мах у кры­льев боль­шой? Шея белая или Вы вся белая?

- Я вижу толь­ко кры­лья белые, воз­мож­но, сереб­ри­стые. Есть какой-то сереб­ри­стый блеск в них!

- Попы­тай­тесь ещё раз про­чув­ство­вать тело, какое оно? Вы кто-то из сон­ма Божественного?

- Я ощу­щаю тело, что-то в ногах, но это не хвост! Не пойму!

- Хоро­шо, давай­те про­дви­нем­ся впе­рёд по эпи­зо­ду, Вы часто лета­е­те, как Вам уда­ёт­ся ловить поток?

- Я его чувствую!

- Гру­дью чувствуете?

- Кры­лья­ми!

- А как дол­го Вы пари­те? При­хо­дит­ся при­зем­лять­ся, кушать-то нужно!

- Зре­ние у меня очень острое.

- А как пре­кра­ща­ет­ся Ваш полёт на сего­дня? Куда Вы при­ле­та­е­те, как Вы ходи­те, прой­ди­те, пожалуйста!

- При­ле­таю на Зем­лю! На зелё­ную поляну!

- А как ходи­те? Прой­ди­те, пожа­луй­ста! Есть рядом с Вами такие же суще­ства, как Вы?

- Нет, не вижу.

- Это не опас­но сидеть на полян­ке? На Вас никто не может напасть?

- Нет, не опасно!

- А что Вы може­те рас­ска­зать о себе? У Вас есть семья?

- Нет.

- Вы оди­но­кая пти­ца? Вы счаст­ли­вая пти­ца – може­те парить! И что Вы там нашли, на зем­ле? Или Вы кого-то поймали?

- Нет, нико­го не пой­ма­ла, хожу… Мне нра­вит­ся ходить по тра­ве и чув­ство­вать зем­лю под ногами!

- И голо­да всё так же не чувствуете?

- Нет, не чувствую.

- А к вече­ру куда Вы ухо­ди­те или так и сиди­те на этой полянке?

- Здесь не опас­но, полян­ка на воз­вы­шен­но­сти. Я сижу, вижу вни­зу реку.

- А что за река?

- Гор­ная река! Мне при­ят­но здесь!

- Пара­зи­ты на коже есть, не чешетесь?

- Сей­час мне кажет­ся, что у меня руки есть! – Руки, как у человека?

- Да!

- Про­чув­ствуй­те своё тело сей­час! Эта мета­мор­фо­за про­изо­шла с Вами, с пти­цей или это дру­гое воплощение?

- У меня есть и кры­лья, и руки!

- Ага, всё-таки Вы какой-то ангел. А за чем Вы наблюдаете?

- За природой.

- Для чего? Что, при­ро­да без Вашей помо­щи, без наблю­де­ния не выживет?

- Мне нра­вит­ся ощу­щать эту кра­со­ту мира!

- Как часто Вы опус­ка­е­тесь на эту поля­ну на этом при­гор­ке? Или это Ваше люби­мое место? А как Вы ходи­те? Это всё-таки тело чело­ве­че­ское, точ­нее, как человеческое?

- Это чело­ве­че­ское тело, и я ощу­щаю себя девушкой!

- А кры­лья куда делись?

- Кры­лья есть!

- Одна­ко!.. Тело как-то оде­то или нет?

- Нет, обнажённое.

- Но Вы виде­ли где-нибудь своё отра­же­ние – в воде, может зер­ка­лах, если они там есть?

- Да, виде­ла – длин­ные тол­стые волосы…

- Опи­ши­те мне своё лицо!

- Лицо кра­си­вой девуш­ки, молодой!

- «Я» – пер­вое лицо! Вы отлич­но зна­е­те своё тело О, это тело как-то отличается?

- Да, моё тело здесь строй­ное, гла­за голубые.

- Как смот­рят Ваши глаза?

- Они смот­рят серьёз­но, вни­ма­тель­но и с добром!

- Я вижу, у Вас пор­тит­ся настро­е­ние, Что Вы заме­ти­ли, что ухуд­ша­ет Ваше настроение?

- Тре­во­га, вокруг что-то меняется!

- Как меня­ет­ся? Вече­ре­ет? Или кры­лья намок­ли, и не улетишь?

- Нет! Какая-то буря или чер­но­та надвигается!

- Отку­да это идёт?

- Спра­ва, со сто­ро­ны реки!

- Поэто­му Вы и ока­за­лись здесь, что­бы спа­сти эту часть Земли?

- Да, тем­но­та, холод справа.

- Ваше имя там, в эпизоде?

- Не могу его уловить!

- Ну хоро­шо, лад­но. Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, что Вы дела­е­те, что­бы эта чер­но­та не про­шла? Вы полу­ча­е­тесь здесь как борец, свет­лый, сереб­ри­стый воин?

- Да, я думаю, что так.

- А Вашей силы хва­тит, что­бы побе­дить? Или Вы как пылин­ка, кото­рую вихрь сду­ет, и никто не заметит?

- Я могу противостоять!

- Кста­ти, Вам подоб­ные есть ещё где-то там?

- Вда­ле­ке где-то, сле­ва, в небе.

- Отлич­но! Давай­те вер­нём­ся сей­час назад по жиз­ни в про­смат­ри­ва­е­мом теле. Как мне Вас теперь назы­вать, лета­ю­щее суще­ство напо­до­бие чело­ве­ка, с кры­лья­ми? Давай­те вер­нём­ся назад по жиз­ни в этом теле в то вре­мя, когда Вы были вме­сте с таки­ми же как Вы суще­ства­ми. Это кос­ми­че­ский корабль?

- Нет, это свет, это солн­це, это небо!

- Вы там?

- Я их там вижу, отсю­да, с Зем­ли! Они дале­ко, они наблю­да­ют за этим, они видят меня!

- Как они помо­га­ют Вам? Вам уда­лось оста­но­вить эту чер­но­ту, этот морок?

- Я опус­ка­юсь на поверх­ность перед чернотой!

- Это страшно?

- Я чув­ствую силу в себе!

- Про­чув­ствуй­те эту силу в сво­ём моло­дом строй­ном теле! Посмот­ри­те в чер­но­ту перед Вами. Вы смо­же­те уви­деть там мно­го чего инте­рес­но­го! Вы с этим не сме­ша­е­тесь, у Вас раз­ные энергии!

- Там отдель­ные обра­зы, лица. Зло­ба, оскал…

- Это для Вас не опас­но? Вдруг напа­дут, обло­ма­ют крылья?

- Это опасно…

- Посмот­ри­те, чем закон­чи­лась эта встре­ча? Сорат­ни­ки, свер­ху изда­ли наблю­дав­шие за Вами, они при­шли на помощь?

- Один из них спус­ка­ет­ся… Он летит, летит.

- Один – это «он»?

- Да. Мы зна­ко­мы с ним!

- Как его зовут?

- Не знаю…

- Он спа­са­ет Вас, он помо­га­ет Вам?

- Да!

- Полу­ча­ет­ся, что Вы не оправ­да­ли их надежд или не рас­счи­та­ли сво­их сил?

- Я не рас­счи­та­ла сво­их сил и мог­ла здесь погибнуть!

- Ваши отно­ше­ния в груп­пе таких же как Вы существ?

- Они родные!

- Хоро­шо, а давай­те по этим ощу­ще­ни­ям вер­нём­ся в то вре­мя, когда Вы были с ними вме­сте, отку­да вы при­шли для наблю­де­ния в эту часть Вселенной?

- Мы при­шли из дру­го­го Пространства.

- Давай­те в него вер­нём­ся, в Про­стран­ство, кото­рое для Вас самое луч­шее, родное!

- Это энер­гия, это не пла­не­та. Про­сто яркая сол­неч­ная энергия!

- Мно­го вас там?

- Да, очень много!

- Рас­ска­жи­те мне, пожа­луй­ста, как вы («очень мно­го»), може­те дер­жать­ся в этой энер­гии? Поче­му не распадаетесь?

- Пото­му что мы и есть эта энергия!

- Вы рас­тво­рять­ся може­те в ней или вы всё так же в сво­их телах и со сво­и­ми кры­лья­ми, нахо­ди­тесь в ней, как взвесь?

- Нет, я чув­ствую себя рас­тво­рён­ной в ней, бес­те­лес­ной, про­сто энергией!

- Про­чув­ствуй­те себя «про­сто энер­ги­ей», насколь­ко это при­ят­но или не при­ят­но для Вас?

- Ой!… Очень приятно!

- Про­чув­ствуй­те её! Она вокруг, вез­де, и сна­ру­жи, и внут­ри Вас! -

- Да, так и есть!

- Тогда я хочу, что­бы Вы, О., научи­лись поль­зо­вать­ся этой энер­ги­ей будучи в теле О.!

- Во мне, О. есть канал!

- Где он, этот канал?

- Это, как столб света!

- Эта энер­гия не опас­на для О.?

- Не опасна.

- Я хочу, что­бы Вы, О. мог­ли поль­зо­вать­ся ей в любое необ­хо­ди­мое Вам время!

- Я впи­ты­ваю её каж­дой кле­точ­кой тела О.!

- Запом­ни­те, как Вы это дела­е­те! Учи­тесь! Вот Вы, суще­ство с кры­лья­ми, учи­те О. поль­зо­вать­ся этой энергией!

- У меня, О. ощу­ще­ние, что этот кон­такт дав­но утерян!

- Вос­ста­но­ви­те его, сей­час Вы може­те это сде­лать! Мы часто о ней забы­ва­ем и не поль­зу­ем­ся, обде­ляя себя! То, что Вы дела­е­те сей­час, при­ят­но для тела О.?

- Да!

- Как идёт энергия?

- С макуш­ки. Она напол­ня­ет каж­дую клет­ку и несёт силу.

- Вы зна­е­те про­бле­мы сво­е­го тела, вот сей­час, попро­буй­те само­сто­я­тель­но вос­ста­но­вить и испра­вить энер­ге­ти­че­ские изме­не­ния, в боль­ных орга­нах, вос­ста­но­вить их энер­ге­ти­че­ское здо­ро­вье! Вос­ста­но­ви­те при­род­ный гомео­стаз в организме!

- Всё полу­ча­ет­ся, это очень приятно!

- Отлич­но! А сей­час Вы, суще­ство с кры­лья­ми, посмот­ри­те на своё тело О.! Есть по его кон­ту­рам какое-то свечение?

- Есть!

- Есть в нём какие-нибудь про­бо­и­ны, блёк­лые цве­та, что-то ещё, что вызы­ва­ет неудовлетворённость?

- Нет! Я уже всё сде­ла­ла! Это очень приятно!

- В таком слу­чае, Вы О. побла­го­да­ри­те это суще­ство за отлич­ную и свое­вре­мен­ную помощь! Что оно гово­рит Вам в ответ?

- Улы­ба­ет­ся!

- Чув­ству­е­те, что это Ваш самый пер­вый и самый луч­ший друг?

- Да!

- Помни­те, я Вас спра­ши­вал, что это за место, часть Все­лен­ной, где есть такие, как Вы? Вы гово­ри­ли, что это энер­гия яркая, тёп­лая и вас там много.

- Пом­ню.

- Рас­ска­жи­те мне о сво­ём соци­у­ме! Есть у вас какое-то соци­аль­ное устрой­ство? Семьи?

- Соци­у­ма нету, все вме­сте, но каж­дый по отдель­но­сти… И всё в гармонии!

- Я хочу, что­бы Вы про­чув­ство­ва­ли эту гармонию!

- Я поче­му-то отде­ля­юсь, я взбун­то­ва­лась от чего-то!

- Попро­буй­те понять при­чи­ны Ваше­го бунта!

- Кос­мос вижу… Я не пой­му… Чего-то мне не хва­та­ет или есть что-то ещё… Давай­те пере­дви­нем­ся впе­рёд по жиз­ни Ваше­го тела, я даже не знаю, как его опре­де­лить, в то вре­мя, когда Вы нашли то, чего Вам сей­час не хватает.

- Мне про­сто инте­рес­но всё, инте­рес­но посмотреть…

- Вы про­сто любо­пыт­ный «Сера­фим­чик»!

- Ну да… Мне всё интересно!

- Я пони­маю, что это не Вы вырва­лись из это­го места, а Вам раз­ре­ши­ли его поки­нуть, но пат­ро­наж оставлен.

- Да, я смот­рю, пере­дви­га­юсь где хочу, но я знаю, что за мной при­смат­ри­ва­ют! По-доб­ро­му присматривают!

- Ага.

- Мне интересно!…

- А что Вам интересно?

- Пла­не­ты раз­ные, звёз­ды разные…

- Что за пла­не­ты? Есть пла­не­ты, на кото­рых есть жизнь?

- Есть… Но мне Зем­ля интереснее!

- А как дав­но это про­ис­хо­ди­ло, насколь­ко дале­ко это отсто­ит от совре­мен­но­сти? Это назад и ли вперёд?

- У меня ощу­ще­ние, что это назад.

- А на Зем­ле уже есть люди, есть чело­ве­че­ская цивилизация?

- Я не вижу живых существ, я вижу толь­ко природу!

- Помни­те, мы нача­ли с того, что какая-то чер­но­та пыта­ет­ся захва­тить всю Зем­лю. Так это ваша циви­ли­за­ция свет­лых сил пыта­ет­ся отсто­ять планету?

- Да… Это тём­ная бес­те­лес­ная энер­гия, ей нуж­но уни­что­жать, мы вез­де пыта­ем­ся это убе­речь и сохра­нить! Да! Я вста­ла на пути этой тём­ной энергии!

- Хва­тит теперь сил противостоять?

- Да!

- А вот сей­час, когда вы сто­и­те на пути этой энер­гии и дале­ко от сво­их соро­ди­чей, О., кото­рую Вы научи­ли полу­чать энер­гию из Про­стран­ства, может помочь Вам? Или она слиш­ком сла­бая для этого?

- Она силь­ная! О. может помочь мне бороться!

- Посмот­ри­те, как это долж­на сде­лать О., она долж­на знать, как делать это!

- Но ей чего-то не хватает…

- У неё же физи­че­ское тело, а Вы толь­ко энер­гия! А физи­че­ским суще­ствам, думаю, Вы може­те ока­зы­вать помощь!

- Да, я могу помогать!

- Посмот­ри­те, как это делается!

- Сей­час я не хочу нико­му помо­гать. Необ­хо­ди­мо, что­бы у меня попро­си­ли помощь!

- Или это О. не хочет нико­му давать энергию?

- Да, это О.!

- Как Вы опре­де­ли­те, что энер­гию будут про­сить у Вас не для зло­го умысла?

- Я это почувствую!

- Как?

- Это будет осо­зна­ние, я буду знать с каким умыс­лом про­сят помощь! В теле, в кото­ром я сей­час боль­ше энер­гии, меня даже про­сить не надо ни о чём.

- «Дру­гое тело» это тело в кото­ром Вы сей­час сереб­ри­сто-белое с кры­лья­ми? Вы сей­час може­те быть и там, и там, я хочу, что­бы Вы сей­час, будучи в белом теле, научи­лись помо­гать О., когда это нужно.

- Хочу обнять О. крыльями!

- Обни­май­те!

- Почув­ствуй­те защи­щён­ность О.! Пой­ми­те и про­чув­ствуй­те это ощу­ще­ние защи­щён­но­сти! Это полу­ча­ют­ся две ипо­ста­си одной т той же Души, так?

- Да. И мне не страш­но ничего!

- Там, где вы, белое суще­ство и там, где О. Ваше совре­мен­ное вопло­ще­ние, как вокруг меня­ет­ся окру­жа­ю­щая сре­да? У Вас, как у это­го суще­ства, намно­го боль­ше возможностей?

- Да.

- Что Вы, энер­ге­ти­че­ская сущ­ность, дела­е­те здесь на Земле?

- Я реши­ла иссле­до­вать Землю.

- Так исследуйте!

- Как это быть человеком?

- Иссле­дуй­те.

- Поэто­му я и в теле О., что­бы про­жить эту жизнь и понять, как?

- Полу­ча­ет­ся, что тело О. нуж­но толь­ко для того, что­бы понять, как про­жи­вать в нём жизнь?

- Посмот­реть изнут­ри… Там я извне смот­ре­ла, а сей­час изнутри!

- Это намно­го хуже?

- Это дру­гие ощу­ще­ния! Это и кра­си­во, и боль­но, и страш­но, и непо­нят­но!… Но интересно!

- Хоро­шо!

- Я хочу, что­бы Вы О. подру­жи­лись со сво­ей Боже­ствен­ной ипо­ста­сью. Что­бы эта ипо­стась пока­за­ла Вам, О. спо­соб, исполь­зуя кото­рый Вы мог­ли бы обра­щать­ся к нему за сове­том и помо­щью… Спо­соб обще­ния. Это долж­но быть какое-то очень про­стое действие!

- Это уеди­не­ние на при­ро­де… Нуж­но куда-то выехать, к реке, как я гово­ри­ла в начале…

- И сидеть, как сест­ри­ца Алё­нуш­ка воз­ле места, где бра­тец уто­нул? Про­чув­ствуй­те, не при­ду­мы­вай­те! Что нуж­но сде­лать, что­бы Вы мог­ли ощу­щать рядом свою Боже­ствен­ную ипостась?

- Сей­час ощущаю!

- Неожи­дан­ное ощущение?

- При­ят­ное ощу­ще­ние! Как-буд­то бы его кры­лья как плащ меня оку­та­ли! Я в этом… Это любовь!

- Я хочу обра­тить Ваше вни­ма­ние на то, что эта любовь не моти­ви­ро­ва­на, она не отто­го, что вы оде­ты по моде, что хоро­шо нало­жен маки­яж. Она про­сто пото­му, что Вы есть в любой одеж­де, любом настро­е­нии, любая! То есть, это уме­ние любить без­воз­мезд­но! И в этом Вы сей­час нахо­ди­тесь!… Про­чув­ство­ва­ли, запом­ни­ли? А теперь давай­те сно­ва вер­нём­ся в Вашу Боже­ствен­ную ипо­стась! Как Ваша жизнь идёт? Вы люби­те иссле­до­вать Кос­мос, Вы там как учёный.

- Да, у меня любо­пыт­ство, интерес…

- Есть у Вас какая-то инфор­ма­ция, какой-то инте­рес, кото­рый был вне­зап­но и неожи­дан­но про­чув­ство­ван Вами? Что Вы может е рас­ска­зать о сво­их поис­ках во Вселенной?

- У меня всё вре­мя сто­ит вопрос «А что дальше?»

- Как даль­ше раз­ви­ва­ет­ся Ваша жизнь в этой ипо­ста­си? Или это бес­ко­неч­но долго?

- Если в теле ипо­ста­си, есть опре­де­лён­ное вре­мя, если в теле энер­гии, то здесь вре­ме­ни нет!

- Хоро­шо, а как закан­чи­ва­ет­ся Ваша жизнь в этой ипо­ста­си? Есть там смерть, как на Земле?

- Нет.

- Как Вы остав­ля­е­те тело? Тело кра­си­вое, мощ­ное, оно не ста­рит­ся. Как и для чего Вы остав­ля­е­те его?

- Мне нра­вит­ся это тело, но оно своё прожило…

- Рас­ска­жи­те, как остав­ля­е­те тело?

- Про­сто оставляю…

- Ваши фор­ма и цвет, когда Вы оста­ви­ли это тело? Опи­ши­те мне его.

- Моло­дая кра­си­вая девуш­ка с кры­лья­ми. Как в замед­лен­ной плён­ке, что-то вышло, и я вижу, как тело пада­ет… Как-буд­то был тол­чок. Я вышла, смот­рю на то, как тело падает!

- Ваше отно­ше­ние к телу?

- Кра­си­вое тело,.. жалко…

- Коли жал­ко, вер­ни­тесь в него, зачем оставляете?

- Я не вер­нусь, знаю, что мне в нём уже не нуж­но быть! Всё сделала.

- А сей­час, когда толь­ко что оста­ви­ли тело, рас­ска­жи те, что Вы в нём сде­ла­ли? Какие-то зна­ко­вые эпи­зо­ды, кото­рые Вы совер­ши­ли с окру­жа­ю­щим миром?

- Мне уда­лось оста­но­вить наше­ствия чёр­но­го на Землю!

- Ска­жи­те, сей­час Вы зна­е­те это, из какой части Кос­мо­са при­шла эта чернота?

- Из какой части Кос­мо­са – не знаю, про­сто извне. Я не захо­те­ла Зем­лю отда­вать! Она мне нравится!

- Как Зем­ля про­ре­а­ги­ро­ва­ла на эту Вашу работу?

- Зем­ля живая, начи­на­ют появ­лять­ся живые существа…

- Это было так дав­но, что ещё не было живых существ? Вы гово­ри­те, Зем­ля живая. Почув­ствуй­те, как ипо­стась энер­гию Земли!

- Ощу­ще­ние, что она дышит! Она силь­ная! Она кра­си­вая! Она живая, столь­ко ярких кра­сок! И она изобильная!

- Вот сей­час про­чув­ствуй­те, как людям мож­но брать её энер­гию? Мы сто­им на ней, все­гда на ней! Как мож­но полу­чать от неё помощь?

- Я не знаю, как это опи­сать сло­ва­ми, я про­сто знаю, как её брать!

- Запо­ми­най­те, не рас­ска­зы­вай­те, раз не може­те опи­сать! Я хочу, что­бы Вы это поня­ли, и, при необ­хо­ди­мо­сти, бра­ли от неё помощь! От Зем­ли, кото­рая любит, кото­рая живая, кото­рая есть энергия.

- Да, я пони­маю, о чём Вы гово­ри­те, я делаю это! Зем­ля рада дать мне энер­гию, как и всем, кто про­сит. Она не жад­ная! Она мне друг! Мы с ней даже род­ствен­ные души, после того, что про­изо­шло тогда у реки! Я засту­пи­лась за неё, и она до сих пор мне бла­го­дар­на! Она пол­но­стью рас­кры­ва­ет мне свои объятия!

- При­ят­но это?

-Да! И я рада дарить ей свою любовь!

-Тогда сей­час мой вопрос на засып­ку: Вы, О. идё­те, напол­нен­ная любо­вью Зем­ли, пада­е­те на коле­ни и целу­е­те поле, по кото­ро­му идё­те. Как эту любовь Вы принимаете?

- Я её при­ни­маю, я при­ни­маю всё, что есть вокруг – шум вет­ра, зву­ки природы!

- Зна­ние, кото­рое сего­дня откры­лось О., оно поможет?

- Да!

- Могу задать ещё один вопрос?

- Да.

- Помни­те, Вы вос­ста­нав­ли­ва­ли свои энер­гии О. через энер­гии ипо­ста­си? А може­те полу­чать энер­гии от Зем­ли? Она ведь очень мощ­ная и, ско­рее все­го, мощ­нее ипостаси.

- Зем­ля может, да!

- Научи­тесь это делать!

- Она гово­рит: «Про­сто при­ди ко мне!» Зем­ля – это не город, не мега­по­лис, это сама Зем­ля… При­ро­да… Я чув­ствую эту энер­гию Зем­ли. Очень при­ят­ные ощу­ще­ния, как вот если лежать на тра­ве тёп­лым сол­неч­ным днём, слы­шать её шелест, ощу­щать лёг­кий тёп­лый вете­рок, пение пти­цы, шум воды!

- Почув­ствуй­те, как через окру­жа­ю­щую гар­мо­нию Зем­ля даёт энер­гию! Полу­чай­те эту энер­гию тогда, когда Вам, О., нуж­но. Пой­ми­те сей­час, как это делать!

- Могу хоть где, но за горо­дом она мощ­нее! Даже на лавоч­ке в скве­ре её будет боль­ше!… Хоро­шо на Земле!

- Сей­час у Вас мно­го энер­гии. Если хоти­те, може­те дать энер­гию сво­им близ­ким, но толь­ко, если они согла­сят­ся при­нять её от Вас, ни в коем слу­чае не насильно!

- Согла­ша­ют­ся, я даю и, чем боль­ше отдаю энер­гии, тем боль­ше мне приходит!

- Да, так и есть!

- 1.01.08

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Энергии: Допуская – меняешься

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

  • Как идет повы­ше­ние вибраций?
  • Что такое инту­и­тив­ное видение?
  • Како­ва связь Души и Духа?
  • Хро­ни­ки Ака­ши – как это?
  • Что такое болезнь с точ­ки зре­ния Духа и зачем ее проживать?
  • Како­ва роль Эго в нашей жизни?

Эти вопро­сы уда­лось иссле­до­вать кли­ен­ту во вре­мя сеан­са регрес­сии. Воз­мож­но, и Вам отклик­нет­ся это иссле­до­ва­ние тон­ко­го мира.


- Я ощу­щаю бес­те­лес­ность, глаз нет, но я это вижу и знаю!

- А с какой целью вы нахо­ди­тесь здесь?

- Я бы ска­за­ла – промежуточной.

- Как понять «про­ме­жу­точ­ной»?

- Это зна­чит, мне куда-то надо, а здесь немно­го завис­ла для передыха.

- А давай­те тогда вер­нём­ся назад до это­го зави­са­ния. На сколь­ко нуж­но вер­нуть­ся – на час, день, мил­ли­ард лет? Возвращайтесь!

- Сей­час при­шёл такой образ: когда ты в этом про­стран­стве и от тебя куча нито­чек, кото­рые отхо­дят к каким-то пред-планетам.

- Кто Вы там, кем являетесь?

- Я явля­юсь Душой.

- А с какой целью Вы, Душа, тут нахо­ди­тесь? Поче­му от Вас к каж­дой пла­не­те идут тон­кие нити?

- Цель – точ­ка выбо­ра планеты.

- То тём­но-тём­но синее про­стран­ство, это место, через кото­рое Вы дви­га­лись к этой точ­ке выбора?

- Там, где я была, ощу­ща­лась мною как неве­со­мость, ней­траль­ность и Пусто­та… Пере­дыш­ка в Пусто­те… Ты нику­да не при­тя­ги­ва­ешь­ся… Очень кай­фо­во быть в этой Пусто­те! Очень класс­но, про­сто НИКАК!

- Ощу­щай­те это и пере­во­ди­те на осо­знан­ный уро­вень И.И.! Что­бы при необ­хо­ди­мо­сти Вы мог­ли вос­про­из­во­дить его у себя, пото­му что в этом «никак» очень мно­го силы!

- Да! Это такой отдых!.. Такая энергия!..

- Это место, где у Вас все­гда есть пере­дых меж­ду «стан­ци­я­ми»?

- Это обну­ле­ние от всей преды­ду­щей инфор­ма­ции. И оно ресурс­ное, пото­му что это в нуле!

- Но я хочу, что­бы Вы обра­ти­ли вни­ма­ние, что это обну­ле­ние не уни­что­жа­ет инфор­ма­цию, она оста­ёт­ся где-то.

- А Вы зна­е­те, что обну­ля­ет­ся эмо­ция, а инфор­ма­ция записывается.

- Посмот­ри­те, где она записывается?

- Внут­ри Души!

- Вот сей­час я хочу, что­бы в этом Про­стран­стве Вы, И.И. поня­ли, как може­те брать любое вопло­ще­ния из сво­ей Души и про­смат­ри­вать без каких-либо внеш­них воз­дей­ствий. Пони­ма­е­те, какой пода­рок сей­час Вам будет?

- То есть, нахо­дясь в этом Про­стран­стве, я могу счи­ты­вать инфор­ма­цию из всех сво­их воплощений?

- Конеч­но!

- И мне не нуж­но с ними взаимодействовать!

- Не нуж­но! Пред­став­ля­е­те, это смо­же­те делать толь­ко Вы!

- Это такое инте­рес­ное… Я вижу «ниточ­ки» тонень­кие, они как бы из хру­ста­ли­ков состо­ят и в них тон­кое дви­же­ние! В каж­дой «ниточ­ке» своя инфор­ма­ция. Ты можешь полу­чать инфор­ма­цию с той «ниточ­ки», на кото­рую настраиваешься!

- Инфор­ма­ция, кото­рую Вы смо­же­те исполь­зо­вать при пла­ни­ро­ва­нии сво­е­го бли­жай­ше­го будущего?

- Такое пони­ма­ние при­хо­дит, что это не запра­ши­ва­ние инфор­ма­ции, а со настра­и­ва­ясь в этом Про­стран­стве, ты акту­а­ли­зи­ру­ешь какую-то одну «ниточ­ку», и тогда идёт какой-то поток информации.

- Отлич­но, учи­тесь это­му! Смо­же­те это выдер­жать? Это огром­ные знания!

- Смо­гу! Это лег­ко и про­сто, про­сто это нуж­но допускать!

- Учи­тесь, это­го никто не делал! А Вы не толь­ко зна­е­те, но и чув­ству­е­те, как делать это!

- Это лег­ко! Такой есте­ствен­ный процесс!

- Тут всё лег­ко! Про­сто мы себя не знаем!

- Такой есте­ствен­ный про­цесс! Я вижу тех­но­ло­гию, как это делать. Я вижу все вопло­ще­ния. Они так инте­рес­но,.. вот эти все свя­зи, види­мо, с каки­ми-то вопло­ще­ни­я­ми, хочет­ся ска­зать не «вопло­ще­ни­я­ми» а пла­не­та­ми, пла­не­ты появ­ля­ют­ся и исче­за­ют,… мелькают…

- Конеч­но, ведь вопло­ще­ния могут быть в любой точ­ке Мироздания!

- Да, Миро­зда­ния! И они мелькают…

- Посмот­ри­те, там долж­ны быть нити, кото­рые не идут к пла­не­там, ведь на сес­си­ях часто встре­ча­ют­ся какие-то кос­ми­че­ские сущ­но­сти, непо­нят­ные нам, меж­пла­не­тар­ная энер­гия. У этих нитей, как мне кажет­ся, долж­ны быть дру­гие цве­та, обра­ти­те вни­ма­ние, пожалуйста!

- Эти нити хру­сталь­ные и прозрачные…

- От пла­нет идут нити из физи­че­ских тел, их виб­ра­ция долж­на отли­чать­ся от виб­ра­ций Все­лен­ских сущ­но­стей, мне кажет­ся, они долж­ны быть выше.

- Да, вот сей­час пере­до мной акту­а­ли­зи­ру­ет­ся луч глу­бо­ко­го фио­ле­то­во­го цве­та! Он идёт в Про­стран­ство рас­ши­ря­ю­щим­ся конусом.

- Про­двинь­тесь по нему, Вы сей­час може­те это делать!

- Я дви­га­юсь в нём по рас­ши­ря­ю­щей­ся спи­ра­ли… Объ­ек­та нет…

- Какую инфор­ма­цию может давать Вам, И.И. дви­же­ние по спирали?

- Это выход в расширение.

- Что это такое – «выход в рас­ши­ре­ние», и что это даёт Вам?

- Рас­ши­ре­ние Души, рас­ши­ре­ние опы­та Души. Оно для того, что­бы вме­щать что-то большее…

- «Что-то боль­шее»: что Вы име­е­те вви­ду под этой фра­зой. Не напол­нен­ная смыс­лом, она пуста…

- Энер­гии… Инфор­ма­ция… Дру­гие вибрации…

- То есть пони­мать и при­ни­мать дру­гие виб­ра­ции, инфор­ма­цию, энер­гии? И они не будут Вас разрушать?

- Они будут укреп­лять и сози­дать! Полу­ча­ет­ся, что если это исполь­зо­вать здесь как прак­ти­ку, то туда дви­гать­ся не нуж­но! Нуж­но про­сто настро­ить­ся на этот канал, и из него в тебя будет идти нуж­ная в дан­ный момент информация…

- Осо­знай­те, как это Вы сде­ла­ли сей­час, научи­тесь, и все­гда буде­те на гребне! Вас отту­да невоз­мож­но будет убрать!

- Поче­му-то при ассо­ци­а­ции с телом, как это рабо­та­ет в теле: инфор­ма­ция вхо­дит через макуш­ку, а выхо­дит через серд­це, сер­деч­ную чак­ру. Все полу­чен­ные энер­гии выхо­дят через центр гру­ди! Это тон­кие энергии!

- Есте­ствен­но! Вы пони­ма­е­те сей­час, что дела­е­те и что осознаёте?

- Я пони­маю, что это новый этап раз­ви­тия для меня сей­час – допу­ще­ние! Нет пони­ма­ния и не нуж­но замо­ра­чи­вать­ся над тем, что будет… Зада­ча сей­час здесь про­пус­кать, при­ни­мать, не пугать­ся! Брать это с радостью!

- Да, это не несёт негатива.

- Это несёт супер­раз­ви­тие! Сна­ча­ла очи­ща­ет, транс­фор­ми­ру­ет и под­го­тав­ли­ва­ет поч­ву для более высо­ких виб­ра­ций! Полу­ча­ет­ся, что дру­гие виб­ра­ции отсю­да вхо­дят, объ­еди­ня­ют­ся с мои­ми и гене­ри­ру­ют более высо­кие вибрации!

-А как эти виб­ра­ции фио­ле­то­вых кону­сов меня­ют Ваши вибрации?

- Полу­ча­ет­ся, что, когда в тебя вхо­дят эти «дру­гие» виб­ра­ции, ты не пред­при­ни­ма­ешь ниче­го, они сами транс­фор­ми­ру­ют твои виб­ра­ции в другие.

- Попо­дроб­нее здесь, пожа­луй­ста! Виб­ра­ции луча фио­ле­то­во­го, вза­и­мо­дей­ствуя с виб­ра­ци­я­ми тела, как меня­ют виб­ра­ции, гене­ри­ру­е­мые в Вашем теле?

- Полу­ча­ет­ся, что когда они попа­да­ют в меня…

- Объ­яс­ни­те, пожа­луй­ста, сло­во «дру­гие», я не пони­маю его!

- Они не зем­ные, не такие, к каким мы при­вык­ли… И когда они попа­да­ют в тело, то авто­ма­ти­че­ски запус­ка­ют про­цесс очи­ще­ния, транс­фор­ма­ции… Мои виб­ра­ции начи­на­ют транс­фор­ми­ро­вать­ся эти­ми вибрациями!

- Что это даёт Вам?

- Мои виб­ра­ции ста­но­вят­ся тонь­ше, пото­му что виб­ра­ции, нахо­див­ши­е­ся в теле до них, гру­бо­ва­ты, жёст­че. Обо­лоч­ка остаётся!

- Отлич­но! Вы помни­те, с чего мы нача­ли эту сес­сию: «я нахо­жусь в передышке».

- При­хо­дит инфор­ма­ция, что эти виб­ра­ции при­хо­дят с того вре­ме­ни, как ты начал их допус­кать! Они все­гда идут сквозь тебя, но начи­на­ют рабо­тать в тебе, как толь­ко ты осо­знан­но их допускаешь!

- У Вас не слу­чит­ся раз­дво­е­ние личности?

- Нет! Оно вооб­ще поми­мо пси­хи­ки идёт! Это даёт воз­мож­ность быть телу не таким плот­ным, а сни­же­ние плот­но­сти вли­я­ет на наше созна­ние, акти­ви­зи­руя его… При­хо­дит чёт­кая инфор­ма­ция, что этот про­цесс вооб­ще не тро­га­ет пси­хи­ки. Оно рабо­та­ет с физи­че­ской обо­лоч­кой изнут­ри так, что­бы обо­лоч­ка не меша­ла тому, что ты дела­ешь. Это такой посто­ян­ный процесс…

- Очень интересно!

- Кста­ти, при­хо­дит такая инфор­ма­ция: как толь­ко ты начал допус­кать эти виб­ра­ции, они уже при­сут­ству­ют в тебе посто­ян­но! Не нуж­но ждать, искать их и каж­дый раз вновь сонастраиваться!

-Отда­ё­те отчёт тому, что говорите?

- Да! Эта инфор­ма­ция идёт как-то не через пси­хи­ку… как толь­ко ты начал допус­кать в себя эти виб­ра­ции, они вхо­дят, идут сквозь тебя, и тебе уже не нуж­но на них настра­и­вать­ся… Они поз­во­ля­ют телу быть не таким плот­ным, плот­ность утя­же­ля­ет созна­ние! Вот сей­час очень чёт­кая инфор­ма­ция, что эти виб­ра­ции пси­хи­ку вооб­ще не тро­га­ют! Эти виб­ра­ции – лучи тём­но-фио­ле­то­во­го цве­та – рабо­та­ют с физи­че­ской обо­лоч­кой изнут­ри, что­бы она не меша­ла раз­ви­тию, сво­им повсе­днев­ным заня­ти­ям. Она не бло­ки­ру­ет… Это посто­ян­ный процесс!

- Отлич­но! Вы може­те отме­тить для себя, что сего­дня в 10:30 (Д.М.Г), Вы запу­сти­ли в себе этот про­цесс полу­че­ния тём­но-фио­ле­то­вой энергии!

- Да! Это прекрасно!

- Очень хорошо!

- Пре­крас­но, пото­му что уста­ёшь!… Я как-то силь­но уста­ва­ла… Эта связь дела­ет тебя энер­ге­ти­че­ски неосла­бе­ва­е­мым (неуста­ва­е­мым) суще­ством! На этой свя­зи ты испы­ты­ва­ешь ещё боль­ший поток, ощу­ща­ешь под­держ­ку свыше!

- Вот сей­час, на этой свя­зи (но толь­ко если есть жела­ние!), посмот­ри­те сво­их детей через открыв­шу­ю­ся перед Вами связь! Если не хоти­те или труд­но, или опас­но, ска­жи­те, я сни­му свой вопрос!

- Нет, я хочу это сделать!

- Сред­нень­кая, она сама по себе. Ком­форт­ная и очень целост­ная! Млад­шень­кая, она напи­ты­ва­ет­ся любо­вью, кото­рую даю я ей. А вот стар­шень­кая… Не очень сей­час пони­маю, но вижу, что связь через пупо­ви­ну, как буд­то она со мной, но в под­ве­шен­ном состоянии.

- То есть, задей­ство­ва­на толь­ко физи­че­ская энер­гия. А где голо­ва, где пси­хи­че­ская энер­гия? Поста­рай­тесь к уже суще­ству­ю­щей на физи­че­ском уровне энер­гии, она же будет это лег­ко брать, при­ба­вить энер­гию, о кото­рой Вы сего­дня рас­ска­зы­ва­ли! Ей будет при­ят­но полу­чать это, но она не пой­мёт, что это такое. И когда энер­гия уже будет в ней рабо­тать, она будет рабо­тать на общую гар­мо­нию в ваших семей­ных отношениях.

- Сей­час я вижу, как эта тём­но-фио­ле­то­вая энер­гия вхо­дит в неё из мое­го цен­тра лба в её центр лба.

- А пупо­ви­на при этом засы­ха­ет? Мне кажет­ся, она долж­на засох­нуть и исчез­нуть! Не момен­таль­но, а как толь­ко Ваше с ней обще­ние перей­дёт на более высо­кий уровень!

- Да, да! Энер­гия от меня идёт через центр лба.

- Она при­ни­ма­ет это?

- Она не испы­ты­ва­ет эмо­ций, она ещё не пони­ма­ет… Вот как буд­то бы я стою, а она не сто­ит на ногах, а висит в пространстве…

- Она все­гда была на Вашей пупо­вине, ей не нуж­на была опо­ра. Сей­час Вы это меня­е­те. Как толь­ко Вы изме­ни­те центр, ей сра­зу нуж­на будет опо­ра, и опо­ра сра­зу же появит­ся сама! Вам не нуж­но будет ниче­го придумывать!

- А что сей­час я с этим делаю? Я про­сто делюсь с ней тём­но-фио­ле­то­вой энергией?

- Вы меня­е­те струк­ту­ру свя­зей отно­ше­ний («я тебя напою», «я тебя накорм­лю») с физи­че­ско­го уров­ня, на духов­ный! На физи­че­ском уровне она будет само­сто­я­тель­ной без Вашей под­держ­ки и кон­тро­ля! Вам необ­хо­ди­мо научить её уме­нию само­сто­я­тель­но поль­зо­вать­ся этой энер­ги­ей, что­бы каж­дая из вас была свободна!

- Такое виде­ние, что у неё энер­гия вхо­дит в центр лба и рас­сы­па­ет­ся, как звёз­доч­ки, по все­му телу.

- А те частич­ки энер­гии, кото­рые про­хо­дят в теле мимо пупо­ви­ны, что с ними?

- Они там соби­ра­ют­ся и закру­чи­ва­ют пупо­ви­ну по спи­ра­ли золо­то­го цве­та, обры­вая нашу связь. Пупо­ви­на раз­ры­ва­ет­ся и остат­ки энер­гии втя­ги­ва­ют­ся в её тело.

- Это нор­маль­но, не опасно?

- Наобо­рот, это отлич­но, про­цесс запу­щен! Эти звёз­доч­ки внут­ри груп­пи­ру­ют­ся, ста­но­вясь ярким све­че­ни­ем в обла­сти пуп­ка… Потом полу­ча­ет­ся, что спи­раль-ворон­ка идёт внутрь, как золо­той свет, и в нём уже нет энер­гии (све­че­ния) из пупо­вин­ной связи!

- Теперь, когда Вы вер­ну­ли ей её связь, поспо­соб­ствуй­те рав­но­мер­но­му рас­по­ло­же­нию этой энер­гии по все­му телу стар­шей дочери.

- Да, оно рас­те­ка­ет­ся по все­му телу, как яркое солн­це! По живо­ту, в ноги, а свер­ху вот эта энер­гия, новая, кото­рую я пере­даю ей. Из меж­бро­вья по голо­ве, гру­ди, рукам и вниз.

- Она чув­ству­ет Вашу рабо­ту? Она не возражает?

- Она нейтральна…

- Она пони­ма­ет, что пере­хо­дит в дру­гой ста­тус? Он может быть более ответ­ствен­ным, но и более самостоятельным!

- Это её бес­со­зна­тель­ные цели­тель­ные меха­низ­мы… На уровне созна­ния она вооб­ще в это не вникает.

- Ну так а мы сего­дня вооб­ще не рабо­та­ем на уровне сознания!

- Да, да. Вижу, как в обла­сти гру­ди у неё рас­пус­ка­ет­ся лотос розо­вый, мно­го­ле­пест­ко­вый с жёл­той сере­дин­кой! Из цен­тра лото­са идёт яркий импульс в голо­ву сол­неч­но­го цвета.

- Как этот луч сол­неч­но­го цве­та ужи­ва­ет­ся с тем тёмно-фиолетовым?

- Фио­ле­то­вый – это вооб­ще моё! Я ей даю жёл­то-белый. Мой луч более ней­траль­ный, а у неё из цен­тра лото­са пря­мо в голо­ву идёт яркий, сол­неч­ный! Рас­те­ка­ясь в голо­ве, он при­но­сит освет­ле­ние… После всех этих воз­дей­ствий вижу, что у неё появи­лась хоро­шая опо­ра в жиз­ни! Теперь я чув­ствую, что её тело гото­во само­сто­я­тель­но встать на поверх­но­сти. Оно вырос­ло, с креп­кой струк­ту­рой! Живот и ниже туда идёт золо­ти­сто-жёл­тый густой свет, а затем выше про­зрач­ность, потом лотос и из него в голо­ву. По мере подъ­ёма он ста­но­вит­ся лег­че и неве­со­мее. Кар­ти­на маслом!

- А кто делал-то?.. Но я от Вас не отстаю. Помни­те, Вы гово­ри­ли, что Вы как бы на пере­ды­хе? Это как какое-то пере­кре­стие. Это мно­го Все­лен­ных. Как Вы може­те это опи­сать подробнее?

- Это вот Про­стран­ство, в кото­ром мно­го Все­лен­ных, боль­шое коли­че­ство энер­гий огром­ных, малень­ких… Назва­ние «Кос­мос» не отра­жа­ет глу­би­ны и объ­ё­ма это­го Пространства!

- Тусов­ка энергетическая?

- На самом деле она очень нейтральна!

- Ну так это же ум даёт оцен­ку, а Бес­со­зна­тель­ное – оно совер­шен­но нейтрально!

- Да, там самое глав­ное – это ней­траль­ность! Там куча все­го наме­ша­но, но ты все­гда можешь попасть, даже без поис­ка, в точ­ку ней­траль­но­сти, если тебе поз­во­ля­ет уро­вень Души!

- И в этой точ­ке Вы може­те созда­вать энер­гию с любым знаком!

- Но Души, несу­щие в себе нега­тив, не зна­ют об этом Про­стран­стве и про­сто не могут туда попасть!..

- Рабо­та­ем даль­ше!.. Что ещё ново­го Вы здесь для себя узна­ё­те? Смо­же­те Вы потом, если нуж­но будет, смот­реть из этой точ­ки любое своё воплощение?

- В этой точ­ке ней­траль­но­сти быть очень полез­но. В ней вот эти свя­зи ней­траль­но­сти, кото­рые когда-то были, там нет хро­но­ло­гии, мно­же­ство этих накоп­лен­ных свя­зей вызы­ва­ют раз­ря­ды в моз­гу, и они, как-то вот воз­ни­кая, что-то дела­ют в физи­че­ском теле. Воз­ни­кая там, в Про­стран­стве, они воз­ни­ка­ют и в тебе!

- Они все­гда воз­ни­ка­ют, но никто не улав­ли­ва­ет их. Я хочу, что­бы сей­час Вы научи­лись этому!

- Да, дей­стви­тель­но, они воз­ни­ка­ют, а я их не чув­ствую! Я их вижу сей­час, но не чувствую!

- Но рань­ше Вы и не виде­ли их! Как сде­лать так, что­бы Вы их и виде­ли, и чув­ство­ва­ли? Или это огром­ная нагруз­ка на мозг, и с такой инфор­ма­ци­ей труд­но справляться?..

- Их не нуж­но осо­зна­вать! Они мель­ка­ют. Это про­ис­хо­дит, но люди от это­го закры­ты. Здесь нет смыс­ла гово­рить про людей. Эти свя­зи… Это про­ис­хо­дит, это нуж­но допус­кать. Нуж­но ощу­щать эти свя­зи, что они про­ис­хо­дят там, и одно­вре­мен­но в моз­гу поче­му-то. И не нуж­но осо­зна­вать «как». Они полезны!

- Полу­ча­ет­ся, что ум не может этим управлять?

- Есть воз­дей­ствие на мозг, а через мозг на всю кон­струк­цию, и, соот­вет­ствен­но, это мимо ума. Ум не может это понять! Сна­ча­ла я пыта­лась осо­знать воз­дей­ствие, но это­го не нуж­но, пото­му что это боль­ше связь бес­со­зна­тель­ная, из глу­бин­ной памя­ти. Для того что­бы что-то там акту­а­ли­зи­ро­вать, не нуж­но вспо­ми­нать эти сот­ни, тыся­чи вопло­ще­ний. А когда эти раз­ря­ды про­ис­хо­дят, то по капель­ке из Бес­со­зна­тель­но­го, как всплы­ва­ю­щие окна, они акту­а­ли­зи­ру­ют­ся, сиг­нал про­хо­дит и там, и тут. И что-то вдруг всплы­ва­ет из Бессознательного.

- То есть это полу­ча­ет­ся инту­и­ция, кото­рая нам необходима?

- Это то зна­ние, кото­рое акту­а­ли­зи­ру­ет­ся, та инфор­ма­ция, кото­рая помо­жет идти наме­чен­ным путём, что­бы ока­зать­ся в нуж­ной точ­ке и про­дви­нуть­ся в позна­нии дальше!

- Такое быва­ет, когда всё начи­на­ет скла­ды­вать­ся таким обра­зом, как я хочу?

- Это слож­ная для опи­са­ния штука!

- Но Вы види­те её?

- Я её вижу, пони­маю, но опи­сы­вать труд­но, почув­ство­вать нель­зя… Пони­маю, что не нуж­но на этом зацик­ли­вать­ся и не нуж­но это осо­зна­вать. Это ста­но­вит­ся частью тебя и начи­на­ет рабо­тать! Те «кру­пи­цы», кото­рые обна­ру­жи­ва­ешь здесь, нуж­ны, они помо­га­ют созда­вать пере­хо­ды на дру­гой уро­вень – инту­и­тив­ное видение.

- Хоро­шо.

- Какие ещё инте­рес­ные вещи Вы сей­час там для себя нахо­ди­те? Мож­но об этом рассказывать?

- Так как рань­ше на сес­си­ях я тако­го не виде­ла, то про­сто смот­рю на про­цесс и ста­ра­юсь его запом­нить. Всё, что вижу и осо­знаю – всё ярко и понят­но! Но хочет­ся, что­бы он хоро­шо отло­жил­ся в памя­ти! Что­бы остал­ся у меня тём­но-фио­ле­то­вый канал и эти инте­рес­ные свя­зи! В свя­зях мель­ка­ние, а через канал, где виб­ра­ции и дру­гие кос­ми­че­ские энер­гии истин­но­го про­стран­ства, эта энер­гия посто­ян­на, как физи­че­ский ручеёк…

- А мель­ка­ния, это, навер­ное, когда там появ­ля­ет­ся какое-то физи­че­ское тело?

- Мель­ка­ния – это инфор­ма­ция из каких-то вопло­ще­ний, она же зачем-то нуж­на была, это же опыт. И она может актуализироваться.

- Как я пони­маю, этот тём­но-фио­ле­то­вый луч может при­цель­но выби­рать? И выби­ра­ет для Вас. Как в биб­лио­те­ке: я зака­зал такие, такие и такие кни­ги. А отве­ча­ют: зай­ди­те через день и всё это будет у Вас на руках.

- Там полу­ча­ют­ся две раз­ные линии – вот эти свя­зи с пла­не­та­ми, физи­че­ски­ми тела­ми – это про инфор­ма­ци­он­ный уро­вень. А канал-луч – это про­стран­ства мигра­ци­он­но­го уров­ня. Он намно­го круче!

- Да, я понял!

- Он свою рабо­ту дела­ет, что-то всплы­ва­ет, акту­а­ли­зи­ру­ет­ся, а тут уже идёт рабо­та с виб­ра­ци­я­ми. И виб­ра­ции долж­ны со вре­ме­нем утонь­шать­ся. Что­бы это всё, вза­и­мо­дей­ствуя друг с дру­гом, гармонизировалось.

- Отлич­но! Что ещё рас­ска­же­те? Смот­ри­те, осо­зна­вай­те, запо­ми­най­те! Такие сес­сии быва­ют крайне редко.

- Это очень инте­рес­но! Пото­му что себя ты ощу­ща­ешь как некое ядро в цен­тре очень-очень пра­виль­но круг­лое, про­зрач­ное! За счёт сво­их виб­ра­ций его цвет и про­зрач­ность посто­ян­но меня­ют­ся. Очень инте­рес­но: ты в цен­тре, но за счёт виб­ра­ции посто­ян­но сме­ща­ешь­ся туда-сюда… Очень инте­рес­но это видеть и чувствовать!

- Оно не пугает?

- Это ведь вся моя Душа, а в теле – часть, и поэто­му ты то при­тя­ги­ва­ешь­ся, то отда­ля­ешь­ся, то при­тя­ги­ва­ешь­ся, то отдаляешься!

- А боль­шая часть Души — это Про­стран­ство После­смер­тия, где Вы быва­ли неод­но­крат­но? Это мож­но назвать Исто­ком, Отчим Домом, Богом, Выс­шим Я? Такое полу­ча­ет­ся при каж­дом воплощении?

- Да, да! Так и видит­ся отно­си­тель­но мое­го совре­мен­но­го физи­че­ско­го тела! Это инте­рес­но и стран­но для меня. Как буд­то связь идёт через пупо­ви­ну. Со всей сво­ей огром­ной Душой, связь с совре­мен­ным телом как тон­кая ниточка-пуповина.

- Вот сей­час я это­го осо­знать не могу, толь­ко слу­шать и пони­мать, что имен­но так оно и есть!

- Мень­шая часть Души – это из физи­че­ско­го уров­ня, эти виб­ра­ции немно­го ниже. Мне очень инте­рес­но! Я не вижу сво­е­го физи­че­ско­го тела, но тон­кая и про­зрач­ная связь идёт от пупка!

- А, ну если от пуп­ка, то физи­че­ское тело долж­но посто­ян­но под­пи­ты­вать­ся, и пища здесь не игра­ет глав­ной роли!

- Для меня стран­но, что это не через макуш­ку головы!

- Тут Вы види­те сво­им Бессознательным!

- Может быть, это про физи­че­скую струк­ту­ру… Имен­но про неё. Так она здесь связана!

- И, кста­ти, о физи­ке – толь­ко в зем­ных телах есть любовь!

- Да-да! Когда идёт связь через пупо­ви­ну с основ­ной энер­ги­ей Души, она иде­аль­но дер­жит связь и энер­гию в физи­че­ском теле под любые зада­чи! Поэто­му, если хоро­шая связь через пупо­ви­ну, то идёт надёж­ное управ­ле­ние физи­че­ским телом от Души, нет, ско­рее Духа! Душа – это то, что в теле, а за его пре­де­ла­ми – это Дух! И когда эта связь хоро­шая, осо­зна­ва­е­мая, она тело дер­жит в иде­аль­ном состо­я­нии под задачи!

- Очень хорошо!

- Теперь мне понят­но! Но я не чита­ла это­го нигде! Может быть, когда-нибудь мне это ещё раз попа­дёт­ся, но сей­час я вижу эту кар­тин­ку отчёт­ли­во! При­чём эти нити Духа, кото­рые идут от цен­тра, от ядра, их такое коли­че­ство! При­чём, это не нити, а очень тон­кие, как стек­лян­ные по виду тру­боч­ки с энер­ги­я­ми, заря­да­ми. Их очень мно­го! От Духа во все сто­ро­ны отхо­дит огром­ное коли­че­ство этих нитей, во все сто­ро­ны, и к пла­не­там! Даль­ше я не смотрю.

- То есть, коли­че­ство вопло­ще­ний нам не дано знать?

- Ха… надо замо­ро­чить­ся сосчи­тать это всё! Вре­ме­ни жиз­ни не хва­тит! Нити есть поко­ро­че, под­лин­нее и ухо­дят в эти физи­че­ские объ­ек­ты, туда, где у Души были вопло­ще­ния! Дух – это про­зрач­но-белое с очень чёт­ки­ми гра­ни­ца­ми, как шар, а эти нити, они очень пря­мые, очень тон­кие, как я гово­ри­ла, полые внут­ри. А в цен­тре тру­бо­чек идут раз­ря­ды! Там, где раз­ря­ды, воз­ни­ка­ет сереб­ри­сто-сталь­ной цвет. Они не часто попадаются.

- А что они дают, може­те сказать?

- Ну так вот они и дают воз­мож­ность людям, у кото­рых хоро­шая связь с Духом, при­ни­мать инфор­ма­цию, кото­рая как опыт идёт от како­го-то вопло­ще­ния тебе сюда.

- Может быть, для того, что­бы ты мог эту инфор­ма­цию исполь­зо­вать себе во благо?

- Эти раз­ря­ды начи­на­ют пуль­си­ро­вать, когда ты эту связь допус­ка­ешь! Когда не допус­ка­ешь, там тиши­на, эти раз­ря­ды в тебя не захо­дят! И поэто­му нет смыс­ла туда идти! А когда ты ожив­ля­ешь эту связь, дозрел и можешь вос­при­ни­мать эту инфор­ма­цию в себе, тогда раз­ря­ды начи­на­ют гораз­до чаще там мигать! При­чём в раз­ных частях нитей.

- Я думаю, что на чело­ве­че­ском уровне это уси­ли­ва­ет инту­и­цию. Инту­и­ция – это же не физи­че­ский уро­вень, это рабо­та Бессознательного.

- Откры­тая инту­и­ция поз­во­ля­ет быть в пото­ке. Но она – более физи­че­ское поня­тие к телу, она для пото­ка. Когда ты вот это всё допус­ка­ешь в себя, то начи­на­ешь делать так, как пред­по­ла­га­ет­ся эти­ми раз­ря­да­ми, ина­че уже делать не сможешь!

- Пони­мая, как нуж­но делать, смот­ришь на это по-другому.

- Инту­и­ция более локаль­ная! Это та штуч­ка… Тебе повез­ло, и ты начал соеди­нять­ся с Духом (это могут быть духов­ные прак­ти­ки), и ты себе поз­во­ля­ешь почув­ство­вать это соеди­не­ние со сво­им Духом. Ты начи­на­ешь сна­ча­ла чув­ство­вать свой Дух, а все эти вещи – это вто­рич­но. Почув­ство­вал, пра­виль­но сде­лал – это про­ис­хо­дит толь­ко через связь с Духом! То есть, инту­и­ция, это та шту­ка, кото­рая поз­во­ля­ет ощу­тить кон­такт с Духом, начать пони­мать его и ещё боль­ше его нала­жи­вать. Вот так я сей­час это вижу и понимаю.

- Хоро­шо, не оправдывайтесь!

- Инту­и­ция – это для тела. А все осо­зна­ва­ния: «а вот это», «а вот то»… и счи­ты­ва­ние инфор­ма­ции про­ис­хо­дит бла­го­да­ря соеди­не­нию со сво­им Духом! Чем боль­ше ты с ним соеди­ня­ешь­ся, сона­стра­и­ва­ешь­ся, то всё ста­но­вит­ся очень про­стым и понятным!

- А тогда ковар­ный вопрос про Хро­ни­ки Ака­ши – есть они или их люди придумали?

- Хро­ни­ки Ака­ши, то, что сей­час я вижу… Как это пере­ве­сти на рус­ский… Это как раз и есть эти раз­ря­ды! Эти раз­ря­ды при­ле­та­ют как опыт тех вопло­ще­ний по этим кана­лам. То, что я вижу – связь с вопло­ще­ни­я­ми на пла­не­тах, она оста­ёт­ся, пото­му что ина­че этот опыт не может акту­а­ли­зи­ро­вать­ся! В нас мно­го чего закры­то из-за наше­го неве­же­ства! И Хро­ни­ки Ака­ши это как раз и есть эта инфор­ма­ция из раз­ных сво­их вопло­ще­ний, кото­рую ты, по идее, дол­жен узнать! Она тебе нуж­на здесь, в этой жизни!

- Но мы не можем этим пользоваться?

- Нет, если не хва­та­ет свя­зи с Духом, то ты про­сто не про­пус­ка­ешь эту инфор­ма­цию, не усва­и­ва­ешь её. И Хро­ни­ки Ака­ши, то, что мне сей­час при­хо­дит, это не вот эти вот тал­му­ды, они нико­му не нуж­ны, они не явля­ют­ся цен­ным! Это раз­ря­ды высо­ко­го уров­ня, очень кру­тая связь. Её труд­но описать!

- Но теперь Вы зна­е­те её!

- Я её пони­маю! Мы не «рулим» отсю­да! Это само, не пой­му как, оно спон­тан­но. Здесь рулит Дух! Не пой­му, как он рулит, да это и не нуж­но пони­мать! Эти импуль­сы, как инфор­ма­ция из про­шлых вопло­ще­ний, она попа­да­ет в тебя, акту­а­ли­зи­ру­ет всё, что нуж­но, что­бы твоя Душа даль­ше эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ла. Дух – он абсо­лю­тен, а Душе нуж­но раз­ви­тие! Соот­вет­ствен­но, эво­лю­ция Души, той, что внут­ри тебя, и про­цесс этой эво­лю­ции попа­да­ет в Дух! Связь какая-то навороченная…

- Смот­ри­те, смот­ри­те, понимайте!

- Совер­шен­но точ­но, что Хро­ни­ки Ака­ши – это эти разряды!

- Это не библиотека?

- Биб­лио­те­ка – это бред какой-то. Это та всплы­ва­ю­щая инфор­ма­ция, импульс инфор­ма­ции, мы же зачем-то вопло­ща­ем­ся в физи­че­ские тела, это та инфор­ма­ция, кото­рая акту­а­ли­зи­ру­ет­ся, когда ты допус­ка­ешь её в себя, ста­но­вясь при этом муд­рее, кру­че, рас­тёшь. Это и есть Хро­ни­ки Ака­ши! Это раз­ря­ды инфор­ма­ций из про­шлых вопло­ще­ний!

- Да, так и есть! Всё очень логично!

- Полу­ча­ет­ся, что вся инфор­ма­ция из како­го-то там вопло­ще­ния вооб­ще не нуж­на! В ней огром­ная куча мусо­ра! Очень мно­го мусо­ра и чуть-чуть того цен­но­го, того, что нуж­но! И раз­ря­ды идут из этих цен­ных «части­чек» уже в Дух и через Дух, в тебя!

- Здо­ро­во! Дума­ли ли Вы, что сего­дня узна­е­те такие инте­рес­ные вещи?

- Нет, я таких кар­ти­нок не ожи­да­ла и рань­ше не виде­ла! Про такие свя­зи я не чита­ла. Пупо­ви­на – очень интересно!

- Что ещё ново­го Вы узна­ли про пупо­ви­ну в этом сеансе?

- Если ты живёшь в пото­ке, про­пус­ка­ешь все эти импуль­сы, а для это­го, есте­ствен­но, со-настрой с Духом. Ты рас­кры­ва­ешь­ся посред­ством чего-то, каких-то прак­тик, у каж­до­го свои две­ри. Тогда полу­ча­ет­ся, что если ты в пото­ке, если про­пус­ка­ешь всё, что дол­жен в иде­а­ле про­пус­кать: инфор­ма­цию, импуль­сы из Хро­ник Ака­ши, то твоё тело (ему вооб­ще не нуж­но парить­ся!), то через эту пупо­ви­ну Дух под­дер­жи­ва­ет в том состо­я­нии, кото­рое нуж­но телу. Вот, если тело забо­ле­ло, это нуж­но для чего-то. Быва­ет такое, что тело не спо­соб­но вме­стить какую-то инфор­ма­цию про­сто так – не хва­та­ет виб­ра­ций, а тело не гото­во, ему нуж­на встряс­ка – болезнь, бла­го­да­ря кото­рой тело может вос­при­нять эту инфор­ма­цию, отту­да, новую для тела.

- Полу­ча­ет­ся, что инфор­ма­ция может попасть, когда ты не кон­тро­ли­ру­ешь сво­их гра­ниц, не можешь их закрыть из-за болезни?

- Точ­но! Такое недо­мо­га­ние застав­ля­ет тебя рас­сла­бить­ся! Оно застав­ля­ет прий­ти тело в покой, пото­му что эта инфор­ма­ция (раз­ряд, поток), долж­на вой­ти в тебя, в твоё ослаб­лен­но-рас­слаб­лен­ное тело. А потом тело уже будет усва­и­вать при­шед­шую инфор­ма­цию и вос­ста­нав­ли­вать­ся. И ниче­го в этом страш­но­го нет, что тело боле­ет. В эти момен­ты нуж­но быть гото­вым к при­ня­тию пред­ла­га­е­мой инфор­ма­ции. Если в это вре­мя ты будешь избе­гать этот импульс, он не вой­дёт! Ты не смо­жешь его при­нять и сво­ей силой раз­ря­да импульс выру­бит тело! Поэто­му твоё тело долж­но быть рас­слаб­лен­ным и спо­кой­ным, отвлечь­ся на недо­мо­га­ние или какую-то боль. Ум дол­жен быть отвле­чён какой-то болью, недо­мо­га­ни­ем и в это вре­мя в тебя вхо­дит нуж­ная инфор­ма­ция, нуж­ная энер­гия, кото­рая за вре­мя недо­мо­га­ния рав­но­мер­но рас­те­чёт­ся по все­му телу и ста­нет частью тебя!

- Все пред­ска­за­те­ли ста­но­ви­лись таки­ми через болезнь!

- Да, теперь я пони­маю, поче­му так! Ум, эго доб­ро­воль­но не про­пу­стит этот импульс в тело. Он будет мак­си­маль­но про­ти­во­дей­ство­вать этому.

- Вы такие инте­рес­ные вещи рассказываете!

- Я про такое даже нигде не чита­ла! Это очень важ­ный про­цесс для тела! И нуж­но, что­бы оно выклю­ча­лось! Пусть оно ино­гда рас­сла­бит­ся… Это все­гда так. Сей­час я осо­знаю, что это все­гда так про­ис­хо­дит, что­бы вошёл вот этот импульс отту­да в тебя, в инфор­ма­цию тела, нуж­но выклю­чить ум и эго.

- А ум и эго выклю­ча­ют раз­лич­ные болячки!

- Полу­ча­ет­ся, что сила этой «как бы болез­ни», кото­рая с телом долж­на про­изой­ти, но если тебе нужен боль­шой пласт, а твой ум и эго силь­ные, не про­ра­бо­тан­ные, то тогда тебя будет силь­но «кол­ба­сить», что­бы отклю­чить их. Если ум и эго уже про­ра­бо­та­ны раз­лич­ны­ми прак­ти­ка­ми, то это выра­зит­ся толь­ко лёг­ким недо­мо­га­ни­ем, неболь­шой тем­пе­ра­ту­рой, чело­ве­ку захо­чет­ся поле­жать пару-трой­ку дней. Эго и ум в одной связ­ке, чем она мощ­нее и непро­ра­бо­тан­нее, тем силь­нее долж­но быть воз­дей­ствие на тело и силь­нее недо­мо­га­ние, кото­рое поз­во­лит импуль­су про­ник­нуть внутрь! Очень инте­рес­но сей­час вижу – ум живёт в голо­ве, лоб­ных долях бли­же к поверх­но­сти моз­га, а эго в глу­бине долей, за умом. Эго посто­ян­но про­во­ци­ру­ет ум – я, моё, мне, воз­дей­ствуя этим на ум, застав­ляя рабо­тать ум на себя! И в мире есть мно­го прак­тик, кото­рые ослаб­ля­ют эго, и тогда оно не давит на ум, пре­вра­ща­ясь в про­зрач­ную тон­кую плё­ноч­ку. И чело­ве­ку через прак­ти­ки или ещё как после два­дца­ти пяти лет нуж­но делать всё, что­бы пре­вра­щать эго в тон­кую плё­ноч­ку, что­бы оно было про­зрач­ным и гиб­ким. Если эго как сталь, то конец все­му, ум будет раз­ви­вать­ся очень одно­бо­ко!.. Поня­ла, поче­му два­дцать пять лет!

- Орга­низм созрел, сформировался?

- Да. Эго мы не раз­би­ва­ем, не уби­ва­ем, мы его дела­ем про­зрач­ным и мяг­ким! Тогда оно вооб­ще не меша­ет! Оно для чего-то есть, а имея гиб­кость, может ино­гда вклю­чать­ся, помо­гая уму созда­вать какие-то изме­не­ния для тела. В таких слу­ча­ях эго рабо­та­ет на тебя! Если эго жёст­кое, оно тебя разрушает!

- Какая инте­рес­ная сессия!

- Она и для меня очень инте­рес­ная! Мно­гие вещи я ста­ла теперь видеть по-дру­го­му! Это так инте­рес­но! Рань­ше кое-что я зна­ла тео­ре­ти­че­ски, а сей­час я чёт­ко вижу эту кар­тин­ку! Это для меня очень круто!

- Хоро­шо! А сей­час давай­те вер­нём­ся в ту сес­сию, где Вы рабо­та­ли с зем­лёй, точ­нее, квар­це­вым песком.

- Всё вспом­ни­ла! И поня­ла! Сего­дняш­няя инфор­ма­ция для того, что­бы виб­ра­ции захо­ди­ли в тебя гар­мо­нич­но через тём­но-фио­ле­то­вый рас­ши­ря­ю­щий конус-спи­раль. Для того, что­бы тело эту энер­гию при­ни­ма­ло гар­мо­нич­но, без над­ры­ва, для него долж­на быть энер­гия от Земли.

- Геи.

- Она будет мяг­ко брать эти виб­ра­ции и дру­гие, из Вели­ко­го, пре­крас­но­го Про­стран­ства… Энер­гия Зем­ли, кото­рая идёт через тебя сни­зу, через кре­стец, она будет смяг­чать жёст­кие виб­ра­ции из конуса.

- Защи­та для тела?

- Да, защи­та для тела! А когда ты со-настра­и­ва­ешь­ся с этим про­цес­сом и виб­ра­ции вхо­дят в твоё тело, они, кста­ти, тоже через пупок вхо­дят, а не через голо­ву! Я не вижу, что­бы они вхо­ди­ли через голову!

- Навер­ня­ка, мы здесь чего-то не зна­ем! Для нас пупок – это толь­ко пупо­ви­на, через кото­рую посту­па­ет всё необ­хо­ди­мое для тела. Мне кажет­ся, что это уни­вер­саль­ный меха­низм для всей Вселенной.

- Всё, что свя­за­но с физи­че­ским телом, а виб­ра­ции, они всё рав­но про тело, то тогда они идут через пупо­ви­ну! Инфор­ма­ция-раз­ря­ды идут через раз­ные части, основ­ное место, не каса­ясь пупо­ви­ны, – голо­ва. А что каса­ет­ся тела, когда оно под­стра­и­ва­ет под себя виб­ра­ции, управ­ле­ние телом от Духа, оно всё полу­ча­ет­ся через пупо­ви­ну! Полу­ча­ет­ся, что через тём­но-фио­ле­то­вый канал, тонень­кие нити они через пупо­ви­ну идут, потом при­со­еди­ня­ет­ся энер­гия от Зем­ли. Через пупо­ви­ну они попа­да­ют в тело, рав­но­мер­но рас­пре­де­ля­ют­ся в нём.

- Может быть, мы сде­ла­ли ошиб­ку, когда в нача­ле сес­сии убра­ли пупо­ви­ну, свя­зы­ва­ю­щую Вас и дочь?

- Нет! Мы убра­ли связь меж­ду мной и ею. А она долж­на быть свя­за­на через пупо­ви­ну с Духом!

- Посмот­ри­те, она уже пере­клю­чи­лась на Дух? Ей нуж­на ещё Ваша помощь?

- Она пере­клю­чи­лась и раз­во­ра­чи­ва­ет­ся к Духу! Ей не нуж­на связь со мной, эта связь сдер­жи­ва­ет её! Ей нуж­на связь с Духом. В прин­ци­пе, когда она пол­но­стью повер­нёт­ся к сво­е­му Духу, пупо­вин­ная связь со мной будет толь­ко мешать! Её нуж­на своя соб­ствен­ная, напря­мую, связь с Духом!

- Когда, по-Ваше­му, завер­шит­ся этот пово­рот к Духу?

- С её восем­на­дца­ти лет кон­такт с Духом будет уси­ли­вать­ся, я тут вооб­ще не нуж­на буду! Я при­ве­ла её в эту жизнь, поче­му-то была эта плот­ная со мной связь, ей нуж­но было полу­чить опыт плот­ных виб­ра­ций, исхо­дя­щих от меня. Луч­ше бы их не было, но мы не можем их не иметь – мы в теле.

- Да, Вы правы!

- Тогда полу­ча­ет­ся, что я её обе­ре­га­ла… – у меня и силы боль­ше. Про­сто дер­жа­ла эту связь через пупо­ви­ну, как оберег.

- Эта связь, это нагруз­ка для Вас, для неё это зон­тик – «меня ниче­го не колышет!».

- Да, а сей­час ей этой защи­ты уже не нуж­но, и она нача­ла пово­ра­чи­вать­ся к сво­е­му Духу! Теперь я не нуж­на ей в той сте­пе­ни, в кото­рой была нуж­на рань­ше. Эти «тан­цы с буб­на­ми» я пре­кра­ти­ла! А когда уже пере­клю­ча­ешь­ся на соб­ствен­ную связь с Духом, «тан­цы с буб­на­ми» не нуж­ны! Это низ­кие виб­ра­ции, очень низ­кие, у самой зем­ли. Когда есть связь с Духом, ты паришь в жиз­ни, в любой жиз­ни, напол­ня­ешь­ся све­том, излу­ча­ешь свет, утонь­ша­ешь виб­ра­ции! Когда ты сде­лал свои виб­ра­ции тонь­ше и выше, то более низ­кие и плот­ные виб­ра­ции пере­ста­ют иметь к тебе доступ! Тут и защит ника­ких не нуж­но! Чем тонь­ше виб­ра­ции, тем труд­ней в них про­ник­нуть гру­бым, вооб­ще невоз­мож­но! Поэто­му низ­кие виб­ра­ции избе­га­ют высоких!

- Отлич­но! Сего­дня Вы про­жи­ли рос­кош­ную сес­сию, сде­ла­ли мно­го инте­рес­ных откры­тий для себя и для меня! Спасибо!

- Я сама не ожи­да­ла! Такие яркие кар­ти­ны и мои лич­ные открытия!

- Я ино­гда даже не успе­вал за Вами, но был спо­ко­ен, вы чёт­ко пони­ма­ли, что видели!

- Было слож­но облечь это в сло­ва доход­чи­вым язы­ком! В тео­рии мне всё понят­но, теперь слож­нее всё это при­ни­мать и делать! Нуж­но раз­ре­шать себе допус­кать эти пото­ки, эти виб­ра­ции. Если пом­нить об этом, кон­цен­три­ро­вать­ся… Сей­час я толь­ко вижу эти раз­ря­ды, но не могу их счи­ты­вать, даже если они про­ни­ка­ют в меня. Но если регу­ляр­но кон­цен­три­ро­вать­ся на этом, на раз­ря­дах в этих тру­боч­ках-каналь­цах, то я смо­гу рас­шиф­ро­вы­вать эту информацию!

- Смо­же­те сего­дня ещё и «дешиф­ра­тор» най­ти, или это слиш­ком слож­но для одной сессии?

- Я вижу путь: раз­ряд вспы­хи­ва­ет в тру­боч­ке-каналь­це, потом раз­ряд вспы­хи­ва­ет в моз­гу и потом это всё ста­но­вит­ся частью тво­е­го созна­ния. Понят­но, что это всё зарож­да­ет­ся в Бес­со­зна­тель­ном и начи­на­ет вос­при­ни­мать­ся Созна­ни­ем!.. А Вы зна­е­те, это не нуж­но рас­шиф­ро­вы­вать здесь и сей­час… Инфор­ма­ция из Бес­со­зна­тель­но­го вспы­хи­ва­ет в тво­ём моз­гу, и оно будет всплы­вать тогда, когда тебе это будет нуж­но для чего-то там.

- Как в биб­лио­те­ке? Нуж­но достать ту или иную книгу?

- Нет, ниче­го не нуж­но пом­нить и спе­ци­аль­но запо­ми­нать! Эта инфор­ма­ция будет само­сто­я­тель­но предо­став­лять­ся, когда в ней будет нуж­да. Глав­ное, быть в пото­ке! Она будет акту­а­ли­зи­ро­вать­ся для кого-то или для чего-то, когда это будет необ­хо­ди­мо. Она есть внут­ри и будет предо­став­лять­ся при необ­хо­ди­мо­сти… Полу­ча­ет­ся, что тело, раз уж мы тут вопло­ти­лись, явля­ет­ся транс­ля­то­ром через тон­кие виб­ра­ции. В тебе акту­а­ли­зи­ру­ет­ся какая-то инфор­ма­ция, кото­рая и так есть в Духе – она акту­а­ли­зи­ру­ет­ся здесь, в тво­ём созна­нии толь­ко для того, что­бы ты делил­ся! Инфор­ма­ция-виб­ра­ция и так твоя, и тебе нуж­но её всё вре­мя отда­вать. Если это­го не делать, если при­дер­жи­вать виб­ра­ции в себе, то они начи­на­ют уплот­нять­ся и ослаб­лять общий уро­вень! Если ты хочешь, что­бы виб­ра­ции ста­но­ви­лись всё тонь­ше и тонь­ше, ты дол­жен про­пус­кать их сквозь себя и выда­вать их туда, вот и вся функ­ция. Напри­мер, мы дали жизнь – роди­ли ребён­ка, неваж­но, муж­чи­на, жен­щи­на, мы дали жизнь. Выно­си­ли, выкор­ми­ли, отпу­сти­ли… То же самое и здесь – тело при­ня­ло инфор­ма­цию (вспыш­ку), рас­пре­де­ли­ло это в созна­нии, под­го­то­ви­ло, пере­ве­ло на доступ­ный язык и долж­но это выдать и отпу­стить! Вот! Вот для чего это всё! А сама по себе это абсурд. Ну, вспых­ну­ла, ну и что? Ты сам по себе и так всё зна­ешь, она и так часть тебя, тво­ей сути! Это нуж­но для того, что­бы поде­лить­ся с дру­ги­ми Душа­ми! Ты делишь­ся с теми, у кого не вспы­хи­ва­ет! А не вспы­хи­ва­ет, пото­му что нет связи.

- А если чело­ве­ку не нуж­но, а Вы буде­те навязывать?

- Нет, это толь­ко тем, кто про­сит! Если меня не спра­ши­ва­ют, я не могу что-то насиль­но делать от себя при любых, даже самых поло­жи­тель­ных моти­ви­ров­ках. Толь­ко если при­хо­дит запрос от кон­крет­но­го чело­ве­ка… А эта вспыш­ка уже была где-то там в Духе, и теперь она во мне, при­хо­дит запрос от кого-то, и инфор­ма­ция выдаётся.

- Отлич­но! Мы можем закон­чить на сего­дня такую инте­рес­ную сес­сию, в кото­рой и Вы и я сде­ла­ли мно­го неожи­дан­ных и инте­рес­ных открытий!..

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Воплощение души. Энергии Земли и Бога в Человеке

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

А как Вы выби­ра­е­те, в кого Вам воплощаться?

- А я не знаю… Это кто-то, кто выта­щил меня…

- А кто вытаскивает-то?

- А вот… Инте­рес­ный вопрос! Не знаю.

- Давай­те смот­ри­те, кто Вас вытащил?

- Ой, у меня такой вопрос воз­ник, он совсем зем­ной… У меня вопрос: про Души и про того, в кого мы все­ля­ем­ся. Я слы­ша­ла от раз­ных людей, что дети, родив­ши­е­ся бла­го­да­ря экс­тра­кор­по­раль­но­му опло­до­тво­ре­нию, они не такие люди, как мы, зача­тые есте­ствен­ным путём… Как же им быть? 

- Я не думал, но, навер­ное, они такие же… они из того же материала.

- Я так же думаю. 

- А Душа? На каком эта­пе она при­со­еди­ня­ет­ся? Отлич­но, вот сей­час Вы это и посмот­ри­те! Вы, гото­вая к засе­ле­нию физи­че­ско­го тела Душа, може­те выбрать тело и засе­лить­ся в него.

- Ну да! 

- У Вас есть план на жизнь?

- Пла­на нет, но выбор есть! …Мы, уже гото­вые Души, как на пла­сти­ко­вом потол­ке полу­про­зрач­ном… И тут, как гольф… Катишь­ся, катишь­ся,.. попа­дёшь ты в эту ячей­ку?… Рань­ше такие игры были, когда шари­ком нуж­но попасть в опре­де­лён­ное место…

- А что за цель у Вас, куда Вам нуж­но попасть? Про дру­гих сей­час не думай­те! …После того, как Бог сде­лал из части себя вас, Вы про­шли какие-то эта­пы внут­рен­не­го раз­ви­тия, нача­ли всё боль­ше и боль­ше вклю­чать в себя какие-то физи­че­ские ком­по­нен­ты, и вот Вы уже гото­вы, дозре­ли… Как Вы выбираете?

- Это как вспыш­ка! Отку­да-то с Зем­ли долж­на быть вспыш­ка луча… Он очень быст­ро втя­ги­ва­ет меня в себя… Всё про­ис­хо­дит очень быстро!

- Про­чув­ствуй­те себя! На Зем­ле боль­шин­ство существ раз­но­по­лы. В какое тело и в какой пол Вы попа­да­е­те? К чему во вре­мя вспыш­ки при­со­еди­ня­ет­ся Душа, к яйце­клет­ке или сперматозоиду?

- Вспыш­ка – это акт люб­ви! Я – Душа – при­со­еди­ня­юсь к яйцеклетке!

- Что дало Вам воз­мож­ность имен­но так отве­тить на мой вопрос?

- Это жен­ское нача­ло, это мате­рин­ство, это мат­ка,… это жен­ское начало…

- Есть ощу­ще­ние движения?

- Есть ощу­ще­ние, что прикрепилась…

- При­кре­пи­лась к чему?

- Вот эта Душа, она в момент вспыш­ки, кото­рая слу­ча­ет­ся на Зем­ле, и всё-таки, навер­ное, выбор не осо­знан­ный… Так слу­ча­ет­ся, что те люди, меж­ду кото­ры­ми сей­час идёт связь, даже если жен­щи­на сопро­тив­ля­ет­ся этой бли­зо­сти, даже если это наси­лие, но вспыш­ка есть, это как раз то место, где нуж­но ока­зать­ся Душе!   

- Хоро­шо, к чему Вы прицепились?

- Я в яйце­клет­ке!… Душа не сра­зу при­кре­пит­ся, она там есть, но она может и уле­теть, у неё есть такая воз­мож­ность… Кста­ти, как сей­час пока­зы­ва­ют мне, есть такие Души, кото­рые при­креп­ля­ют­ся даже к эмбри­о­ну, а потом уле­та­ют,… и бере­мен­ность пре­кра­ща­ет­ся. Я даже и не зна­ла этого!

- Поче­му так, спро­си­те у тех, кто пока­зы­ва­ет это!

- Если есть какой-то слом в этом резо­нан­се… Этот полу­про­зрач­ный пото­лок с дыроч­ка­ми, Вы по нему ката­е­тесь, вни­зу слу­ча­ет­ся вспыш­ка, даю­щая воз­мож­ность Душе попасть в эту дыроч­ку… имен­но в эту… И по про­изо­шед­ше­му раз­ря­ду Душа спус­ка­ет­ся к телу жен­щи­ны, опре­де­лён­но жен­щи­ны… Эмо­ци­о­наль­ная состав­ля­ю­щая кон­крет­но­го поло­во­го акта не игра­ет роли, глав­ное – слу­ча­ет­ся вспыш­ка! Обыч­но с яйце­клет­кой всё хоро­шо, она как плат­фор­ма. Её мат­ри­ца каче­ствен­ная и инфор­ма­ция на ней запи­са­на чёт­ко! Если мат­ри­ца бра­ко­ван­ная, то вспыш­ки не будет и Душа в такое опло­до­тво­ре­ние не пойдёт!

- А Вы в кур­се, что все эво­лю­ци­он­ные изме­не­ния, кото­рые слу­ча­ют­ся у людей, вно­сят­ся через сперматозоид?

- Мини­маль­но доста­точ­ная базо­вая инфор­ма­ция – жен­ская! То, что обя­за­тель­но долж­но быть у человека.

- Пони­ма­е­те сей­час, что говорите?

- Не знаю, что гово­рю, что при­хо­дит… А спер­ма­то­зо­ид при­но­сит инди­ви­ду­аль­ность, ту рас­крас­ку, кото­рая пре­вра­ща­ет эту мат­ри­цу в чело­ве­ка! Имен­но в этот момент Душа по элек­три­че­ско­му раз­ря­ду и при­ле­та­ет. Здесь могут слу­чить­ся сбои, но я не знаю, поче­му они случаются.

- Вы же не може­те всё знать! А вспыш­ка, бла­го­да­ря кото­рой Вы ока­за­лись в теле, это была любовь, обы­ден­ность, насилие?

- Это была пред­на­че­тан­ная вещь, кото­рая долж­на закла­ды­вать­ся! Я не очень это пони­маю… Это мир мате­ри­аль­но­го, я не отве­чаю за это!

- Хоро­шо, а как дале­ко отсто­ит Ваше рас­смат­ри­ва­е­мое вопло­ще­ние от современности?

- Бог, он так создал… Он при­сы­ла­ет Душу, а за мате­ри­аль­ную часть, за физи­че­ское, за то, что потро­гать мож­но, отве­ча­ет кто-то другой.

- Инте­рес­но! А посмот­ри­те, кто?

- За это отве­ча­ет каж­дая пла­не­та в отдельности!

- А на нашей пла­не­те кто?

- На Зем­ле – Зем­ля отве­ча­ет за физи­че­ское. Мате­рия созда­ва­лась на пла­не­тах, и здесь за неё отве­ча­ет Душа Земли!

- Душа Зем­ли, какая она?

- Она плотная…

- Како­го цвета?

- Она раз­ных цве­тов была…

- Вот сей­час, когда Вы узна­ли о Душе Зем­ли, спро­си­те у неё – може­те сей­час Вы пооб­щать­ся с ней?

- Ой… Я опре­де­лён­но могу чув­ство­вать её вибрацию!

- Ей извест­но о Вашем суще­ство­ва­нии, или она не име­ет ника­ко­го пред­став­ле­ния о Вас, Душе Е.? Может она напря­мую общать­ся с каж­дой Душой, живу­щей в физи­че­ском теле?

- …Душе Зем­ли доста­лось боль­ше опле­ух… Над ней, конеч­но, силь­но пора­бо­та­ли, её не щади­ли… С Душой свет­лой она как-то может общать­ся… А Душе Зем­ли при­хо­дить­ся общать­ся с раз­ны­ми Душа­ми… и не с самы­ми гармоничными…

- Энер­гии Душе Зем­ли хва­тит? Если слу­чить­ся ката­клизм, из-за кото­ро­го исчез­нет чело­ве­че­ство, а пла­не­та Зем­ля не исчез­нет, она будет про­дол­жать жить!

- Пока она дер­жит людей на себе, пока ей это важ­но. Душа Зем­ли не злая, не злопамятная!

- Вы каким-то обра­зом може­те выхо­дить на её виб­ра­ции? Про­чув­ствуй­те это!

- Ой, не знаю, как с этим быть! Нуж­но про­сто раз­ре­шать этой энер­гии про­те­кать через моё тело, Е.! Её вокруг каж­до­го тела мно­го! Про­сто поз­во­ляю ей про­те­кать сквозь себя… Нуж­но все­гда пом­нить об этом и давать ей воз­мож­ность напол­нять моё физи­че­ское тело Е.! И бла­го­да­рить её, как я бла­го­да­рю Бога!

- А хва­тит этой энер­гии людям?

- Её очень мно­го, она с радо­стью даёт свою энергию.

- Навер­ное, поэто­му люди ходят на Бай­кал, Эве­рест, Тибет?

- Для это­го все ходят туда!

- А нуж­но это куда-то ходить, себя испытывать?

- Кому-то нуж­но! Но это не нуж­но Зем­ле! Она отда­ёт свою энер­гию в любом месте, где про­сят, и совер­шен­но нет необ­хо­ди­мо­сти посе­щать «места силы», раз­бро­сан­ные, по пред­по­ло­же­ни­ям людей, по её поверх­но­сти. Нуж­но про­сто обра­щать­ся к Зем­ной Душе!

- Это сложно?

- Это слож­но, пото­му что я, Е., нико­гда не дума­ла об этом, и к ней не обращалась! 

- Это сложно?

- Нет, это про­ще, чем наверх – там дале­ко и высоко!

- Посмот­ри­те, ведь эти энер­гии и свер­ху и сни­зу про­пи­ты­ва­ют всё вокруг! Не нуж­но бить челом, нуж­но про­сто раз­ре­шить этим энер­ги­ям напол­нять Вас! 

Давай­те про­дол­жим. Помни­те, Вы гово­ри­ли, что, когда Вас нача­ли созда­вать, Вы были ещё про­сто энер­ги­ей, кусоч­ком Бога, най­ди­те этот момент, когда Бог отда­ёт Вас с огром­ной любо­вью, что­бы Вы, попа­дая в раз­лич­ные миры, дела­ли их пре­крас­ны­ми! Тут может идти и зло для того, что­бы мир был прекрасен! 

- Это сча­стье и любовь к сво­е­му Отцу! 

- А Его энер­гии и энер­гии Зем­ли разнятся?

- Нет, тако­го нет! 

- Что может дать Его энер­гия сотво­рён­ной им Душе?

- Он всё дал! Я чув­ствую это! Я могу свя­зы­вать­ся с ним в любой момент, как и с Зем­лёй! Я не бро­шен­ная и оди­но­кая «Душа и Тело»! Но моё пони­ма­ние не накла­ды­ва­ет­ся на меня, физи­че­скую Е., поче­му-то!

- Поче­му Вы сопротивляетесь?

- Я не знаю, какая глу­пость во мне? 

- А давай­те сей­час посмот­рим на это со сто­ро­ны Бога! Попро­си­те, что­бы он пока­зал Вам Вашу глу­пость. Пра­виль­нее ска­зать – осо­бен­ность. Какой щит исполь­зу­ет Е., что­бы не быть гар­мо­нич­ной и счастливой?

- Он улы­ба­ет­ся, чув­ствую Его доб­ро. Он всем даёт свой поток! Он даёт каж­дой сво­ей Душе пол­ную сво­бо­ду! Мы все­гда сами дела­ем выбор!

- Но при этом несём пол­ную ответ­ствен­ность и кон­троль за него! А кто тогда этот контролёр?

- Душа!

- Согла­сен. Наше бес­со­зна­тель­ное (Душа), как видео­ре­ги­стра­тор, фик­си­ру­ет каж­дый миг нашей жиз­ни в теле, что­бы впо­след­ствии дать воз­мож­ность в этом или после­ду­ю­щем вопло­ще­нии исправ­лять нара­бо­тан­ные ошибки! 

- Так и есть!

- Вот сей­час, рас­ска­жи­те мне, пожа­луй­ста, как мож­но, живя на пла­не­те Зем­ля, поль­зо­вать­ся и её энер­ги­ей, и энер­ги­ей Бога? 

- Нуж­но толь­ко к ним обращаться!

- Есть какой-то риту­ал для таких обращений?

- Алго­ритм!… Он есть, но он соци­аль­ный, его при­ду­ма­ли люди!

- А вооб­ще, нуж­ны эти алго­рит­мы, при­ду­ман­ные людьми?

- …Нет! Сей­час, когда я поз­во­ли­ла этим двум видам энер­гии быть во мне, у меня появи­лось ощу­ще­ние целост­но­сти! Пре­крас­ное ощу­ще­ние целост­но­сти! Она все­гда во мне, я долж­на про­сто поль­зо­вать­ся ею! Это всё просто!

- Про­чув­ствуй­те это «про­сто»! Осо­знай­те и примите!

- Это про­ще про­сто­го! Слё­зы… Ниче­го делать не надо!

- Вы поня­ли всё это?

- Ну, по край­ней мере, осознала!

- Мы можем на этом закон­чить сес­сию, не досмат­ри­вая жизнь Эруди?

- Можем.

- Тогда побла­го­да­ри­те всех, кто помо­гал нам сего­дня рабо­тать, спро­си­те у энер­гии Зем­ли и энер­гии Бога, може­те Вы этим поль­зо­вать­ся, когда в этом есть нуж­да? Выяс­ни­те у них путь, кото­рый длить­ся не доль­ше доли секунды!

- Выяс­ни­ла!

- Это, ока­зы­ва­ет­ся, так про­сто! Жизнь не про­стая шту­ка, а очень про­стая!… Нуж­но не боять­ся хотеть! Каж­дый чело­век – лич­ность, а лич­ность все­гда гото­ва к отве­ту!… Уди­ви­тель­ное откры­тие! Спа­си­бо! Совер­шен­но не ожидала!

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Душа от Бога

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

Давай­те вер­нём­ся в Ваши пять – шесть лет! Какие они, родители?

- Мама свет­ло­во­ло­сая, воло­сы на лбу пере­тя­ну­ты тесём­кой, воло­сы рас­пу­ще­ны. А отец, он потем­нее, более смуг­лый и более мощ­ный. У меня есть кто-то млад­ше меня…

- Как мама, как папа смот­рят на Вас?

- С недоумением…

- Поче­му так стран­но? Най­ди­те тот момент в про­смат­ри­ва­е­мой жиз­ни, когда Вы осо­зна­ли, что Вы не такая, как все.

- Мне года три, я по-взрос­ло­му раз­го­ва­ри­ваю, не как ребё­нок, и у меня гла­за не как у ребён­ка… Я что-то про них гово­рю, а они все удивляются!

- А рас­ска­жи­те мне, пожа­луй­ста, отку­да у вас такая спо­соб­ность? Давай­те по это­му ощу­ще­нию – «я не такая» – вер­нём­ся в то вопло­ще­ние, отку­да идёт такое умение.

- М‑м-м‑м… Это не зем­ное… Опять всё тёмное…

- Рас­ска­жи­те, что это за вопло­ще­ние, в каком теле, в какой части Вселенной?

- Это какое-то скоп­ле­ние звёзд, какая-то Галак­ти­ка, это не зем­ное. Зем­ля она там, дале­ко вни­зу… Скоп­ле­ние звёзд, у них белое све­че­ние, а тём­ное-синее про­стран­ство вокруг дела­ет это све­че­ние сине­ва­тым… Я вижу это издалека…

- А смо­же­те най­ти ту пла­не­ту, на кото­рой появи­лись Вы сре­ди окру­жа­ю­ще­го Вас Космоса?

- Я сама появи­лась на пла­не­те, она холод­ная, мне ком­форт­но, я же здесь живу!

- Что это за планета?

- Я не знаю её назва­ния… Там мно­го таких, как я, я не чув­ствую себя здесь чужой…

- Може­те опи­сать себя, что Вы за «люди»?

- Мы не люди, мы такие суще­ства… У нас не выра­же­но физи­че­ское тело… Это обо­лоч­ка, где есть голо­ва и шлейф…

- Как приведенье?

- Да-да-да… А в этой обо­лоч­ке малень­кие сущ­но­сти более плот­ной мате­рии – это мы. А обо­лоч­ка для того, что­бы летать и нам в ней касать­ся друг дру­га, контактировать…

- Каж­дая такая обо­лоч­ка состо­ит из тысяч таких как вы?

- Да-да!

- Про­чув­ствуй­те себя и рас­ска­жи­те мне об этом!

- Мы – это сгуст­ки энер­гии, и, что­бы её не терять, мы кон­цен­три­ру­ем­ся под такой оболочкой…

- Что это даёт вам, для чего это нуж­но, поче­му нель­зя сме­ши­вать­ся вам, сгуст­кам энер­гии друг с другом?

- Это нуж­но, что­бы раз­де­лить­ся, обосо­бить­ся и создать себя.

- Какой воз­раст у вас сей­час по чело­ве­че­ским меркам?

- По чело­ве­че­ским мер­кам это самое-самое нача­ло, мы толь­ко сфор­ми­ро­ва­лись… Эта обо­лоч­ка… она нас… при­чём, я не знаю, отку­да мы роди­лись… Обо­лоч­ка нас дер­жит вместе…

- Чему вы науча­е­тесь здесь?

- Пока это свет­лое… и доб­ро­та… Мы не зна­ем, для чего это?

- Про­чув­ствуй­те, как вы вос­при­ни­ма­е­те «доб­ро­та»? Как она про­пи­ты­ва­ет вас? То есть, таких, как Вы, очень много?

- Если объ­яс­нять по-про­сто­му, по- чело­ве­че­ски, то это как в боль­шом сосу­де пита­тель­ной жид­ко­сти, я бы ска­за­ла «сол­неч­ный кисель», был общий суп из частиц плю­сов и мину­сов… Нас раз­ло­жи­ли в эти мешоч­ки, и мы долж­ны сфор­ми­ро­вать какой-то суб­страт,… какую-то сущ­ность, кото­рая име­ет опре­де­лён­ные параметры…

- То есть, вы все, собран­ные вме­сте под одним купо­лом, в буду­щем созда­ди­те сущ­ность с опре­де­лён­ны­ми свойствами?

- Да,… мы как икринки…

- Хоро­шо, тогда давай­те вер­нём­ся в ваше самое нача­ло. Из чего Вас взя­ли, и с како­го вре­ме­ни Вы начи­на­е­те себя осо­зна­вать как индивидуальность?

- Свет… Белый свет…

- Я есть Свет?

- Да!

- А что заста­ви­ло Вас само иден­ти­фи­ци­ро­вать себя? Я есть Свет, и я – часть его? Най­ди­те этот момент соб­ствен­ной иден­ти­фи­ка­ции, это не опас­но, не страш­но и не нака­зу­е­мо? Поче­му у Вас покрас­нел нос?

- Я рас­тро­га­на до слёз!…  Это Создатель!

- Это Бог, мож­но так сказать?

- Да!

- И Вы часть это­го Бога!

- Да!

- Полу­ча­ет­ся, что он в каж­дую из вас даёт части­цу себя!

- Да!

- Пред­став­ля­е­те, куда Вы попа­ли! За всё вре­мя моей прак­ти­ки вы вто­рой чело­век, кото­рый попа­да­ет в рож­де­ние Души! Теперь Вы буде­те пони­мать, что все про­жи­тые Вами жиз­ни в любых физи­че­ских телах в любой точ­ке Все­лен­ной, это мета­мор­фо­зы вот этой, сей­час рож­да­ю­щей­ся Души!

- Слё­зы радости…

- Про­чув­ствуй­те на себе Его отно­ше­ние к каж­дой из вас, его любовь… Во всех исполь­зу­е­мых Душою телах Вы все­гда буде­те свя­за­ны с ним и люби­мы им!

- Да… Слё­зы от осо­зна­ния полу­чен­но­го открытия… 

- Для чего Он вас дела­ет, для чего Он берёт часть себя, и отда­ёт во внеш­ний мир? Про­чув­ствуй­те и пой­ми­те это! Не полу­чит­ся так, что Он всё раз­даст и ниче­го не останется?

- Нет, нет! Там Его так мно­го! Его хва­та­ет на всё Миро­зда­ние, весь Космос!

- Про­чув­ствуй­те силу и энер­ге­ти­че­скую ёмкость, кото­рую Вы полу­чи­ли! Ну вот, Он Вас создал… Про­чув­ствуй­те, что Он ска­зал? Вы не слы­ши­те слов, но у Вас есть пони­ма­ние и ощущения.

- Он ска­зал, что это сча­стье пони­мать и чув­ство­вать себя части­цей Созда­те­ля и Бога!

- Сей­час сло­во Бог Вы вос­при­ни­ма­е­те гораз­до глуб­же и шире, чем то вос­при­я­тие, кото­рое исполь­зу­ет­ся в чело­ве­че­ском социуме?

- Да, конеч­но! И теперь я пони­маю, что весь Кос­мос, вся Все­лен­ная, все миры, кото­рые напол­ня­ют это, созда­ны Им!

- Хоро­шо. И как дол­го вы нахо­ди­тесь в этом купо­ле? В каж­дом купо­ле своя спе­ци­фи­ка? Како­ва спе­ци­фи­ка ваше­го купо­ла? Вопрос понятен?

- Поня­тен… Мы все в этом купо­ле, как частич­ки того, что будет отправ­ле­но даль­ше для жиз­ни в физи­че­ских телах… Так это же Души! И я одна из тех малень­ких Душ, спу­стив­ших­ся из это­го пото­ка… И мы, Души, спу­стим­ся в физи­че­ский мир, что­бы стать людь­ми на Земле.

- К любым физи­че­ским телам?

- Нет, толь­ко Душа­ми людей Зем­ли. Наш купол для Зем­ли… У меня была воз­мож­ность уйти в дру­гой купол, не для Зем­ли, но я попа­ла сюда…

- Попа­ла почему?

- У меня утон­чён­ная и хруп­кая жен­ская Душа… Она несёт эсте­ти­ку, стрем­ле­ние к кра­со­те и духов­но­му совер­шен­ству… Душа муж­чи­ны, она не такая… У муж­чи­ны дру­гое пред­на­зна­че­ние… Жен­щи­на спо­соб­на вос­про­из­ве­сти красоту.

- Хоро­шо, Вы пони­ма­е­те, что говорите?

- Нет!

- Ещё раз ска­жи­те это, осо­знай­те, и поймите!

- У людей счи­та­ет­ся, что жен­щи­на зем­ное нача­ло… А сей­час я пони­маю, что это не так!

- Хоро­шо, давай­те ещё раз вер­нём­ся под ваш купол, в этот бульон. Вокруг Вас куча душ-икринок…

- Я сей­час их рас­смат­ри­вать нача­ла! Икрин­ки – круг­лые, а мы здесь в фор­ме капе­лек с заост­рён­ным с одной сто­ро­ны кон­цом… Мы все здесь в энер­гии жёл­то-голу­бо­го све­че­ния, очень гомо­ген­ной, бар­хат­ной энер­гии! И пита­тель­ный рас­твор, окру­жа­ю­щий нас, про­пи­тан Богом! Слё­зы сча­стья. Есть муж­ское и жен­ское нача­ло, и каж­дое из них в раз­ных икрин­ках! Кста­ти, там ещё какие-то икрин­ки замешаны!

- Посмот­ри­те, какие?

- Там корич­не­вые попа­да­ют­ся… Фу-у‑у!…

- Может быть, это раз­ные эта­пы раз­ви­тия каж­дой из вас?

- Да, так и есть! Они плот­нее, пото­му и пока­за­лись корич­не­вы­ми! Те, что поболь­ше, в них нет заро­ды­шей, они про­сто инфор­ма­ция… А те, кото­рые плот­нее, они пре­вра­ща­ют­ся в био­ло­ги­че­скую струк­ту­ру, у них есть контуры…

- А у Вас сей­час есть потреб­ность пре­вра­тить­ся в био­ло­ги­че­скую структуру?

- Нет, у меня пока нет! Мне пока прекрасно!

- Как дол­го Вы нахо­ди­тесь в этом «пре­крас­ном» – секун­ды, годы, меся­цы, тысячелетия?

- Это опре­де­лён­ное вре­мя, кото­рое не исчис­ля­ет­ся года­ми, это мень­ше… Может быть меся­цы… Это не долго!

- Смот­ри­те, мы попа­ли в самое созда­ние Души, Вы раз­ви­ва­е­тесь, Вы пони­ма­е­те, что Вы часть Бога, Вы – Его про­дол­же­ние, Вы заме­ча­е­те, что вокруг Вас есть более плот­ные корич­не­вые, и есть – Вы…

- Вооб­ще-то весь этот бульон начи­на­ет корич­не­веть… И я тоже… Я тоже нача­ла коричневеть…

- А для чего это нужно?

- Это нуж­но для того, что­бы иметь такую плот­ность, кото­рая даст мне воз­мож­ность спу­стить­ся в ниж­ние слои, упасть… Пото­му, что в преды­ду­щей плот­но­сти спу­стить­ся на Зем­лю нель­зя… Воз­мож­но­сти спу­стить­ся на Зем­лю свет­лой и яркой – нет!

- Так север­ное сия­ние – это недо­зрев­шие Души?

- Север­ное сия­ние?… Да, конеч­но, но толь­ко они ещё выше и их ред­ко видят! И посте­пен­но, созре­вая, у меня появ­ля­ет­ся физи­че­ская компонента.

- Рань­ше была толь­ко духов­ная энер­гия, а тут появ­ля­ет­ся ещё и физи­че­ская сторона.

- Ага… Я ста­нов­люсь тяжелее…

- Един­ствен­ная сво­бо­да, кото­рая у нас есть,- это сво­бо­да выбо­ра. Вна­ча­ле Вы сде­ла­ли выбор попасть в этот бульон, потом сде­ла­ли выбор, что­бы быть сози­да­тель­ни­цей с жен­ским нача­лом. А сей­час, когда у Вас появи­лась физи­че­ская состав­ля­ю­щая Вашей ком­по­нен­ты, как Вы дела­е­те выбор, кем быть муж­чи­ной или женщиной?

- Кста­ти, сей­час уже не выби­раю, это уже не суть важ­но! Сей­час все более плот­ные части­цы спус­ка­ют­ся в ниж­ние слои, а там,… как сито…

- Это страшно?

- Это не страш­но, это ответственно!

- А то, что Вы ухо­ди­те от Созда­те­ля всё даль­ше, как реа­ги­ру­е­те на это?

- Это не игра­ет роли, как бы дале­ко я ни ухо­ди­ла, у меня в самом ядре этот свет оста­ёт­ся! Он оста­ёт­ся для того, что­бы вер­нуть­ся, когда при­дёт время!

- Очень хоро­шо! Сей­час про­чув­ствуй­те этот Свет внут­ри – насколь­ко он при­я­тен, насколь­ко он целе­бен, насколь­ко он созидателен!

- Коли­че­ство это­го Све­та даёт­ся на какое-то коли­че­ство вопло­ще­ний, он как бата­рей­ка… Когда Свет иссяк­нет, нуж­но будет вер­нуть­ся обратно…

- Это на серию опре­де­лён­ных вопло­ще­ний или как-то по-другому?

- Нет, это на всё вре­мя этой Душе! Сколь­ко ей слу­чи­лось вопло­ще­ний, столь­ко и не иссяк­нет эта энергия!

- Вы гово­ри­те очень инте­рес­ные вещи, я хочу, что­бы Вы поня­ли то, что сей­час ска­за­ли! То есть, Душа может вопло­щать­ся хоть сколь­ко раз, пока есть энер­гия све­та? А когда она закан­чи­ва­ет­ся, то долж­на вновь вер­нуть­ся к Нему для подзарядки?

- Тут слож­но гово­рить… Вооб­ще, по идее, нуж­но сюда вер­нуть­ся, но в чело­ве­че­ских вопло­ще­ни­ях люди не все­гда пра­виль­но испол­ня­ют своё пред­на­зна­че­ние в физи­че­ском теле.

- А поче­му они не все­гда пра­виль­но испол­ня­ют пред­на­зна­че­ние в сво­ём физи­че­ском теле?

- Пото­му что здесь, на Зем­ле, не все зна­ют пра­ви­ла… Это толь­ко твой путь… Как выбе­рет физи­че­ское тело, так и получится…

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Подопытный кролик. История о самонаказании

Фрагмент сеанса регрессии опытнейшего регрессолога и автора техники негипнотического погружения в прошлые воплощения П.С. Гынгазова

Сес­сия, кото­рую я пред­ло­жил ваше­му вни­ма­нию, пора­зи­ла меня сво­ей неожи­дан­но­стью, хотя за 25 лет рабо­ты в этой пара­диг­ме был сви­де­те­лем раз­но­го! Чело­век, с кото­рым я рабо­тал, спе­ци­аль­но при­ле­тел ко мне из Ека­те­рин­бур­га для про­ве­де­ния серии сес­сий. Но эта сес­сия настоль­ко глу­бо­ко и пол­но рас­кры­ла внут­рен­нюю, не осо­зна­ва­е­мую раци­о­наль­ным умом про­бле­му, что даль­ней­шие сес­сии было реше­но не про­во­дить. За про­ве­дён­ную серию сес­сий он нашёл мно­го отве­тов на свои внут­рен­ние вопро­сы. Но самый глав­ный ответ он полу­чил имен­но в этой сес­сии, он уви­дел, про­жил и осо­знал свою глав­ную осо­бен­ность совре­мен­но­го вопло­ще­ния – поче­му у него в этой жиз­ни так мно­го, каза­лось бы, бес­смыс­лен­но­го страха!

В кон­це сес­сии я при­вёл его корот­кий отчёт о воз­дей­ствии на пси­хи­ку это­го сеанса.

СТРАХпод­опыт­ный кро­лик.

Б., Ека­те­рин­бург.

26.06.2019.

- Что види­те, Б.?

- Поме­ще­ние какое-то… Смот­рю в верх­ний угол комнаты…

- Про­чув­ствуй­те тело, кото­рое смот­рит в верх­ний угол ком­на­ты. Какое оно, если срав­ни­вать с совре­мен­ным телом Б.: боль­ше / мень­ше, моло­же / стар­ше, тяже­лее / лег­че? И ком­на­та, по объ­ё­му Ваше­го тела, насколь­ко она малень­кая или большая?

- Чёрт… Тело живот­но­го! Малень­кое тело живот­но­го… Кро­лик, что-ли?..

- Уша­ми прядаете?

- Да…

- А что Вы там делаете?

- Страш­но мне…

- Тем­но?

- Нет, не тем­но… Здесь люди в белых хала­тах (с дро­жью в голо­се). Это лаборатория…

- Цвет Вашей шкурки?

- Белень­кая…

- Давай­те вер­нём­ся немно­го ранее, когда Вы роди­лись. Как Вас ото­бра­ли для иссле­до­ва­ний? Тогда Вы ещё не пони­ма­ли ниче­го. Это сей­час Вы бои­тесь и Вам страш­но. За всю мою мно­го­лет­нюю прак­ти­ку под­опыт­ных кро­ли­ков у меня ещё не было! Как себя ощу­ща­е­те, когда Вас кор­мит крольчиха?

- Там ещё хоро­шо, кроль­чи­ха белая! Нас несколь­ко… нам хорошо…

- Како­го Вы пола?

- Маль­чик. Уви­дел, когда выли­зы­вал себя! С мамой легко!

- Кто и когда заби­ра­ет Вас? В это вре­мя Вы ещё не зна­е­те зла от мира?

- Меня заби­ра­ют и садят в отдель­ную клет­ку. Тут рядом их много…

- Вы може­те как-то общать­ся? Или толь­ко видеть, или толь­ко слы­шать? Может запа­хи? Как Вы обща­е­тесь, поче­му у Вас появил­ся страх?

- Все боят­ся… Страх исхо­дит из поме­ще­ния… А‑а-а,.. мы слы­шим кри­ки кро­ли­ков дру­гих… Когда кро­ли­ка заби­ра­ют на опыт, он изда­ёт на неслы­ши­мых людям часто­тах крик… Мы слы­шим и очень пуга­ем­ся, нам ста­но­вит­ся страш­но… Да, так!

- «Нам ста­но­вит­ся страш­но», как это про­яв­ля­ет­ся у вас?

- Шерст­ка дыбом встаёт…

- За этот страх вас хоро­шо кормят?

- Ну, кор­мят хоро­шо… Это как – мы едим от стра­ха, что­бы отвлечь себя от это­го нескон­ча­е­мо­го страха…

- Вы дума­ли, Б., что кро­ли­ки, под­опыт­ные кро­ли­ки, могут так пони­мать и чувствовать?

- Не ожи­дал! Очень страш­но, всё вре­мя страшно!

- Есть кто-нибудь в этой лабо­ра­то­рии, кто отно­сит­ся к вам с состра­да­ни­ем, участием?

- Они, вро­де, к нам лас­ко­во отно­сят­ся, они раз­го­ва­ри­ва­ют, погла­дить могут… Но мы зна­ем, что они что-то страш­ное с нами делают!

- С како­го воз­рас­та Вас нача­ли брать для опытов?

- Мне меся­цем шесть. Я ста­нов­люсь взрослым.

- Как Вас взя­ли на опыт в пер­вый раз?

- Под­дер­жи­ва­ли сни­зу за лапы, брю­хо, и за уши… Взя­ли хоро­шо так, лас­ко­во… Жен­щи­на понес­ла,… а там… Мне что-то вко­ло­ли, боль­но так… Вко­ло­ли в ухо и потом в лапу… Боль­но так!

- Чув­ствуй­те! Что за ощу­ще­ния внут­ри Вас? До это­го гомео­стаз Ваше­го орга­низ­ма был нор­ма­лен, сра­бо­тан­ный. Что за изме­не­ния Вы чув­ству­е­те в теле после инъекции?

- Боль­но… Лапой дви­гать не могу!

- Кри­ча­ли Вы во вре­мя инъекции?

- Кри­чал, но они же меня не слы­шат! Для них это про­сто не серьёз­ный крик, люди слы­шат не весь диа­па­зон мое­го кри­ка! Не слы­ши­мый людь­ми диа­па­зон гораз­до гром­че, в дру­гом спек­тре. О‑ой!… Очень страшно!

- Нерв­ных окон­ча­ний, вос­при­ни­ма­ю­щих этот спектр у людей, в слу­хо­вом аппа­ра­те про­сто нет или они заблокированы?

- Не знаю… Гры­зу­ны вооб­ще обща­ют­ся в уль­тра­зву­ко­вом диа­па­зоне. Люди его не слы­шат. А на самом деле это гром­кий писк ото­всю­ду, людям не слы­ши­мый! Мыши вооб­ще в уль­тра­зву­ко­вом диа­па­зоне обща­ют­ся, они очень болтливые!

- Это Вы сей­час узна­ли, про­жи­вая жизнь кро­ли­ка, или где-то чита­ли прежде?

- Вооб­ще я знаю, что кош­ки так высле­жи­ва­ют добы­чу… Но кро­лик под­твер­жда­ет эти знания!

- Хоро­шо, Вам сде­ла­ли укол, какие изме­не­ния Вы ощу­ща­е­те в теле?

- Иглу из уха убра­ли, а в лапе боль, силь­ная боль… Они дела­ют какие-то опы­ты с про­во­ди­мо­стью нерв­ной системы.

- Помни­те, я гово­рил Вам, «Вы зна­е­те свой нор­маль­ный кро­ли­чий гомео­стаз», сей­час, после инъ­ек­ции что делается?

- Лапа пере­ста­ёт рабо­тать, я её не чув­ствую… Пра­вая зад­няя… По ощу­ще­нию – выхо­да нет! Ощу­ще­ние безыс­ход­но­сти… Страш­но, ужас­но! Что они ещё со мной сделают?

- По жиз­ни в теле Б. какие-то непри­ят­но­сти в этой ноге есть?

- Так, не стильно.

- Теперь буде­те знать, отку­да они!

- Я дру­гое понял: теперь я понял, поче­му у меня в этой жиз­ни так мно­го, каза­лось бы, бес­смыс­лен­но­го стра­ха! Моя нерв­ная систе­ма очень пло­хо пере­но­сит кон­флик­ты, угро­зы и тому подоб­ное! Я не веду себя трус­ли­во, про­сто внут­ри силь­ней­шая паника!

Теперь Вы поня­ли, отку­да этот страх!

- Угу.

- Хоро­шо, давай­те про­смот­рим это вопло­ще­ние, Вы завер­ши­те его, что­бы в жиз­ни Б. сня­лось его действие!

- Это чистый ужас!

- Как дол­го Вы смог­ли про­жить в этом вопло­ще­нии при воз­дей­ствии вво­ди­мых Вам ядов?

- Меся­ца три надо мной издевались.

- А Вас в вива­рий воз­вра­ща­ли или вы были толь­ко в лабо­ра­тор­ной клетке?

- Меня воз­вра­ща­ли на вре­мя. И даже дали потра­хать­ся! (Сме­ёт­ся)

- Ну, вот види­те, хоть какая-то радость!

- Раз­мно­жать­ся же надо кро­ли­кам! Надо что­бы нас было у них боль­ше! Это было хоро­шо! Это хоть какая-то радость! Жить в лабо­ра­то­рии – какой кош­мар! Все боят­ся, все тря­сут­ся посто­ян­но! Мно­го едят, но это же нев­роз: жрать при­хо­дит­ся, пото­му что все­гда страш­но, страш­но и страш­но! Наешь­ся и выру­ба­ешь­ся, хотя бы как-то спишь… Без еды было бы совсем худо!

- Что ещё дела­ли Вам? Инъ­ек­ции толь­ко в одну лапу? Помни­те, я рань­ше гово­рил Вам о гомео­ста­зе, я хочу, что­бы Вы срав­ни­ли и поня­ли цель­ность и гар­мо­нич­ность сво­е­го орга­низ­ма до того, как Вы попа­ли в клет­ки лабо­ра­то­рии, когда все под­опыт­ные кро­ли­ки вокруг кри­чат и у Вас появ­ля­ет­ся пани­че­ский страх, пере­пол­ня­ю­щий Вас и запол­ня­ю­щий всю лабо­ра­то­рию – когда все кро­ли­ки вокруг кри­чат и про­сят помо­щи. Вас толь­ко что сюда при­нес­ли, и у Вас это­го ещё нет. Когда вас при­нес­ли для опы­та и ста­ли вво­дить что-то, Вы тоже нача­ли кри­чать. Про­чув­ствуй­те, как изме­ня­ет­ся гомео­стаз? Как орга­низм, ведь он очень муд­рый, пыта­ет­ся вос­ста­но­вить­ся после воз­дей­ствия людей? Вам поня­тен вопрос?

- Пло­хо себя чув­ствую, боль в лапе не про­хо­дит. Но после пер­во­го опы­та про­шло какое-то вре­мя, его дали мне для того, что­бы я как-то вос­ста­но­вил­ся. Когда я вос­ста­но­вил­ся, меня пусти­ли к кроль­чи­хе… Они посмот­ре­ли, что я начал вос­ста­нав­ли­вать­ся, хотя при ходь­бе при­хра­мы­ваю… Нога не очень-то рабо­та­ла… Я даже успо­ко­ил­ся на какое-то вре­мя, думал, что со мной уже всё сде­ла­ли и даль­ше непри­ят­но­стей и стра­ха не будет!

- Есть у вас, кро­ли­ков живу­щих в этой лабо­ра­то­рии инфор­ма­ция, что кому-то уда­лось сбежать?

- Нет, а куда там сбе­жишь? Там неку­да бежать…

- Ну, мало ли, может дверь забы­ли закрыть…

- Пой­ма­ют быст­ро. Были слу­чаи, когда кро­ли­ка роня­ли на пол, он пытал­ся убе­жать… Но куда там убежишь?

- Про­чув­ствуй­те безыс­ход­ность, окру­жа­ю­щую вас!

- Ой, да её толь­ко и чув­ству­ешь! Это безыс­ход­ность… Вот так навер­ное себя чув­ство­ва­ли обре­чён­ные узни­ки лаге­рей. Это ужас!

- Пред­став­ля­е­те – зве­рюш­ка, кото­рая по разу­ме­нию чело­ве­ка, ниче­го не пони­ма­ет, име­ет такую же, как у чело­ве­ка реак­цию на дей­стви­тель­ность, в кото­рой она находится!

- Вот на фер­мах кро­ли­ко­вых там не так, там нет тако­го стра­ха! Их куда-то уно­сят, и никто ниче­го не зна­ет! А здесь так страш­но, всё на гла­зах, посто­ян­ные кри­ки отча­я­ния и прось­бы о помо­щи, посто­ян­ный страх!

- Сколь­ко ещё опы­тов поста­ви­ли на Вас?

- Потом ещё раз забра­ли,… и всё… Что-то резали…

- Реза­ли живого?

- Полу­жи­во­го… Что-то вве­ли, толь­ко что­бы не дви­гал­ся, но я чув­ствую! Ай!… Они что дела­ют на моём спин­ном моз­ге… Что-то пере­ре­за­ли… Я про­сто сдох в какой-то момент…

- Най­ди­те тот момент, когда Вы сдох­ли, опи­ши­те мне тело, кото­рое Вы оста­ви­ли! Кто дела­ет эту опе­ра­цию, что это за люди?

- Их трое… Жен­щи­на и двое муж­чин… Жен­щи­на меня при­но­си­ла из клет­ки в лабораторию.

- Опи­ши­те мне тель­це, кото­рое Вы толь­ко что оставили!

-Ну, такое рас­пла­стан­ное, спи­на раз­ре­за­на… Жал­кое тель­це такое… Всё…

- Пони­ма­е­те, что тело умерло?

- Да.

- Я хочу, что­бы Вы заме­ти­ли, что пре­ры­ва­ние осо­зна­ния нет, что Душа не зна­ет смер­ти! И Ваше отно­ше­ние к толь­ко что остав­лен­но­му телу? Опи­ши­те мне фор­му и цвет того, что видит рас­пла­стан­ное тель­це кролика

- Немнож­ко жал­ко тело, да… Мои цвет и фор­ма – гряз­но-серая, свер­ху наблю­да­ю­щая за тель­цем, как облач­ко форма…

- Сей­час, когда Вы жале­е­те своё тело, давай­те посмот­рим кар­ми­че­скую зави­си­мость вопло­ще­ния в под­опыт­ном кролике!

- В этом теле у меня не было нор­маль­ной живот­ной жизни!

- Я понял, и хочу, что­бы Вы посмот­ре­ли, поче­му взя­ли себе такое тяжё­лое вопло­ще­ние? Что было в преды­ду­щем вопло­ще­нии? Мы же все­гда за всё рас­счи­ты­ва­ем­ся! Давай­те про­смот­рим преды­ду­щее вопло­ще­ние – кто Вы, что вокруг Вас?

- Вокруг лес…

- Вы там кто?

- Охот­ник, мужчина…

- Про­чув­ствуй­те тело муж­чи­ны-охот­ни­ка! Вы пре­крас­но зна­е­те своё тело Б., чем тело охот­ни­ка отли­ча­ет­ся от него?

- Креп­кий муж­чи­на, лет тридцати…

- Насколь­ко Вы удачливы?

- Я опыт­ный охот­ник, добы­ваю раз­лич­ную дичь!…

- Посмот­ри­те, ведь про­фес­сия охот­ни­ка не может давать тако­го «кося­ка» с после­ду­ю­щим воплощением?

- Что-то я делал не так… А‑а-а… Я не про­сто охо­чусь, не все­гда стре­ляю и уби­ваю… Я ино­гда лов­лю неболь­ших зве­рю­шек и отно­шу их для опы­тов како­му-то учё­но­му, и мне пла­тят за это! Зай­цев ношу…

- Най­ди­те тот момент, когда Вы при­нес­ли оче­ред­но­го зай­ца и поду­ма­ли, что пло­хо, что Вы не име­е­те пра­ва так рас­по­ря­жать­ся чужой жиз­нью, пере­да­вая её в дру­гие руки!

- Да, чув­ствую, что отдаю зве­ру­шек на нехо­ро­шие дела…

- Где Вы раз­ре­ши­ли нака­зать себя, что «за эти дела я поплачусь!»?

- Я пони­мал, что с живот­ны­ми дела­ют что-то нехо­ро­шее, я и не смот­рел… Меня и не при­гла­ша­ли туда…

- Най­ди­те ощу­ще­ние в жиз­ни это­го охот­ни­ка, где Вы себя пре­да­ли? Най­ди­те это ощущение!

- Да, было это,… было… Не хоро­шо я делаю, не по Божески!

- И что буде­те за это рас­счи­ты­вать­ся? Ина­че это­го бы не было…

- Да, согла­сен… Я делаю пло­хо зве­руш­кам и аук­нет­ся мне это! Если бы я про­сто настре­лял зве­ру­шек, было бы всё пра­виль­но… Или про­да­вал им, не зная, для чего их берут, ответ­ствен­ность бы была на них… А так… У меня была мысль, что этих зве­ру­шек муча­ют… А я ношу их для этих мук! Не по-Боже­ски это… Я же охот­ник, я же знаю, что живот­ные нуж­ны для под­дер­жа­ния жиз­ни чело­ве­ка! А здесь…

- Давай­те посмот­рим на это немно­го с дру­гой сто­ро­ны: Вы – охот­ник, Ваше ремес­ло – сред­ство суще­ство­ва­ние и Вас, и Вашей семьи!

- Да, так!

- Что­бы Вы мог­ли вести хозяй­ство, выкарм­ли­вать семью, вам нуж­но зара­ба­ты­вать! И Вы полу­ча­е­те хоро­шие день­ги по Вашим мер­кам за мел­кую добы­чу, сда­ва­е­мую живьём. Эту мел­кую дичь Вы мог­ли бы про­дать на рын­ке намно­го дешев­ле, но таких поку­па­те­лей почти нет.

- Я дога­ды­ва­юсь, что делаю не то…

- Подо­жди­те дога­ды­вать­ся! Сей­час Ваш ана­ли­ти­че­ский ум вклю­ча­ет­ся! Ска­жи­те, пожа­луй­ста, вы участ­во­ва­ли в про­во­ди­мых над ними опы­тах: иссле­до­вать, резать, издеваться?

- Нет, не участвовал!

- То есть, кто дол­жен нести за это ответственность?

- Тот, кто делал!

- Не Вы?

- Кто делал!

- Отдай­те им эту ответ­ствен­ность, не наби­рай­те на себя лиш­не­го! Это не Ваша про­бле­ма! Вы зара­ба­ты­ва­е­те день­ги, что­бы Ваша семья, ваши дети мог­ли выжи­вать! Без денег не смо­же­те сохра­нить и выкор­мить семью!

- Да‑а…

- Вы же не каз­ни­те себя за живот­ных, добы­тых Вами во вре­мя охо­ты? Поче­му же сей­час, Вы пыта­е­тесь брать чужую вину на себя? Что это даёт Вам?

- Я, кажет­ся, понял!

- Как скла­ды­ва­лась Ваша жизнь, охот­ник, после того, как рас­ста­ви­ли точ­ки над i, и пере­ста­ли себя винить за то, в чём Вы не виноваты?

- Тогда всё хорошо!

- Но жизнь под­опыт­но­го кро­ли­ка Вы уже себе зара­бо­та­ли! Сла­ва Богу, что узна­ли и поня­ли, что нель­зя решать за Бога, где Вы вино­ва­ты, где Вы пра­вы! Что Вы пре­вы­си­ли свои полномочия!

- По сути – сам себе назначаешь…

- А кто Вы такой? Вы – охот­ник, вы – чело­век… Про­сто, Вы реши­ли выбрать себе зача­тие в теле кро­ли­ка из науч­ной лабо­ра­то­рии. Посмот­ри­те, как Вы выби­ра­ли для себя такой кошмар?

- У меня оста­лось чув­ство вины, что я при­ча­стен к муче­нию несчаст­ных животных…

- Это я пони­маю! Но объ­яс­ни­те мне, как Вы выбра­ли буду­щее, про­счи­тав жизнь это­го кролика?

- Мне хочет­ся иску­пить вину охотника!

- Но поче­му Вы выби­ра­е­те имен­но это­го кро­ли­ка? Вон сколь­ко вопло­ще­ний сей­час перед Вами, выбирайте!

- Мне пред­ла­га­ют в том Про­стран­стве, куда попа­ла Душа охот­ни­ка, но не наста­и­ва­ют! Гово­рят, если хочешь иску­пить при­ду­ман­ную вину, можешь не на дол­го вопло­тить­ся в кро­ли­ка, кото­рый про­чув­ству­ет ужа­сы неиз­вест­но­сти и пол­ной зави­си­мо­сти от чужой воли! Мне пред­ло­жи­ли мыш­ку, кры­су, кро­ли­ка. Но, посколь­ку, я зай­цев для опы­та тас­кал, выбрал кро­ли­ка. Мне и раз­ре­ши­ли – хочешь, пробуй!

- А кто гово­рит с Вами там?

- Это, как гово­рит Май­кл Нью­тон – гиды. Он ко мне с сочув­стви­ем, а я тупой, упёр­тый, гоно­шусь с этим чув­ством вины!… Он гово­рит: «Ну лад­но, ты хочешь иску­пить? Тогда про­жи­ви эту жизнь. Отту­да, из того мира, это как на пять минут… Вот схо­дишь и иску­пишь…» Но иску­пил-то я да‑а, ой ё‑ёй! В таком ужа­се про­жить… Ёлки-пал­ки!… Нет, всё, боль­ше не хочу, хва­тит экспериментов!

- Ещё раз вер­ни­тесь к Настав­ни­ку. Кто он, как обща­лись с ним? Это я меж­ду вопло­ще­ни­я­ми,… слов нет, пони­маю мыс­ли! Вот дурак-то я! Зачем я носил­ся с этим чув­ством вины? 

- Вы про­сто его не разо­бра­ли, и на вся­кий слу­чай на себя при­ме­ри­ли! Ведь когда Вы напол­не­ны чув­ством вины, у Вас появ­ля­ет­ся и чув­ство важ­но­сти! Мож­но жалеть себя мно­го! Попал в кро­ли­ка, нажалелся?

- Вот, дурак! Это­го вооб­ще не нуж­но было делать!

- Рас­счи­ты­вать­ся долж­ны были те, кто делал это! Но я не знаю, рас­счи­та­лись они или нет?

- Но это не Ваше дело! Не наби­рай­те себе боль­ше, чем може­те унести!

- Ну да! Когда я вер­нул­ся к сво­ей Груп­пе, они тоже сме­ют­ся: «Ну что, получил?».

- Что ещё Вы полу­чи­ли здесь, в Про­стран­стве меж­ду жизнями?

- Не нуж­но торо­пить­ся, нуж­но, во вре­мя выбо­ра вопло­ще­ния гораз­до чёт­че всё про­ду­мы­вать и не брать на себя не свои пол­но­мо­чия! Нель­зя выби­рать на эмо­ци­ях! При­ду­мал охот­ник себе ответ­ствен­ность и получил!

- Я хочу, что­бы сей­час Вы вновь пошли из охот­ни­ка в кро­ли­ка! Теперь Вы пони­ма­е­те, из-за чего взя­ли его жизнь себе, вопло­ще­ние, в кото­ром зве­руш­ку было жал­ко – лежит на живо­те, спи­на раз­ре­за­на, спин­ной мозг пре­па­ри­ро­ван, неиз­быв­ная тос­ка! Пони­ма­е­те пере­пол­няв­ший Вас страх и ужас, на про­тя­же­нии всей жиз­ни кро­ли­ка! Вы поня­ли, что этот страх и ужас были не Ваши­ми? Вы по доб­рой воле реши­ли при­ме­рить его на себя!  Куда ухо­дит душа кролика?

- В Пространство!

- Отдай­те этот страх в окру­жа­ю­щее Вас Про­стран­ство, оно зна­ет, что с ним делать! Ваш страх сра­зу и навсе­гда исчез­нет для Вас в этом Пространстве!

- Да! Всё полу­чи­лось очень лег­ко и просто!

- Лег­че ста­ло, когда всё отдал?

- Да, очень лег­ко! И с каж­дой секун­дой всё лег­че! Страх выте­ка­ет из меня! Моя Душа-шарик свет­ле­ет, ста­но­вит­ся лег­че и про­зрач­нее, Душа начи­на­ет под­ни­мать­ся вверх всё быст­рее и быст­рее… Да‑а… Цвет воз­вра­ща­ет­ся и объ­ём рас­ши­ря­ет­ся! В кро­ли­ке всё такое сжатое!

- Какая эмо­ция сей­час у Вас, Вы, и Душа кро­ли­ка, и охот­ни­ка, и Б.

- Я помудрел! Но всё рав­но, для меня Б. это был очень важ­ный опыт!

- Ну, есте­ствен­но! Он ведь дер­жал для Вас такой сгу­сток ужа­са и стра­ха! Если бы не Ваше Бес­со­зна­тель­ное, вы бы нико­гда не смог­ли это узнать и с этим разо­брать­ся! Вот види­те, какое глу­бо­кое и необ­хо­ди­мое для жиз­ни Б. вопло­ще­ние дало само­сто­я­тель­но по сво­е­му усмот­ре­нию Бессознательное!?

- Как мне в моей жиз­ни Б. меша­ло всё это жить! Боже ты мой! Да-а‑а, это дей­стви­тель­но ценно!

- Хоро­шо, когда вот это всё сде­ла­ли, когда страх вытек весь, и Вы поня­ли, что реши­ли при­ме­рить «чужой пиджа­чиш­ко», по сво­ей же прось­бе, как изме­ни­лось Ваше вос­при­я­тия мира и себя в нём?

- Выра­жен­ное ощу­ще­ние, что я уже дома! Цвет яркий, как небо бескрайнее!

- Вот сей­час из это­го бес­край­не­го неба посмот­ри­те на ауру тела Б., на те его части, в кото­рых жил страх, кото­рый жил и под ложеч­кой, и в голо­ве, и в тазу, и в ногах – вез­де! Что там осталось?

- Ещё есть очень малень­кие осколки-кусочки!

- Я вижу! Лучом како­го цве­та Вы може­те это убрать, рас­тво­рить? Вы помни­те о рабо­те луча­ми из про­шлых сессий.

- Мне нуж­но рабо­тать бело-сереб­ри­стым лучом, очищающим.

- Как булат?

- Да, таким цве­том! Сей­час про­пус­каю этот луч через свою ауру! Очень мощ­но ощу­щаю эту энер­гию телом! Муж­ская мощ­ная энер­гия. Вымы­ва­ет, поблёс­ки­ва­ет как кра­си­во отпо­ли­ро­ван­ное лезвие!

- Хоро­шо, давай­те рабо­тать! Тща­тель­но всё уби­рай­те, не оставь­те ниче­го от энер­гии это­го стра­ха! Про­ра­бо­тай­те ещё всё и по чакрам!

- В сол­неч­ном спле­те­нии нуж­но мно­го уда­лить, в кишеч­ни­ке, в малом тазу! Ста­но­вит­ся очень лег­ко! Зато теперь я пони­маю, поче­му так мно­го людей живёт в страхе!

- Фило­соф Вы мой, не думай­те о дру­гих, рабо­тай­те со сво­ей аурой! Опять нача­ли думать обо всём!

- Я хочу оста­вить в сво­ей ауре этот компонент!

- Какой?

- Бело-сереб­ри­стый!

- Он у Вас будет, он у Вас был, Вы про­сто не подо­зре­ва­ли о его суще­ство­ва­нии! Не пытай­тесь ниче­го остав­лять впрок! Чем боль­ше буде­те это делать, тем слож­нее будет най­ти то, что необ­хо­ди­мо в кон­крет­ный этот момент! Про­смот­ри­те и про­чи­сти­те область ушей, отку­да боль­шая часть нега­тив­ной инфор­ма­ции попа­да­ла кролику!

- В пра­вой ноге что-то осталось.

- А поче­му справа?

- Кро­ли­ку что-то дела­ли с пра­вой ногой.

- Да, вспом­нил! А у Б. пра­вая нога даёт о себе знать?

- Явно не даёт, но под­вер­же­на вся­ким непри­ят­ным воздействиям!

- Хоро­шо, уби­рай­те, и помни­те, что теперь она не будет под­вер­же­на нега­тив­ным воздействиям!

- Всё сде­лал свою ауру очень силь­ной и мощной!

- Отлич­но! Я хочу, что­бы сей­час, нахо­дясь в Про­стран­стве после­смер­тия, Вы напол­ни­ли свою ауру лучом, кото­рый не будет давать воз­мож­но­сти гнез­дить­ся в ауре и теле стра­ху! Наду­ман­ные стра­хи, кото­рые вы куль­ти­ви­ро­ва­ли в теле охот­ни­ка. Побудь­те в этом Про­стран­стве, в кото­рое ушла Душа кро­ли­ка, почув­ствуй­те одно­род­ность с ним: «Отчим домом», «Созда­те­лем», «Богом», «Все­лен­ским Разу­мом». Ему мож­но давать ещё мно­го эпи­те­тов, но Вы поня­ли о сути, кото­рую Про­стран­ство собой несёт! Пой­ми­те, как лег­ко и про­сто сни­мать в нём любой нега­тив, кото­рый Вы зара­бо­та­ли в тече­ние дня! Како­го цве­та луч для Вас нуж­но использовать?

- Я запом­нил цвет луча и ощу­ще­ние, кото­рое он вызы­ва­ет в теле. Про­стран­ство с радо­стью идёт мне на встре­чу! …Такой глу­бо­кий покой!

- Я хочу, что­бы Вы поня­ли, что глу­бо­кий покой это не мелан­хо­лия, не бесчувственность!

- Это уве­рен­ность в сво­их силах, ясность и концентрация…

- Запом­ни­те это ощу­ще­ние! Я хочу, что­бы Вы мог­ли поль­зо­вать­ся этим в жиз­ни Б.!

- Это чув­ство бес­стра­шия! Сораз­ме­рен­но­го бес­стра­шия! Если я стою на краю кры­ши небо­скрё­ба, это не озна­ча­ет, что я хочу с него прыгать!

- Я хочу, что­бы Вы сей­час всё это про­ана­ли­зи­ро­ва­ли без страха!

- Ну да! Сей­час я чув­ствую себя гораз­до более целост­ным! Это то, чего мне, Б., дав­но не хватало!

- А сей­час, посмот­ри­те, что оста­лось от Вашей преды­ду­щей рабо­ты с аурой. Оста­лось от неё что-то или она исчезла?

- Нет, там всё на месте! Ниче­го не исчезло!

- Отлич­но, тогда дай­те ещё энер­гии, и новый, сего­дня откры­тый Вами сереб­ри­стый цвет луча. Я вче­ра не пред­ла­гал Вам его, опа­са­ясь, что Вы с ним не спра­ви­тесь. Сего­дня мож­но, рабо­тай­те! И ещё я хочу, что­бы Вы, в этом Про­стран­стве поня­ли, что Вы и Бог это схо­жая часто­та виб­ра­ций, что Вам, части это­го Про­стран­ства не нуж­ны ника­кие косты­ли, под­пор­ки, Помощ­ни­ки – Вы сами напря­мую свя­за­ны с ним, и рабо­та­е­те намно­го глубже!

- Да, понимаю!

- И не ста­не­те ругать себя поз­же за то, что допу­сти­ли в созна­ние такую мысль?

- Нет, не буду! Там про­сто есть суще­ства, кото­рые от нас даль­ше ушли даль­ше по эво­лю­ци­он­но­му пути! Хочет­ся же от них что-нибудь получить!

- Зачем Вам это? Они тоже в Созда­те­ле, как и Вы, поче­му нуж­но позна­вать через кого-то, а не напря­мую, от Созда­те­ля? Понят­но, о чём я Вам говорю?

- Да, понят­но! Тогда Вы глуб­же идё­те и выше под­ни­ма­е­тесь! А всё осталь­ное – это не брать вовсе или брать очень дози­ро­ван­но на себя ответственность…

- Мы можем закон­чить сей­час эту сессию?

- Да, можем…

- Тогда воз­вра­щай­тесь в тело! … Не ожи­да­ли тако­го раз­во­ро­та событий?

- Совсем не ожидал!

- Почув­ствуй­те, насколь­ко глу­бо­ко, без запро­са, мы можем погру­жать­ся в сего­дняш­ние про­бле­мы, и насколь­ко они нам акту­аль­ны! Сколь­ко минут по Ваше­му внут­рен­не­му вре­ме­ни мы сего­дня работали?

- Минут тридцать.

- Нет, час пять­де­сят минут.


Ниже при­ве­де­но пись­мо это­го пациента:

Павел Сер­ге­е­вич, доб­рый день! Я уже 2 неде­ли как в Тур­ции в отпус­ке, поэто­му ниче­го нико­му не пишу, и в Интер­нет не залезаю).

После РТ-сес­сий у меня про­изо­шли очень зна­чи­тель­ные внут­рен­ние изме­не­ния за счёт гораз­до луч­ше­го пони­ма­ния того, как рабо­та­ет сам инстру­мент пере­во­пло­ще­ний. Это при­ве­ло к пере­ме­нам в моем рей­тин­ге цен­но­стей, и в целом мно­гое во мне самом изме­ни­ло. Соб­ствен­но, изме­не­ния ещё про­дол­жа­ют­ся, пото­му что мозг пере­стра­и­ва­ет­ся небыст­ро, и тело тоже за ним поти­хонь­ку под­тя­ги­ва­ет­ся. Встре­чу с Вами счи­таю одной из важ­ней­ших в сво­ей жизни.

Желаю Вам креп­ко­го здо­ро­вья и пол­но­го бла­го­при­ят­ство­ва­ния на пути в Вашей очень нуж­ной и цен­ной работе!

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обу­че­ние подроб­нее

Дневник регрессанта

Эти записи предоставила регрессантка П.С. Гынгазова по следам своего погружения в прошлое воплощение, где она проживала жизнь в теле крысы (фрагмент сеанса)

Пол­ное погру­же­ние в про­шлое вопло­ще­ние при­но­сит яркое вос­при­я­тие, про­жи­ва­ние, пони­ма­ние смыс­лов, но не все дета­ли озву­чи­ва­ют­ся вслух и мно­гое (очень мно­го важ­ных дета­лей и осо­зна­ний) могут ускольз­нуть из памя­ти. По реко­мен­да­ции Пав­ла Сер­ге­е­ви­ча сра­зу после сеан­са регрес­сант­ка сде­ла­ла запи­си о лич­ном вос­при­я­тии это­го про­жи­ва­ния и, в после­ду­ю­щем, об адап­та­ции это­го опы­та в теку­щей ее жиз­ни. Как же такой опыт может при­го­дить­ся в этой жизни?

Кры­са

30.11.2020

Томск.

Запись из лич­но­го днев­ни­ка после сессии:

Вгля­ды­ва­юсь, быст­ро мель­ка­ют гори­зон­таль­ные полос­ки. Шпа­лы. Желез­ная доро­га, я смот­рю впе­рёд перед поез­дом. Зима.

У меня тело, лапы, хвост. Я – крыса.

Совсем иное вос­при­я­тие себя и все­го вокруг. Дру­гое, в смыс­ле, отли­ча­ю­ще­е­ся от при­выч­но­го чело­ве­че­ско­го виде­ния, слу­ша­ния и чув­ство­ва­ния. Я сама по себе. Парт­нё­ры, дети и про­чие радо­сти дале­ко поза­ди и не вол­ну­ют. Я стрем­люсь попасть в опре­де­лён­ное место. Это место «на сты­ке». Я его чув­ствую, и, когда ока­зы­ва­юсь там, мне спо­кой­но и я могу «рабо­тать». Вокруг тем­но, сухо и теп­ло. Это, может быть, под­вал жило­го дома, но боль­ше похо­же на под­вал заве­де­ния, где едят. Я чув­ствую все дви­же­ния вокруг, но они при­выч­ны и осо­бо не при­вле­ка­ют мое­го внимания.

Я вся в «нитях». Посто­ян­но пере­би­раю их. Нити свя­зы­ва­ют всё со всем. По нитям при­хо­дят сиг­на­лы. И я тоже могу отправ­лять в нити сигналы.

Элек­три­че­ство. Это живое суще­ство. Пра­виль­нее ска­зать, что то элек­три­че­ство, кото­рое люди исполь­зу­ют в розет­ках сво­их жилых домов – это часть живо­го суще­ства. Оно повсю­ду. Оно вокруг поверх­но­сти пла­не­ты, оно дви­га­ет­ся, пере­ме­ща­ет­ся, ино­гда меня­ет своё каче­ство. Мы, кры­сы, при­вык­ли к нему. Люди сами себя садят в ловуш­ки элек­три­че­ства. Если дол­го нахо­дить­ся в его кон­ту­ре, меня­ет­ся вос­при­я­тие и све­че­ние. Люди све­тят­ся по-дру­го­му. Элек­три­че­ство силь­но меня­ет све­че­ние человека.

Чело­век меня не вол­ну­ет. Я исполь­зую чело­ве­ка как ресурс, когда мне удоб­но. Люди в целом не очень умны. Рядом с ними про­ще жить. Ими мож­но управ­лять. Напри­мер, я могу вли­ять на пове­де­ние людей и полу­чать то, что мне нужно.

Есть ещё что-то, это то, что тре­во­жит меня в боль­шей сте­пе­ни. Это то, от чего появ­ля­ет­ся бес­по­кой­ство, и мы ухо­дим глу­бо­ко под зем­лю. Оно при­хо­дит отку­да-то свер­ху, из самых глу­бин Кос­мо­са, про­яв­ля­ясь в нашем про­стран­стве. Я чув­ствую это «что-то». Очень похо­жее «суще­ство» есть и в нед­рах Зем­ли. И они друг с дру­гом не ладят. Кры­сы ухо­дят глу­бо­ко под зем­лю в момен­ты, когда это нечто ста­но­вит­ся плот­ным на поверх­но­сти. И наобо­рот, под­ни­ма­ем­ся на поверх­ность, когда суще­ство под зем­лёй про­яв­ля­ет актив­ность. Они друг с дру­гом нико­гда не объ­еди­ня­ют­ся и не пере­ме­ши­ва­ют­ся. Как буд­то у них свои дела друг с дру­гом и да, они не ладят меж­ду собой.

Я сижу в тём­ном, тёп­лом месте. Я шеве­лю волос­ка­ми на мор­де. Я пере­би­раю «нити». «Нитей» бес­чис­лен­ное мно­же­ство, они все непо­хо­жи друг на дру­га. Каж­дая «нить» может быть и отдель­ным про­стран­ством. По нитя­ми при­хо­дят «сиг­на­лы» (это такое уплот­не­ние в нити, по это­му уплот­не­нию я пони­маю, что эта инфор­ма­ция для меня) Я не ана­ли­зи­рую и не думаю. Я чув­ствую. Я одно­вре­мен­но чув­ствую несколь­ко нитей и несколь­ко реаль­но­стей, и несколь­ко про­странств. Я пони­маю сиг­на­лы. Это как если бы чело­век кру­тил радио­при­ём­ник (очень гру­бая мета­фо­ра, у кры­сы всё точнее-сложнее…)

Все кры­сы моей семьи свя­за­ны друг с дру­гом. Мы свя­за­ны общим кана­лом чув­ство­ва­ния. Что чув­ству­ет один, могут почув­ство­вать все. Здесь чув­ство­ва­ние ни как про­жи­ва­ние эмо­ции, а боль­ше – как доступ к опы­ту. У каж­дой кры­сы в меха­низ­ме осо­зна­ва­ния себя есть доступ к несколь­ким «нитям». Есть нить лич­но­го про­жи­ва­ния. Есть нить «семей­но­го опы­та». Есть нить вида (как если бы все кры­сы мира были на отдель­ном кана­ле). Пере­клю­че­ние меж­ду нитя­ми про­ис­хо­дит изме­не­ни­ем чув­ство­ва­ния. Как если бы я мог­ла вни­ма­ни­ем кру­тить руч­ку повы­шая или умень­шая гром­кость. И вме­сто гром­ко­сти спо­соб­ность нахо­дить­ся и чув­ство­вать в раз­ных пространствах.

Я кры­са. Я отли­ча­юсь от боль­шин­ства крыс сво­е­го рода. Я чув­ствую силь­но боль­ше. Я отве­чаю за дви­же­ние рода и выжи­ва­ние. Когда я чув­ствую по одной из нитей, что спус­ка­ет­ся плот­ное нечто, кото­рое мне непри­ят­но, я даю сиг­нал и все, кто на свя­зи, ухо­дят под зем­лю. Зем­ля все­гда меня­ет­ся. Все­гда нуж­но чув­ство­вать, где сей­час мож­но жить, а где нель­зя. Мы все про­жи­ва­ем в несколь­ких про­стран­ствах одно­вре­мен­но. И мы все малые части больше­го созна­ния. Ино­гда мы соби­ра­ем­ся в большее созна­ние для реше­ния более слож­ной задачи.

Вклю­ча­ясь в «нить», я не про­сто полу­чаю сиг­нал, я могу и пере­да­вать. Нет задер­жек по вре­ме­ни. Всё про­ис­хо­дит мгновенно.

«Нити» есть по видам, родам, пла­не­там, галак­ти­кам…. Всё про­ни­зы­ва­ют нити. И под зада­чу под­тя­ги­ва­ет­ся нить из про­стран­ства. Я поня­тия не имею, как это устро­ен­но. Я про­сто чув­ствую и ори­ен­ти­ру­юсь в них.

Мир меня­ет­ся. При­шла пора ухо­дить из того места, в кото­ром мы жили. Как буд­то будет боль­шое раз­ру­ше­ние (вой­на или взрыв). Наша кры­си­ная семья раз­де­ли­лась на несколь­ко групп. Одна груп­па отпра­ви­лась жить в леса. Дру­гая груп­па ушла под зем­лю. Была ещё груп­па, кото­рая пере­би­ра­лась в дру­гой (воз­мож­но, боль­ший по раз­ме­рам) город. Я и моя груп­па отпра­ви­лись в слож­ное путе­ше­ствие. Нам нуж­но попасть к боль­шой воде (и я знаю, что речь здесь об озе­ре Бай­кал). Зима. Мы про­би­ра­ем­ся к поез­ду («поезд, Карл!»). Все раз­ме­ща­ют­ся в раз­ных местах. Я поче­му-то залез­ла на нос паро­во­за и попа­ла в щель. Поезд едет на угле. Мы про­дви­га­ем­ся в глубь лес­ных мас­си­вов. Всё вокруг засне­жен­ное. Я одна на носу паро­во­за. Смот­рю на желез­ную доро­гу. Перед гла­за­ми мель­ка­ют шпа­лы. Я замер­заю. Я уми­раю от холода.

—–

После сеан­са

Вела сего­дня груп­пу. В момент, когда рас­сла­би­лась и выпря­ми­ла спи­ну, почув­ство­ва­ла дви­же­ние в цен­тре гру­ди. Закры­ваю гла­за и вижу, как из цен­тра гру­ди рас­хо­дят­ся плот­ные и изви­ли­стые нити (боль­ше похо­жие на шлан­ги). В зву­ках гон­га это ощу­ще­ние уси­ли­ва­ет­ся, я чув­ствую всех в зале, с каж­дым контакт.

С преды­ду­щи­ми регрес­си­я­ми мне рабо­та­лось лег­че. Обра­бот­ка была спо­кой­ной. Осо­зна­ва­ние и кор­ре­ля­ции с теку­щей жиз­нью явные. Опыт интегрировался.

С регрес­си­ей кры­сы ока­за­лось слож­но. После ока­за­лось невоз­мож­ным прий­ти на сле­ду­ю­щий сеанс. Очень слож­но и тяже­ло шла обработка.

По фак­ту:

– несколь­ко раз про­па­дал файл с ПК, кро­ме меня за этим ПК никто нико­гда не рабо­та­ет, зна­чит уда­ля­ла сама, но совер­шен­но не пом­ню этого.

– про­па­дал файл ауди­о­за­пи­си с теле­фо­на. Я имею при­выч­ку дуб­ли­ро­вать рабо­чий мате­ри­ал, аудио­файл стран­ным обра­зом нашла на дру­гом телефоне.

Суще­ству­ет веро­ят­ность, что есть часть меня (моей пси­хи­ки), кото­рая сабо­ти­ру­ет кон­такт с неко­то­ры­ми тема­ми из регрес­сии, или же есть часть меня (моей пси­хи­ки), кото­рой управ­ляю не я. А может быть, есть что-то тре­тье. Ни то ни дру­гое не радует!

Общее чув­ство­ва­ние себя и про­стран­ства вокруг изме­ни­лось. Я бы назва­ла новое чув­ство «спон­тан­ным ясно­зна­ни­ем». В декаб­ре спон­тан­но откры­ла новое направ­ле­ние тера­пев­ти­че­ской рабо­ты. В янва­ре полу­чи­ла пер­вые резуль­та­ты. Довольна!

В янва­ре же закры­ла один из мно­го­лет­них биз­не­сов, доста­точ­но жёст­ко и быст­ро. При­шло явное чув­ство, что если сей­час не закрою, то меня «кинут». Уви­де­ла все при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи и три вари­ан­та раз­ви­тия собы­тий. Выбра­ла наи­луч­ший для себя вари­ант и его реализовала.

Всё вре­мя после «кры­сы» вплоть до теку­ще­го момен­та жиз­нен­ные про­цес­сы про­те­ка­ют напря­жён­но и интен­сив­но. Мно­го кон­так­тов с людь­ми. Мно­го рабо­ты с группами.

Исполь­зую раз­лич­ные инстру­мен­ты, что­бы инте­гри­ро­вать опыт кры­сы в чув­ство­ва­нии по нитям. Для меня сей­час оче­вид­но, что нити свя­за­ны в боль­шей сте­пе­ни с полем серд­ца. Выра­же­ние «жить по серд­цу» обре­ло новый смысл.

Про­бую новые инстру­мен­ты из кван­то­вой пси­хо­ло­гии для полу­че­ния инфор­ма­ции из обще­го поля.

Все рабо­ты с элек­три­че­ством вытес­ня­ют­ся из памя­ти. Поэто­му пока, не делая выво­дов, про­сто записываю

—-

Пол­ный фраг­мент сеан­са «Кры­са»

Регрессолог Павел Сергеевич Гынгазов

Запись на сеан­сы и обу­че­ние подроб­нее

Венец природы… – не человек?

Фрагмент сеанса регрессии опытнейшего регрессолога и автора техники негипнотического погружения в прошлые воплощения П.С. Гынгазова

Н., опи­ши­те, пожа­луй­ста, мне фон Ваших закры­тых глаз.
– Мно­го дви­же­ния ко мне.
– Это опас­но для Вас?
– Напрягает!
– Про­чув­ствуй­те тело, кото­рое напрягается.
– Это желез­ная доро­га… Я вижу рельсы…
– Вы идё­те, стоите?
– Нет, я дви­га­юсь быстро!
– Про­чув­ствуй­те тело, кото­рое дви­га­ет­ся быст­ро, Вы не може­те быть паровозом!
– Я не паро­воз… Я дер­жусь за какие-то поруч­ни сильно-сильно…
– На чём сидите?
– На желе­зе, зима, холодно!
– На чём сиди­те, про­чув­ствуй­те! Если Вы чело­век, то може­те сидеть толь­ко на попе. Про­чув­ствуй­те, что у Вас за тело! Что за руки, кото­рые силь­но дер­жат­ся за поручни!
– Нет у меня рук! Я, пря­мо, вжалась…
– Вы гово­ри­те в жен­ском роде, почему?
– Навер­ное, я жен­ско­го рода…
– Про­чув­ствуй­те, что у Вас за тело! Вы отлич­но зна­е­те тело А., это тело круп­нее или мельче?
– Мель­че, по воз­рас­ту взрос­лое, может чуть-чуть моложе.
– Хоро­шо, а чем отли­ча­ет­ся? На чём Вы еде­те, дре­зи­на или нет, какое это вре­мя суток, года?
– Зима, холод­но очень!
– Куда холод про­би­ра­ет­ся, прочувствуйте!
– В носу… Я как буд­то бы крыса!
– О‑о-о, хоро­шо! Может быть Вы мышь?
– Нет, крыса!
– У меня впер­вые кры­са! Рас­ска­жи­те, а что Вы там дела­е­те? Как сюда попа­ли, как може­те жить и чем пита­е­тесь? Или у Вас там есть гнез­до и дети? Вы гово­ри­те, что ветер. Почув­ствуй­те его уса­ми, виб­рисса­ми, что за ощущение?
– Я как буд­то сюда залез­ла, а они поехали…
– Хвост про­чув­ствуй­те, в каком он поло­же­нии, мерз­нет или нет?
– Сижу, хвост вокруг, даже под пузом…
– Внут­рен­нее состояние?
– Напря­жён­ное. Но я дышу…
– Хоро­шо. А как дав­но Вы еде­те? Давай­те вер­нём­ся назад по Вашей жиз­ни, в то вре­мя, когда Вы не были на этой плат­фор­ме. Плат­фор­ма откры­тая? Как Вас туда занес­ло? Есть у Вас дом, есть детё­ны­ши? Рас­ска­жи­те о себе. Я мало что знаю о кры­сах, знаю, что они очень умные и очень злые…
– Есть дом, там теп­ло, тем­но, всё родное!
– Запа­хи есть, какие они?
– Запа­хи и ещё что-то есть, как я вижу… Вот так мож­но ска­зать… Как буд­то в нитях всё вокруг, дру­гое восприятие!
– Вы и зву­ки долж­ны слы­шать в ином диа­па­зоне. Гры­зу­ны очень болт­ли­вы. Есть вокруг Вас шум?
– Я в этом нахо­жусь… И эти белые нити – навер­ное, шум раз­го­во­ров. Я могу пере­клю­чать­ся то на одни, то на дру­гие нити.
– Что тут инте­рес­но­го? Попро­буй­те пере­клю­чит­ся на дру­гую нить (не рабо­тал бы так дав­но, решил бы, что это шизо­фре­ния). Те, к кому Вы под­клю­ча­е­тесь чув­ству­ют это? Или это не важно?
– Я попро­бую это описать…
– Давайте!
– Инфор­ма­ци­он­ное поле ста­ло вид­ным. И мож­но лег­ко пере­клю­чать­ся, физи­че­ски оста­ва­ясь на месте, не нуж­но нику­да бегать!
– Про­чув­ствуй­те, пожа­луй­ста, это пони­ма­ние и уме­ние пере­клю­чать­ся мож­но пере­ве­сти на осо­знан­ный уро­вень? Или это мож­но будет сде­лать, когда Вы боль­ше погру­зи­тесь в своё Бессознательное?
– Можно…
– Тогда сде­лай­те или это будет очень тяжело?
– Да,… это в цен­тре гру­ди встраивается…
– Там, где нахо­дит­ся Ваша Душа, как Вы про­чув­ство­ва­ли это в преды­ду­щих сессиях?
– Навер­ное… Но кро­ме Души здесь ещё что-то есть…
– Посмот­рим, что это или луч­ше не лезть туда?
– Посмот­рим, это вызы­ва­ет у меня отклик!
– Вы буде­те пер­вым чело­ве­ком, кото­рый будет уметь делать такое переключение!
– Все люди это уме­ют! В дет­стве у меня был теле­ви­зор, на кото­ром мож­но было «пере­щёл­ки­вать» кана­лы, так и здесь. Здесь похо­же, но пере­щёл­ки­ва­ет­ся на раз­ные спек­тры восприятия…
– Так Вы може­те научить­ся сей­час! Толь­ко без согла­сия нико­го не смот­ри­те, такая сес­сия у меня впер­вые, и я не знаю, как это может закончиться.
– Это не про людей. Но людей тоже так можно.
– А про кого?
– Про весь мир вокруг.
– Тогда это огром­ный пода­рок для Вас!
– Это – как буд­то не про людей, это, как буд­то дру­гие про­стран­ства мож­но прослушивать!
– Ну и пода­ро­чек Вам сего­дня! А так бла­гост­но всё начи­на­лось: «сижу я кры­сой и мёрзну» …
– Немнож­ко голо­ву под­дав­ли­ва­ет, но в цен­тре гру­ди ста­ли как-то по-другому.
– Голо­ва – это ско­рее все­го сопро­тив­ле­ние ума.
– Да, наверняка…
– Вот сей­час я про­шу Вас вер­нуть­ся назад, в при­ят­ное для Вас место. Может быть тём­ный под­вал. Там теп­ло, там очень хоро­шо пах­нет… Вокруг Вас эти нити, свя­зы­ва­ю­щие всё во Все­лен­ной, где-то я читал про эти нити…
– Это мгно­вен­но… Как толь­ко я там ока­зы­ва­юсь, я всё про это знаю!
– Хоро­шо, что Вы може­те рас­ска­зать о себе? Вы взрос­лая кры­са, Вы там пред­во­ди­тель? Какое место в вашей иерар­хии Вы занимаете?
– У меня здесь есть ответственность…
– Как понять «ответ­ствен­ность»?
– Это мно­го «семей», вме­сте клан. Мы все свя­за­ны. Но тер­ри­то­рия, свя­зы­ва­ю­щая нас – гораз­до боль­ше, чем то, где я живу! Это, как если бы был неболь­шой горо­док, и мы все там, и все друг с дру­гом связаны.
– «Все друг с дру­гом свя­за­ны», как друг к дру­гу отно­си­тесь? Мне при­хо­ди­лось читать очень дав­но, что самые жёст­кие отно­ше­ния друг с дру­гом у вол­ков и крыс. Они могут уби­вать себе подоб­ных. На самом деле у вас всё так жёстко?
– Жёст­ко, есть такое. Но при этом каж­дый сам за себя, но при этом мы вме­сте – есть очень чёт­кое пони­ма­ние иерар­хии задач… Зада­ча «поесть» – ерун­да! А есть и дру­гие задачи.
– Какие более важ­ные задачи?
– Как если бы я была ответ­ствен­на за то, как весь этот город наш кры­си­ный живёт! Мы чув­ству­ем всё вокруг, напри­мер, пого­да меня­ет­ся, мы все это чув­ству­ем и сра­зу в пове­де­нии у всех что-то меня­ет­ся. У всех одновременно…
– А те линии, с кото­рых мы нача­ли – инфор­ма­ция по ним идёт всем?
– Это она и есть!
– Мне не понят­но, как вы меня­е­те, почему?
– Там, где я сижу, очень хоро­шо, теп­ло и тем­но! И при этом мне – туш­ке (кры­се) при­ят­но… А в том, что вокруг, есть какие-то изме­не­ния, стран­ные раз­ли­чия. Сей­час ночь, вдруг поме­ня­лась пого­да… Ста­ло холод­нее… Мы как буд­то мень­ше дви­га­ем­ся и ухо­дим поглуб­же. И там хоро­шо… Всё точ­но так же, но на дру­гом уровне… А потом опять ночь, та же зима, но мы опять пошли куда-то…
– Выше?
– Да.
– Вы все­гда живё­те в опре­де­лён­ном микроклимате?
– Да, он про выжи­ва­ние, про без­опас­ность! Я же одна, у меня семьи нет! У меня есть мои дети, но они сами по себе…
– Вы созда­ё­те посто­ян­ные отношения?
– Нет, повто­ры сам­цов быва­ют, но посто­ян­ных – нет.
– Это гор­мо­ны, эмо­ци­о­наль­ные привязанности?
– Нет, это не при­вя­зан­но­сти. По люд­ским поня­ти­ям – страсть про­бе­жа­лась, и всё, а любовь так и не пришла…
Очень инте­рес­но – чув­ство­ва­ние важ­но­сти оно есть, не моей важ­но­сти, а нас всех, все­го клана!
– А в чём эта важ­ность, что вы делаете?
– Мы живём!..
– Люди всё вре­мя борют­ся с вами, а вы живё­те, вы мудрее?
– Такое ощу­ще­ние, что люди, они есть, но это не слиш­ком важ­ная исто­рия. Они есть, мы их зна­ем, мы их очень хоро­шо зна­ем, но они не силь­но важ­ная история…
– Ого и сей­час так есть: люди как источ­ник пищи, сред­ство под­дер­жи­ва­ния жизни?
– Ну в том чис­ле и да. Есть не толь­ко те, кто в горо­дах живут, есть и другие…
– То есть у вас связь прак­ти­че­ски со все­ми кры­са­ми зем­но­го шара?
– Да, есть, но это дру­гая нить.
– Вы её знаете?
– Да.
– И за ней нуж­но дале­ко бежать?
– Нет, всё вокруг! Я могу «при­тя­нуть» к себе любую нить!
– Как Вы это делаете?
– Это делаю не я… Это тон­кое взаимодействие…
– Про­чув­ствуй­те это тон­кое вза­и­мо­дей­ствие, пере­ве­ди­те его на осо­знан­ный уро­вень Н. из зна­ния крысы!
– Я туда вклю­ча­юсь, когда чув­ствую отту­да дви­же­ние, а когда нет дви­же­ния, мне туда и не надо!
– Посмот­ри­те, Вы ведь всё вре­мя в это вклю­че­ны – есть дви­же­ние, нет движения.
– Да!
– Это понят­но, вы вхо­ло­стую не рабо­та­е­те, появи­лось дви­же­ние, Вы там. Как Вы это улав­ли­ва­е­те? Это может улав­ли­вать чело­век или ему это­го не дано? Помни­те, Вы гово­ри­ли про грудь?
– Ну,… люди тоже тут есть, там мно­го чего есть и не толь­ко люди! Это мож­но было бы назвать «устрой­ством мира»! Вот оно вот так всё и устроено!
– А вот в это месте, «устрой­стве мира», где есть такие инте­рес­ные свя­зи, там Ваши отно­ше­ния с дру­ги­ми, как пра­виль­нее ска­зать… суще­ства­ми, это пер­вый вопрос, и вто­рой – такое устрой­ство мира долж­но свя­зы­вать всё во всей Все­лен­ной? Или я уже «загнул»?
– Да, есть такое… Но мы туда (поче­му-то «мы» идёт) не идём!
– Пото­му, что это опас­но? Уви­деть то, чего вы не знаете?
– Опас­но­сти нет, но и необ­хо­ди­мо­сти нет! А любо­пыт­ства нет: кру­тит­ся, не кру­тит­ся Земля?
– Но ино­гда что-нибудь отту­да при­хо­дит, но очень-очень ред­ко… На моей жиз­ни тако­го не было. Инте­рес­ное ощу­ще­ние – мор­да всё вре­мя двигается…
– Так Вы всё нюха­е­те, постоянно.
– Дви­же­ния дру­гие, и ско­рость вос­при­я­тия совсем другая!
– У вас ско­рость вос­при­я­тия долж­на быть выше.
– И значительно!
– Вы рас­ска­зы­ва­е­те такую инте­рес­ную шту­ку! Рас­ска­жи­те ещё что-нибудь!
– Там ещё… Но вот люди – не самое инте­рес­ное и не самое опасное…
– А кто, кошки?
– Не-е-е‑т, эти вооб­ще тупые! Они сами по себе.
– А что самое опасное?
– Есть вот,… когда из боль­ше­го что-то при­хо­дит, это все чувствуют!
– Не понял. Что такое «боль­шее»?
– А вот боль­шее, это то, что… Как бы сло­ва-то подо­брать? Это не люди, это ещё кто-то, кто управ­ля­ет… Может сти­хии?… Не знаю.
– Стихии?
– Может быть… У них свои зада­чи, что-то там про­ис­хо­дит… Очень мно­го у меня пере­кли­ка­ний с погодой…
– Да, Вы и нача­ли с погоды.
– Но пого­да это не про­сто дож­дик, снег… Это что-то дру­гое… Когда это начи­на­ет про­яв­лять­ся в нашем мире, мы это чув­ству­ем, и в этот момент мы ухо­дим, где мы это­му будем недо­ступ­ны… Мы туда ухо­дим, под зем­лю… А ино­гда из-под зем­ли при­хо­дит, тогда мы ухо­дим наверх.
– Сей­час мне ста­но­вит­ся понят­ным, о чём Вы гово­ри­те. Вам тоже понятно?
– Мне не понят­но, на уровне ума – не понятно!
– Здесь ума вооб­ще нет! Здесь про­сто чувствования.
– Ска­жи­те, пожа­луй­ста, чув­ство­ва­ния они же всем даются?
– Да, мы все в этом есть.
– Но мы, люди, это­го не ощу­ща­ем! Вы може­те научить себя, Н. осо­зна­вать это? Это не зна­чит, что Вы, Н. буде­те вез­де бегать с чемоданчиком
– Ха-ха! Это не про чемо­дан­чик! Чемо­дан­чик тут не поможет!
– Я знаю, это я Вас провоцирую!
– Это как инстру­мент выжи­ва­ния, и у каж­до­го вида он свой!
– Тогда люди, когда их эво­лю­ция была зна­чи­тель­но моло­же, они тоже уме­ли это опре­де­лять и чув­ство­вать, то, что Вы чув­ству­е­те до сих пор?
– Они и сей­час чув­ству­ют, но толь­ко те, кото­рые не в горо­де… Кото­рые в горо­де это­го не чувствуют…
– Конеч­но, они обосаб­ли­ва­ют себя от при­ро­ды, живут сию­ми­нут­ны­ми стра­стя­ми и желаниями…
– А тут, слу­шай­те, это так инте­рес­но… Навер­ное это элек­три­че­ство такое… Оно раздражает…
– Вас?
– Да! Но не то, что раз­дра­жа­ет, оно созда­ёт поме­хи такие, и мы начи­на­ем пони­мать, что тут что-то не так…
– Под­лян­ка какая-то?
– С элек­три­че­ством, точ­но, подлянка!
– Так Нико­ла Тес­ла был одним из тех, кото­рые вос­при­ни­ма­ли это электричество?
– Оно тоже живое… Это отдель­ное… как это назвать?… Суще­ство. Оно каче­ство может менять… Это не то, что у нас в розет­ках. То, что у нас в розет­ках – это дру­гое элек­три­че­ство… Оно согла­си­лось, что­бы его так пой­ма­ли. Даже не пой­ма­ли… Оно согла­си­лось и через это что-то дела­ет! Кто кого пита­ет? Шиза какая-то!
– Но рос­кош­ная шиза!
– Не знаю!
– Вы бы до тако­го нико­гда не додумались!
– Как А. не доду­ма­лась! Я сей­час, как Н. встре­пе­ну­лась! Как кры­са я его чув­ствую по-дру­го­му! И там, где есть мно­го про­яв­лен­но­го элек­три­че­ства, как буд­то бы нет воз­мож­но­сти «вклю­чать­ся» что ли. Сло­ва слож­но подбирать…
– То есть, вы ниче­го не може­те кон­тро­ли­ро­вать, когда мно­го вокруг электричества?
– Я могу, а люди не могут! Я нахо­жу себе место под зем­лёй, где его не так мно­го. Там, в зем­ле, есть что-то дру­гое, и оно чёт­ко делит гра­ни­цы меж­ду тем, что назы­ва­ет­ся элек­три­че­ством и тем другим!
– Вы пере­се­ка­ли эту границу?
– Мы ходим туда-сюда очень легко!
– Вы были на этой гра­ни­це, как Вы её пере­сту­па­е­те? Ну Вы заин­три­го­ва­ли меня!
– Там ско­рость дру­гая. Мы ино­гда туда ходим… Дого­вор у нас есть, что мы можем туда ходить. И в элек­три­че­ство, кото­рое не в розет­ках, а дру­гое, мы тоже можем ходить, дого­вор у нас есть!
– Это любое при­род­ное элек­три­че­ство: элек­три­че­ские раз­ря­ды в атмо­сфе­ре, шаро­вые молнии?
– Да, да, это про боль­шее… И столь­ко мно­го­слой­но­стей! Мож­но отсла­и­вать всё, что угод­но через эти пере­клю­че­ния мож­но попа­дать в раз­ные слои! Они же ещё и друг с дру­гом вза­и­мо­дей­ству­ют, и мы ино­гда можем себе путь прокладывать.
– Но для это­го долж­ны быть огром­ные знания?
– Нет, это боль­шое чув­ство­ва­ние, тут все моз­ги в чув­ство­ва­нии. Это чув­ства, это не мыс­ли! Чув­ство определяет!
– Тут у вас Бытие опре­де­ля­ет чув­ство­ва­ние, а не созна­ние! Хоро­шо, а помни­те, в нача­ле сес­сии Вы гово­ри­ли, что на моро­зе с боль­шой ско­ро­стью вы несё­тесь куда-то по желез­ной доро­ге, даже виб­риссы при­ги­ба­ют­ся встреч­ным вет­ром, Вам очень холодно!
– Пред­став­ля­е­те, мне надо в дру­гое место!
– И Вы зна­е­те куда?
– Да!
– И Вы зна­е­те, что эта дре­зи­на дове­зёт Вас имен­но туда?
– Да!
– Посмот­ри­те, с кого Вы счи­та­ли эту инфор­ма­цию? С кого? С людей?
– А вот этот путь, надо что-то сделать…
– Путь белая нить?
– Да, он так сло­жил­ся… И из пере­клю­че­ний из про­стран­ства в про­стран­ство обра­зо­вал­ся тон­нель, как буд­то я нору, тон­нель себе про­грыз­ла… И он при­во­дит меня туда, куда мне надо!
– Куда? Он ведь про­во­дит Вас на физи­че­ском уровне?
– Да, да!
– На моро­зе сидите…
– А мы мигрируем!
– Может быть, про это мало кто знает!
– А мы пере­ез­жа­ем… Ухо­дим в дру­гое место жить!
– Почему?
– А вот, что-то поме­ня­лось… Здесь что-то долж­но про­изой­ти, и силь­но всё поме­ня­ет… Мы долж­ны быть здесь…
– Вы ухо­ди­те сво­им кла­ном или каж­дый самостоятельно?
– Нас несколь­ко частей, часть в горо­де ушла глу­бо­ко-глу­бо­ко, ещё одна часть, совсем малень­кая ушла в лес, ещё часть… они что-то дела­ют, там, где вода рядом. И ещё часть – мы, ухо­дим… Я тут самая ста­рая, осталь­ные моло­же. Нас мно­го, мы раз­би­лись на мно­го групп, и каж­дая груп­па реша­ет зада­чу по-сво­е­му. А зада­ча оди­на­ко­вая для всех.
– Зада­ча – избе­жать катаклизма?
– Да, похоже.
– Тогда мне не понят­но, где вы взя­ли эту дре­зи­ну, как вы може­те ею управлять?
– Это поезд. Мы забра­лись в него, когда он сто­ял. Мы где-то вни­зу, нас очень мно­го здесь!
– В уголь­ных ящи­ках! И вооб­ще во всех скры­тых местах поез­да. Я всех их чув­ствую, хотя они сами по себе, как и я. Нафиг они!
– На сородичей?
– Выжи­вут – хоро­шо, не выжи­вут – те кто долж­ны. Я за них не пере­жи­ваю! Мы выдви­га­ем­ся… Зима…
– Вам уда­лось добрать­ся до пунк­та назначения?
– Нет… Я замёрзла…
– Есть оби­да на дру­гих, что не согре­ли Вас сво­и­ми телами?
– Нет, нету.
– Рас­ска­жи­те мне о сво­их послед­них момен­тах жиз­ни. Что быст­рей нача­ло мёрз­нуть – хвост, нос, лапы?
– Всю как-то ско­ва­ло,.. ско­ва­ло,.. ско­ва­ло, и как-то совсем сковало…
– Как толь­ко пере­ста­не­те ощу­щать ско­ван­ность в теле, опи­ши­те, пожа­луй­ста, какое тело Вы оста­ви­ли? Какая Вы кры­са, серая, белая, чёрная?
– Чёр­ная, я боль­шая, было напря­же­ние, а как я рас­сла­би­лась, напря­же­ние ушло, я вышла из тела, я рядом.
– Куда Вы долж­ны были при­быть? Вот сей­час, когда у Вас нет физи­че­ско­го тела, Душа уже зна­ет ответ на мой вопрос: вам уда­лось в кон­це кон­цов при­быть туда, куда двигались?
– Те, кто ещё там в поез­де есть, те, кто дое­ха­ли – да!
– А куда вы еха­ли, там есть такие как вы?
– Там когда-то были такие, как мы, а вот пря­мо сей­час их там не было, поэто­му мы и можем туда прий­ти. Пред­став­ля­е­те, это Байкал!
– Байкал?
– Озе­ро Бай­кал! А поезд на угле… И мно­го людей в шине­лях! Мне так и каза­лось, что это два­дца­тые годы два­дца­то­го века… Как буд­то там жизнь будет.
– Вот сей­час, когда Вы толь­ко что оста­ви­ли тело кры­сы, какая у Вас есть инфор­ма­ция, будут эти люди жить счаст­ли­во или будет то же самое – борь­ба с людь­ми постоянная?
– Так она вез­де так… Про­сто мы из одно­го места сюда пере­бра­лись, теперь здесь будем жить. Здесь мно­го сво­их, мест­ных лес­ных живот­ных. Но мы рядом с людь­ми. Люди будут там что-то делать, а мы будем жить рядом. Такое силь­ное чув­ство пре­вос­ход­ства над людьми!
– Правда?
– Вооб­ще!… Очень инте­рес­но сей­час это ощу­щать! Вот сей­час люди ещё не пони­ма­ют, что они будут делать, а мы зна­ем, что они будут делать! Это из-за «чув­ство­ва­ния»! Те, кото­рые в этом поез­де, люди… они чув­ству­ют по-дру­го­му, у них обост­ри­лись инстинк­ты! Пред­став­ля­е­те, в ваго­нах нет элек­три­че­ства! Оно ещё не при­шло туда. Но оно при­дёт, при­дёт, мы знаем!
– Это то элек­три­че­ство, кото­рое раз­ли­то везде?
– Да. Я как кры­са – замёрз­ла, но всё хорошо!
– А вот та инфор­ма­ция, кото­рая копи­лась в Вас за жизнь, пере­да­вав­ша­я­ся Вам по этим лини­ям, Вы пере­да­ё­те её сле­ду­ю­щим? Или Вы погиб­ли, и опыт погиб?
– Я при­ё­мо-пере­да­ю­щее устрой­ство, все­гда вклю­че­на, все­гда рабо­таю. Опыт каж­до­го мгно­вен­но пере­да­ёт­ся всем, ниче­го не пропадает!
– Смерть инди­ви­ду­у­ма никак не отра­жа­ет­ся на опы­те клана?
– Вооб­ще зна­че­ния не име­ет! Поэто­му и спо­кой­но, и нор­маль­но!… И агрес­сии не было… Я всё ещё рядом со сво­им телом, и мне нуж­но с кем-то повзаимодействовать.
– Вза­и­мо­дей­ствуй­те! Вы рядом со сво­им замёрз­шим телом, завер­шай­те не завер­шён­ные дела, завер­шай­те гешталь­ты! С кем Вы не дого­во­ри­ли, не дообщались?
– У меня враг был!
– Общайтесь!
– Мы, пря­мо, бились, куса­лись! Вот где гнев весь был!
– Про­жи­ви­те этот момент! И ему будет инте­рес­но вспом­нить, завер­шить. Вы дра­лись за место в иерархии?
– Н‑е-е‑т… Я не пони­маю… Здесь такой сгу­сток агрессии!
– Давай­те посмот­рим Вас за сут­ки до этой агрес­сии. Намно­го он моложе?
– Я – поло­возре­лая… И вот, если бы он хотел у меня что-нибудь забрать (это он). Он такой силь­ный, и я тоже силь­ная! В общем, не сошлись харак­те­ра­ми, силь­но не сошлись! Он в сво­ём пото­ке (дви­же­нии), я в сво­ём пото­ке… Это стран­но, с одной сто­ро­ны – ниче­го лич­но­го, а с дру­гой сто­ро­ны – всё слиш­ком лич­ное, и это одно­вре­мен­но! Это было какое-то дру­гое про­жи­ва­ние, боль­но мне – уку­сил силь­но! Подрал меня сильно!
– У Н. на этом месте есть какие-нибудь отме­ти­ны, родинки?
– Вро­де нет…
– Хоро­шо. Как закон­чи­лось это?
– Я ста­ра­лась боль­ше с ним не схлё­сты­вать­ся. Я все­гда зна­ла где он и не пересекалась.
– При­гла­си­те сей­час его. Он всё так­же нена­ви­дит Вас?
– Нет! Не нена­ви­дит! А я бла­го­да­ря это­му ста­ла чув­ство­вать мно­го луч­ше. Вот сей­час, нахо­дясь рядом со сво­ей туш­кой, смот­рю на него… Там, на самом деле всё хоро­шо, и после того, как он напа­дал на меня, я научи­лась силь­но чув­ство­вать! Силь­но, боль­ше и мощ­нее чув­ство­вать, не так, как все! Поэто­му про выжи­ва­ние всё и было! Мне абсо­лют­но всё ясно и понят­но! С это­го места ссо­ры и начал­ся мой талант, если будет умест­но так назвать, в интуиции!
– Вот с эти­ми нитями?
– Да.
– Но нити-то полу­ча­ет­ся инту­и­ция? Умом мы с этим рабо­тать не можем, толь­ко Душой!
– Да, толь­ко Душой. Нити – это вооб­ще весь мир вокруг!
– Ну, если Вы завер­ши­ли с ним гештальт, попрощайтесь.
– Да, меня сра­зу отпу­сти­ло, как толь­ко я уви­де­ла зачем нам нуж­но было встретиться!
– Он не стал Вас кусать?
– Нет, там на самом деле очень хоро­шие чувства!
– Что ещё дер­жит Вас воз­ле замёрз­ше­го тела?
– Я как буд­то по сто­ро­нам огля­ды­ва­юсь… Я вра­ща­ясь под­ни­ма­юсь вверх, как закручиваюсь.
– А цвет Ваш, под­ни­ма­ю­щей­ся вверх?
– Серебристо-фиолетовый!
– Рас­ска­же­те мне, когда дви­же­ние пре­кра­тит­ся, что за Про­стран­ство будет окру­жат ь Вас?
– Я вкру­ти­лась и всё…
– И когда вот это «всё», какой цвет окру­жа­ет Вас? Ваши эмоции?
– Да, это зна­ко­мое мне про­стран­ство После­смер­тия. В нём есть всё, и моя виб­ра­ция и виб­ра­ция это­го Про­стран­ства одно­род­ные! Да, я очень ком­форт­но себя в нём чувствую!
– Спро­си­те, пожа­луй­ста, у это­го про­стран­ства, что даёт это А.?
– Всё со всем свя­за­но и это важ­но и не важ­но! Вы зна­е­те, вот в этом всём – я есть всё, и я есть я. И я дру­гих таких же вижу и чув­ствую, и это очень логич­но! И хочет­ся в этом быть!
– Будь­те! Осо­зна­вай­те это! Вот эта инфор­ма­ция, кото­рой Вы рас­по­ла­га­е­те, пере­ве­ди­те на осо­знан­ный уро­вень А.! Ум сей­час не сопротивляется…
– Да, делаю!
– Что уда­лось Вам осо­знать и принять?
– Не обя­за­тель­но куда-то ломить­ся, что­бы быть в доступе!
– Я хочу, что­бы Вы поня­ли, что у Вас есть этот доступ с любой точ­кой Все­лен­ной, что­бы уме­ли его исполь­зо­вать тогда, когда Вам это необходимо!
– Да… И это не через нару­жу, это изнут­ри! И все мои преды­ду­щие рабо­ты про откры­тие серд­ца… Это всё так свя­за­но, это всё про это! Это всё про чувствование…
– Это чув­ство­ва­ние не про­сто так (боль, радость), это дру­гой уровень.
– Да… Оно про­сто есть и всё. Ему как буд­то и не нуж­но обу­чать­ся, про­сто осо­знать и допустить!
– Вы смо­же­те поз­же опи­сать эту свою сес­сию. Я её опи­шу так, как запи­са­но на дик­то­фон, а Вы, как про­чув­ство­ва­ли. Вы ведь всё рав­но не гово­ри­ли все­го не пото­му, что что-то пыта­лись скрыть, а пото­му что не успе­ва­ли озву­чить все при­хо­див­шие мыс­ли и понятия.
– Да, я попро­бую. Нуж­но про­сто подо­брать опи­са­тель­ный зык. Это через чув­ство­ва­ние раз­ре­шить в голо­ве сфор­ми­ро­вать­ся само­му… Не из голо­вы туда ходить, а наобо­рот отту­да, и тогда оно само сло­жит­ся, для пони­ма­ния осо­знан­но­го. Про­сто вот это осо­зна­ва­ние, оно тоже нуж­но, оно само созда­ёт фильтр.
– Я понял! Я хочу, что­бы Вы смог­ли про­чув­ство­вать и опи­сать, как Вы его создаёте?
– Это вот как у нас, крыс. Это рабо­та­ет в две сто­ро­ны: когда в одном из кана­лов что-то появ­ля­ет­ся, она сра­зу туда вклю­ча­ет­ся и берёт ту инфор­ма­цию… А быва­ет наобо­рот, в обрат­ную сто­ро­ну, у неё есть запрос и на него реа­ги­ру­ет один из кана­лов. Тогда я сни­маю пред­ла­га­е­мую инфор­ма­цию и знаю, куда идти.
– Вы уже ска­за­ли об этом рань­ше. Тогда, полу­ча­ет­ся, что всё вза­и­мо­свя­за­но во всей Вселенной!
– Да. Толь­ко ско­ро­сти раз­ные… Помни­те, Вы спро­си­ли меня про боль­шее, то, что идёт извне на пла­не­ту. С этим тоже мож­но вза­и­мо­дей­ство­вать, но там ско­ро­сти дру­гие для нас!
– То есть, они нами не воспринимаются?
– Они при­хо­дят, но дру­гой волной…
– Кото­рую мы не можем читать (вос­при­ни­мать)?
– Мы можем читать, когда это ста­но­вит­ся акту­аль­ным для нас. Не всё, что там про­ис­хо­дит акту­аль­но для нас!
– Угу.
– А там тоже всё живое, но мы не пере­се­ка­ем­ся, мы реша­ем раз­ные зада­чи. Им до нас пофигу…
– Так же, как и нам!
– Про­сто по-дру­го­му… Такое боль­шое чув­ство! Вот, как если бы я хоте­ла вдох­нуть, а невоз­мож­но так вдох­нуть, это по-дру­го­му вдох…
– Хоро­шо! Ну, Вы вооб­ще уни­каль­ны! Такую сес­сию про­жи­ли и рас­ска­за­ли. Если я буду спра­ши­вать у Вас кры­си­ную иерар­хию, то будет это мел­ко и не инте­рес­но. Вы ска­за­ли глав­ное. Поэто­му давай­те перей­дём к сле­ду­ю­ще­му эта­пу сес­сии. Фор­ма и цвет того, что оста­ви­ло замёрз­шее тело?
– Капля.
– Помни­те, мы на преды­ду­щих сеан­сах рабо­та­ли с аурой, что-то сохра­ни­лось от той работы?
– Сохра­ни­лось, но я бы кое-что под­пра­ви­ла сейчас.
– Делайте!
– Было что-то в ногах, а теперь это из них ухо­дит… Это непро­сто, про то, что­бы ходить по зем­ле, это шире! Смысл шире – про­дви­же­ние… Я уже пошла луча­ми… Я уже сде­ла­ла всё сама!
– Я могу это Вам дове­рить, Вы всё хоро­шо делаете…
– Здесь оче­вид­но, это про плот­ность. Все тела, это раз­ные плот­но­сти! Всё во всём! Про­сто это всё может быть плот­нее. Как все тела чело­ве­че­ские. Их плот­ность уве­ли­чи­ва­ет­ся к телу, у них нечёт­кие гра­ни­цы меж­ду собой. Самое плот­ное – физи­че­ское тело. Мат­рёш­ка не с чёт­ки­ми гра­ни­ца­ми, там меня­ет­ся плот­ность, чем бли­же к физи­че­ско­му телу.
– Как и чему они слу­жат человеку?
– Эта кон­цеп­ция, по боль­шей части при­ду­ман­ная. Она узкая.
– Я не могу понять: есть люди, кото­рые видят это на физи­че­ском уровне. Из того, что Вы узна­ли сей­час, это так или по боль­шей части при­ду­ма­но? Для чего Душе нуж­но нама­ты­вать на себя так мно­го «тря­пок»?
– А это очень есте­ствен­но – всё во всём, всё со всем свя­за­но… Это так и есть! И оно из вот это­го… М‑м-м,… как если бы мы рас­ка­чи­ва­ли дуаль­ность. Когда есть мак­си­маль­но плот­ное и совсем не плот­ное, как хоро­шо, как пло­хо, как белое и чёр­ное… И для того, что­бы орга­ни­зо­вать дви­же­ние внут­ри это­го, нуж­но изме­не­ние этих плот­но­стей. В каж­дом про­стран­стве мы раз­ные. Уме­ние раз­ли­чать и пони­мать эти плот­но­сти даст нам воз­мож­ность пере­дви­гать­ся по раз­ным про­стран­ствам! В этом про­стран­стве – мы такие, в дру­гом – дру­гие… Поэто­му, по ним мож­но пере­ме­щать­ся вниманием.
– Это про­дол­же­ние к мое­му вопро­су: как Вы може­те по этим нитям передвигаться?
– И так тоже в том чис­ле. Пото­му что, если быть вни­ма­ни­ем в физи­че­ском теле, я всё вос­при­ни­маю как физи­че­ское тело. Это не отме­ня­ет, что есть дру­гие тела. А если я созна­ни­ем пере­ме­щусь, напри­мер, в мен­таль­ное тело, там, где думаю, это тоже тело, но у него дру­гие харак­те­ри­сти­ки. Тогда в этот момент я вос­при­ни­маю там и отту­да и вза­и­мо­дей­ствую. Но мыс­ли-то они отту­да, и мыс­ли «не наши»!
– Сего­дняш­няя наша рабо­та идёт враз­рез с теми зна­ни­я­ми, кото­рые мы посто­ян­но полу­ча­ем из книг, вещих снов и т.п.! Что­бы всё вста­ло на свои места, необ­хо­ди­мо при­нять это!
– И мы авто­ма­том захо­дим в мен­таль­ное тело, когда погру­жа­ем­ся в мыс­ли­тель­ный про­цесс. Мы зашли в мыс­ли­тель­ный про­цесс, и в этот момент мы живём в мен­таль­ном теле. Если там скон­цен­три­ро­вать­ся и сфор­ми­ро­вать наме­ре­ние,… мы из это­го тела живём и мно­го что можем!
– Уме­е­те это сей­час, поняли?
– Я это сей­час прочувствовала!
– А сей­час пооб­щай­тесь, пожа­луй­ста, со сво­им «вождём пле­ме­ни»! Из это­го про­стран­ства, из Души этой кры­сы! Мож­но это или я про­шу у Вас невозможного?
– Мож­но. Он меня видит, и я его вижу.
– Он рад, что Вы може­те выхо­дить на этот уро­вень или разгневан?
– Он – Кры­си­ный бог! Это так смеш­но, конечно…
– Пооб­щай­тесь с ним, дого­во­ри­те то, что не дого­во­ри­ли. Выяс­ни­те его отно­ше­ния к полу­чен­ным на этой сес­сии знаниям.
– Раз­ре­ше­ние нуж­но, разрешение…
– От кого?
– Раз­ре­ше­ние от себя – себе раз­ре­шить! Вопрос толь­ко в этом!
– Если опа­са­е­тесь, не лезь­те туда!
– Нет, я уже там, теперь это­го не остановить!
– Он дово­лен, что Вы пришли?
– Там всё как надо, я вовремя!
– Вы може­те оста­вить нить меж­ду вами?
– Да, могу… Это рабо­та шиш­ко­вид­ной желе­зы! У меня по ощу­ще­ни­ям, что на сего­дня всё завершилось!
– Тогда побла­го­да­ри­те Кры­су и всех, кто помо­гал нам сего­дня рабо­тать, и пообе­щай­те ему, что буде­те поль­зо­вать­ся этим Пространством.
– Похо­же, я очень жаж­да­ла это­го, и мне его не хватало!
– Теперь Вы зна­е­те и буде­те им поль­зо­вать­ся! Если всё сде­ла­ли и побла­го­да­ри­ли всех, – возвращайтесь!
– Совсем дру­гое чув­ство­ва­ние в теле, очень мно­го энер­гии и всё гудит от неё, как в улье: у‑у-у‑у… Вез­де гудит… В голо­ве, в ногах…
– Не ожидали?
– Совер­шен­но не ожи­да­ла! Кры­сы, а такие муд­рые! По ощу­ще­ни­ям мы рабо­та­ли минут двадцать.
– А на самом деле час с чет­вер­тью. Спа­си­бо за новые знания!

06.01. 2021, Томск.

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обу­че­ние подроб­нее

العربيةEnglishFrançaisDeutschРусскийEspañol