Курс обучения регрессиям Татьяны МАКАРОВОЙ. Уровень Тренера. ОНЛАЙН

ОНЛАЙН курс под­го­тов­ки тре­не­ров-пре­по­да­ва­те­лей в рам­ках Рус­ской шко­лы регрес­си­он­ных иссле­до­ва­ний в минигруппах.

Если вы уже име­е­те опыт успеш­но­го про­ве­де­ния регрес­си­он­но­го поис­ка и тран­со­вой пси­хо­энер­ге­ти­че­ской кор­рек­ции, и хоти­те про­во­дить обу­че­ние в этом направ­ле­нии, мы пред­ла­га­ем полу­чить тре­нер­ский сер­ти­фи­кат и воз­мож­ность даль­ней­ше­го сотруд­ни­че­ства с ЦРИ «Про­буж­де­ние».

Курс Татьяны МАКАРОВОЙ. Уровень «Профи». ОНЛАЙН

ОНЛАЙН КУРС

Уро­вень ПРО­ФИ кур­са Татья­ны Мака­ро­вой «Регрес­си­он­ный поиск и тран­со­вая пси­хо­энер­ге­ти­че­ская кор­рек­ция» пред­на­зна­чен для прак­ти­ку­ю­щих регрессологов.

Тре­бо­ва­ний к осво­ен­ной ранее мето­ди­ке не предъ­яв­ля­ет­ся, един­ствен­ным и важ­ным усло­ви­ем посе­ще­ния семи­на­ра явля­ет­ся нали­чие опы­та про­ве­де­ния сеан­сов регрес­сии и жела­ние рас­ши­рить свой инстру­мен­та­рий, а так­же про­ра­бо­тать пред­ла­га­е­мые тех­ни­ки и про­ана­ли­зи­ро­вать свой опыт.

Автор и веду­щая кур­са - Татья­на Макарова

Бро­ни­ро­ва­ние места в груп­пе осу­ществ­ля­ет­ся по пол­ной пред­опла­те.

Павел Гынгазов: Курс обучения регрессии. ОЧНО в Москве

ОЧНЫЙ КУРС в Москве

«Тех­ни­ка погру­же­ния в про­шлые вопло­ще­ния с исполь­зо­ва­ни­ем оста­нов­ки внут­рен­не­го диалога» 

Чему вас научит курс

  1. Погру­же­ние в про­шлые вопло­ще­ния - Без гип­но­ти­че­ско­го воз­дей­ствия. При этом вы пол­но­стью кон­тро­ли­ру­е­те сеанс
  2. Само­сто­я­тель­ное про­ве­де­ние сеан­са регрессии 
  3. Управ­ле­ние рабо­той под­со­зна­ния – Бес­со­зна­тель­ное само выби­ра­ет про­блем­ное вопло­ще­ние, а вы научи­тесь рабо­тать с ним таким обра­зом, что­бы решить проблемы.
  4. Рабо­та с аурой физи­че­ско­го тела – Исполь­зо­ва­ние энер­ге­ти­че­ско­го про­стран­ства для оздо­ров­ле­ния физи­че­ско­го тела пациента

Автор и веду­щий кур­са - Павел Гын­га­зов

ПОДРОБ­НО­СТИ И РЕГИСТРАЦИЯ

Как бороться с ленью

Как побо­роть лень?
Нуж­но ли бороть­ся с ленью?
Суще­ству­ет ли лень?
Какая ваша внут­рен­няя часть ленит­ся и поче­му воз­ни­ка­ет внут­рен­нее сопротивление?

Отве­ча­ет пси­хо­лог, регрес­со­лог Диа­на Орлан

Запи­сать­ся на кон­суль­та­цию или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Тренировка трансового навыка

Реко­мен­да­ции для всех, кто инте­ре­су­ет­ся эффек­тив­ны­ми резуль­та­та­ми любой тран­со­вой прак­ти­ки, в том чис­ле в группе:

  • 5 шагов, откры­ва­ю­щих доступ к ваше­му к бессознательному
  • Путе­во­ди­тель по само­сто­я­тель­ной практике
  • Меди­та­ция на чер­ную точку
  • Наблю­де­ние за телом
  • Пере­про­смотр дня
  • Про­стая визуализация
  • Меди­та­ция «Мат­рёш­ка» (автор­ство М.Р. Гин­збур­га), про­во­дит Диа­на Орлан
Смот­ри­те в запи­си спе­ци­аль­ной откры­той встре­чи с Диа­ной ОРЛАН:

Запи­сать­ся на кон­суль­та­цию или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Смысл жизни

Что такое пред­на­зна­че­ние, суще­ству­ет ли оно и как его найти? 

В чем смысл жизни?

Пла­ни­ру­ет ли зара­нее душа свой путь?

На эти вол­ну­ю­щие мно­гих вопро­сы отве­ча­ет пси­хо­лог, регрес­со­лог Диа­на Орлан. А так же дает несколь­ко про­стых сове­тов, как шаг­нуть в сто­ро­ну сво­е­го предназначения.

Запи­сать­ся на кон­суль­та­цию или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Как вернуть мужа/​жену?

Частый вопрос… «Как вер­нуть мужа или жену?»

Что про­изо­шло в вашей паре? 

Ско­рее все­го, вы при­шли к кри­зи­су. Быва­ют кри­зи­сы, после кото­рых пара идет на новый уро­вень отно­ше­ний. Но быва­ют кри­зи­сы, кото­рые пока­зы­ва­ют, что отно­ше­ния уже умерли.

Как быть? Сто­ит ли возвращать? 

Отве­ча­ет пси­хо­лог, регрес­со­лог Диа­на Орлан.

Запи­сать­ся на кон­суль­та­цию или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Египетский раб из палестины

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка погру­жа­ет­ся в жизнь еги­пет­ско­го раба, пред­по­ло­жи­тель­но родом из Пале­сти­ны. кото­ро­го обма­ном выво­зят в Еги­пет и про­да­ют в раб­ство. Регрес­сант­ка опи­сы­ва­ет его одеж­ду, состо­я­ние, эта­пы пере­ме­ще­ния (на кораб­ле и пеш­ком по пустыне) и неслом­лен­ный дух. Имен­но стой­кость духа, как про­чув­ство­ван­ный в ходе регрес­сии опыт, очень важ­ны для сего­дняш­ней жиз­ни регрес­сант­ки. В одном из момен­тов регрес­сии при опи­са­нии его веры и род­но­го язы­ка – ара­мей­ско­го – она озву­чи­ва­ет фра­зу, при­шед­шую в регрес­сии. Фра­за, по ощу­ще­ни­ям регрес­сант­ки, кото­рая в сего­дняш­ней жиз­ни не зна­ет ара­мей­ско­го язы­ка, озна­ча­ет «Бог есть любовь».

Исто­рия раба, обра­ба­ты­вав­ше­го кам­ни для пира­мид, пол­на тяже­лых чувств. Домой он не вер­нул­ся, погиб на стро­и­тель­стве пирамид.

По ощу­ще­ни­ям регрес­сант­ки, речь идёт о позд­нем пери­о­де Древ­не­го Егип­та, но точ­ной даты нет, и само ощу­ще­ние вре­ме­ни в изну­ри­тель­ных моно­тон­ных буд­нях раба-камен­щи­ка меня­ет­ся на что-то, похо­жее на без­вре­ме­нье. Регрес­сант­ка опи­сы­ва­ет осо­бый спо­соб стё­сы­ва­ния и плот­ной клад­ки кам­ней при стро­и­тель­стве пира­ми­ды, и отме­ча­ет своё сего­дняш­нее свой­ство тща­тель­но­сти во всех совре­мен­ных делах.

Регрес­со­лог Диа­на Орлан

Часть 1. Ара­мей­ский язык

- Вдох – и на выдо­хе подроб­но опи­ши мне про стой­кость, как это в теле, как в душе. Что такое стой­кость твоя.

- Здесь очень мно­го сми­ре­ния и фата­лиз­ма. Я во что-то верю, в бога како­го-то, в судь­бу. И с одной сто­ро­ны, мне это, всё что про­ис­хо­дит, не нра­вит­ся, но с дру­гой сто­ро­ны, я так вос­при­ни­маю, что ина­че быть не мог­ло, вот так пред­на­зна­че­но. И даже сквозь то, что я так неожи­дан­но в раб­ство попал, у меня всё рав­но есть такое, что я вер­нусь к жене, к детям, на свою землю.

- Да. Ска­жи мне, в кого ты веришь.

- Какой-то бог. Не знаю, вооб­ще что-то ском­кан­ное в голо­ве. Ехва, может быть Иешуа?

- Давай так и назы­вать. Ты уже знал об этом боге и это была твоя вера, там, на родине?

- Да.

- А ты с дет­ства о нём знал или с како­го-то момента?

- Да, роди­те­ли рас­ска­зы­ва­ли, такая как ссыл­ка. Что папа что-то рас­ска­зы­вал, по ощу­ще­ни­ям это не похо­же на хри­сти­ан­скую или иудей­скую рели­гию, и не ани­мизм. То есть это что-то очень такое чистое, в том смыс­ле, что ты живи как пра­виль­но, про­сто чув­ствуй, верь, и помощь при­дёт. Что-то такое не стро­го по запо­ве­дям, а по сове­сти, по серд­цу, я не слы­шу, но вижу кар­тин­ку, как отец рас­ска­зы­ва­ет, и малень­кий я, пря­мо от него свет вижу какой-то, он сам в это верит, и он это передаёт.

- Давай ты сей­час иску­па­ешь­ся – сама, ты сего­дняш­няя, пожа­луй­ста, ныряй в это, в этот свет, в веру, в уве­рен­ность. Это не в сло­вах, это в ощу­ще­ни­ях, бери себе, пожа­луй­ста, наполняйся.

- Да, как свет ощущается.

- А малень­ко­му ребён­ку, сколь­ко примерно?

- Три-четы­ре.

- А речь папи­ну слышно?

- Да, что-то он говорит.

- На что похож язык, ты сего­дняш­няя зна­ешь линг­ви­сти­че­ски, мело­ди­ка язы­ка, зву­ки, на что это похоже.

- В голо­ве воз­ник ара­мей­ский, я не знаю, как зву­чит арамейский.

- Сей­час я послу­шаю немнож­ко. Попро­бую ско­пи­ро­вать (речь на ара­мей­ском). Он плав­ный, есть такие зву­ки th, sh, он такой широ­кий очень, как река раз­ли­ва­ет­ся, такой язык.

- А что ты сей­час ска­за­ла, почув­ствуй смысл, пере­ве­ди нам.

- Бог есть любовь.

- Мож­но ещё пожа­луй­ста, какое-то посла­ние людям, кото­рые будут жить поз­же. Ты сего­дняш­няя и тот маль­чик, вы части боль­шой души. Пожа­луй­ста, мож­но посла­ние от него – тебе сего­дняш­ней, на любом языке?

- Про­сто люби и верь.

Часть 2. В Еги­пет обманом

- Поеха­ли со мной – и я тебе запла­чу, – он мне. Он как соблаз­ня­ет так, но хит­рость от него чувствуется.

- И всё-таки, почув­ствуй себя, тебе нуж­но при­нять реше­ние, ехать или нет. Как ты ощу­ща­ешь, как решаешь?

- Вот здесь ты спра­ши­ва­ешь, а у меня нет ощу­ще­ния, что я выби­рал. Как буд­то бы я бы не поехал, но я уже поехал. Как судьба.

- То есть тебе надо было ехать в любом слу­чае, да? Как судьба?

- Да.

- Хоро­шо. Ты зна­ешь, что тебя там ждёт? При­мер­но тебе объяснили?

- Сей­час. Ну вро­де бы и объ­яс­ни­ли, а вро­де и – там пой­мёшь, раз­бе­рёшь­ся, мно­го дву­смыс­лен­но­сти, неопре­де­лён­но­сти. Ска­за­ли, не сказав.

- Хоро­шо. Давай пере­ме­стим­ся туда, где он уже попа­да­ет в пункт сво­е­го назна­че­ния. Ты ска­за­ла, там корабль. А какой корабль?

- Такая дере­вян­ная лод­ка боль­шая, корабль, на носу что-то такое такая фигу­ра, он доста­точ­но ста­рый, зако­но­па­че­ны про­све­ты меж­ду дос­ка­ми, дере­во, про­мы­тое водой.

- Как управ­ля­ет­ся корабль, как его при­во­дить в движение?

- Пару­са, но есть ещё и вёс­ла. То есть если вет­ра нет, мож­но на вёс­ла поса­дить людей.

- А ты уме­ешь так, на вёслах?

- Ну, не то, что­бы я учил­ся, но я всё умею.

- Спра­вишь­ся, если что, да?

- Да, я справлюсь.

- А сколь­ко вас на кораб­ле сейчас?

- Мно­го, боль­ше трид­ца­ти чело­век, учи­ты­вая коман­ду и таких как я.

- А в основ­ном кто, мужчины?

- Муж­чи­ны, жен­щин я не вижу.

- А там есть кто-то зна­ко­мый тебе, кто дав­но с тобой был уже?

- Есть те, кто из моей дерев­ни или горо­да, не близ­кие дру­зья, но я их зна­ли, сосед­ние ого­ро­ды, рабо­та­ли вместе.

- Мно­го таких, кого ты знаешь?

- Чело­век пят­на­дцать, у нас даже одеж­да похожа.

- И какая сей­час у вас одежда?

- Шта­ны про­стые, не шёл, но и не пару­си­на, ком­форт­ная для тела, рубаш­ка цве­та­стая немнож­ко, какие-то узо­ры на рубаш­ке, и жилет. У кого-то есть жилет, у кого-то каф­тан или пиджак.

- А у тебя что?

- У меня жилет.

- Какой цвет?

- Корич­не­во-беже­вый.

- Тебе удоб­но в такой одежде?

- Да, мне удоб­но, она не пач­ка­ет­ся, ну и это моя одеж­да, мне комфортно.

- А обувь какая-то у тебя есть?

- Да, какие-то кожа­ные из тон­кой кожи ботин­ки, доста­точ­но тон­кая подош­ва, корич­не­вый цвет.

- А как они кре­пят­ся у тебя на ноге?

- А там из жил пере­пон­ки, завяз­ки, шнур­ка­ми нель­зя назвать.

- Хоро­шо, Мах­мед, рас­ска­жи мне, пожа­луй­ста, чуть-чуть впе­рёд если пере­ме­стить­ся, как тебе место, в кото­рое вы при­бы­ва­е­те, при­плы­ва­е­те? Место назна­че­ния. Раз, два, три. Ты перемещаешься.

- У меня и в преды­ду­щей лока­ции и сей­час есть мысль, что нас изна­чаль­но пла­ни­ро­ва­ли в раб­ство продать.

- Ты не знал?

- Я, конеч­но, не знал, сма­ни­ва­ли тем, что поедешь – зара­бо­та­ешь, а по фак­ту нас хоте­ли про­дать в раб­ство. Как буд­то какой-то порт, но я пони­маю, что это не то, куда мы на самом деле долж­ны были при­плыть. Какое-то про­ме­жу­точ­ное место, где вот этот купец, этот мужик тол­стый, встре­чал­ся с покупателями.

- Хоро­шо. А поку­па­те­ли сей­час что покупают?

- Нас покупают.

- Всё-таки вас, людей. И рас­ска­жи мне, как это про­ис­хо­дит, куда ты попадаешь.

- Какое-то дере­вян­ное зда­ние, бар или не бар, здесь есть напит­ки, какая-то еда, меси­во или похлёб­ка на гли­ня­ной тарел­ке и похо­же, что алко­голь в гли­ня­ной круж­ке. Я тут не один, тут ещё дру­гие мужчины.

- А зачем ты там?

- Нас попро­си­ли подо­ждать здесь, а вый­ти мы не можем, нас заве­ли, а вый­ти мы не можем.

- А ска­жи, твои сосе­ди тоже там? Пом­нишь, вас было при­мер­но пятнадцать.

- Да, нас при­мер­но столь­ко и есть.

- Они пони­ма­ют, что происходит?

- Есть общая нер­воз­ность, то есть под­ни­ма­ет­ся такое недо­ве­рие, что-то не так, но пока нет конкретики.

- Ждё­те?

- Да. Нам ска­за­ли побыть здесь, мы здесь.

- Мах­мед, огля­нись, там кро­ме вас, есть ли люди мест­ные, кото­рые там живут. Мне очень инте­рес­но, куда вы гео­гра­фи­че­ски попа­ли и мож­но ли это опре­де­лить по людям.

- Тут поми­мо пят­на­дца­ти чело­век ещё есть люди, они види­мо на кораб­ле тоже были, они чуть по-дру­го­му оде­ты, белые рубаш­ки со сво­бод­ны­ми широ­ки­ми рука­ва­ми и тём­ные штаны.

- А кожа, внеш­ность, что скажешь?

- Кожа свет­лее, не совсем белая, но свет­лее, чем моя, воло­сы каш­та­но­вые и один посвет­лее, не русый, но свет­лее воло­сы. Ско­рее это евро­пей­цы, но точ­но не могу ска­зать. А тех, кто отсю­да, нет, мы закры­ты одни.

- А ты сам смуг­лый? Посмот­ри на свои руки.

- Смуг­лый, и ещё загар, кожа доста­точ­но солн­цем про­гре­тая, и руки такие, с мозолями.

- Ты что-то рука­ми делаешь?

- Да.

- А рас­ти­тель­ность на лице есть?

- Да, появ­ля­ет­ся щети­на, в боро­ду переходящая.

- А волосы?

- Корот­кие, плот­ные воло­сы, не вьют­ся, но жёст­кий волос.

- И цвет ска­жи, пожалуйста.

- Тём­ный, тёмно-коричневый.

- Давай пере­ме­стим­ся ещё немно­го впе­рёд, и даль­ше вы пой­мё­те, что с вами будет. Что дальше?

- Это уже Еги­пет. И мы уже при­бы­ли. Какой-то дво­рец, но в сво­ей одеж­де. Но уже с цепями.

- Где цепи?

- На руках. И на ногах. Но они такие, как бы цепоч­кой свя­за­ны все. От меня, к сле­ду­ю­ще­му, пере­до мной, ко мне кто-то цепью при­ко­ван. И такие ста­рые, заржа­ве­лые цепи.

- А как вы идё­те? Вы долж­ны как-то син­хро­ни­зи­ро­вать­ся? В такой цепоч­ке вам удоб­но идти?

- Нет, неудоб­но, пото­му что огра­ни­чи­ва­ет­ся ход. Шаг толь­ко неболь­шой мож­но сде­лать. И если кто-то спо­ты­ка­ет­ся, то полу­ча­ет­ся всех по цепи затра­ги­ва­ет этот сбой. Мед­лен­но очень, плюс эти кан­да­лы нати­ра­ют. И жарко.

- Ска­жи, пожа­луй­ста, меж­ду той преды­ду­щей лока­ци­ей, закры­тым поме­ще­ни­ем, и меж­ду тем, что ты назы­ва­ешь Еги­пет, было пере­ме­ще­ние, или это та же самая местность?

- Точ­но было перемещение.

- На чём?

- Сна­ча­ла кораб­лём, а потом кара­ван какой-то, вер­блю­ды, а нас зако­ва­ли и мы про­сто шли. Кто-то ехал на вер­блю­дах. И пло­хо кор­ми­ли, пото­му что все исто­щён­ные, уставшие.

- А пить тебе не хочет­ся? Вода есть?

- Ну воду нам дава­ли, но мало, конеч­но. У меня какая-то такая стой­кость есть. Я бы, конеч­но, и поел бы, и может быть попил, и кан­да­лы вооб­ще мне не нра­вят­ся, но есть стой­кость, что я выжи­ву, я отсю­да выберусь.

Часть 3. Кам­ни для пирамид

- А ска­жи, мно­го вре­ме­ни про­шло с момен­та нача­ла кандалов?

- А, с само­го начала?

- С нача­ла Егип­та сколь­ко вре­ме­ни про­шло, сколь­ко ему лет примерно?

- В рай­оне соро­ка, может быть сорок два, сорок три. Как-то стран­но, меся­цы, годы, немно­го, вре­мя настоль­ко слип­лось, что мак­си­мум пара лет, но всё рав­но что один месяц, моно­тон­но. Но он верил, он знал всё рав­но, что он смо­жет сбе­жать, смо­жет вер­нуть­ся. И может быть, ещё поэто­му как оди­на­ко­вый месяц. Рабо­та была тяжёлая.

- А что он делал?

- Что-то с кам­ня­ми, обтё­сы­вал или тас­кал их. Как пира­ми­ды из кото­рых скла­ды­ва­ют­ся, такие огром­ные кам­ни. И я сей­час кар­тин­ку вижу, как буд­то это всё вре­мя было, то есть один день на дру­гой похож, одинаковые.

- Рас­ска­жи про камень, какой он фор­мы, куда кре­пит­ся, встра­и­ва­ет­ся, что ты с ним делаешь.

- Он пря­мо­уголь­ной фор­мы, боль­шой, чуть мень­ше мет­ра навер­ное, может быть, пять­де­сят ‑шесть­де­сят сан­ти­мет­ров, и так в узкой части сан­ти­мет­ров сорок. Но он какой-то не очень пра­виль­ный пря­мо­уголь­ник, то есть он с одной сто­ро­ны ров­ный, как бы ска­ты, а с внут­рен­ней сто­ро­ны, широ­кой, он как буд­то бы не ров­ная стен­ка, а немнож­ко она расширяется.

- И ты с этим кам­нем что-то делаешь?

- Их надо было ещё ‑то, что я делал, – запо­ли­ро­вать, что­бы ров­но всё было, и там, где это рас­ши­ре­ние, что­бы скат был глад­кий. И эта шли­фо­валь­ная рабо­та то ли тоже каким-то кам­нем, а потом надо тащить куда-то.

- И ты не один такое делаешь?

- Очень мно­го народа.

- Сот­ни, тысячи?

- Тыся­чи. И куда вы всё это несё­те? Мас­штаб укрупни.

- Похо­же, что какая-то пира­ми­да. Но види­мо, что­бы выжить, настоль­ко мир сужал­ся, что вот сей­час я поли­рую, и я толь­ко вижу руки, камень, и я поли­рую. Когда я голо­ву под­ни­маю, я вижу тыся­чи людей, они все оди­на­ко­вые, все тощие, сго­ре­ла кожа на солн­це, лох­мо­тья и все исто­щён­ные, пря­мо ске­ле­ты. И куда мы их тащим. Какая-то пира­ми­да, но пока она ещё не оформ­ле­на вооб­ще. То есть это пер­вый, вто­рой может быть ряд кам­ней, и даже как-то непо­нят­на пока фор­ма. То есть, види­мо, с одной сто­ро­ны мы пока как-то скла­ды­ва­ем их.

- А ска­жи, друг к дру­гу кам­ни как-то кре­пят­ся? И как-то они сочетаются?

- Я для того их поли­рую, что­бы их зата­щи­ли туда, как буд­то есть там уже вто­рой ряд, как дос­ка, как гор­ка, по кото­рой затас­ки­ва­ют туда, и как толь­ко при­го­ня­ют камень, и дают вре­мя, что­бы он усел­ся, и он под сво­им весом запо­ли­ро­ван­ный такой, он садится.

- А какие-то про­ре­хи меж­ду кам­ня­ми всё рав­но оста­ют­ся или это плот­ная кладка?

- Она очень плот­ная, есть конеч­но, это не бес­шов­но, но они пря­мо мини­маль­ны. И такое ощу­ще­ние, как буд­то бы зачем-то дела­ют ещё немнож­ко так, скруг­ля­ют углы кам­ня, а даль­ше, вот уже в сере­дине кам­ня, там, где он при­ле­га­ет к дру­го­му, там уже плот­ней­шая клад­ка, там вооб­ще даже, навер­ное, листо­чек не прой­дёт. А поверх, там, где поверх­ность, там чуть-чуть есть такие зазорчики.

- Ска­жи мне, там, где даже листо­чек не прой­дёт, всё-таки, неуже­ли это толь­ко за счёт веса дела­ет­ся? Как полу­чи­лась такая плотность?

- Да, вес и то, что я поли­рую, то есть счё­сы­ваю дру­гим кам­нем, и за счёт это­го как буд­то бы…не знаю, пес­ча­ник ли это, кам­ни ещё плот­нее при­ле­га­ют друг к другу.

- Ты мастер, ока­зы­ва­ет­ся, по кам­ням, уме­ешь. Хорошо.

- Да, то, за что я берусь, даже здесь, в сего­дняш­ней жиз­ни, я всё рав­но делаю с душой. На совесть.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

Как избавиться от депрессии?

В этом видео пси­хо­лог, регрес­со­лог Диа­на Орлан дает несколь­ко сове­тов, как изба­вить­ся от депрессии:

- Дви­же­ние тела, забо­та о физи­че­ском теле
– Обра­тить­ся к психологу
– Духов­ные прак­ти­ки (напри­мер, медитации)

Запи­сать­ся на кон­суль­та­цию или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Базовый курс Татьяны Макаровой: «Регрессионный поиск и трансовая психоэнергетическая коррекция». ОНЛАЙН

Базо­вый ОНЛАЙН КУРС

Тео­ре­ти­че­ская часть это четы­ре пол­но­мас­штаб­ных семи­на­ра про­дол­жи­тель­но­стью 2,5 часа каж­дый. Во вре­мя груп­по­вых прак­ти­че­ских заня­тий слу­ша­те­ли зна­ко­мят­ся с общи­ми про­цес­са­ми регрес­си­он­но­го поис­ка и кор­рек­ци­он­ной рабо­ты под руко­вод­ством веду­ще­го. В допол­ни­тель­ные часы про­во­дит­ся прак­ти­ка (инди­ви­ду­аль­но и в парах).

Веду­щий обу­ча­ю­ще­го кур­са – Мака­ро­ва Татья­на Вик­то­ров­на – пси­хо­лог, регрес­со­лог, спе­ци­а­лист по e‑therapy, член Сове­та Меж­ду­на­род­ной уфо­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции, член Ассо­ци­а­ции спе­ци­а­ли­стов и иссле­до­ва­те­лей в обла­сти глу­бин­ной памя­ти и регрес­сий, член Наци­о­наль­ной ассо­ци­а­ции регрес­сив­ных гипнотерапевтов.

Для тех, кто толь­ко начи­на­ет изу­че­ние регрес­си­он­ной тех­ни­ки, этот курс поз­во­лит начать само­сто­я­тель­ную дея­тель­ность. Для тех же, кто име­ет неко­то­рые навы­ки регрес­си­он­ной рабо­ты, он поз­во­лит усо­вер­шен­ство­вать эти навы­ки, допол­нить их новы­ми эффек­тив­ны­ми тех­ни­ка­ми. Нали­чие пси­хо­ло­ги­че­ско­го обра­зо­ва­ния явля­ет­ся пре­иму­ще­ством, но не обя­за­тель­ным условием.

ПОДРОБ­НО­СТИ И РЕГИСТРАЦИЯ

Целительная регрессия

Диа­на Орлан

Сес­сия регрес­сии и обще­ние с Выс­шим Я про­ве­де­на по мето­ди­ке Доло­рес Кэн­нон в рам­ке сер­ти­фи­ка­ции регрес­со­ло­га в цен­тре QHHT под руко­вод­ством Джу­лии Кэннон.

Регрес­со­лог Диа­на Орлан, сес­сия про­ве­де­на в апре­ле 2021 года.

- А тем вре­ме­нем я спро­шу: могу ли я пого­во­рить с Выс­шим Я Натальи?

- Да.

- С боль­шим ува­же­ни­ем про­сим отве­тить на несколь­ко вопро­сов о её сего­дняш­ней жиз­ни и о состо­я­нии тела. Какой про­цесс сей­час идёт в орга­низ­ме (по симп­то­ма­ти­ке, заяв­лен­ной регрессанткой)?

- Тело очи­ща­ет­ся. Про­цесс идёт мед­лен­нее, чем дол­жен быть.

- Что порекомендуете?

- Пюре. Всё пюрированное.

- Что ска­же­те про слад­кое (заяв­ле­но регрес­сант­кой до сессии)?

- Может есть слад­кое, но слад­кое замед­ля­ет про­цесс изме­не­ния крови.

- Есть ли что-то ещё, что сей­час замед­ля­ет про­цесс изме­не­ния крови?

- Слиш­ком часто.

- Еда посту­па­ет слиш­ком часто? Как часто ей сто­ит питаться?

- Один раз в день.

- В какое вре­мя дня, если это важно?

- Глав­ное, что­бы сол­неч­ный свет не све­тил. Солнечный.

- Поче­му?

- Тяже­ло переваривается.

- Что ска­же­те про баланс жид­ко­стей в её теле сейчас?

- Доба­вить. Пере­стать пить чай. Пить травы.

- Рас­ска­жи­те про аллер­гию на коже и её причины?

- Тка­ни пере­стра­и­ва­ют­ся, сопро­тив­ля­ет­ся. Изме­не­ния. Вызы­ва­ют аллергию.

- Вы може­те сей­час сба­лан­си­ро­вать этот процесс?

- Да.

- Сде­лай­те сей­час всё необходимое.

- Да.

- Что-то ещё поре­ко­мен­ду­е­те для улуч­ше­ния здоровья?

- Потеть и смывать.

(далее были физи­че­ские ощу­ще­ния мяг­ких изме­не­ний в теле и отве­ты на дру­гие вопро­сы регрессантки)

Отзыв регрес­сант­ки Ната­льи о резуль­та­тах после про­ве­де­ния регрес­сии (спу­стя 1,5 месяца):

«Диа­на, доб­рый день 🙂

Реши­ла поде­лить­ся немно­го про­ме­жу­точ­ны­ми результатами.
Всё-таки, каки­ми муд­ры­ми ока­за­лись сове­ты выс­ше­го Я.

1. Ока­за­лось, что отказ от чая в поль­зу воды или тра­вя­ных чаев нала­жи­ва­ет отток жел­чи в орга­низ­ме. И как след­ствие, у меня почти пол­но­стью про­шла симп­то­ма­ти­ка с крас­но­той на лице.

2. Кушать реже тоже уда­лось доста­точ­но лег­ко, сей­час ем с интер­ва­лом 20–21 час и 4–3 часа на при­ем пищи. В таком рит­ме вооб­ще не до слад­ко­го 🙂 орга­низм сам настро­ил­ся и выби­ра­ет пита­тель­ное, вме­сто углеводов.

3. Тем­пе­ра­ту­ры тоже послед­нее вре­мя не под­ни­ма­лись, или под­ни­ма­лись, но не так силь­но, что я не замечала.

Цели­тель­ней­шая регрес­сия полу­чи­лась. Вес ушел (-5 кг), внешне ста­ла светиться 🙂

К «ске­лет­ной систе­ме с левой сто­ро­ны», как я в сес­сии выра­зи­лась, тоже подо­бра­лась, но там силь­но более дли­тель­ная рабо­та тре­бу­ет­ся, зато как резуль­тат, кри­сталь­но понят­но, что делать, и как в это «что» двигаться.

🙏 Спа­си­бо за то, Что и Как вы про­во­ди­те. Я ещё не раз приду 😀»

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Павел Гынгазов: Курс обучения регрессии. ОНЛАЙН

ОНЛАЙН КУРС

«Тех­ни­ка погру­же­ния в про­шлые вопло­ще­ния с исполь­зо­ва­ни­ем оста­нов­ки внут­рен­не­го диалога» 

Чему вас научит курс

  1. Погру­же­ние в про­шлые вопло­ще­ния - Без гип­но­ти­че­ско­го воз­дей­ствия. При этом вы пол­но­стью кон­тро­ли­ру­е­те сеанс
  2. Само­сто­я­тель­ное про­ве­де­ние сеан­са регрессии 
  3. Управ­ле­ние рабо­той под­со­зна­ния – Бес­со­зна­тель­ное само выби­ра­ет про­блем­ное вопло­ще­ние, а вы научи­тесь рабо­тать с ним таким обра­зом, что­бы решить проблемы.
  4. Рабо­та с аурой физи­че­ско­го тела – Исполь­зо­ва­ние энер­ге­ти­че­ско­го про­стран­ства для оздо­ров­ле­ния физи­че­ско­го тела пациента

Автор и веду­щий кур­са - Павел Гын­га­зов

ДЕТА­ЛИ и РЕГИСТРАЦИЯ 

РЕГРЕССИЯ «Тайный орден»

Диа­на Орлан 

Регрес­сант вспо­ми­на­ет свою про­шлую жизнь. Анвар, член тай­но­го орде­на, кото­рый управ­ля­ет горо­дом на Ара­вий­ском полу­ост­ро­ве, пред­по­ло­жи­тель­но в 11 веке. Анва­ру важ­но сохра­нить древ­ние арте­фак­ты, но ста­рей­ши­ны орде­на наста­и­ва­ют на том, что­бы поки­нуть город, поз­же вер­нув­шись к под­зе­ме­льям. Регрес­сант подроб­но опи­сы­ва­ет стро­е­ние камен­но­го горо­да и укреп­ле­ний, а так­же неко­то­рые тай­ны управ­ле­ния со сто­ро­ны ордена.

Регрес­со­лог Диа­на Орлан.

- Сухой кли­мат, мало рас­ти­тель­но­сти вооб­ще. Отец и я родом из другого…

- А как он стал гла­вой, если он чужестранец?

- Ну вот этот орден назна­чил его гла­вой в этот город, отпра­вил его с неболь­шим коли­че­ством людей, что­бы он укре­пил пози­ции. То есть защи­щал эти артефакты.

- То есть это очень древ­ние арте­фак­ты, они ещё при отце были. В подземелье?

- Да. Но об этих арте­фак­тах мало кто зна­ет. Толь­ко при­бли­жён­ные и кто при­е­хал с отцом, эти люди долж­ны были вер­бо­вать людей, вои­нов для защи­ты горо­да. Пото­му что какая-то там армия креп­ла, кото­рая пред­став­ля­ла угро­зу. Но на тот момент, когда отец сюда при­е­хал, было вре­мя, что­бы выстро­ить город, укре­пить сте­ны всё в нём. Он немнож­ко был в раз­ва­ли­нах. То есть там уже были какие-то набе­ги, может быть, даже не то что набе­ги были, а он очень ста­рый, этот город.

- Рас­ска­жи, пожа­луй­ста, при отце как был укреп­лён этот город.

- Он прак­ти­че­ски на тот момент вна­ча­ле не был укреп­лён. То есть там были сте­ны раз­ва­ле­ны главные.

- А отец что сделал?

- Отец нала­дил всю эко­но­ми­ку горо­да. Пол­но­стью. Начи­на­лось всё с тор­гов­ли, часть людей была в рабо­те по добы­че. Камень для укреп­ле­ния стен, для выстрой­ки горо­да. Так­же туда при­е­ха­ли ремес­лен­ни­ки, кото­рые кра­си­во делали.

- Что дела­ли кра­си­во, что-то с камнем?

- Да, всё с кам­нем. Были постав­ки не толь­ко обыч­но­го кам­ня, но специально…то есть из это­го горо­да дела­ли пол­но­цен­ную крепость.

- Давай сей­час ты ещё раз пере­не­сёшь­ся во вре­ме­ни, когда ты уже взрос­лее, но ещё до того слу­чая со ста­рей­ши­на­ми. Посмот­ри самый рас­цвет горо­да, ещё до того, как вы опас­ность обсуждаете.

- Там мно­го наци­о­наль­но­стей. Мно­гие люди уже зна­ют про этот город, туда приезжают.

- А что там со сте­на­ми внешними?

- Внеш­ние сте­ны укреп­ле­ны. Всё из кам­ня сде­ла­но. Из круп­но­го кам­ня. При­во­зи­ли круп­ный камень с помо­щью дере­вян­ных таких кон­струк­ций и лебё­док под­ни­ма­ли кам­ни, уста­нав­ли­ва­ли. Всё доста­точ­но дол­го дела­лось. Внеш­няя сте­на пред­став­ля­ет из себя три слоя боль­ших кам­ней. Но это круп­ные кам­ни, навер­ное, по мет­ру шири­ной каж­дый. То есть из ору­дий каких-то нере­аль­но пробить.

- А най­ди вход в город, какой он?

- Вход в город — это боль­шие воро­та, ароч­ные, креп­кие. Перед вхо­дом мост, немнож­ко с изги­бом, тоже камен­ный. Под мостом ров, но ров идёт не по все­му пери­мет­ру горо­да, а именно…такой, полу­кру­гом. То есть город доста­точ­но про­тя­жён­ный и основ­ное уяз­ви­мое место у него ‑вот эти воро­та. И поэто­му даль­ше полу­ча­ет­ся, он идёт вверх, в гору. Сей­час хоро­шо вид­но было всё. И толь­ко с перед­ней части, это уяз­ви­мая сто­ро­на, то есть это вход и выход в город. Но есть ещё и из под­зе­ме­лья тон­не­ли, кото­рые выво­дят из горо­да. За горо­дом уже ска­лы, то есть отту­да вооб­ще нере­аль­но подой­ти, тем более, боль­шой армии. Там мож­но прой­ти толь­ко каким-то еди­нич­ным вои­нам, как-то про­лезть, как-то забрать­ся на сте­ны, там что-то сде­лать. Но имен­но втор­же­ние в город невоз­мож­но про­ве­сти через боко­вые части. И город немнож­ко уво­дит вверх, как подъ­ём на ска­лу. И я понял теперь, вот эти тоннели…я сна­ча­ла думал, поче­му я как бы шёл вро­де по тон­не­лю и потом сра­зу вышел в про­стран­ство, где вит­раж­ные стёк­ла вот эти вот, свет попа­да­ет в них. А всё пото­му, что этот город под­ни­ма­ет­ся и, что­бы прой­ти в этот зал цере­мо­ни­аль­ный, нуж­но было имен­но в ска­ле прой­ти, там бы выбит вход имен­но в ска­ле. Полу­ча­ет­ся, обрам­ле­ние у него имен­но из кам­ня, вот эти своды.

- То есть ты сей­час за горо­дом, где ска­лы, или пря­мо в ска­ле, когда ты в зале?

- Нет, влаж­но было пото­му, что сна­ча­ла он углуб­ля­ет­ся немнож­ко, потом идёт подъ­ем, подъ­ем, немнож­ко заги­ба­ет­ся подъ­ем, и ты уже выхо­дишь, полу­ча­ет­ся, наверх. Как буд­то бы тон­нель про­дол­жа­ет­ся, но полу­ча­ет­ся, ты вышел и уже у тебя зал. То есть полу­ча­ет­ся, это самая верх­няя точ­ка это­го горо­да. Кон­струк­ция похо­жа, как у мусуль­ман такой фор­мы мечеть, куполь­ная немножечко.

- Хоро­шо. То есть это тай­ный вход.

- Может быть, он даже и не тай­ный, про­сто туда мало кто заходит.

- Рас­ска­жи про под­зе­ме­лья, они от это­го зала где нахо­дят­ся, дале­ко или близ­ко? Те самые, где сокро­ви­ща лежат.

- Да, есть мно­же­ство спо­со­бов попасть туда. Мож­но опу­стить­ся, попасть из само­го низа горо­да, есть про­хо­ды. И есть раз­вил­ки, там боль­шая сеть под­зе­ме­лий, она была выстро­е­на ещё задол­го до отца, это был древ­ний город, это были руи­ны горо­да. И полу­ча­ет­ся, мы при­шли туда. Отец при­шёл туда, его отпра­вил орден, пото­му что у орде­на были какие-то тек­сты, какая-то биб­лио­те­ка была. И в них ука­за­но было, что в этом горо­де есть забро­шен­ная сеть под­зе­ме­лий, в кото­рых есть арте­фак­ты, какие-то хра­ни­ли­ща, то есть зна­ли, что это очень древ­ний город, тыся­че­лет­ний может быть даже. И даже до сих пор сей­час не все арте­фак­ты най­де­ны, кото­рые были ука­за­ны в этих книгах.

- Сей­час себя послу­шай, Анвар, всё-таки твоя цель какая? Сохра­нить, при­умно­жить, что-то открыть?

- Моя цель сохра­нять это всё. Но ста­рей­ши­ны гово­рят в том раз­го­во­ре, что глав­ное ‑выве­сти жите­лей. Но я знаю, что, воз­мож­но, захват­чи­ки идут с опре­де­лён­ной целью. Я им это гово­рю, что они не про­сто хотят захва­тить город, То есть у них поверх­ност­ная цель ‑захва­тить город, взять как тор­го­вый пункт, взять власть над тор­гов­лей и рас­ши­рить свои вла­де­ния. Но я гово­рю, что они зна­ют про арте­фак­ты, про под­зе­ме­лья, Но они гово­рят, мож­но обва­лить основ­ные вхо­ды и потом прий­ти с вой­ском и отбить назад и рас­чи­стить. А я гово­рю, что под­зе­ме­лье может постра­дать, силь­но. То есть не под­зе­ме­лье, а имен­но арте­фак­ты могут постра­дать от этого.

- Если вы буде­те обваливать?

- Да. Я не знаю, каки­ми спо­со­ба­ми они хотят обва­лить. Я хочу посмот­реть, как они хотят обва­лить, мне инте­рес­но, пото­му что.. а как они так могут обвалить…

- Ска­жи, а отец в этот момент жив? Тебе 42 примерно.

- Отец где-то не в этом горо­де, у него какие-то зада­чи от ордена.

- Ты глав­ный в этом горо­де или кто-то над тобой?

- По сути эти ста­рей­ши­ны, они надо мной.

- А ска­жи, это ста­рей­ши­ны, кото­рые име­ют отно­ше­ние к ордену?

- Да.

- Или кто-то ещё?

- Над нами есть ещё выше, то есть, отку­да посту­па­ют вся­кие ука­за­ния, но, так как связь с ним непо­сто­ян­ная, неко­то­рые реше­ния при­хо­дит­ся при­ни­мать в согла­со­ва­нии с эти­ми ста­рей­ши­на­ми. Они для это­го и нуж­ны, что­бы я еди­но­лич­но не при­ни­мал реше­ний. То есть как бы они муд­рые якобы…

- Ты сове­ту­ешь­ся с ними.

- Да, они для это­го и нуж­ны, они проводят…они иссле­ду­ют, поми­мо все­го иссле­ду­ют арте­фак­ты, кото­рые есть.

- А зачем иссле­до­вать арте­фак­ты? Или что они уже нашли в этих исследованиях?

- Они осо­бо меня не посвя­ща­ют. Неко­то­рые какие-то вещи я знаю.

- Напри­мер? Поче­му так важ­но защи­щать артефакты?

- (пау­за). Так тяже­ло про­бить этот барьер. Пря­мо я чув­ствую, что…

- Тай­на? Рас­ска­жи про барьер, как его чувствуешь?

- Я пыта­юсь вот этот смысл. То есть я пони­маю, что какие-то вещи есть, но по ощу­ще­ни­ям, меня выкидывает…они хотят най­ти ещё одну биб­лио­те­ку. Так как ещё не все тон­не­ли исследованы.

- Со сто­ро­ны не очень логич­но. Если они хотят най­ти биб­лио­те­ку, как мож­но сда­вать город вра­гу, это же опас­но? Поищи, есть ли ещё скры­тый смысл у этих ста­рей­шин? Может быть, ты не всё о них зна­ешь, но ты же догадываешься.

- Воз­мож­но, что они спе­ци­аль­но не хотят даль­ше про­дол­жать поиск.

- Поче­му?

- Они что-то зна­ют такое, имен­но их круг, кото­рый в нашем горо­де. И они не посвя­ща­ют в это глав­ных, началь­ство орде­на. Они что-то нашли такое. Они нашли таб­лич­ки, сде­лан­ные из золо­та, мно­го чаш каких-то нашли. И вот на этих таб­лич­ках какие-то тексты…меня выки­ды­ва­ет пря­мо оттуда.

- Там дей­стви­тель­но что-то скры­тое. Ска­жи мне, гла­за­ми наро­да, гла­за­ми горо­жан, кто глав­ный в этом горо­де, кто управляет?

- Там несколь­ко людей заве­ду­ет каки­ми-то отрас­ля­ми город­ски­ми. Они счи­та­ют эту груп­пу людей главными.

- А ты кто для них?

- Я не знаю, как назвать это. Тут такая схе­ма управ­ле­ния, что по город­ским вопро­сам соби­ра­ет­ся собра­ние меж­ду глав этих отрас­лей со мной, и мы реша­ем. То есть все люди из раз­ных отрас­лей реша­ют вопро­сы в этом собра­нии, в том чис­ле и я. И поэто­му я не могу назвать себя чело­ве­ком, за кото­рым реше­ние остаётся.

- У вас кол­ле­ги­аль­ное такое решение.

- Да.

- Но народ тебя зна­ет, правильно?

- Да.

- А ска­жи, народ зна­ет, что ты при­над­ле­жишь это­му ордену?

- Они зна­ют, но боль­ше ниче­го, кро­ме это­го, не зна­ет никто. Даже эти люди, гла­вы отрас­лей это­го горо­да, они не зна­ют, что ко мне при­хо­дит­ся, как со мной обща­ют­ся, вооб­ще никак не зна­ют, у меня такой обет нераз­гла­ше­ния, а они и не стре­мят­ся осо­бо узнать, у них свои задачи.

- Хоро­шо. Сей­час, пожа­луй­ста, сде­лай вдох, а на выдо­хе выво­ди вни­ма­ние вверх. Сей­час ты попро­бу­ешь систем­но счи­тать то, что воз­мож­но счи­тать про этот орден. Ещё чуть-чуть выше, и вот теперь попро­буй посмот­реть струк­ту­ру. Зна­чит, есть кто-то на месте, когда-то это был твой отец, сей­час это ты. И есть, по край­ней мере, семь ста­рей­шин, кото­рые выде­ле­ны орде­ном для того, что­бы решать важ­ные вопро­сы не тебе в оди­ноч­ку, а всем вме­сте имен­но в этой лока­ции. Где-то есть центр, какие-то важ­ные люди в ордене, кото­рые при­сы­ла­ют вам зада­ния, ука­за­ния. А теперь под­ни­мись ещё немно­го выше, попро­буй посмот­реть, как если бы ты состав­лял кар­ту. Рас­ска­жи мне про струк­ту­ру орде­на, систем­но, как это устро­е­но. В мире ли это, на мате­ри­ке ли это или как-то ещё.

- Этот город нахо­дит­ся на Ара­вий­ском полу­ост­ро­ве. Визу­аль­но не могу это пред­ста­вить, про­сто знаю, что это там находится.

- Хоро­шо. Мы смот­рим сеть орде­на. Пожалуйста.

- Управ­ле­ние — это где-то в евро­пей­ских стра­нах, если по-совре­мен­но­му, где-то в Евро­пе нахо­дит­ся, и поэто­му затруд­не­но сообщение.

- А как они пере­да­ют? Если им надо пере­дать ука­за­ние, что они будут делать?

- Они с тор­гов­ца­ми. Все­гда ука­за­ния при­хо­дят под видом тор­гов­ли. Но есть спе­ци­аль­ные зна­ки, сим­во­лы, по кото­рым я узнаю, что этот чело­век пере­да­ёт посла­ние. Инфор­ма­ция все­гда пере­да­ёт­ся толь­ко уст­но, ника­ких нет пись­мен­ных посла­ний. Это для того, что­бы всё было скрыт­но. То есть толь­ко этот чело­век может знать. Я знаю эту систе­му зна­ков, по кото­рым я опре­де­ляю нуж­ных мне тор­гов­цев. А ино­гда даже ста­рей­ши­ны, я не знаю, как они это дела­ют, узна­ют, как и у кого мне полу­чить инфор­ма­цию. Они даже мне ино­гда ука­зы­ва­ют, кто дол­жен при­е­хать. У ста­рей­шин есть…я знаю, как они это делают…у них есть такой боль­шой арте­факт в виде чаши.

- А зачем он нужен?

- Она напол­ня­ет­ся водой, и они полу­ча­ют через неё, про­смат­ри­ва­ют в отра­же­нии нуж­ную информацию.

- Ты так смо­жешь сде­лать, если тебе дать такую чашу?

- Они не дадут, конеч­но, но думаю, я смо­гу, мне инте­рес­но все­гда, там ниче­го тако­го нет сложного.

- А рас­ска­жи сек­рет: в чашу налить воды и даль­ше, как счи­тать информацию?

- Они всмат­ри­ва­ют­ся, про­сто всмат­ри­ва­ют­ся в отра­же­ние. Чаша, полу­ча­ет­ся, не закруг­лён­ная пол­но­стью, у неё поли­ро­ван­ное дно. Боль­шая чаша (пока­зы­ва­ет охва­том рук). Есть какие-то сим­во­лы на чаше. Может быть, есть какая-то роль в этих сим­во­лах, я это точ­но не знаю. Я не знаю, что обо­зна­ча­ют сим­во­лы. Про­сто всмат­ри­ва­ют­ся в чашу, настра­и­ва­ют­ся и полу­ча­ют информацию.

- Хоро­шо. Итак, из Евро­пы при­хо­дят ука­за­ния. А ска­жи, в Евро­пе это одно­род­ная струк­ту­ра, то есть это одна точка?

- Нет, это сеть. Боль­шая сеть. Есть главный.

- Что зна­ешь про главного?

- Не чело­век, а глав­ный пункт, откуда…

- Как тебе кажет­ся, где это в Европе?

- Это где-то рядом с боль­шим горо­дом, какой-то сто­ли­цей. Может быть, где-то в Гер­ма­нии. Так, при­хо­дит Германия.

- Как тебе кажет­ся, ты там был? Или отец там был, в этом центре?

- Отец точ­но был.

- А ты путешествуешь?

- Нет. У меня зада­ча имен­но то, что я делаю, зада­ча у меня есть. Какой-то срок у меня есть, когда меня поме­ня­ют, но пока этот срок не при­шёл. Пока там всех устра­и­ва­ет, как про­ис­хо­дит управ­ле­ние в этом горо­де. Пока там ста­рей­ши­ны посы­ла­ют тоже свои посла­ния, обрат­но туда, поми­мо меня. То есть, они могут не гово­рить со мной, что они отпра­ви­ли. Но я при­мер­но дога­ды­ва­юсь, что они отправ­ля­ют и я знаю, что они доволь­ны управ­ле­ни­ем в горо­де, и как про­ис­хо­дят дела при мне, как здесь устроено.

- Отвле­кись сей­час от сети орде­на, и давай вер­нём­ся в кра­е­уголь­ный вопрос: всё-таки, что делать с горо­дом? Угро­за вра­га близ­ка, и вы сно­ва в зале, семь чело­век, камен­ные пли­ты. И ты даёшь свою пози­цию, а они с тобой немнож­ко спо­рят. Давай чуть-чуть пере­ме­стим­ся во вре­ме­ни, посмот­рим, чем же закон­чил­ся ваш раз­го­вор. Вдох – и на выдо­хе, рас­ска­жи мне.

- Всё-таки они реши­ли, что надо поки­нуть город, сдать город.

- Как тебе такое решение?

- Я при­нял их реше­ние, внут­ренне я при­нял их решение.

- Ска­жи, а поче­му ты счи­та­ешь, что так правильно?

- Я не счи­таю, что так пра­виль­но, я про­сто при­нял их реше­ние, так как они всё-таки реша­ют. Они при­ни­ма­ют реше­ния, по сути, важ­ные. И я, навер­ное, всё-таки им дове­ряю, в моей прак­ти­ке не было ещё спор­ных вопро­сов с ними, как-то они себя с пло­хой сто­ро­ны чтоб про­яви­ли. Сна­ча­ла сме­шан­ные чув­ства были, сна­ча­ла бес­си­лие, отча­я­ние, дума­ешь, что нуж­но отсто­ять город, есть чего защи­щать. Но они как-то убе­ди­ли меня, что не нуж­но пока­зы­вать, что в этом горо­де есть что-то ценное.

- Вы игра­е­тесь с вра­гом, дела­е­те вид, что всё нор­маль­но, сда­дим быст­рень­ко город, ниче­го цен­но­го. А потом, какой план?

- Потом явно­го пла­на пока нет. Они мне гово­рят, что мож­но потом про­сто назад отбить город и город будет целый. То есть если сей­час будем обо­ро­нять город и мно­го людей погиб­нет, и ско­рее все­го, город возь­мут. Хотя у меня в этом есть сомне­ния свои, что возь­мут город.

- А если сда­дим­ся, то что?

- Если сда­дим­ся, то вся инфра­струк­ту­ра горо­да, то что, они гово­рят, ты и в том чис­ле твой отец, выстра­и­ва­ли всё это вре­мя, оста­нут­ся целы­ми. Жите­ли не постра­да­ют, но чем-то всё рав­но при­дёт­ся пожерт­во­вать. То есть при­дёт­ся уехать из горо­да. Я, есте­ствен­но, там не смо­гу остать­ся, так же как эти ста­рей­ши­ны, и мно­гие дру­гие. Воз­мож­но, евро­пей­ская часть насе­ле­ния горо­да – ей при­дёт­ся поки­нуть города.

- У вас как-то делит­ся, евро­пей­ская часть и дру­гая часть?

- В горо­де нет, в горо­де мно­го наци­о­наль­но­стей, мно­го тор­гов­цев, такой узел боль­шой в нём. При­вле­ка­ет чем-то, хотя я не знаю, чем там мож­но при­вле­кать, про­сто какой-то центр там есть свой, своеобразный.

- Когда ты гово­ришь, евро­пей­ская часть, ты как-то делишь.

- Евро­пей­ская часть, пото­му что захватчики…у них такое есть расо­вое деле­ние, то есть они про­тив орде­на, про­тив этих всех. Они зна­ют, что здесь управ­ля­ют люди орде­на, и зна­ют, что они чуже­зем­цы, гру­бо гово­ря, не местные.

- То есть вы – чуже­зем­цы, и ты тоже.

- Не какое-то араб­ское насе­ле­ние. Да. И они как-то про­тив это­го, они хотят, что­бы этот город, типа город их отцов…они тоже зна­ют, что он древ­ний, и хотят, что­бы они был…такое, наци­о­наль­ное дви­же­ние у них, не очень здо­ро­вое, но, в то же вре­мя, они дипло­ма­тич­ны. Они не вар­ва­ры, с ними мож­но дого­ва­ри­вать­ся. Если мы поки­нем город, я знаю, что они не будут город сам раз­ру­шать. Но у меня есть подо­зре­ние, что они могут добрать­ся до релик­вий, каких-то арте­фак­тов, каких-то под­зе­ме­лий. Но ста­рей­ши­ны гово­рят, что они не зна­ют о глу­бин­ных под­зе­ме­льях, и мож­но уне­сти арте­фак­ты глуб­же. То есть выве­сти их труд­но, но мож­но уве­сти глуб­же и обру­шить часть вхо­дов, кото­рые при­во­дят. Как-то замас­ки­ро­вать обру­ше­ние, что­бы эти захват­чи­ки не нача­ли рас­коп­ки. Но для это­го нуж­но вре­мя, поэто­му часть людей будет зани­мать­ся вот этим обру­ше­ни­ем, а какая-то часть жите­лей будет уже соби­рать­ся и поки­дать город.

- Хоро­шо. А ты чем займёшься?

- Я буду кон­тро­ли­ро­вать обру­ше­ние. Я ещё состав­лю кар­ту под­зе­ме­лья, что­бы потом мож­но было вер­нуть­ся туда, кар­ту тон­не­лей, кар­ту вхо­дов и выходов.

- Ска­жи, а вы потом все пере­ме­сти­тесь, ты же не оста­нешь­ся в городе.

- Да.

- Ты пони­ма­ешь, куда? Куда пой­дё­те? И на чём, вы пеш­ком или как-то буде­те перемещаться?

- До тор­го­вых путей. Через тор­го­вые пути – в Европу.

- Вы в Евро­пу. А кого оста­ви­те здесь за главных?

- Здесь будут те люди, кото­рые зани­ма­лись. Есть какие-то дове­рен­ные люди из части араб­ско­го насе­ле­ния, с кото­ры­ми я дол­гие годы. Я им дове­ряю. И они оста­нут­ся до при­хо­да захват­чи­ков, войск, а там уже я не знаю, как даль­ше пой­дёт. Но я боюсь за них, их могут убить, так как они всё-таки слу­жи­ли, вза­и­мо­дей­ство­ва­ли с орде­ном. И может быть такое, что их могут убить, но они долж­ны остать­ся, они и сами хотят остать­ся, пото­му что у них там семьи. То есть они, по сути, корен­ные жите­ли это­го горо­да. Этот город когда ещё был в раз­ва­ли­нах весь, сто­ял, а они там жили. И они помо­га­ли мне под­ни­мать всю эту эко­но­ми­ку. То есть отцу изна­чаль­но и потом мне.

- Потом тебе. А у тебя семья есть?

- Я не чув­ствую, что семья есть.

- Хоро­шо. Зна­чит, поедешь в Евро­пу. Ещё попро­шу тебя: когда ты гово­ришь, тор­го­вые пути, ска­жи, пожа­луй­ста, как пере­дви­га­ют­ся тор­гов­цы, на чём.

- На кораб­лях. Сна­ча­ла путь, есть какой-то тор­го­вый путь, кото­рый ведёт от моря. Кораб­ли при­ста­ют, при­хо­дят туда, там есть порт. С это­го пор­та уже соби­ра­ют­ся кара­ва­ны, там гру­зят­ся на вер­блю­дах, на лоша­дях, везут товар.

- Везут к вам.

- В том числе.

- То есть у вас суша. А море доста­точ­но дале­ко? Сколь­ко надо ехать на вер­блю­де, на лошади?

- Не так мно­го, не могу ска­зать в днях. Пото­му что я в основ­ном все­гда был в горо­де. Но я в кур­се, как они там передвигаются.

- Хоро­шо. И ска­жи мне, как ты чув­ству­ешь лето­ис­чис­ле­ние. При­мер­но – год, век, что ска­жешь, какое время?

- Это 10 либо 11 век. 11, ско­рее все­го даже, бли­же к кон­цу 11 века.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

Йога-нидра и путь регрессолога

Устра­и­вай­тесь поудоб­нее в позу лото­са, поло­жи­те ваш транс­ли­ру­ю­щий гад­жет на цинов­ку, и обя­за­тель­но досмот­ри­те все 3 части это­го интер­вью с йога-тре­не­ром и регрес­со­ло­гом по мето­ду Майк­ла НЬЮ­ТО­НА – Ильёй Журавлевым.

Часть 1 

  • Авто­био­гра­фия, йога – нача­ло пути 
  • Обу­че­ние в Европе
  • Ваша сила отра­жа­ет­ся в голосе
  • Архив сан­скар – Карма-Шайя

Йога-нид­ра, как метод глу­бо­ко­го меди­та­тив­но­го состо­я­ния созна­ния, была раз­ра­бо­та­на в сре­дине XX века на осно­ве иссле­до­ва­ний физио­ло­гии моз­га и древ­них йоги­че­ских прак­тик. Эту прак­ти­ку назы­ва­ют йогой сна, или йоги­че­ским сном. Дока­за­но, что прак­ти­ка йоги-нид­ры спо­соб­ству­ет сни­же­нию напря­жен­но­сти и бес­по­кой­ства. На Запа­де дан­ная прак­ти­ка была даже исполь­зо­ва­на, что­бы помочь спра­вить­ся с пост­трав­ма­ти­че­ским стрес­со­вым рас­строй­ством сол­да­там после войны.

Часть 2

  • Что такое йога-нидра?
  • Йога-нид­ра и регрес­со­ло­гия – параллели
  • Что луч­ше для роста – теп­лич­ные усло­вия Запа­да или суро­вые реа­лии России? 
  • Йога-нид­ра и прогрессия

Часть 3

  • О груп­по­вых погружениях
  • Мыс­ли о кни­гах, жур­на­лах и под­ка­стах Ильи
  • Самое труд­ное в йоге
  • Завет: «Про­буй­те» – Илья Журавлев 

Для вас мы при­го­то­ви­ли новые серии интер­вью с инте­рес­ны­ми людь­ми! Смот­ри­те на кана­ле ТВ ЭКС­Т­РА!

Новый тренерский состав РШРИ

При­вет­ству­ем новый тре­нер­ский состав РШРИ! (Рус­ская Шко­ла Регрес­си­он­ных Исследований)

Укра­и­на, г. Кри­вой Рог, г. Киев

Нина Коро­тач – серти­фи­ци­ро­ван­ный регрессолог

Татья­на Салий – регрес­со­лог, гипнолог

Тур­ция, г. Анталия

Анна Сар­ка­нич – пси­хо­лог, нуме­ро­лог, регрессолог

Ита­лия, г. Болонья

Ека­те­ри­на Мель­ник – регрес­со­лог, тран­со­вый терапевт

Более подроб­но о Рус­ской Шко­ле Регрес­си­он­ных Иссле­до­ва­ний, новом тре­нер­ском соста­ве, воз­мож­но­стях и осо­бен­но­стях обу­че­ния – в запи­си пря­мо­го эфи­ра на кана­ле ТВ ЭКС­Т­РА

العربيةEnglishFrançaisDeutschРусскийEspañol