Групповые регрессии с Андреем Смовржецким

18 августа в 19:00 ОЧНО 

в Москве Студия йоги «Према» 

ТЕМА ПРАК­ТИ­КИ:

«Любовь – моя, самая яркая из про­шлых жиз­ней, как она про­яви­лась или гото­ва про­явить­ся в этой, как её уви­деть, почув­ство­вать, осо­знать, принять»

Любовь и отно­ше­ния – одна из клю­че­вых тем для запро­сов пси­хо­ло­гу, регрес­со­ло­гу и в поис­ко­вые системы.
Нам важ­но любить и быть люби­мы­ми, чув­ство­вать под­держ­ку и теп­ло от сво­е­го партнёра.
Часто в сего­дняш­ней жиз­ни отно­ше­ния в паре быва­ют весь­ма дале­ки­ми от идеальных.
При этом в памя­ти прак­ти­че­ски каж­дой души есть опыт счаст­ли­вых отношений.
В регрес­сии в одно из таких вопло­ще­ний мож­но напи­тать­ся ресур­сом и узнать соб­ствен­ную фор­му­лу сча­стья, что­бы затем адап­ти­ро­вать вспом­нен­ное к сего­дняш­ней жизни.
Часто само пони­ма­ние сча­стья и чув­ство­ва­ние силы люб­ви даёт импульс на каче­ствен­ное улуч­ше­ние отно­ше­ний в сего­дняш­ней жизни.
Впро­чем, сто­ит прой­ти соб­ствен­ную регрес­сию в счаст­ли­вую жизнь в паре и сде­лать свои откры­тия на практике.

Веду­щий встречи

Андрей Смо­вр­жец­кий – регрес­со­лог, тре­нер, пре­по­да­ва­тель прак­ти­ки пере­ме­ще­ния вни­ма­ния волей.

КОГДА И ГДЕ:

18 авгу­ста в 19:00 ОЧНО в Москве

Сту­дия йоги «Пре­ма» (г. Москва, мет­ро Измай­лов­ская, ул. 3‑я Пар­ко­вая, 33) Схе­му рас­по­ло­же­ния смот­ри­те ниже

СТО­И­МОСТЬ УЧАСТИЯ:

1200 руб. при пред­опла­те, 1400 руб. при опла­те в день меро­при­я­тия (при нали­чии сво­бод­ных мест).

Тех­ни­ка без­опас­но­сти тран­со­вых погру­же­ний подроб­но объ­яс­ня­ет­ся веду­щим перед прак­ти­кой. Инфор­ма­ция, кото­рой делят­ся участ­ни­ки груп­пы по ито­гам прой­ден­ной прак­ти­ки регрес­сии, явля­ет­ся конфиденциальной.

Дис­клей­мер на тран­со­вую прак­ти­ку: к прак­ти­ке допус­ка­ют­ся участ­ни­ки, под­твер­див­шие отсут­ствие у себя пси­хи­ат­ри­че­ских симп­то­мов, при­ё­ма силь­но­дей­ству­ю­щих пре­па­ра­тов и ситу­а­ций све­же­го горя (недав­няя поте­ря близ­ко­го чело­ве­ка). Веду­щие име­ют про­фес­си­о­наль­ную пси­хо­ло­ги­че­скую и гип­но­ти­че­скую под­го­тов­ку и остав­ля­ют за собой пра­во в отка­зе на допуск участ­ни­ков к прак­ти­ке в неко­то­рых слу­ча­ях. При бере­мен­но­сти на любом сро­ке прось­ба при­слу­шать­ся к сво­е­му само­чув­ствию и пре­ду­пре­дить веду­ще­го до нача­ла практики.

С собой: повяз­ку на гла­за (не обя­за­тель­но), блок­нот для запи­сей, удобную
одеж­ду, поз­во­ля­ю­щую ком­форт­но сидеть и лежать.

Усло­вия уча­стия:

Пожа­луй­ста, при­хо­ди­те на тран­со­вую прак­ти­ку немнож­ко зара­нее – Вы успе­е­те выбрать ком­форт­ное для себя место, отпу­стить мыс­ли и сона­стро­ить­ся с про­стран­ством. Тран­со­вая прак­ти­ка – это ваше внут­рен­няя тиши­на. Гораз­до слож­нее услы­шать тиши­ну сра­зу «с порога». 

Спрос на прак­ти­ки доволь­но интен­сив­ный, пожа­луй­ста, пре­ду­пре­ди­те орга­ни­за­то­ров, если вы не може­те посе­тить меро­при­я­тие мини­мум за 3 часа до его нача­ла. Мы пред­ло­жим ваше место дру­го­му участ­ни­ку и сохра­ним за вами место в сле­ду­ю­щей груп­пе без поте­ри вашей оплаты.

Схе­ма расположения:

От М. Измай­лов­ская (10 минут пеш­ком): Пер­вый вагон из цен­тра. Иди­те пря­мо по 3‑й Пар­ко­вой (левая сто­ро­на ули­цы). Вход в Сту­дию нахо­дит­ся со дво­ра в углу.

Групповая регрессия с Ириной НИКИТИНОЙ – приглашение на цикл очных практик

«Расширение горизонтов видения будущего в трансовом состоянии»

Регрес­сия иссле­ду­ет не толь­ко про­шлые вопло­ще­ния. Исполь­зуя этот метод, мож­но уви­деть собы­тия теку­щей жиз­ни, кото­рые не были зафик­си­ро­ва­ны вни­ма­ни­ем чело­ве­ка в тот момент, когда они про­ис­хо­ди­ли, но отра­же­ны в памя­ти. Это могут быть эпи­зо­ды ран­не­го дет­ства, пери­на­таль­но­го пери­о­да. Неза­ви­си­мо от того, осо­зна­ет их чело­век или нет, такие собы­тия опре­де­лен­ным обра­зом вли­я­ют на его пси­хи­че­ское и физи­че­ское состо­я­ние и созда­ют раз­но­го рода про­бле­мы вплоть до насто­я­ще­го времени.

Для чего:

Чело­век, кото­рый при­нял реше­ние разо­брать­ся в сво­ей жиз­ни через регрес­си­он­ный поиск, может изба­вить­ся от мно­же­ства про­блем. Про­бле­мы здо­ро­вья, лич­ных и обще­ствен­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний, финан­со­вые вопро­сы и необъ­яс­ни­мые слу­чаи из жиз­ни нахо­дят свое реше­ние в сеан­сах регрес­сии. Без­услов­но, глу­бо­кие лич­ные про­ра­бот­ки воз­мож­ны толь­ко в инди­ви­ду­аль­ных сеан­сах. Но началь­ные пред­став­ле­ния о регрес­сии и спо­со­бах рабо­ты в про­стран­стве лич­ных вос­по­ми­на­ний мож­но полу­чить на груп­по­вых заня­ти­ях. Кро­ме того, на таких заня­ти­ях воз­мож­но научить­ся луч­ше чув­ство­вать и пони­мать своё тело, рас­шиф­ро­вы­вать его сигналы.

Про­грам­ма практик:

Вы може­те прой­ти отдель­ное заня­тие или целый модуль после­до­ва­тель­ных груп­по­вых прак­тик цик­ла «Рас­ши­ре­ние гори­зон­тов виде­ния буду­ще­го в тран­со­вом состо­я­нии» (метод Рус­ской Шко­лы Регрес­си­он­ных Исследований):

Пер­вое заня­тие – зна­ком­ство с тео­ри­ей о регрес­сии, про­вер­ка тран­со­вых навы­ков, поня­тие раз­ни­цы меж­ду регрес­си­ей и визуализацией.
Прак­ти­че­ское заня­тие «Лич­ное место и лич­ный помощ­ник», обсуж­де­ние резуль­та­тов и отве­ты на вопросы.

Вто­рое заня­тие – поня­тие о мето­де тран­со­вой пси­хо­кор­рек­ции, свя­зи инфор­ма­ци­он­но-энер­ге­ти­че­ских обра­зов с кон­крет­ны­ми про­бле­ма­ми. Прак­ти­че­ское заня­тие – обна­ру­же­ние в теле мест лока­ли­за­ции кон­крет­ных бло­ки­ро­вок и рабо­та с ними. Отве­ты на вопросы.

Тре­тье заня­тие – регрес­сия как спо­соб позна­ния себя. Поня­тие ресурс­но­го вопло­ще­ния, воз­мож­ность исполь­зо­ва­ния это­го опы­та. Прак­ти­че­ское заня­тие – погру­же­ние в соб­ствен­ное про­шлое ресурс­ное вопло­ще­ние. Обсуж­де­ние результатов.

Чет­вер­тое заня­тие, заклю­чи­тель­ное в цик­ле – « Буду­щее – что это? Про­грес­сия, пред­ви­де­ние, инсай­ты или моделирование?»
Прак­ти­че­ская рабо­та по кон­крет­но­му запро­су – про­смотр воз­мож­но­го раз­ви­тия собы­тий и пла­ни­ро­ва­ние сво­их действий.

Про­дол­жи­тель­ность одно­го заня­тия – 2 часа

РАС­ПИ­СА­НИЕ ЗАНЯТИЙ:
31 июля, 14 авгу­ста, 28 авгу­ста, 11 сен­тяб­ря в 11:00

МЕСТО ПРО­ВЕ­ДЕ­НИЯ:
Сту­дия йоги «Пре­ма» (г. Москва, мет­ро Измай­лов­ская, ул. 3‑я Пар­ко­вая, 33)

Групповая регрессия в самое богатое воплощение

Груп­по­вая регрес­сия в самое бога­тое про­шлое вопло­ще­ние про­шла в йога-клу­бе «Пре­ма» 20 июля 2021 года.

Участ­ни­кам регрес­сии уда­лось вспом­нить свой опыт финан­со­во­го изоби­лия. Мно­гие полу­чи­ли важ­ные для себя отве­ты о том, какой имен­но талант помог им про­бить­ся к богат­ству, и как мож­но адап­ти­ро­вать про­шлые нара­бот­ки и свою хариз­му к сего­дняш­ним реа­ли­ям. Опыт регрес­сан­тов пока­зал и такие жиз­ни, где они были рож­де­ны в изна­чаль­но бога­той семье и под­дер­жи­ва­ли и при­умно­жа­ли капи­тал, и те, в кото­рых доби­ва­лись все­го кро­пот­ли­вым тру­дом и непод­дель­ным инте­ре­сом к делу сво­ей жизни.

Бла­го­да­ря тща­тель­но­му рас­слаб­ле­нию и настрою на иссле­до­ва­ние сво­е­го про­шло­го, 18 участ­ни­ков собра­ли 18 фор­мул богат­ства, сре­ди кото­рых – бла­го­род­ство, чест­ность, искрен­нее слу­же­ние и важ­ность сво­е­го окру­же­ния, коман­да близ­ких по духу людей.

Мы будем рады про­дол­жить прак­ти­ку груп­по­вых регрес­сий в очном и онлайн фор­ма­те. Бли­жай­шие темы для иссле­до­ва­ния – счаст­ли­вая любовь, кар­ми­че­ские отно­ше­ния, жизнь в теле про­ти­во­по­лож­но­го пола, твор­че­ские талан­ты из про­шлых жиз­ней. Рас­пи­са­ние регрес­сий опуб­ли­ко­ва­но на сай­те Цен­тра Пробуждение.

В нояб­ре 2021 на кон­фе­рен­ции «Непо­знан­ное» впер­вые будет про­ве­де­на груп­по­вая регрес­сия о пер­вой жиз­ни вашей души на Зем­ле. Вспом­ним свой опыт и при­вне­сем полез­ные навы­ки и выво­ды в сего­дняш­нюю жизнь.

При­со­еди­нить­ся к бли­жай­шей груп­по­вой регрес­сии, а так­же под­го­то­вить себя через прак­ти­ку направ­лен­ных меди­та­ций мож­но здесь:

Почему со мной не хотят встречаться парни?

  • В чем причина? 
  • Где корень проблемы? 
  • Поче­му чело­век дела­ет такой вывод? 
  • По каким кри­те­ри­ям он пони­ма­ет, что с ним не хотят встречаться?

На эти и дру­гие вопро­сы отве­ча­ет кли­ни­че­ский пси­хо­лог Ингу­ран Оль­га, а так же рас­ска­зы­ва­ет при­ме­ры из лич­ной практики. 

Как похудеть?

  • При­чи­ны лиш­не­го веса 
  • Что ком­пен­си­ру­ет лиш­ний вес?
  • Как поху­деть?

На эти и дру­гие вопро­сы отве­ча­ет кли­ни­че­ский пси­хо­лог Ингу­ран Оль­га, а так же рас­ска­зы­ва­ет при­ме­ры из лич­ной практики. 

Висельник Карл

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка иссле­ду­ет тему отно­ше­ний с кон­крет­ным чело­ве­ком из сего­дняш­ней жиз­ни и погру­жа­ет­ся в про­шлую жизнь мона­ха во Фран­ции. В ходе регрес­сии всплы­ва­ет ещё один запрос регрес­сант­ки – тема мол­ча­ния, сдер­жан­ное про­яв­ле­ние себя в сего­дняш­ней жиз­ни. Монах Карл, обла­да­ю­щий необыч­ным для Фран­ции име­нем, вызы­ва­ет насмеш­ки, но пре­крас­но вла­де­ет латин­ским язы­ком и раз­лич­ны­ми наре­чи­я­ми фран­цуз­ско­го, слу­жит пере­вод­чи­ком и писа­рем, начи­тан и хоро­шо обра­зо­ван. Одна­жды волею слу­чая он под­слу­шал раз­го­вор, за кото­рый был убран как ненуж­ный сви­де­тель каз­нью через пове­ше­нье. Год пове­ше­ния назы­ва­ет­ся как 1500, мест­ность – Прованс.

Часть 1. Мол­ча­ние монаха

- Да, дыши, дыши. Что там за кашель? Горло?

- (откаш­ли­ва­ет­ся) Да. Я на висель­ни­це вишу. Я монах и на мне такая корич­не­вая ряса с капю­шо­ном, у меня босые ноги и откры­тые руки. Под ног­тя­ми так гряз­но, пото­му что я месяц был в тюрьме.

- Ты был в тюрьме.

- Да, на сене. То в келье я в мона­сты­ре, то в тюрь­ме, там всё гряз­но, сыро. И вот теперь я пове­шен­ный, в капю­шоне, верёв­ка такая белая.

- Посмот­ри со сто­ро­ны, пожа­луй­ста. Что там?

- У меня крест такой деревянный.

- На гру­ди пока­зы­ва­ешь. Дере­вян­ный крест. А на чём он висит? Он же подвешен?

- Буси­ны да, такие (пока­зы­ва­ет), тоже дере­вян­ные. Очень про­стые буси­ны, может само­руч­но вырезаны.

- Мож­но я тебя попро­шу ещё в боль­шем мас­шта­бе посмот­реть. Висит тело, что вокруг?

- Это помост. Неболь­шая пло­щадь. Люди, да, собра­лись. Ну это такое обыч­ное дело. Веша­ют по несколь­ку раз на день. Улоч­ки такие рас­хо­дят­ся от этой пло­ща­ди. Здесь этот палач или висель­ник, спо­кой­ный, тоже он в капю­шоне, толь­ко в белом, с голым пузом. А там, под лест­ни­цей, вот этот насто­я­тель мона­сты­ря, тоже толстый,

- Как ты дума­ешь, зачем он там, на площади?

- Это его рук дело, что я вишу теперь, и он дово­дит дело до кон­ца, удо­сто­ве­рив­шись сво­и­ми гла­за­ми, что со мной покончено.

- Можешь посмот­реть в гла­за это­му чело­ве­ку, пря­мо сей­час? Какое его состояние?

- Такое сла­ща­во-зло­рад­но-доволь­ное. У него такие про­зрач­ные голу­бые гла­за про­тив­ные, и он всё вре­мя поте­ет. Он такой потный.

- Он ещё и полный?

- Да, он пол­ный, веч­но пот течёт по лицу.

- При­мер­но воз­раст? Боль­ше сорока?

- Если мне сорок семь, может я чуть-чуть его стар­ше, ему может сорок, он обрюзг­лый, тяже­ло дышит.

- А внеш­ность, голу­бые гла­за, это евро­пей­ская внешность?

- Да, это Франция.

- Хоро­шо. Давай про тебя. Ты можешь пере­ме­стить­ся назад во вре­ме­ни? Я посчи­таю до трёх, пой­ди, пожа­луй­ста, в самый рас­цвет сво­ей жиз­ни, до печаль­ных собы­тий. Каким ты был рань­ше? Раз, два, три. Как ты живёшь, чем ты живёшь?

- Я монах, я живу в этом мона­сты­ре. И так как нас очень-очень мно­го, у нас очень малень­кие кельи, я почти не ни с кем не обща­юсь. Я ста­ра­юсь быть таким неви­ди­мым сре­ди бра­тьев, людей. И мне нра­вит­ся то, чем я зани­ма­юсь. Я в биб­лио­те­ке мона­стыр­ской, и там такие кни­ги тол­стые, ста­рин­ные. Они на латы­ни, кореш­ки кра­си­вые. Ино­гда я их читаю, а ино­гда я такие свит­ки пере­пи­сы­ваю. С латы­ни может быть на французский.

- Ты переписчик.

- Я да, писарь.

- Писарь. А мож­но я тебя попро­шу, пере­не­сись на мгно­ве­ние туда, где ты что-то пишешь. Вдох – а на выдо­хе иди в самую суть этой рабо­ты, и рас­ска­жи чуть подроб­нее, чем ты пишешь, на чём ты пишешь.

- Да, я в этой мини-биб­лио­те­ке. С левой сто­ро­ны дере­вян­ные корич­не­вые стел­ла­жи. И там книж­ки в одну сте­ну, в шири­ну этой сте­ны, очень боль­шой, до потол­ка. Там они сто­ят. А с пра­вой сто­ро­ны окно мона­стыр­ское, отту­да свет пада­ет, и там вид­но двор мона­стыр­ский. А здесь у меня стол такой, как пар­та ста­рая, здесь у меня перо, я в пра­вой руке держу.

- Ты его обма­ки­ва­ешь? Пока­зы­ва­ешь рукой. Куда?

- Да, тут чер­ниль­ни­ца, из корич­не­вой такой бума­ги жёст­кой, и если я один раз­во­ра­чи­ваю, там не моим почер­ком, какой-то ста­рин­ный на латы­ни, красивые…

- Ты зна­ешь латынь, вла­де­ешь латынью?

- Да.

- А кто тебя учил? Давай сде­ла­ем шаг назад, мы потом вер­нём­ся к чер­ниль­ни­це. Раз, два, три. Иди туда, где тебя учи­ли чему-то. Сколь­ко тебе лет, где ты.

- Мне 17, и меня толь­ко отда­ли в монастырь.

- 17, ты юно­ша. А до это­го чем ты зани­мал­ся, до 17?

- В какой-то бед­ной семье жил, хозяй­ством зани­мал­ся, мама, что ли, меня пристроила.

- Хоро­шо. Посмот­ри свои пер­вые дни в мона­сты­ре. Как тебе всё это, всё по-новому?

- Я юный-юный, и у меня есть настав­ник, взрос­лый монах. Он, види­мо, самый учё­ный здесь. И как-то он взял меня под своё покро­ви­тель­ство. Я такой, очень скром­ный, зажа­тый какой-то, то ли немно­го пуг­ли­вый, стес­ни­тель­ный совсем, как дикий какой-то. А он как буд­то рас­по­знал что-то во мне и стал мне покро­ви­тель­ство­вать. И вот он стал меня водить в эту биб­лио­те­ку, и за этой же самой пар­той он учил меня латы­ни. Навер­ное, я к это­му вре­ме­ни ещё был неграмотный.

- А ска­жи, пожа­луй­ста, что в чер­ниль­ни­це, какая жидкость?

- Она чёрная.

- Жид­кая или не очень? Густо­ва­тая, вязкая?

- Боль­ше густо­ва­тая, чем совсем жид­кая. И эту жид­кость, эти чер­ни­ла мы гото­ви­ли тоже здесь. Насто­я­тель ведёт меня в под­вал мона­сты­ря, и там что-то типа лабо­ра­то­рии или что-то, что гото­вят для нужд мона­сты­ря. Там варят све­чи из вос­ка. И из угля, что ли, как-то тол­кут этот уголь, что­бы делать эти чернила.

- А кто этим занимается?

- Там дру­гие мона­хи. Кто-то све­чи, а кто-то гото­вит чер­ни­ла для вас.

- У вас толь­ко мужчины?

- Да, толь­ко мужчины.

- Раз­ных возрастов?

- Да, у нас очень стро­го, одни мужчины.

- У меня ещё вопрос про латынь. Сей­час ныр­ни, пожа­луй­ста, в его обу­че­ние. Он ещё молод, ему 17 или немнож­ко боль­ше. Что самое слож­ное в латин­ском язы­ке, как ему даёт­ся этот язык?

- Как буд­то самое слож­ное— это писать. Пото­му что мне хочет­ся чёт­ко копи­ро­вать бук­вы в той фор­ме, как они были. Смыс­лы мне как-то дают­ся легко.

- А ты сам на каком язы­ке говоришь?

- Я толь­ко учусь. Я на французском.

- Ты сего­дняш­няя зна­ешь французский?

- Нет.

- Рас­ска­жи про фран­цуз­ский язык для это­го мона­ха тогда. Что про фран­цуз­ский язык ска­жешь, какой он?

- Обыч­ный, так есте­ствен­но я гово­рю, мама, все так говорили.

- Все так гово­ри­ли. То есть ты с дет­ства на нём общаешься?

- А если послу­шать речь, кото­рую ты выда­ёшь мона­ху, попро­буй, вдох – и на выдо­хе опи­ши свой голос.

- Я так губ­ки скла­ды­ваю, что­бы про­из­но­сить фран­цуз­ские зву­ки и в гор­ле как-то виб­ри­ру­ют зву­ки. Для фран­цуз­ско­го тре­бу­ет­ся арти­ку­ля­ция, нуж­но будет очень губа­ми гово­рить и горлом.

- А голос какой у это­го юно­ши, высо­кий, низ­кий, уве­рен­но гово­рит или он робкий?

- Да, он роб­кий, и учи­тель его как буд­то при­гла­ша­ет сме­лее арти­ку­ли­ро­вать, зву­чать, откры­вать голос. Но это как буд­то интим­ное дей­ство, как буд­то я парал­лель­но слы­шу латынь, а она зву­чит ина­че, чем фран­цуз­ский. Латынь жёст­че и пря­мо­ли­ней­нее, не такая, как фран­цуз­ская речь. Фран­цуз­ская объ­ем­ная, лёгкая.

- Ты рукой пока­зы­ва­ешь, как буд­то мело­дию рисуешь.

- Как буд­то в гор­ле она зву­чит. А латынь вот так режет, как буд­то пла­стом про­хо­дит. Плос­кая как пли­та. Тоже кра­си­во по-своему.

- Ещё чуть-чуть про голос, посколь­ку это твой запрос. Ты гово­ришь, что нуж­но арти­ку­ли­ро­вать. Что ещё нуж­но делать, что­бы рас­кры­вать голос?

- Нуж­но слу­шать, рас­по­зна­вать эти зву­ки. часто­ты. То, как я зву­чу, могу звучать…отсюда. Я могу как бы ухом рас­по­зна­вать часто­ту звука.

- Слу­шать себя?

- Слу­шая себя, я как будто…это как виде­ние у меня откры­ва­ет­ся. Я как буд­то звук начи­наю видеть, как современная…частота.

- Ты пока­зы­ва­ешь как музы­каль­ную мелодию.

- Да, или диа­па­зон зву­ка. Фран­цуз­ский зву­чит в высо­ком диа­па­зоне, а латынь здесь вот.

- Давай попро­сим сей­час тво­е­го учи­те­ля пре­по­дать тебе урок, так, что­бы ты сего­дняш­няя, пря­мо с эти юно­шей учи­лась. Оку­най­ся в этот опыт. Рас­кры­вай то, что мож­но рас­крыть в тебе сего­дняш­ней. Бери весь урок, кото­рый мож­но взять. Наблю­дая фак­ты про того юно­шу. И тело почув­ствуй, пожа­луй­ста, что про­ис­хо­дит. (фра­за, пред­по­ло­жи­тель­но на латыни).

- Хоро­шо. Тебе рас­кры­ва­ют голос и сей­час это упражнение.

- Я вооб­ще в каком-то пор­та­ле нахо­жусь. Вокруг меня эти часто­ты. Зву­ки, сим­во­лы, бук­вы ‑они все здесь, в сфе­ре. Я за пар­той сижу перед окном.

- Сле­ва показываешь.

- Да. Я за пар­той, учи­тель там, сле­ва. И вот я не знаю, как они мне, мыс­лен­но, что ли, пере­да­ёт. И вокруг меня (пока­зы­ва­ет вокруг голо­ву) как буд­то эти бук­вы, зву­ки и часто­ты. Лета­ют в воз­ду­хе, такая кос­ми­че­ская картинка.

- Cantante.

- Хоро­шо, возь­ми из это­го самую суть, и пой­дём дальше.

- Как буд­то моя рука сама пишет. Я не знаю, кто ей водит. И дири­жи­ру­ет вот эти­ми зву­ка­ми или вот эти­ми бук­ва­ми, лета­ю­щи­ми в про­стран­стве. Они такие огнен­но-золо­тые. Корич­не­во-огнен­но-золо­тые. Такие красивые.

- Хоро­шо. Чему ещё он тебя учит, кро­ме языков?

- Он мне это виде­ние пока­зал. Это было сакраль­но, как ини­ци­а­ция, и он гово­рит, ты же пони­ма­ешь, что никто это­го не видит и ты не смо­жешь это­го нико­му рассказать.

- Поче­му?

- Пото­му что созна­ние людей такое древ­нее, такое при­ми­тив­ное, что видеть вот так вот в про­стран­стве они не могут. Они тебя сочтут за сума­сшед­ше­го, и поэто­му это зна­ние ухо­дит глу­бо­ко внутрь меня, я о нём буду все­гда пом­нить и знать. И мол­чать о нём.

- Опять про мол­чать речь.

- Да, теперь хра­нить уже сокро­вен­ное зна­ние, пото­му что нель­зя невеж­дам его пока­зы­вать или разбрасывать.

- А о чём это знание?

- Это про миро­устрой­ство, про Все­лен­ные. Про какие-то высо­кие часто­ты или изме­ре­ния. Миро­вос­при­я­тие. Что жизнь не толь­ко здесь, в мона­сты­ре. Она вез­де. Мно­го-мно­го изме­ре­ний, зна­ний, пони­ма­ний. Из такой внут­рен­ней кон­цен­тра­ции или сона­строй­ки мож­но открыть­ся и уви­деть и дру­гие миры. Оно всё в прин­ци­пе есть в эфи­ре и мож­но вот так счи­ты­вать и соби­рать эти огнен­ные бук­вы во фра­зы. И эта фра­за, кото­рую я слы­шу, она здесь, в воз­ду­хе, у меня перед гла­за­ми напи­са­на. А потом раз – и они опять раз­ле­та­ют­ся, а потом, как калей­до­скоп. Они могут раз­ле­тать­ся, а потом раз – и соби­рать­ся в какие-то слова.

- Если ты сего­дняш­няя гото­ва впи­тать в себя что-то важ­ное, сакраль­ное, вби­рай в себя столь­ко, сколь­ко тебе сей­час нуж­но и по силам. Нор­маль­но себя чувствуешь?

- Да.

- Хоро­шо.

- Ещё какие-то идут латин­ские фра­зы, я пыта­юсь к ним прислушаться.

- Если что-то есть важ­ное, скажи.

- (дол­го шеве­лит губа­ми). Я не могу чёт­ко услы­шать. Tantas glorias modutas…примерно так, они соби­ра­ют­ся из воз­ду­ха. Что-то под­гру­жа­ет­ся, но я не могу так быстро.

- Столь­ко сколь­ко нуж­но, впи­ты­вай. Про­дол­жай. Ты пом­нишь про баланс мол­ча­ния и гово­ре­ния, это твой сего­дняш­ний урок?

- Да, как буд­то я дал тому учи­те­лю обет, что я буду хра­нить это зна­ние внут­ри себя. Я им буду поль­зо­вать­ся, я могу поль­зо­вать­ся, оно мне будет помо­гать в рас­шиф­ров­ку древ­них писа­ний, латин­ских книг. И дей­стви­тель­но, моё даль­ней­шее обу­че­ние очень быст­ро дви­га­лось, как-то раз-раз, и я…этот учи­тель был со мной недол­го, он умер потом. 4 года. И даль­ше я как буд­то сам учил­ся, с теми зна­ни­я­ми, инстру­мен­та­ми, из эфи­ра (пока­зы­ва­ет круг в про­стран­стве перед собой). В высо­ких часто­тах эти навы­ки я полу­чал, и про­сто сона­стра­и­вал­ся с опре­де­лён­ной часто­той и тек­сты пере­во­ди­лись и чита­лись. А, я ещё был переводчиком.

- Оку­нись туда, что ты переводишь?

- Меня при­гла­ша­ли. Насто­я­тель­но это­го мона­сты­ря, и у него там ещё пять или шесть помощ­ни­ков было…и нуж­но было на пере­го­во­ры в соседние…поместья, как это назы­ва­ет­ся, про­вин­ции. Там язы­ки были немнож­ко со сво­и­ми наре­чи­я­ми, вро­де тоже фран­цуз­ский, но погру­бее чем тот, кото­рым я вла­дел. И ино­гда они меня бра­ли что­бы пере­во­дить. Заку­па­ли он какие-то това­ры для мона­сты­ря и мне нуж­но было пере­во­дить. Я знал несколь­ко наречий.

Часть 2. Казнь

- Давай мы пере­ме­стим­ся немнож­ко впе­рёд, что­бы узнать, что же такое про­ис­хо­дит, что при­ве­дёт тебя на висе­ли­цу. Пере­ме­щай­ся в клю­че­вое собы­тие его жиз­ни, кото­рое даль­ше при­во­дит к тюрь­ме и к висе­ли­це. Раз, два, три. Смот­ри со сто­ро­ны, дис­со­ци­и­руй­ся, пожа­луй­ста. Про­сто фак­ты, что было.

- Это был лет­ний день. Был такой пре­крас­ный лет­ний день, и я гулял и раз­мыш­лял в мона­стыр­ском пар­ке. У нас был шикар­ный мона­стыр­ский парк, бра­тья-мона­хи уха­жи­ва­ли за этим пар­ком, и там были такие живые забо­ры из кустар­ни­ка, под­стри­жен­ный он.

- А что там росло?

- Живая изго­родь. А дорож­ки – мел­кая щебён­ка посы­пан­ная жёл­тень­кая, беже­вая. Зелё­ная трав­ка, зарос­ли. Не могу ска­зать, что лаби­ринт, не так шикар­но, как во двор­цах, навер­ное, хотя не был во двор­цах. Тут такая сос­на или ель огром­ная, посре­ди на поляне, там дере­вья. Мож­но был по этим аллей­кам гулять. И я раз­мыш­лял, один гулял, и вдруг я пово­ра­чи­ваю за угол этой зелё­ной изго­ро­ди, а тут насто­я­тель мона­сты­ря и этот…

- Кто-то с ним, муж­чи­на? Опи­ши его, пожалуйста.

- Его зовут Мар­киз де Шарль.

- Ты зна­ешь его имя?

- Я сей­час вспо­ми­наю, я его несколь­ко раз изда­ле­ка видел из окна сво­ей биб­лио­те­ки, он при­ез­жал к насто­я­те­лю. А тут я с ними столк­нул­ся лицом к лицу, и они испу­ган­но на меня посмот­ре­ли. Я нару­шил их раз­го­вор. Я опус­каю голо­ву, вот так руки на гру­ди и крест дер­жу и всем сво­им видом пока­зы­ваю, что я неволь­но нару­шил их…

- Ты что-то услышал?

- Я не услы­шал это сло­ва­ми, я бы рань­ше насто­ро­жил­ся. Я не слы­шал ни одно­го сло­ва, что они гово­ри­ли. Но каки­ми-то чув­ства­ми я пони­маю, что они гово­ри о чём-то недоб­ром. А так как у меня навык, кото­ро­му меня учи­тель научил и все эти годы я его тре­ни­ро­вал, это как внут­рен­няя меди­та­ция, навык чув­ство­вать людей на рас­сто­я­нии и по это­му чув­ству потом интер­пре­ти­ро­вать или пони­мать сло­ва, раскодировать…

- А ска­жи, это недоб­рое боль­ше от кого исхо­дит? От само­го раз­го­во­ра или от кого-то из них?

- От самой атмо­сфе­ру меж­ду ними. Я вижу какую-то сфе­ру, и она заря­же­на. И так как я стран­нень­ко вижу эти дру­гие изме­ре­ния, то я вижу дру­гую энер­гию. Она недоб­рая и у них аура недобрая.

- Мож­но чуть подроб­нее про Мар­ки­за де Шар­ля, как он одет?

- У него таки­ми поло­соч­ка­ми наре­зан­ны­ми как бы шор­ты, чёр­но и тём­но-синие поло­соч­ки, фона­ри­ка­ми, за коле­но, здесь у него пояс. У него саб­ля или мечи, наверное.

- Спра­ва показываешь.

- Меч здесь у него. Сереб­ря­ный такой, свет­лый, а вооб­ще у него тем­но­ва­тая, чёрно-синяя…жилетка такая. Фона­ри­ки-рука­ва. Как и на шор­тах. Здесь узко вот так.

- Запястье пока­зы­ва­ешь и локоть, предплечье.

- Здесь чёр­ная бар­хат­ная ткань, рукав, а здесь фона­рик, чёрно-синий.

- Есть рас­ти­тель­ность на лице?

- Да, какая-то бород­ка коз­ли­ная. Пло­хо рас­ту­щая, как у юно­ши. Даже у меня луч­ше растёт.

- А он молод?

- Он моло­же меня.

- А тебе сей­час сколько?

- Сей­час уже сорок семь, я уже дядеч­ка. А ему, может быть, два­дцать семь, уси­ки закру­че­ны на кон­цах. А здесь пле­ши­вая бородка.

- А есть голов­ной убор какой-нибудь?

- Да, какая-то шля­па с пером.

- Отлич­но. А вид­но, что это мар­киз, по одеж­де, по статусу?

- Да.

- Ска­жи про насто­я­те­ля мона­сты­ря – он тебя хоро­шо знает?

- Да. Поче­му-то он за все эти годы при­ди­рал­ся, что ли, ко мне, или он всё вре­мя чмо­рил меня. То ли у него какие-то были счё­ты с моим быв­шим учи­те­лем и поэто­му он меня так же заме­тил и невзлю­бил. Но в прин­ци­пе, ту рабо­ту, что я делал для монастыря…она была важ­ная, но он каж­дый раз меня как-то…и сей­час он пых­тит, рас­крас­нел­ся, поте­ет, он такой обрюзг­лый и такой визгливый.

- А в тот момент, когда он тебя заме­тил, какая реакция?

- Он пря­мо дышать стал гром­ко, хрип­ло, и кри­чать визг­ли­вым голо­сом, что, как ты посмел здесь появить­ся, кто тебе поз­во­лил. Ужас­ный голос такой.

- Хоро­шо, давай теперь смот­реть про­сто факты.

- Я гла­за опу­стил, голо­ву, так было при­ня­то, не под­ни­мать глаза.

- Что даль­ше, что происходит?

- Даль­ше он меня гонит, гово­рит, быст­ро воз­вра­щай­ся в биб­лио­те­ке и сиди жди, я за тобой пришлю.

- Иди в биб­лио­те­ку. Давай дождём­ся, при­дут ли за тобой, ускоримся.

- Я опять у окна биб­лио­те­ки, смот­рю на них. Они вон там, их, ока­зы­ва­ет­ся, вид­но с высо­ты. Пото­му что биб­лио­те­ка нахо­дит­ся в башен­ке это­го мона­сты­ря, это полу­круг­лое такое зда­ние, я всё вре­мя по лесен­ке вот так…(показывает спи­раль) она види­мо, рань­ше была смот­ро­вая сто­ро­же­вая, а потом из неё биб­лио­те­ку сде­ла­ли. Я из тако­го узко­го окош­ка смот­рю, мне вид­но их, они всё ещё раз­го­ва­ри­ва­ют. А этот мар­киз, я по жестам вижу, что он даёт такие распоряжения…разобраться со мной.

- Как ты чув­ству­ешь, что такое разо­брать­ся с тобой, ты же можешь чув­ство­вать боль­ше, чем слова.

- Да, я как буду слы­шу здесь, через рас­сто­я­ние, что его нель­зя остав­лять в живых, пото­му что сви­де­тель, он нас видел. Они дума­ют, я слы­шал, а я не слышал.

- Чего он боит­ся, почувствуй.

- Пото­му что это заго­вор. Они гото­ви­ли заговор.

- Про­тив кого?

- Про­тив коро­ля Фран­ции, а это брат мар­ки­за. И мар­киз обе­щал насто­я­те­лю более высо­кий пост. И уже там, бли­же при дво­ре. И этот заго­вор может у них не слу­чить­ся. Этот мар­киз, види­мо, пре­тен­ду­ет на фран­цуз­ский пре­стол. А он то ли дво­ю­род­ный брат…

- А ты зна­ешь, кто пра­вит в этот момент во Фран­ции? Год мне скажи.

- Год 1500.

- А какое вре­мя года сейчас?

- Теп­ло, зелень. Бли­же к лету.

- Мож­но я ещё спро­шу про твоё имя, как тебя назы­ва­ют. В мона­сты­ре как к тебе обращаются?

- Так стран­но. У мен имя Карл.

- Как буд­то не очень французское?

- Это так коря­во зву­чит, и они меня драз­нят всё вре­мя. Моло­дые мона­хи. Что это за имя. Карл. Подхихикивают.

- Карл, тебе, кажет­ся, гро­зит опас­ность. Оку­нись, пожа­луй­ста, в эмо­ции того, кто сидит сей­час в биб­лио­те­ке, расскажи,

- Я стою у окна, левым пле­чом при­сло­нил­ся к стене амбра­зу­ры. И я пони­маю, что жизнь закон­чи­лась, но у меня нет ника­ко­го стра­да­ния внут­ри. Как буд­то жизнь про­ма­ты­ва­ет­ся у меня перед гла­за­ми и в прин­ци­пе, я очень дово­лен, как сло­жи­лась моя жизнь и что я дожил до это­го воз­рас­та. И что у меня было это зна­ние. Мне так нра­ви­лось учить, читать, писать. Я очень был про­дви­ну­тый в ту эпо­ху, хотя никто это­го не мог оце­нить по досто­ин­ству. Такое неве­же­ство. Даже эти, мне кажет­ся, при дво­ре, не все были гра­мот­ные, ни жен­щи­ны, ни муж­чи­ны. Мало кто умел рос­пись ста­вить или читать.

- Есть что-то, о чём ты бы пожа­лел, если бы сей­час жизнь закон­чи­лась? Что-то не успел, что-то ещё хочется?

- Это было чте­ние, писа­ние, изу­че­ние латы­ни, как буд­то пере­нос во вре­ме­ни назад, – это было моим люби­мым инте­ре­сом, увле­че­ни­ем. Поэто­му про­сто это было моим удо­воль­стви­ем, и может быть, я хотел бы доль­ше этим зани­мать­ся, увле­кать­ся, но я пони­мал бес­ко­неч­ность это­го вре­ме­ни. Поэтому…как бы вре­мя пришло.

- Ты пони­мал бес­ко­неч­ность вре­ме­ни, можешь пояс­нить нам, совре­мен­ным людям?

- Когда я туда углуб­лял­ся, в эту латынь, я видел, что это было дале­ко-дале­ко. Мы были в уже в 16м веке, а это было так ещё туда, 2 тыся­чи лет до это­го и ещё, и там были совсем дру­гие циви­ли­за­ции, и это было так инте­рес­но и так непо­хо­же даже на нынеш­нюю Фран­цию. Меня увле­ка­ла египетская…

- Как ты счи­та­ешь, Карл, а что будет с миром даль­ше, из того момен­та как ты чувствуешь?

- Я не с осо­бым опти­миз­мом смот­рю в буду­щее, пото­му что мир так раз­вра­щён. Конеч­но, я знаю, что когда-то при­дёт луч­шая циви­ли­за­ция, но пока люди так стра­стя­ми упи­ва­ют­ся, в них погрязли.

- Спа­си­бо боль­шое, Карл. Мы сей­час пере­ме­стим­ся впе­рёд. И сно­ва ты отхо­дишь, дис­со­ци­а­цию дела­ешь, смот­ри про­сто по фак­там. Мы уже зна­ем, но нам нуж­ны шаги. Итак, за ним при­шли. Что про­ис­хо­дит дальше?

- Ниче­го не объ­яс­няя, про­сто схва­ти­ли, гру­бо. Двое тоже в мона­ше­ском пла­ще, но они види­мо там страж­ни­ки. И они меня в подвал.

- А под­вал дале­ко от библиотеки?

- Да, мы дол­го спус­ка­ем­ся, сна­ча­ла по кру­го­вой, потом по кори­до­рам. Мона­стырь как кре­пость, очень боль­шой, а потом туда в под­вал, и там очень…да, из кам­ней, булыж­ни­ков сло­жен весь мона­стырь. Там немно­го сена насы­па­но в углу, и большая…толстые пру­тья решётки.

- А выбрать­ся ты не сможешь?

- Нет, это очень глу­бо­ко и решёт­ки надёж­ные. Меня тут оста­ви­ли, и я тут на этом сене, полу­мрак, сырость.

- Холод­но?

- Да. Воня­ет болотом.

- И надол­го тебя оставили?

- Да, вре­мя как буд­то оста­но­ви­лось, я очень голод­ный, пото­му что меня то ли забы­ва­ли кор­мить, то ли не счи­та­ли нуж­ным. Вода в кув­шине зелё­ная застоявшаяся.

- А спишь ты где?

- Там в углу, на сене.

- И тебе ниче­го не объ­яс­ни­ли, никто не приходил?

- Нет. И поэто­му я поте­рял­ся во вре­ме­ни, сколь­ко я уже здесь, сути, неде­лю. Вре­мя остановилось

- Пожа­луй­ста, пере­ме­щай­ся в момент, когда ты выхо­дишь из этой под­валь­ной тюрь­мы и что-то про­ис­хо­дит даль­ше. Раз, два, три.

- Я слы­шу шум там в кори­до­ре, звон клю­чей. При­хо­дят двое. Эти охран­ни­ки, навер­ное, не мона­хи, про­сто они здесь рабо­та­ют, при мона­сты­ре. Клю­чи такие боль­шие, на коль­це огром­ные ключи.

- Сколь­ко человек?

- Их двое.

- Тебя будут свя­зы­вать или ты сво­бо­ден, идёшь?

- Нет, один захо­дит, чер­ты­ха­ясь, что здесь вонь такая сто­ит. Он мне гово­рит, типа, вста­вай, выхо­дим, а я уже измож­дён­ный такой, некорм­лен­ный, без воды. У меня боро­да отрос­ла, воло­сы отрос­ли, ног­ти гряз­ные, я босый. И он меня тол­ка­ет, и я очень исто­щён­но иду. И мы выхо­дим на сол­неч­ный свет, и я щурюсь, пото­му что режет очень гла­за. И тут уже люд­но, столь­ко шумов, зву­ки. Они меня везут на телеге.

- А теле­га запряжена?

- Да, эти же двое. Один лошадь ведёт, а этот идёт, что ли, за мной. Я на теле­ге. И я смот­рю по сто­ро­нам. Мы выез­жа­ем из это­го мона­сты­ря. И куда-то в бли­жай­ший при­го­род, навер­ное, город.

- Вот мы через поля едем.

- Как ты себя чувствуешь?

- Я улы­ба­юсь сол­ныш­ку. Послед­ний раз я его видел тогда, когда про­гу­ли­вал­ся, о чём-то меч­тал или размышлял.

- Как ты дума­ешь, жизнь твоя дей­стви­тель­но идёт к концу?

- Да, я пони­маю, что они меня везут на висе­ли­цу, поэто­му я улы­ба­юсь сол­ныш­ку, прищуриваюсь.

- Давай пере­ме­стим­ся за мгно­ве­ние до пове­ше­ния. Опи­ши со сто­ро­ны, как это устроено.

- Вот эта теле­га при­е­ха­ла на неболь­шую пло­щадь Доми­ки какие-то может двух, может трёх­этаж­ные, слеп­ле­ны друг к друж­ке и очень узкие такие улоч­ки, как сол­неч­ные лучи от этой пло­ща­ди. И с одной улоч­ки мы при­е­ха­ли, здесь уже любо­пыт­ству­ю­щие горо­жане соби­ра­ют­ся. Дере­вян­ный помост постро­ен. Висе­ли­ца, там этот, с голым пузом, в кол­па­ке с выре­зан­ны­ми гла­за­ми, палач-висельник.

- А его роль какая?

- Меня при­стро­ить, одеть эту верёв­ку. Он про­ве­ря­ет, как она завя­за­на, со зна­ни­ем дела. Его роль – выпол­нить эту работу.

- Когда тебе наде­ва­ют верёв­ку, ты сто­ишь на какой-то поверхности?

- Да, табу­рет­ка такая деревянная.

- Ска­жи, пожа­луй­ста, есть ли зри­те­ли у все­го это­го действия.

- Да, здесь на пло­ща­ди чело­век 50.

- Пом­нишь, насто­я­тель ещё где-то был. Он там.

- Да, он здесь. И рядом с ним какие-то дру­гие вель­мо­жи, не то мар­киз, само­го мар­ки­за нет.

- Посмот­ри ещё раз насто­я­те­лю в гла­за. Какая-то у вас с ним важ­ная завяз­ка. Это дей­стви­тель­но его рас­по­ря­же­ние было?

- Да, им нуж­но было просто…я знаю, что месяц с того вре­ме­ни про­шёл, я там в под­ва­ле месяц был, что­бы сфаб­ри­ко­вать какие-то лож­ные обви­не­ния. А, вот ещё. Появ­ля­ет­ся ещё такой чело­век, судья или про­ку­рор, он в чёр­ной ман­тии, и такая у него квадратная…как у судей голов­ной убор. И он раз­во­ра­чи­ва­ет сви­ток и чита­ет при­го­вор. Что вот этот Карл, какое дурац­кое имя. Что-то с име­нем не то. Он им всем объ­яв­ля­ет обо мне, что я какой-то злост­ный заго­вор­щик, что целую сеть заго­во­ра про­тив наше­го коро­ля плёл, и ещё какие-то види­мо люди участ­во­ва­ли в этом заго­во­ре и я глав­ный зачин­щик. Такое лож­ное обви­не­ние. Мне это так глу­бо­ко смеш­но и при­ми­тив­но. А эти люди, они все верят, они при­ми­тив­ны и негра­мот­ны, ниче­го в поли­ти­ке не пони­ма­ют. Мож­но лож­но обви­нить. Тем самым они себя выго­ра­жи­ва­ли, эти истин­ные заго­вор­щи­ки. В общем, при­го­вор был озву­чен. Через повешение.

- Посмот­рим повешенье?

- Да.

- Что дела­ет палач?

- Ещё раз я эти гла­за вижу. Я вро­де спи­ной. Но моё лицо туда…я толь­ко вижу две улоч­ки с этой пло­ща­ди. Уже пет­ля у меня оде­та. Она из бело­го кана­та такого.

- Проч­ная верёв­ка, выдержит?

- Очень тол­стая, несколь­ко паль­цев, све­жень­кая. Я заме­тил, думаю, надо же, такая све­жень­кая, новенькая.

- А сего­дня веша­ют толь­ко тебя?

- Так инте­рес­но. Такое впе­чат­ле­ние, что на этой верёв­ке я пер­вый. Как буд­то она заме­не­на. То ли денег дали это­му пала­чу и вот он обно­вил инвен­тарь. То есть я лицом туда, а там у меня за спи­ной этот настоятель.

- И даль­ше будет мгно­ве­ние, рас­ска­жи, это быст­рая смерть – через повешение?

- Да, он выби­ва­ет эту табу­рет­ку у меня, и я слы­шу хруст позвон­ков шей­ных. Даже груд­ных. Такой внут­рен­ний хруст.

- Душа выхо­дит из тела, ты зна­ешь этот момент. Ты сама пой­дёшь даль­ше, вме­сте с душой. Рас­ска­жи мне про тело, висит?

- Как-то очень быст­ро, да, оно чуть-чуть подёр­га­лось, зады­ха­ясь. Но всё моё вни­ма­ние было на хру­сте шей­ных, даже груд­ных позвон­ков. Всё, в прин­ци­пе, моя душа была в согла­сии с этим ухо­дом. И она так лег­ко воз­но­сит­ся, всё тело там оста­ёт­ся. Я поче­му-то обра­щаю вни­ма­ние на левую руку и левую ногу. Ног­ти грязные.

- Да, ты про­си­дел в подвале.

- У меня как у писа­ря, все­гда были чистые руки. А это душа заме­ча­ет, воз­вра­ща­ясь. Неак­ку­рат­нень­ко. Я бы хотел помыть руки.

- Хоро­шо. Побла­го­да­ри, пожа­луй­ста. Спа­си­бо телу за этот опыт, спа­си­бо все­му жиз­нен­но­му опы­ту, всем уро­кам. И преж­де, чем мы пой­дём спра­ши­вать про урок этой жиз­ни, пожа­луй­ста, при­под­ни­мись на этой мест­но­стью, рас­ска­жи про мест­ность. Ты гово­ри­ла, там улоч­ки, то есть это город­ская местность?

- Да, я воз­но­шусь над этим городом.

- Ещё чуть подроб­нее про кар­ту. Может быть, ты ска­жешь, какая это часть Франции?

- Я вижу, что эти город­ки такие малень­кие, и они соеди­не­ны меж­ду собой доро­га­ми через лес. И может быть, это назы­ва­лось Про­ванс, вот эта местность.

- А король, сей­час один король на всю Фран­цию? Где показываешь?

- Туда.

- Севе­ро-запад?

- Если вот здесь Про­ванс, то, что я назы­ва­ла. А сам Париж, навер­ное, или дво­рец, где…я там нико­гда не был, он вон там, левее (пока­зы­ва­ет рукой выше и левее).

- Выше и левее. Спа­си­бо тебе боль­шое, Карл, за всё, что ты пока­зал и рас­ска­зал сегодня.

Тренировка трансового навыка

Реко­мен­да­ции Диа­ны Орлан для всех, кто инте­ре­су­ет­ся эффек­тив­ны­ми резуль­та­та­ми любой тран­со­вой прак­ти­ки, в том чис­ле в группе:

  • 5 шагов, откры­ва­ю­щих доступ к ваше­му к бессознательному
  • Путе­во­ди­тель по само­сто­я­тель­ной практике
  • Меди­та­ция на чер­ную точку
  • Наблю­де­ние за телом
  • Пере­про­смотр дня
  • Про­стая визуализация
  • Меди­та­ция «Мат­рёш­ка» (автор­ство М.Р. Гин­збур­га), про­во­дит Диа­на Орлан
Смот­ри­те в запи­си спе­ци­аль­ной откры­той встре­чи с Диа­ной ОРЛАН:

За Чем приходят к регрессологу?

Не все­гда кли­ен­ты, кото­рые при­хо­дят на сеанс, могут внят­но сфор­му­ли­ро­вать свой запрос. Ино­гда при­ни­ма­ют жела­е­мое (или не жела­е­мое) за дей­стви­тель­ное, ино­гда дей­ству­ют под вли­я­ни­ем эмо­ций, ино­гда не совсем чет­ко пред­став­ля­ют, чего они ждут в резуль­та­те сеан­са. Все это тре­бу­ет про­яс­не­ния до нача­ла работы.

Рас­смот­рим самые рас­про­стра­нен­ные при­чи­ны обра­ще­ния к регрессологу

Най­ти при­чи­ны пло­хо­го самочувствия.

Не ред­кость, когда на сеанс обра­ща­ют­ся люди с запро­са­ми по здо­ро­вью. Ино­гда это дол­го­те­ку­щие пло­хо­из­ле­чи­ва­е­мые болез­ни, ино­гда посто­ян­ные трав­мы в одном и том же месте. Неко­то­рые слу­чаи вооб­ще выгля­дят загад­кой – чело­век стра­да­ет, а все меди­цин­ские пока­за­те­ли в нор­ме. Мы долж­ны знать, что любая жало­ба наше­го кли­ен­та на физи­че­ское недо­мо­га­ние долж­на быть нами рас­смот­ре­на, даже если она на пер­вый взгляд – незна­чи­тель­на. За любым таким слу­ча­ем скры­ва­ет­ся пси­хо­трав­ма, меша­ю­щая чело­ве­ку в обыч­ной жизни.

Это пра­ви­ло при­ме­ни­мо за исклю­че­ни­ем неко­то­рых огра­ни­че­ний: если про­бле­ма тре­бу­ет опе­ра­тив­но­го вме­ша­тель­ства, либо серьез­но­го меди­цин­ско­го лече­ния, то регрес­сию мож­но исполь­зо­вать толь­ко как допол­ни­тель­ный метод само­по­зна­ния, с помо­щью кото­ро­го мож­но узнать мен­таль­ную пер­во­при­чи­ну заболевания.

Конеч­но, слу­чаи исце­ле­ния при пере­осмыс­ле­нии при­чин забо­ле­ва­ния быва­ют очень впе­чат­ля­ю­щие, почти фан­та­сти­че­ские, но не нуж­но на это рас­счи­ты­вать в каж­дом слу­чае. Вну­шив надеж­ду, или дав обе­ща­ние исце­ле­ния в тяже­лых слу­ча­ях, мож­но поте­рять вре­мя и чело­век не успе­ет полу­чить спа­си­тель­ную меди­цин­скую помощь. Так­же не сто­ит забы­вать о нор­мах зако­но­да­тель­ства, доста­точ­но чет­ко регу­ли­ру­ю­щих сфе­ры допу­сти­мо­го меди­цин­ско­го вмешательства.

Разо­брать­ся в лич­ност­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях (в семье, с парт­не­ра­ми, с кол­ле­га­ми на рабо­те и т.д.)

Поиск смыс­ла и при­чин кон­флик­тов или при­вя­зан­но­стей – обыч­ное поле дея­тель­но­сти пси­хо­ло­гов. С эти­ми же запро­са­ми часто идут и наши кли­ен­ты. В чем отли­чие обыч­ных пси­хо­ло­ги­че­ских при­е­мов рабо­ты от тех, что исполь­зу­ет регрес­со­лог? Клас­си­че­ская пси­хо­ло­гия будет пред­ла­гать искать при­чи­ны в обсто­я­тель­ствах нынеш­ней жиз­ни, а регрес­со­лог зна­ет, что они могут крыть­ся и за ее пре­де­ла­ми. При­чи­на­ми меж­лич­ност­ных запу­тан­ных свя­зей могут быть и родо­вые и кар­ми­че­ские зада­чи, и тот опыт, кото­рый душа реши­ла нара­бо­тать при выбо­ре суще­ство­ва­ния в этом теле. При­мер: Жен­щи­на испы­ты­ва­ет очень силь­ную (как ей кажет­ся, чрез­мер­ную) любовь к сво­ей доче­ри под­рост­ку. Она вспом­ни­ла себя муж­чи­ной, про­жи­вав­шим в 19 веке в Англии, страст­но и глу­бо­ко влюб­лен­ным в моло­дую свет­ло­во­ло­сую девуш­ку, с кото­рой ему по каким-то при­чи­нам не уда­лось быть вме­сте. Эта девуш­ка в нынеш­ней жиз­ни как раз и ста­ла её доче­рью. Такие исто­рии не ред­кость, осо­бен­но они вол­ну­ют людей посто­рон­них друг дру­гу, но испы­ты­ва­ю­щих необъ­яс­ни­мое вле­че­ние, осно­ван­ное на узна­ва­нии. «Он лишь вошел, я в миг узна­ла…» – помни­те, у Пуш­ки­на? В моей прак­ти­ке, была пара моло­дых людей, кото­рые три­жды вопло­ща­лись вме­сте с целью создать семью, и так и не смог­ли. В этой жиз­ни они про­сто кол­ле­ги с целью про­сто научить­ся общаться.

Понять при­чи­ны финан­со­вых затруднений.

Доста­точ­но рас­про­стра­нен­ный вопрос, с кото­рым обыч­но идут к гадал­кам, цели­те­лям и –энер­ге­там всех направ­ле­ний. Они за малую копе­еч­ку обе­ща­ют открыть денеж­ный канал. Или еще того луч­ше – бес­плат­ные сове­ты в Интер­не­те на эту же тему. Не буду сей­час углуб­лять­ся в эту тему, ска­жу толь­ко что воз и ныне там. К каче­ству сове­тов и чужой рабо­ты я пре­тен­зий не предъ­яв­ляю, но по всей види­мо­сти, что-то не сра­ба­ты­ва­ет. И это что-то есть про­стое пони­ма­ние того, что день­ги не есть что-то отдель­ное от всей про­чей жиз­ни чело­ве­ка. Это все­го лишь экви­ва­лент его энер­гии. И если эта энер­гия посту­па­ет в очень огра­ни­чен­ном коли­че­стве, или ухо­дит непо­нят­но куда – то это уже повод для тран­со­вой пси­хо­кор­рек­ции. Опять же, при­чи­ны для это­го могут быть самые раз­лич­ные, и это все вы научи­тесь рас­по­зна­вать. Ино­гда они быва­ют очень неожи­дан­ные. Одна­жды ко мне обра­тил­ся чело­век, кото­рый хотел уве­ли­чить свой неболь­шой биз­нес и назвал мне ту сум­му месяч­но­го дохо­да, кото­рую он хотел бы иметь. В кон­це сеан­са пси­хо­кор­рек­ции я реши­ла про­ве­рить, смо­жет ли он вый­ти на эту сум­му. К обще­му удив­ле­нию его под­со­зна­ние эту циф­ру забло­ки­ро­ва­ло, и выда­ло при­мер­но на чет­верть мень­ше. Зато на эту сум­му он момен­таль­но смог рас­пла­ни­ро­вать все свои дей­ствия. То есть чело­век про­сто не был бы физи­че­ски готов к осво­е­нию тако­го запа­са энер­гии в виде денег.

Узнать своё предназначение.

Навер­ное, самый частый запрос. С лег­кой руки псев­до-эзо­те­ри­ков этот рас­плыв­ча­тый тер­мин вошел в оби­ход, сму­щая умы. Как толь­ко чело­век начи­на­ет заду­мы­вать­ся о смыс­ле сво­е­го суще­ство­ва­ния, так сра­зу сра­ба­ты­ва­ет мысль: « А так ли я живу? Все ли пра­виль­но я делаю? Может у меня есть какая-то осо­бая цель, о кото­рой я поче­му-то не знаю или забыл?» Те из вас, кто изу­чал пси­хо­ло­гию, без тру­да узна­ют в этих вопро­сах тип инфан­тиль­ной лич­но­сти, кото­рой нуж­ны посто­рон­ние ука­за­ния. Знаю, что сей­час я гово­рю кра­мо­лу и ересь, но заду­май­тесь сами. Чело­век, уве­рен­ный в себе, сам пла­ни­ру­ю­щий и стро­я­щий свою жизнь, сам дела­ю­щий свой выбор и при­ни­ма­ю­щий за это ответ­ствен­ность на себя – не муча­ет­ся вопро­сом о пред­на­зна­че­нии. Вме­сто вопро­са: « А дол­жен ли я?» он зада­ет вопрос « Для чего мне это? Какой опыт я полу­чил?» Прав­да для это­го нуж­но иметь при­выч­ку думать и ана­ли­зи­ро­вать собы­тия сво­ей жиз­ни, а это­му, к сожа­ле­нию, нигде не учат. Кро­ме того, вопрос о пред­на­зна­че­нии име­ет в себе все­гда скры­тый под­текст непри­я­тия сво­ей жиз­ни. В душе ведь каж­дый пред­став­ля­ет это пред­на­зна­че­ние чем-то более зна­чи­тель­ным, чем его теку­щая жизнь – как опять не вспом­нить клас­си­ка: Мы все гля­дим в Напо­лео­ны… Если чело­ве­ку ска­зать, что его пред­на­зна­че­ние или план Души на это вопло­ще­ние может быть гораз­до про­ще и при­зем­лен­нее, он может не пове­рить и даже оби­деть­ся. Поэто­му в сеан­се, когда чело­век про­хо­дит через раз­во­пло­ще­ние и может уви­деть сам тот момент, как он пла­ни­ро­вал свою жизнь, вопрос о пред­на­зна­че­нии полу­ча­ет самый чет­кий и прав­ди­вый ответ.

Вспом­нить какую-то забы­тую или утра­чен­ную информацию.

Сугу­бо прак­ти­че­ский вопрос. Ино­гда тре­бу­ет­ся вос­ста­но­вить в памя­ти какую-то утра­чен­ную инфор­ма­цию. Успеш­ные опы­ты в этой обла­сти есть. Един­ствен­но, о чем нуж­но пом­нить – кро­ме вос­ста­нов­ле­ния , допу­стим шиф­ра от бан­ков­ской ячей­ки, нуж­но узнать, а поче­му эта инфор­ма­ция была убра­на из досту­па. Воз­мож­но, что там откро­ют­ся дета­ли, спо­соб­ные уди­вить. Такой слу­чай был у одно­го из кол­лег. Ока­зы­ва­ет­ся, изъ­я­ти­ем такой инфор­ма­ции из актив­но­го поль­зо­ва­ния под­со­зна­ние ограж­да­ло кли­ен­та от непри­ят­ных послед­ствий исполь­зо­ва­ния этих сведений.

Загля­нуть в будущее.

Вопрос: « А мож­но посмот­реть, что будет?» – ответ: « Мож­но». Но это будет уже не регрес­сия, а про­грес­сия – а она мно­го­ва­ри­ант­на. В слу­ча­ях тако­го запро­са нуж­но очень хоро­шо доне­сти до кли­ен­та, что он уви­дит толь­ко один из вари­ан­тов раз­ви­тия собы­тий. Что в фор­ми­ро­ва­нии нашей буду­щей жиз­ни задей­ство­ва­но огром­ное коли­че­ство раз­но­об­раз­ных фак­то­ров, в том чис­ле и мак­ро-мас­шта­ба. Чем бес­ко­неч­но зада­вать вопрос : «А что будет?», луч­ше мак­си­маль­но изба­вить­ся от огра­ни­чи­ва­ю­щих про­грамм и взять свою жизнь под свой кон­троль. Наше сего­дня – это вче­раш­нее зав­тра. Буду­щее не нуж­но смот­реть, его нуж­но моделировать.

Ирина Никитина
Регрессолог, психолог, тренер по регрессиям
специалист диагностики Адаптометрия

Я жертва всегда и везде. Что делать?

Жерт­ва – это трав­ми­ро­ван­ная пси­хи­ка и подав­лен­ная лич­ность. Но любая трав­ма – про­хо­дя­щая, любая боль – тоже про­хо­дя­щая. Одна­жды боли нуж­но отдать­ся и оста­вить ее там, где ей место. Исце­лить­ся. Открыть­ся более ресурс­но­му и изобиль­но­му каче­ству жизни. 

  • Отку­да берут­ся жертвы? 
  • Поче­му чело­век ста­но­вит­ся жертвой? 
  • Что про­ис­хо­дит, если не поз­во­лять ребен­ку выра­жать злость? 
  • Как вый­ти из жерт­вен­но­го состояния? 

Отве­ты кли­ни­че­ско­го пси­хо­ло­га Ингу­ран Оль­ги

Стратегия голубого океана

Мастер-класс по нейрографике

Оке­ан – это про­стран­ство боль­ших воз­мож­но­стей, ярких, глубоких.

Что вы хоти­те реа­ли­зо­вать? Какая МЕЧ­ТА? Идея? Проект?

В про­сто­рах оке­а­на при­хо­дит мно­го идей, мно­го гори­зон­тов. Через глу­би­ны голу­бо­го оке­а­на откры­ва­ет­ся мно­го сто­рон и новое виде­ние ситу­а­ции, новое к ней отношение.

Рас­кры­ва­ет­ся виде­ние Про­стран­ства Боль­ших, Ярких и Чет­ких возможностей.

Алго­ритм име­ет очень глу­бо­кую фило­соф­скую осно­ву. «Стра­те­гия голу­бо­го оке­а­на» осно­ва на кни­ге Ким Чана.

В кни­ге иссле­до­ва­ны биз­нес-исто­рии Аме­ри­ки за 120 лет. Очень круп­ные ком­па­нии, кото­рые дела­ли круп­ный мар­ке­тин­го­вый ход, соеди­няя несо­еди­ни­мое. Напри­мер, соеди­ни­ли шоко­лад и игруш­ку – полу­чил­ся кин­дер сюр­приз. Бла­го­да­ря это­му у ком­па­нии уве­ли­чи­лись продажи.

В жиз­ни мы стал­ки­ва­ем­ся с опре­де­лен­ным кру­гом людей, обсто­я­тельств, про­ек­тов. И ино­гда не видим что-то новое, не хва­та­ет креативности.

Для того что­бы уви­деть новые гори­зон­ты, рас­ши­рить свое поле дея­тель­но­сти, нам нуж­но новое решение.

Этот алго­ритм дает нам воз­мож­ность по-дру­го­му посмот­реть на обсто­я­тель­ства жиз­ни, из кото­рых нуж­но вый­ти и «ныр­нуть в глу­бо­кие воды голу­бо­го океана».

Алго­ритм поз­во­ля­ет про­ри­со­вать момен­ты и посмот­реть ситу­а­цию со сто­ро­ны, при­нять новые кре­а­тив­ные реше­ния, про­из­ве­сти неор­ди­нар­ные дей­ствия и уви­деть свое развитие.

Автор тех­ни­ки – П.Пискарев. Меч­та­тель, Реа­лист, Критик.

Приглашение на мастер-класс «Стратегия голубого океана»

Кто может обучаться

  • Этот метод рисо­ва­ния досту­пен каждому!
  • Заня­тия про­хо­дят лег­ко не нуж­ны ника­кие навы­ки рисования.
  • Участ­ни­ком мастер-клас­са может стать любой чело­век (реко­мен­до­ва­но с 10 лет и до 95)
  • Очень хоро­шо и инте­рес­но про­хо­дят семей­ные заня­тия. Это спла­чи­ва­ет и объединяет!

Ведущая мастер-класса:

Асы­л­га­ре­ева Алия – ней­ро­ко­уч, арт-терапевт.
В 2016 году позна­ко­ми­лась с Ней­ро­гра­фи­кой, твор­че­ским мето­дом моде­ли­ро­ва­ния собы­тий! Полу­чи­ла сер­ти­фи­кат Спе­ци­а­ли­ста Пав­ла Пис­ка­ре­ва (авто­ра мето­да) и с радо­стью делит­ся эти­ми зна­ни­я­ми с теми, кто ищет новое и интересное

Ближайшие даты мастер-классов: 15 августа 18:00

  • ОЧНО в цен­тре Пробуждение
  • ОНЛАЙН – по ваше­му запросу
  • Все мате­ри­а­лы предоставляются
  • Про­дол­жи­тель­ность – 3 часа
  • Сто­и­мость – 2000 руб.

Отправить заявку

Что­бы посе­тить очный мастер-класс отправь­те заяв­ку через фор­му ниже. Мини­маль­ная груп­па для про­ве­де­ния заня­тия – 3 человека.

По запро­су мы под­го­то­вим для вас это мастер-класс в онлайн формате.


Групповые регрессии ОНЛАЙН с Дианой Орлан

Вы когда-нибудь вспо­ми­на­ли свои про­шлые жизни?

Теперь у вас есть такая воз­мож­ность. ОНЛАЙН из любой точ­ки планеты!

Груп­по­вая регрес­сия 17 июля в 12–00 по Москве.

Груп­по­вая регрес­сия – это возможность:

  • Озна­ко­мить­ся с мето­дом иссле­до­ва­ния памя­ти сво­их про­шлых жизней
  • Потре­ни­ро­вать свой тран­со­вый навык
  • Поме­ди­ти­ро­вать и успо­ко­ить ум
  • Полу­чить важ­ные для сво­ей жиз­ни выво­ды и осознания
  • Начать иссле­до­вать исто­рию сво­ей души
  • Улуч­шить отно­ше­ния с близ­ки­ми и родными
  • Завер­шить дав­ние отжив­шие своё связи

Веду­щая встречи

Диа­на Орлан – регрес­со­лог, пси­хо­лог, гип­но­лог, член экс­перт­но­го сове­та Рос­сий­ской Ассо­ци­а­ции спе­ци­а­ли­стов и
иссле­до­ва­те­лей в обла­сти глу­бин­ной памя­ти и регрес­сий (АСИОГПР), автор кни­ги «Бесе­ды с регрес­со­ло­гом». Про­ве­ла более 2300 регрес­сий с 2012 года.

Тема встре­чи: «Кар­ми­че­ские связи»

Кар­ми­че­ские отно­ше­ния начи­на­ют­ся в одной жиз­ни, а вли­я­ют на нас в дру­гих жиз­нях. Воз­мож­но, одна­жды вы не пода­ли пут­ни­ку воды, и в этой жиз­ни столк­ну­лись с ним на рабо­те, с пер­во­го взгля­да недо­люб­ли­вая сво­е­го сослу­жив­ца. А может быть, одна­жды в преды­ду­щем вопло­ще­нии два роман­ти­ка покля­лись друг дру­гу в веч­ной люб­ви. Встре­тят­ся ли они в сего­дняш­ней жиз­ни и в каких ролях?

Три ярких при­зна­ка кар­ми­че­ских отношений:

  • Предыс­то­рия
  • Неиз­беж­ность
  • Важ­ный смысл встречи

Три эта­па иссле­до­ва­ния в ходе двух­ча­со­вой груп­по­вой регрессии:

  • Деталь­ная инструк­ция на погружение
  • Меди­та­ция «Нити» для очи­ще­ния сего­дняш­них или про­шлых отношений
  • Погру­же­ние в про­шлую жизнь

А так­же обрат­ная связь участ­ни­ков и ком­мен­та­рии регрес­со­ло­га по резуль­та­там регрес­си­он­но­го погружения.

Без­опас­ность рабо­ты мы ста­вим в мак­си­маль­ный при­о­ри­тет и про­сим вас:

  1. Под­го­то­вить удоб­ное место для рабо­ты сидя или лежа, могут пона­до­бить­ся наушники
  2. Выде­лить себе два часа вре­ме­ни для пло­до­твор­но­го погру­же­ния и обрат­ной связи
  3. Под­пи­сать дис­клей­мер об отсут­ствии у вас пси­хи­ат­ри­че­ской симп­то­ма­ти­ки и ситу­а­ций све­же­го горя
  4. Сле­до­вать реко­мен­да­ци­ям опыт­но­го регрессолога

Дис­клей­мер на тран­со­вую практику:

К прак­ти­ке допус­ка­ют­ся участ­ни­ки, под­твер­див­шие отсут­ствие у себя пси­хи­ат­ри­че­ских симп­то­мов, при­ё­ма силь­но­дей­ству­ю­щих пре­па­ра­тов и ситу­а­ций све­же­го горя (недав­няя поте­ря близ­ко­го чело­ве­ка). Веду­щие име­ют про­фес­си­о­наль­ную пси­хо­ло­ги­че­скую и гип­но­ти­че­скую под­го­тов­ку и остав­ля­ют за собой пра­во в отка­зе на допуск участ­ни­ков к прак­ти­ке в неко­то­рых слу­ча­ях. При бере­мен­но­сти на любом сро­ке прось­ба при­слу­шать­ся к сво­е­му само­чув­ствию и пре­ду­пре­дить веду­ще­го до нача­ла практики.


Как стать психологом?

  • Полу­чить про­филь­ное образование
  • Очень мно­го опы­та (в том чис­ле соб­ствен­ная проработка)

Клас­си­че­ская про­фес­сия пси­хо­ло­га пред­по­ла­га­ет, что раз­ви­тие идет без оста­нов­ки. Поэто­му готовь­тесь учить­ся всю жизнь.

Отве­ча­ет пси­хо­лог, регрес­со­лог Диа­на Орлан

Запи­сать­ся на кон­суль­та­цию или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Мария Захарова Без рубрики, Диана Орлан, Диана ОРЛАН, Новости 0 комментариев , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Почему психологи сразу не дают ответ, как вести себя в определенной ситуации?

Часто чело­век хочет знать, какой сде­лать шаг, как себя вести в опре­де­лен­ной ситуации? 

Пси­хо­ло­ги боль­шин­ства направ­ле­ний не дают сове­тов, как себя вести в вашей жиз­ни. Поче­му? Смот­ри­те видео. 

Отве­ча­ет пси­хо­лог, регрес­со­лог Диа­на Орлан

Запи­сать­ся на кон­суль­та­цию или обу­че­ние к Диане Орлан ПОДРОБ­НЕЕ

Мария Захарова Без рубрики, Диана Орлан, Диана ОРЛАН, Новости 0 комментариев , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Погасшая душа

Фрагмент сеанса регрессии П.С. Гынгазова

«Жиз­не­опи­са­ние гре­че­ско­го пат­ри­ция АМВРО­СИЯ; жиз­не­опи­са­ние ПИТЕ­РА – вои­на простолюдина»

В этом сеан­се регрес­со­лог нахо­дит при­чи­ны тяже­сти в душе, отсут­ствия радо­сти и безыс­ход­но­сти в ощу­ще­ни­ях жиз­ни, скры­тых стра­хах … Про­жи­ва­ние смер­ти и мета­мор­фоз за ее гра­нью, несу­щие важ­ные осознания.

*************

-Мне кажет­ся, что я вижу гео­мет­ри­че­ский узор на стене.

-Что это, гео­мет­ри­че­ские узо­ры были в Древ­ней Гре­ции и в Егип­те, посмот­ри­те и сори­ен­ти­руй­тесь, что это, где Вы.

-Это сте­на, о! Это древ­ний мир, я вижу здесь чело­ве­ка в хитоне. Я в рим­ской бане.

-Кто Вы там, Вы сто­и­те, сиди­те, Вы рас­слаб­ле­ны или напря­же­ны, или Вы при­слу­жи­ва­е­те сво­е­му господину?

-Нет, я лежу, расслабился.

-Рас­сла­бил­ся, или расслабилась?

-Рас­сла­бил­ся, (я уже про­ве­ри­ла!) Лежу замо­тан­ный в белую про­сты­ню, босой. Лежу себе, да и лежу, при­ят­но, отды­хаю. Рядом бас­сейн. Голу­бень­кая плит­ка. Поме­ще­ние невы­со­кое, закры­тое, на полу плит­ка, похо­жа на нашу кера­ми­че­скую плит­ку. Выхо­жу из бани. Очень яркое солн­це, очень яркий день.

-Вы замо­та­ны в простыню?

-Нет, это не про­сты­ня, это одеж­да какая-то банная.

-Одеж­да сухая, или влаж­ная, Вы уже мылись? Сколь­ко Вам лет?

-Я ощу­щаю себя немо­ло­дым муж­чи­ной, креп­ким, голо­ва седая с лысинкой.

-А на паль­цах есть что-нибудь?

-Чув­ствую руку, боль­шая рука, немно­го пол­но­ва­тая, на паль­цах есть коль­ца с круп­ны­ми кам­ня­ми, (по мне тепе­реш­ней), гру­бо­ва­тые.

-Вы бога­ты?

-Да.

-У Вас есть дру­зья, или посе­ще­ние бань – это пра­ви­ла хоро­ше­го тона в Ваше время?

-Основ­ное отли­чие мое­го тела от мое­го насто­я­ще­го, это оса­ни­стость, зна­чи­тель­ность, очень важ­ная поход­ка. Мне око­ло шести­де­ся­ти, я так себя ощу­щаю по оса­ни­сто­сти и груз­но­сти. Это неболь­шая баня, может она моя?

-Опи­ши­те мне инте­рьер, бас­сейн глубокий?

- Нет, не глу­бо­кий. Здесь сижу я, теперь голый. Ко мне под­хо­дит девуш­ка, в лег­кой накид­ке. Она при­но­сит на под­но­си­ке кера­ми­че­ский сосуд, назы­ва­ет меня гос­по­ди­ном. В кув­шине очень лёг­кое крас­ное вино.

-Как долж­но раз­бав­лять­ся крас­ное вино?

-Не знаю, но вино при­ят­ное, очень сла­бое. Вкус не похож на наши вина. Я встаю, эта девуш­ка про­мо­ка­ет меня какой-то тканью.

-У Вас нет раз­дра­же­ния сейчас?

-У меня ощу­ще­ние ста­ро­го, брюзг­ли­во­го чело­ве­ка, кото­рый сей­час доволен.

-Вам слож­но угодить?

-Думаю, да, но все угождают.

-Как даль­ше про­дол­жа­ет­ся Ваш день?

-Я вышел из бани, это сад, эта девуш­ка идёт за мной сле­дом. Очень яркое солн­це, немно­го дере­вьев, боль­шое про­стран­ство. Это похо­же на лужай­ку тер­ра­са­ми, вда­ли дере­вья. Тро­пин­ка, я иду напра­во в каких-то сандалиях.

-Зву­ки какие-нибудь есть?

-Слыш­но голо­са где-то вда­ле­ке. Жизнь есть кру­гом. Мимо про­хо­дят люди, мне кла­ня­ют­ся, быст­ро про­хо­дят. На мне белые раз­ви­ва­ю­щи­е­ся одежды.

-Про­дол­жа­ем. Бельё-то ниж­нее есть, или одеж­да оде­та на голое тело?

-Не чув­ствую, похо­же, таких дета­лей одеж­ды на мне нет.

-Вы на госу­дар­ствен­ной служ­бе, или ваше пред­на­зна­че­ние – про­сто быть бога­тым хозя­и­ном? Что у Вас за дом?

-Я как раз вхо­жу в дом, он камен­ный, он в саду. Вхо­жу, здесь что-то вро­де сто­ло­вой – боль­шой стол, вокруг что-то вро­де табу­ре­тов, шка­фов нет. Сте­ны белые с каким-то золо­ти­стым орна­мен­том. Сто­ят какие-то под­став­ки, на одной сто­ит ваза, на ней рису­нок. Сама ваза чёр­ная, камен­ная, рису­нок – свет­лый, гео­мет­ри­че­ский. Ваза кра­си­вая, совер­шен­но клас­си­че­ской фор­мы. На сто­ле фрук­ты. Вино­град, я отщи­пы­ваю и ем по одной яго­де, они синие. При­хо­дит муж­чи­на моло­дой в корот­кой одеж­де. На пле­че одеж­да пере­тя­ну­та жёл­той метал­ли­че­ской пряж­кой. Это мой слу­га, он при­но­сит еду – пти­ца. Я ем, она зажа­рен­ная на вертеле.

-Вкус­но?

-Да, очень. Запи­ваю опять крас­ным вином, оно очень раз­бав­лен­ное, в голо­ву не ударяет.

-Поче­му замолчали?

-Я поче­му-то, как-то мимо­хо­дом уда­рил это­го слу­гу, у меня вдруг испор­ти­лось настро­е­ние, я уда­рил его рукой – «Пошёл вон!». Он спра­ши­ва­ет, что мне нуж­но, он напу­ган, сжал­ся весь, втя­нул голо­ву в пле­чи и ушёл.

-Пти­цу ели руками?

-Да, уже съел.

-Что даль­ше с Вами происходит?

-Я про­гу­ли­ва­юсь по саду, здесь птич­ки лета­ют. Спус­ка­юсь вниз, с этой сто­ро­ны дома хол­ми­стая мест­ность. Я по тро­пин­ке спус­ка­юсь вниз, гуляю.

-Вы рим­ля­нин, или грек?

-Я, навер­ное, грек, пото­му что имя мне при­шло греческое.

-Какое?

-Амвро­сий. Я гуляю, слу­шаю птиц, все крас­ки очень яркие, под нога­ми поскри­пы­ва­ют камеш­ки. Сей­час лето и нет боль­ших дел.

-А они быва­ют, боль­шие дела, Амвросий?

-У меня есть сын, он зани­ма­ет­ся дела­ми, дела­ми в отно­ше­нии горо­да, он вхо­дит в управ­ле­ние, совет, но я им руко­во­жу. Он дол­жен при­хо­дить ко мне и рас­ска­зы­вать, как он себя вёл, какие при­ни­мал решения.

Зав­тра дол­жен быть совет, я поэто­му и раз­дра­жён. Будет решать­ся вопрос о кво­те виноделия.

-У Вас боль­шие вино­град­ни­ки и Вы в этом заин­те­ре­со­ва­ны, Вы ждё­те сына с отчётом?

-Да, я думаю, что реше­ние будет не в мою поль­зу, я рано ушёл от дел и пере­дал дела сыну.

-А какое имя у сына?

-Смеш­но, но имя похо­же на Амфи­бра­хий, но я знаю, что амфи­бра­хий – это сти­хо­твор­ный раз­мер. Вче­ра мы с ним обсуж­да­ли этот вопрос.

-Ваш сын умный?

-Он горя­чий, он не уме­ет пра­виль­но про­стро­ить так­ти­ку, выжи­дать. Люди в сове­те пожи­лые, они не дове­ря­ют молодёжи.

-А сыну лет сорок?

-Нет, ему око­ло трид­ца­ти, он дей­стви­тель­но молодой.

-А ещё дети есть, жена жива?

-Жена жива, она тоже не моло­дая. Доста­точ­но угрю­мая ста­ру­ха с боль­шим чув­ством соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти, тяжё­лый харак­тер. За годы сов­мест­ной жиз­ни мы ста­ли парт­нё­ра­ми, но друг к дру­гу холодны.

-А Вы може­те каким-то обра­зом реа­ли­зо­вать своё невос­тре­бо­ван­ное чув­ство люб­ви с дру­ги­ми жен­щи­на­ми, поз­во­ле­но ли это в Вашем кругу?

-Да, есть какие-то девоч­ки. Но это не заде­ва­ет меня внут­ри, сей­час у меня эта потреб­ность сни­зи­лась в физи­че­ском плане, в свя­зи с возрастом.

-Вам уда­лось уснуть от таких переживаний.

-Мы гово­ри­ли вече­ром с сыном, я сплю бес­по­кой­но. У меня очень жёст­кая кро­вать. Я думаю, что этот вопрос решит­ся не в мою поль­зу. Всё уже реше­но, и у меня нет надеж­ды, что послу­ша­ют сына. Люди, реша­ю­щие этот вопрос, дей­ству­ют в сво­их инте­ре­сах, а я не могу туда прий­ти, пото­му что уже деле­ги­ро­вал сына. Сей­час я жалею, что деле­ги­ро­вал его, и не смо­гу сво­им поли­ти­че­ским весом повли­ять на ситу­а­цию в выгод­ном мне све­те. Я веду пере­го­во­ры в част­ном поряд­ке. Я сижу с дру­гим ста­ри­ком, убеж­даю его, что это в наших инте­ре­сах быть вме­сте. Он тоже зем­ле­вла­де­лец, у него тоже вино­град­ни­ки. Речь идёт о нало­гах, отчис­ле­ни­ях госу­дар­ству. Мой собе­сед­ник ещё и госу­дар­ствен­ный слу­жа­щий, он заин­те­ре­со­ван в этих отчис­ле­ни­ях и не при­ни­ма­ет мою пози­цию. Я недо­во­лен, этот раз­го­вор не убе­дил меня, хотя внешне всё при­стой­но, мы не спо­рим, не повы­ша­ем голо­са, но внут­рен­нее недо­воль­ство нарастает.

Сын воз­вра­ща­ет­ся, при­хо­дит с собра­ния. Мож­но счи­тать, что реше­ние поло­вин­ча­тое. Налог уве­ли­чи­ли, напо­ло­ви­ну от пред­ва­ри­тель­но ого­ва­ри­ва­е­мо­го. Я удо­вле­тво­рён, у меня ощу­ще­ние, что и сын моло­дец и моя бесе­да не про­шла бесследно.

-Хоро­шо, как даль­ше раз­ви­ва­ют­ся события?

-Я спра­ши­ваю сына, как дела? Он рас­ска­зы­ва­ет, что высту­пал он и мой гость. Сын весел, молод, горд и дово­лен собой! Но, в то же вре­мя всё рав­но я погру­жён в себя и недо­во­лен, что рано отдал сыну это место.

-Поче­му, что заста­ви­ло Вас сде­лать это?

-Я забо­лел, и жена и сын при­шли ко мне. Я лежу, а они мне гово­рят, что нель­зя остав­лять без воз­дей­ствия совет, надо на нём при­сут­ство­вать посто­ян­но, нель­зя упус­кать вре­мя. Они про­сят меня, чтоб я деле­ги­ро­вал в совет сына.

Да, я забо­лел и эта тяжесть ещё и от нездо­ро­вья. Болят коле­ни, все круп­ные суста­вы, несва­ре­ние желуд­ка, сла­бость. Суста­вы болят, но не дефор­ми­ро­ва­ны. Болит пояс­ни­ца. И сей­час, когда мне лег­че, меня раз­дра­жа­ет моё без­дей­ствие. Но есть удо­вле­тво­ре­ние, что неболь­шой побе­ды я добил­ся! И ещё мне не даёт радо­вать­ся мысль, что это сде­лал не я, а мой сын.

-Труд­ный у Вас характер!

-Да, пло­хой. Слу­гам часто доста­ёт­ся. Сей­час маль­чик дела­ет мне мас­саж ног и полу­ча­ет под­за­тыль­ник! Я поче­му-то, когда они ухо­дят, всех так про­во­жаю, вме­сто благодарности.

-С кем живёт сын?

-У него отдель­ный дом, но на моей земле.

-У него есть семья?

-У него есть жена, дочь маленькая.

-Люби­те её, или толь­ко себя?

-Она не близ­ка мне, я не вос­при­ни­маю её ребён­ком, не люб­лю, как любил сына в дет­стве. Когда её ко мне при­во­дят, с боль­шим почте­ни­ем, она весё­лая, я её балую, но внут­ренне меня это не заде­ва­ет, хотя это приятно.

-Что за чув­ства у Вас к сыну?

-К сыну слож­ные чув­ства сей­час, это сопер­ник и не все­гда ради­вый уче­ник, но я пони­маю, что он стре­мить­ся делать всё сам и само­сто­я­тель­но, я пони­маю, что так и долж­но быть, но я при­вык, что он все­гда выпол­нял мою волю. Сопер­ни­че­ство и при­дир­чи­вость к сыну нача­лись после того, как я деле­ги­ро­вал его в собра­ние. Рань­ше мне импо­ни­ро­ва­ла его само­сто­я­тель­ность и рас­су­ди­тель­ность. У меня хоро­шее отно­ше­ние к его жене, она не вклю­че­на в это сопер­ни­че­ство, доб­рое и свет­лое отно­ше­ние к ней.

-Как её зовут?

-Что-то типа Аниса.

-А име­на дру­гих родственников?

-Жена – Фес­сия, внуч­ка – Текла.

-Как дол­го Вы про­жи­ли, доволь­ны ли Вы сво­им сыном?

-Я все­гда пони­мал умом, что он пра­виль­но посту­па­ет, а раз­дра­же­ние было на соб­ствен­ное бессилие

-Есть у Вас биб­лио­те­ка, чита­е­те книги?

-Пер­вое, что при­шло на ум – это кни­га счетов!

-А фило­соф­ские, худо­же­ствен­ные книги?

-В моло­до­сти я читал жиз­не­опи­са­ния, там были и Цезарь и другие.

-Какой это год? Какое у вас летоисчисление?

-Как толь­ко Вы мне зада­ли вопрос, мне при­шло – шесть­сот трид­цать пер­вый, а какое лето­ис­чис­ле­ние – не знаю. Я не чтец, к ста­ро­сти я не читаю, у меня пло­хие гла­за, я дрях­лый ста­рик. У меня что-то с гла­за­ми, веки как буд­то вывер­ну­ты, гно­ят­ся, болят.

-А лечат их как-нибудь.

-Похо­же, при­жи­га­ют раны на веках.

-Боль­но? Вы дёр­га­е­те сей­час, здесь ногами.

-Да, и века­ми я тоже дёр­гаю. По ночам у меня всё боль­ше болят кости, жена ещё жива, мы оба костлявые

-К ста­ро­сти ваши вза­и­мо­от­но­ше­ния с женой изме­ни­лись? Вы гово­ри­ли, что были про­сто парт­нё­ра­ми. Вы были чест­ны­ми парт­нё­ра­ми друг для дру­га, или каж­дый пре­сле­до­вал толь­ко свою выгоду?

-Нет, наши отно­ше­ния – обще­се­мей­ный иде­ал, центр семьи – сын, но он со все­ми вопро­са­ми и про­бле­ма­ми чаще обра­ща­ет­ся к мате­ри, её сове­там, пото­му что я боль­ше экза­ме­на­тор, а она – помощ­ник. Она очень стро­га и жест­ка к людям, но к сыну она добра, с ним она ведёт себя по-другому.

-А у вас были ещё дети?

-Был малень­кий ребё­нок, но он умер в дет­стве. Это была девоч­ка. Тогда и жене было очень плохо.

-То есть сто­ял вопрос, кого спа­сать в родах?

-Нет, ребё­нок родил­ся живым, но она очень дол­го рожа­ла, была сла­бость, после родов очень дол­го боле­ла, а девоч­ка умер­ла через два – три дня, она роди­лась очень слабой.

-Хоро­шо, Амвро­сий, помни­те, Вы ска­за­ли, что мы теперь как два ске­ле­та ходим по дому, силь­но к ста­ро­сти исху­дав­шие? По ночам ста­ли болеть кости, сон пло­хой и по ночам Вы вновь и вновь пере­про­жи­ва­е­те свою жизнь, вспо­ми­ная наи­бо­лее запом­нив­ши­е­ся эпи­зо­ды. Рас­ска­жи­те мне о них, и о счаст­ли­вых, и о несчастливых.

-Смерть девоч­ки, я часто её вспо­ми­наю. Вспо­ми­на­ет­ся моя очень актив­ная поли­ти­че­ская жизнь, мне все­гда достав­ля­ли насла­жде­ние мои выступ­ле­ния с три­бу­ны. Вот поэто­му я с такой тре­во­гой отно­шусь к выступ­ле­ни­ям сына. Ощу­ще­ние соб­ствен­ной силы и телес­ной и умствен­ной, и воля, кото­рая может воз­дей­ство­вать на ауди­то­рию. Мне все­гда нра­ви­лись выступ­ле­ния перед сена­том, и мне часто это вспо­ми­на­ет­ся. Но ещё мне нра­ви­лась под­го­то­ви­тель­ная рабо­та перед выступ­ле­ни­ем, во вре­мя под­го­тов­ки вопро­са, пред­ва­ри­тель­ные деба­ты, пере­го­во­ры, мой госу­дар­ствен­ный ум. Обще­ние с ува­жа­е­мы­ми людь­ми, да и сам я ува­жа­е­мый чело­век, всё это при­но­си­ло мне чув­ство зна­чи­мо­сти, уве­рен­но­сти, власти.

-А духов­ность, есть она в обще­стве, в Вас?

-Я не рели­ги­оз­ный чело­век, я праг­ма­тик. И я не вижу, что­бы участ­во­вал в каких-либо куль­то­вых обрядах.

-А вот когда впер­вые сын высту­пал в сена­те по пово­ду вино­град­ни­ков, Вы обра­ща­лись за помо­щью к каким-либо богам, ходи­ли молить­ся в храм?

-Я обра­щал­ся к богам, но это было у себя дома, это был внут­рен­ний раз­го­вор, молит­ва, это не было в храме.

-К како­му богу Вы обращались?

-Я не знаю сей­час. Я живу в этом мире и я не скло­нен к мисти­че­ским переживаниям.

-Как закан­чи­ва­ет­ся Ваша жизнь, рас­ска­жи­те, как Вы уми­ра­е­те, кто уми­ра­ет рань­ше – вы или супруга?

-Я. Сей­час пере­до мной кар­тин­ка такая: она сто­ит и раз­гля­ды­ва­ет меня спо­кой­но, пыта­ясь опре­де­лить, жив я или нет. Во вре­мя пере­хо­да есть ощу­ще­ние более лёг­ко­го выхо­да и освобождение.

-Прой­ди­те, пожа­луй­ста, свою смерть, когда это случилось?

-Это пере­жи­ва­ет­ся как осво­бож­де­ние, пото­му что силь­но боле­ли суста­вы, осо­бен­но коле­ни. При­хо­ди­ли вра­чи, лечи­ли – накла­ды­вая ком­прес­сы. Но это мало помогало.

-Боя­лись смерти?

-Нет. Очень силь­ная боль, и сла­бость, и нехо­ро­шо. Ощу­ще­ние такое, что нажил­ся, и тяже­ло, и пло­хо, брюзг­ли­вость, дове­дён­ная до пре­де­ла, нет радо­сти в жиз­ни, суе­та кру­гом. При­моч­ки, слу­жан­ки бега­ют с каки­ми-то сосу­да­ми. Либо это сумер­ки – окна заве­ша­ны, – но люди бодр­ству­ют. Я всё вре­мя сижу, весь ску­ко­жен­ный, малень­кий, сижу в такой позе, это немно­го помо­га­ет при­ту­пить ощу­ще­ние боли. Когда я выхо­жу из тела, боль отпус­ка­ет, и я вижу, как тело расслабляется.

-В миг выхо­да из тела, какой свет Вас встречает?

-Было очень мно­го цве­тов, сна­ча­ла очень голу­бой, потом про­сто свет­лый, это как-то сра­зу уве­ли­че­ние ярко­сти свечения.

-Когда Вы вышли из тела, Амвро­сий, вы посмот­ре­ли на него?

-Да. Стар­че­ское тело, гла­за откры­ты, ста­ру­ха закры­ва­ет мне их.

-Нача­лась суматоха?

-Пока суе­та. Жена была всё это вре­мя рядом, она рас­стра­и­ва­ет­ся, но не кри­чит. У неё силь­ные чув­ства. Я ухо­жу от тела.

-Опи­ши­те мне место, куда Вы ухо­ди­те, свои эмо­ции, какие они?

-Если срав­ни­вать, – непо­сред­ствен­но после смер­ти ощу­ще­ние осво­бож­де­ния, радо­сти, может, пото­му, что послед­нее вре­мя жиз­ни было труд­но, мучи­тель­но и боль­но. И вот этот мгно­вен­ный выход – это сра­зу осво­бож­де­ние и радость.

-Где Вы сейчас?

-Я в дви­же­нии, я чув­ствую, что я как кап­су­ла, несу­ща­я­ся с огром­ной ско­ро­стью. Напо­ми­на­ет боль­шую пулю, раз­ре­жен­ную и в осно­ва­нии она про­све­чи­ва­ет в боль­шей сте­пе­ни, в сере­дине она пол­но­стью про­зрач­на, ввер­ху све­тя­ща­я­ся. Очень быст­рое дви­же­ние, похо­жа на раке­ту. Я какой-то мно­го­слой­ный в этом про­зрач­ном, тём­ном про­стран­стве. Вокруг какие-то сферы.

-Это как кокон?

-Нет, это как ворон­ки, несколь­ко штук, встав­лен­ных одна в дру­гую, про­зрач­ные, и в их про­зрач­но­сти неуло­ви­мо ощу­ща­ют­ся и узна­ют­ся границы.

-Поче­му такой инте­рес­ный образ? Это как мно­го­сту­пен­ча­тая раке­та, сту­пе­ни кото­рой оста­ют­ся в про­стран­ствах раз­ных цветов?

-Инте­рес­но. Дело в том, что сна­ча­ла была одна, а сей­час их три и послед­няя как бы насы­ще­на, более мате­ри­аль­ная, телес­ная,- белая. Сей­час вокруг тём­ное про­зрач­ное про­стран­ство и эта свет­лая часть моих «воро­нок» ощу­ща­ет­ся здесь, как ино­род­ное тело, она как бы при­ле­пи­лась сзади.

-Это меша­ет дви­гать­ся дальше?

-Я начи­наю дви­же­ние даль­ше, про­стран­ство сей­час скон­цен­три­ро­ва­но по насы­щен­но­сти в цен­тре, я иду туда, а белой части ворон­ки уже нет. Моя струк­ту­ра сей­час тоже вся другая.

-Какая сей­час?

-Она из устрем­лён­ных пото­ков, с тем же направ­ле­ни­ем дви­же­ния. Сей­час я нахо­жусь в каком-то цен­тре, кото­рый более насыщен.

-При­ят­но там быть, или это про­сто рабо­та Души?

-Ско­рее второе.

-Есть ощу­ще­ние, что про­стран­ство про­во­дит с Вами какую-то работу?

-Свер­ху про­стран­ства появ­ля­ет­ся какой-то гряз­но-золо­ти­стый цвет. Вот сей­час ощу­ще­ние, что мате­ри­аль­ность – это гру­бое, это долж­но быть раз­ре­же­но. Я ощу­щаю себя как энер­ге­ти­че­ское нечто, кото­рое очень актив­но сей­час, и я дей­ствую. Таким обра­зом, я ухо­жу отту­да, сюда при­шло что-то материальное.

-Куда Вы уходите?

-Здесь ощу­ще­ние огром­но­го про­стран­ства, бес­ко­неч­но­го. Эта мате­ри­аль­ность, кото­рую я не могу понять и опре­де­лить, она устрем­ля­ет­ся за мной, я думаю, она дей­ству­ет дру­гим способом.

-Спро­си­те у про­стран­ства, что это такое и как мож­но бороть­ся с этим преследованием!

-Стра­хи. Они пуга­ют меня, погло­щая мою энергию.

-Сто­ят эти стра­хи Ваше­го внимания?

-Я думаю, что был путь, появи­лись стра­хи, я выбрал бег­ство от них, вро­де и быст­ро бегу, даже весе­ло. Ощу­ще­ние, что бежать есть куда – про­стран­ство огром­ное, но сра­зу нава­ли­лась тяжесть, у меня появи­лось реше­ние, что нуж­но оста­но­вить­ся. И сра­зу от меня на них пошла энер­гия, кото­рая анни­ги­ли­ро­ва­ла все страхи!

-Посмот­ри­те, они же меша­ли Вам в тече­ние всей жиз­ни. Они же не дава­ли Вам жить и любить, они не дава­ли Вам быть сво­бод­ным, Амвросий.

-Да…

-Посмот­ри­те, сто­и­ли они того, чтоб на них так мно­го тра­тить энер­гии во вре­мя жиз­ни в теле Амвросия.

-Их зна­чи­мость про­пор­ци­о­наль­на нашим стра­хам, и я создаю их сам. Страх – это про­бле­ма, кото­рая рас­тёт, когда от неё отво­ра­чи­ва­ешь­ся! А когда повер­нуть­ся к нему, посмот­реть на свой страх, разо­брать­ся в нём, он аннигилируется!

-Запом­ни­те это ощу­ще­ние, эту свою возможность.

-Всё, я реши­ла эту про­бле­му. Мне хоро­шо, теперь у меня фор­ма про­зрач­но­го шара.

-Как дол­го Вы нахо­ди­тесь в этом про­стран­стве, что Вас застав­ля­ет вновь вопло­щать­ся? Най­ди­те тот момент, когда Вы при­хо­ди­те к реше­нию, что нуж­но опять воплощаться.

-Мне сей­час видят­ся кар­тин­ки: плуг, чело­век, кото­рый идёт за ним, очень тяже­лая рабо­та, в этой кар­тине я вижу уста­лость и напря­же­ние это­го чело­ве­ка. Я думаю, может быть, эта кар­ти­на мне при­шла отто­го, что в про­жи­той жиз­ни я был бога­тым и не обре­ме­нён­ным физи­че­ской рабо­той чело­ве­ком, любя­щим толь­ко себя?

Такое ощу­ще­ние, что в про­стран­стве я в цен­тре, а после я сме­ща­юсь к краю, появ­ля­ет­ся инте­рес к это­му миру снова.

-Как Вы попа­да­е­те в фено­ме­наль­ный, физи­че­ский мир?

-Я как бы посе­щаю этот мир, наблю­даю сверху.

О‑о-о замок, похож на англий­ский или фран­цуз­ский. Я спус­ка­юсь, это двор. Я все­ля­юсь в ново­рож­ден­но­го, кото­ро­го рожа­ет слу­жан­ка это­го замка.

-Вер­ни­тесь по жиз­ни этой жен­щи­ны назад, когда Вы впер­вые уви­де­ли её.

-Это празд­ник, инте­рес­ные у них дуд­ки, они при­со­еди­не­ны к каким-то меш­кам, люди пля­шут, я рас­смат­ри­ваю и свер­ху, и близ­ко, я сле­жу за этой девуш­кой, она тан­цу­ет со все­ми, весе­лье, они пьют из бутылок.

-Поче­му Вы выбра­ли эту девуш­ку, кто за ней ухаживает?

-Есть уха­жёр, он конюх. У них любовь. Я полетел

-Куда, в девушку?

-Нет, я пока про­сто летаю вокруг.

-Девуш­ка, навер­ня­ка и не пред­по­ла­га­ет, что сей­час забеременеет.

-Может это я провоцирую.

-Бере­мен­ность?

-Тем­но, весе­лье закан­чи­ва­ет­ся. Несколь­ко чело­век рас­сте­ли­ли на полу тряп­ку, раз­ло­жи­ли свой скарб и едят.

-И девуш­ка, и конюх тут?

-Да. Они заку­сы­ва­ют и пьют. Они ухо­дят. Это сред­не­ве­ко­вье, на ней чеп­чик и длин­ная юбка с перед­ни­ком, а на нём совер­шен­но про­стой костюм. Они ухо­дят вме­сте в сарай. Я думаю, что это у них не пер­вый раз.

-В кого Вы все­ля­е­тесь во вре­мя это­го про­цес­са, в спер­ма­то­зо­ид, или яйцеклетку?

-Это в теле жен­щи­ны, но я все­ля­юсь не в яйце­клет­ку, а в сперматозоид.

-То есть, Вы куда-то быст­ро дви­га­е­тесь? Есть ощу­ще­ние, что Вы торо­пи­тесь, вид­на ли Вам цель движения?

-Есть ощу­ще­ние, кото­рое труд­но опи­сать – это дви­же­ние, кото­рое свя­за­но не толь­ко со мной, а и вокруг меня, я вклю­чён в это дви­же­ние. Сна­ча­ла это дано, как нечто энер­ге­ти­че­ское, это всё дви­же­ние энер­гии, как струй­ки дыма, но все целе­на­прав­лен­ные, я не вижу конеч­ной цели, всё про­сто дви­жет­ся, дви­жет­ся, дви­жет­ся… Сей­час, после энер­ге­ти­че­ской кар­ти­ны это всё мате­ри­а­ли­зо­ва­лось и я внут­ри это­го про­стран­ства. Образ такой: у меня полу­круг­лое осно­ва­ние, доста­точ­но эла­стич­ное. А даль­ше я встре­чаю, это рок, фатум. Это что-то округлое.

-Как вы объединяетесь?

-Я не пой­му, как это про­изо­шло, мы соеди­ни­лись и такое чув­ство, что я есть всё.

-Какие зву­ки вокруг Вы слы­ши­те, как встре­ча­ет Вас орга­низм матери?

-Здесь уют­но, вижу, как какие-то шари­ки уве­ли­чи­ва­ют­ся, рас­тут. Мне слыш­ны зву­ки из внеш­не­го мира. Домаш­них живот­ных, они кука­ре­ка­ют, мычат.

-Мама зна­ет о Вашем суще­ство­ва­нии, она любит Вас, отец, как он отнёс­ся к Вам?

-Они уже зна­ют обо мне и у них уже есть ко мне отношение.

-У них есть к Вам любовь? Вы маль­чик или девочка?

-Маль­чик. Сей­час все ощу­ще­ния радост­ные, она, когда гла­дит живот – счаст­ли­ва. Хотя ино­гда испы­ты­ва­ет чуть-чуть страх – я пер­вый ребёнок.

-Часто ли Вам доса­жда­ет Ваш отец?

-Да, доста­точ­но часто, я про­щаю ему это, пото­му что это очень при­ят­ная эмо­ци­о­наль­ная волна!

-Отец конюх, а мама кем работает?

-Она слу­жан­ка, слу­жит в этом зам­ке, на кухне. Она при­хо­дит сюда, к отцу, берёт яйца, отно­сит на кух­ню. У них неболь­шая ком­нат­ка. Они гово­рят обо мне, он гла­дит живот, он слу­ша­ет меня. Мне при­ят­но, есть общее жела­ние у нас тро­их – доль­ше ощу­щать эту гармонию.

-Как про­ис­хо­дят роды?

-Ста­но­вит­ся тес­но, голо­ва изме­ня­ет угол накло­на. Чув­ствую вол­не­ние мамы. У меня ощу­ще­ние, что это не зави­сит от меня, что я про­сто начал дви­гать­ся. Мама лежит на полу, это про­изо­шло неожи­дан­но, во вре­мя её обыч­ной повсе­днев­ной работы.

-У Вас есть страх перед рода­ми, угро­за Вашей жизни?

-Физи­че­ская труд­ность, ощу­ще­ние ком­фор­та кон­чи­лось. У меня сей­час ощу­ще­ние уси­ли­ва­ю­щей­ся тем­но­ты, появ­ле­ние стра­ха и дав­ле­ния на голо­ву, как обруч, на пле­чи. Тяже­ло, но ощу­ще­ния уми­ра­ния – нет. Это не дол­го, я вижу свет, попа­даю в жен­ские мяг­кие руки.

-Холод­но вокруг?

-Нет. Меня пере­но­сят, оку­пы­ва­ют в тёп­лой воде, заво­ра­чи­ва­ют в доста­точ­но гру­бую для кожи ткань. Пока­зы­ва­ют мате­ри, она рада.

-А отец?

-Его нет побли­зо­сти, он где-то на рабо­те, ему сооб­щат. Когда пока­зы­ва­ли маме, я боль­ше чув­ство­вал её силу, а не свою. Она ещё лежит, но ей надо идти. Я сплю не с ней вме­сте. Я чув­ствую, как сосу грудь, при­ят­но. А потом сыро!

Про­шло вре­мя, отец дер­жит меня на руках, у него руки гру­бые, но он любит меня. Сей­час он ука­чи­ва­ет меня.

-Вам уют­но с роди­те­ля­ми, чув­ству­е­те их любовь?

-Да. Все­го хва­та­ет, я сыт, сухой, меня любят!

-Вам уда­ёт­ся вырас­ти, или Вы уми­ра­е­те рано?

-Сей­час я почув­ство­вал себя маль­чи­ком, тол­стень­ким, потом круп­ным юношей.

-Роди­те­ли ещё живы?

-Да, я стал сол­да­том. Идёт вой­на какая-то. Мы при­над­ле­жим гра­фу, у него мно­го земель и дере­вень. Мне слы­шит­ся Сак­со­ния, имя гра­фа не раз­бе­ру, в нём шипя­щие и сви­стя­щие звуки.

-У Вас есть брат или сёстра?

-Да, и не один. Они так и рабо­та­ют у графа.

-Вам уда­ёт­ся пере­жить эту вой­ну, дожить до ста­ро­сти, и если да, то опи­ши­те мне наи­бо­лее зна­чи­мые эта­пы жизни.

-Сей­час у меня ощу­ще­ние дру­же­ско­го, юношеско–мальчишеского отно­ше­ния с ребя­та­ми, но ещё нет любов­ных пере­жи­ва­ний. Источ­ник радо­сти у меня сей­час – обще­ние с дру­зья­ми. У меня есть ощу­ще­ние ранения.

-Най­ди­те его, опи­ши­те, пожалуйста.

-Это пуля, ране­ние в руку и пле­чо. Страш­но боль­но, жар­ко, меня везут на теле­ге. При­во­зят неда­ле­ко от мое­го жилья, про­сто в этот замок, у меня имя Питер, меня узна­ют, сооб­ща­ют роди­те­лям, мне лет шест­на­дцать – сем­на­дцать. Сест­рён­ка за мной уха­жи­ва­ет, ей лет четыр­на­дцать. Ещё малень­кие девоч­ки кру­гом – сёстры.

-Функ­ция руки сохранилась?

-Она дол­го боле­ла, да и сей­час болит, но дей­ству­ет. Ране­ние заста­ви­ло меня быст­ро повзрос­леть. Я остал­ся сол­да­том и про­дол­жаю участ­во­вать в воен­ных дей­стви­ях. Мы несём служ­бу по охране поряд­ка в этом зам­ке, какие-то поли­цей­ские функции.

-Сколь­ко Вам сей­час лет?

-Два­дцать пять.

-Есть ли у Вас семья, девуш­ка, возлюбленная?

-Это дру­гой образ жиз­ни. Это и сво­бо­да, это и воен­ная дис­ци­пли­на. Семьи нет, посе­щаю пуб­лич­ные дома.

-Эта сво­бо­да даёт Вам всё-таки создать семью, или Вы так и оста­ё­тесь одиноким?

-Мои роди­те­ли ещё живы, но всё-таки внеш­ний чело­век в семье, я гость в семье, я при­хо­жу сюда. Сест­рён­ка вышла замуж, сей­час ждёт ребёнка.

-Это тро­га­ет Вас, волнует?

-Да, я хожу к ней, пото­му что я люб­лю её. У меня нет сожа­ле­ния, что я не обза­вёл­ся семьёй. У меня есть девуш­ка, мы встре­ча­ем­ся с ней, она из дру­го­го город­ка. Она при­хо­дит ко мне, но тай­но. Я думаю, что буду с ней жить. Ощу­ще­ние уста­ло­сти от жизни.

-Поче­му, ведь Вам толь­ко два­дцать пять?

-Жизнь в роди­тель­ской семье – это свет­лое, пра­виль­ное, хоро­шее. Жен­щи­на, кото­рая при­хо­дит, – это что-то невы­ра­зи­тель­ное, здесь мож­но реа­ли­зо­вы­вать толь­ко свои плот­ские потреб­но­сти. В этих отно­ше­ни­ях нет ярко­сти, нет семей­ствен­но­сти. Здесь нет глу­бо­ких чувств, привязанности.

Я ещё не могу, как сле­ду­ет понять, но есть ощу­ще­ние, что у меня про­сто погас­шая душа, у меня нет в ней «лам­поч­ки». Мне два­дцать пять, но я устал от жиз­ни, нет сил на силь­ные чув­ства для семьи. Роди­тель­ская семья видит­ся как что-то свет­лое, где все­гда мож­но отдох­нуть, набрать­ся сил, а здесь, в казар­мах, все отно­ше­ния постро­е­ны на мимо­лёт­ных радостях.

-Вы не може­те уйти с воен­ной службы?

-Да, это моя про­фес­сия. Нет ощу­ще­ния устой­чи­во­сти, и семья не созда­ёт­ся. Соци­аль­но­го запре­та на созда­ние семьи нет, но усло­вия не поз­во­ля­ют мне создать её по обра­зу роди­тель­ской семьи.

-Питер, Вы рас­ста­ё­тесь со сво­ей женщиной?

-Нет, она при­хо­дит, мы встре­ча­ем­ся, но ощу­ще­ния дома – нет.

-Так на всю остав­шу­ю­ся жизнь Вы и оста­ё­тесь один, или поги­ба­е­те в одном из боёв?

-В кон­це кон­цов, мы живём вме­сте, и я вижу, что она бере­мен­на, и всё рав­но это ощу­ще­ние от неё, что это чело­век-тень, она вся какая-то поник­шая, неза­мет­ная. Нет радо­сти и сча­стья любви.

-А ребён­ка Вы любите?

-Да, по всей види­мо­сти, это более-менее про­яв­лен­ное чув­ство, кото­рое есть здесь.

-А к мате­ри, жен­щине, кото­рая носит это­го ребён­ка, у Вас к ней чув­ство пренебрежения?

-И к ней, и к себе, я бы так сказал.

-Вы как-то офор­ми­ли свои отно­ше­ния, была ли у вас свадьба?

-Вен­ча­ние было, но сва­дьбы – нет. Свя­щен­ник про­чи­тал молит­ву, Она уже была бере­мен­на в это вре­мя. У неё нет роди­те­лей, они рано умер­ли, и она рано оста­лась одна. Она бед­ная, мы богаче.

-Может, эти чув­ства к ней из-за раз­ни­цы соци­аль­ных слоёв?

-Да, не могу посту­пить подло.

-Кто родил­ся у Вас?

-Девоч­ка. Назва­ли Кэт.

-А имя жены?

-Мари. Я всё-таки боль­ше поли­цей­ский, чем сол­дат, но может, это тогда сов­ме­ща­лось. Мой дом здесь, где живут отдель­ные семьи воен­ных. Это боль­шой дом с отдель­ны­ми клетушками.

-Были ли ещё у Вас дети, Вам уда­ёт­ся дожить до есте­ствен­ной смер­ти, или она насильственна?

-Я поги­баю в бою, но это не вой­на, это какой-то бунт, меня уби­ва­ют вско­ре после рож­де­ния дочери.

-Вам так и не уда­лось достичь той гар­мо­нии в душе и в семье, кото­рая была в роди­тель­ской семье?

-Нет, они были дру­гие люди, они люби­ли друг дру­га, они были откры­ты­ми людьми.

-Опи­ши­те, пожа­луй­ста, мне свою смерть, был ли страх?

-Это опять пуле­вое ране­ние, пуля попа­ла в грудь. Я падаю, здесь дра­ка, они бегут, насту­па­ют на меня, меня растаптывают.

-Ощу­ще­ние страха?

-Нет, боль, силь­ная боль. Я упал на живот, зем­ля сырая, через меня бегут, насту­па­ют на пле­чо. Я чув­ствую, как из меня исте­ка­ет кровь и жизнь.

-Кто-нибудь ока­зы­ва­ет Вам помощь, или сей­час не до Вас?

-Уже кон­чил­ся бой, меня нахо­дят, пере­во­ра­чи­ва­ют – свои. Я вздра­ги­ваю из-за боли. На это ухо­дят мои послед­ние силы. Я отде­лил­ся от тела и мед­лен­но выхо­дил из него, сей­час связь обо­рва­лась. Смот­рю на тело, оно пере­вёр­ну­то, лежит на спине.

-Опи­ши­те мне попо­дроб­нее толь­ко что остав­лен­ное тело.

-Я круп­ный, сухо­ща­вый, тём­ные, сей­час рас­кос­ма­чен­ные чёр­ные воло­сы, очень густые и невы­со­кий лоб, тём­ные бро­ви, гла­за с глу­бо­ки­ми впа­ди­на­ми. Нос тон­кий, хря­ще­ва­тый, лицо очень рельеф­ное, оно немно­го хищ­ное и ско­рее некрасивое.

-Если в тол­пе встре­тит­ся такое лицо, оно бро­сит­ся в глаза?

-Да, оно яркое, чёр­ные воло­сы, рельеф­но вычер­че­но лицо.

-Сожа­ле­ние по остав­лен­но­му телу, жене, доче­ри есть сей­час у Вас?

-Я бы хотел попрощаться.

-Сде­лай­те это. Жена уже зна­ет, что Вы погибли?

-Нет. Она шьёт, а доч­ка, ей годи­ка три-четы­ре, сидит вни­зу. Они спо­кой­ны, они не подо­зре­ва­ют о моём присутствии.

-Вы ухо­ди­те, уле­та­е­те отту­да, или Вы оста­ё­тесь дождать­ся их реак­ции на Вашу гибель?

-Моё тело при­вез­ли. У меня ужас­ная тос­ка и оди­но­че­ство, это же я вижу у женщины.

-Ска­жи­те, пожа­луй­ста, что заста­ви­ло Вас вер­нуть­ся к сво­ей жене и ребён­ку после Вашей смер­ти, что за вина? Что Вы не сде­ла­ли из того пред­на­зна­че­ния, кото­рое име­ли перед вопло­ще­ни­ем. Помни­те, перед тем, как вопло­тить­ся, Вы гово­ри­ли, что Амвро­си­ем я все­ми пону­кал, нико­го не любил. Вы смог­ли давать теп­ло и любовь сво­им близ­ким, то есть, реа­ли­зо­вать свой потенциал?

-Если в про­шлой жиз­ни я пону­кал, то сей­час я выбрал жизнь, где я не мог пону­кать, в любом слу­чае, я по дру­гую сто­ро­ну бар­ри­кад. Поче­му я вер­нул­ся к жене? Было осо­зна­ние того, что в теле Амвро­сия у меня было упо­е­ние вла­стью, и я как бы реа­ли­зо­вы­вал эмо­ци­о­наль­ную жизнь через это ощу­ще­ние. А в теле Пите­ра я внут­ренне несча­стен и это моя внут­рен­няя про­бле­ма, я не решил её, но, хотя бы в этой жиз­ни она обна­жи­лась. Если в про­шлом вопло­ще­нии люб­ви нет, и не надо, то здесь я не даю её, и тос­ка, думаю, от этого.

-Сколь­ко про­шло вре­ме­ни, меж­ду эти­ми вопло­ще­ни­я­ми, сто­ле­тия, тысячелетия?

-Тыся­че­ле­тий быть не мог­ло, то вопло­ще­ние до нашей эры.

-Про­дол­жа­ем. Вот сей­час тело Пите­ра при­вез­ли, вы чув­ству­е­те ужас­ную тос­ку у жены, что Вы дела­е­те даль­ше? Ска­жи­те, пожа­луй­ста, то, что Вы уви­де­ли с её сто­ро­ны тос­ку, Вы поня­ли, что для неё Вы были значимы?

-Да, и это ещё боль­ше усу­гу­би­ло мою тос­ку. Но у меня нет жела­ния вер­нуть­ся в тело и что-то исправ­лять. Я про­ща­юсь с этим и ухожу.

-Осво­бо­ди­лись от это­го? Вас боль­ше не зани­ма­ет жизнь Вашей доче­ри, жены?

-У меня ощу­ще­ние, что сей­час есть тре­во­ги, но я не пой­му отку­да. Я – Питер, я хочу про­стить­ся со сво­ей роди­тель­ской семьёй, я не ото­рван от той семьи.

-Может, Вы не дава­ли теп­ла сво­ей соб­ствен­ной семье, пото­му что боя­лись, что тогда роди­тель­ская семья оста­нет­ся обездоленной?

-У меня ощу­ще­ние, что там свет, гар­мо­ния, там так, как надо!

-Стоп, стоп, очень инте­рес­ную вещь Вы гово­ри­те: «там гар­мо­ния, свет, а я не гар­мо­нич­ный, не свет­лый, а пото­му у меня ниче­го хоро­ше­го быть не может. Поэто­му я не даю любовь, у меня не может быть ниче­го хоро­ше­го». То есть Вы даже не про­бо­ва­ли это сде­лать, Вы сра­зу сда­лись! Та свет­лая, силь­ная любовь в роди­тель­ской семье, силь­но Вас закре­по­ща­ла? Вы поня­ли вопрос?

-Да. Она меня закрепощала!

-Кто из роди­те­лей закре­по­щал Вас боль­ше, отец, или мать? С чьей сто­ро­ны Вы не заме­ти­ли агрес­сию под мас­кой любви?

-Не знаю.

-Или я не прав в сво­их умозаключениях?

-В пер­вом бою, когда я был полон юно­ше­ско­го пыла, после ране­ния меня при­вез­ли домой, сест­ры уха­жи­ва­ли за мной.

-Тут где-то Вы не ана­ли­зи­ру­е­те, поче­му из неж­ных роди­тель­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний Вы сде­ла­ли вывод, что Вам это недо­ступ­но. Всё рав­но с кем жить, хоть с кук­лой, хоть с соба­кой, хоть с табу­рет­кой! Поче­му, Питер, Вы не уви­де­ли душу сво­ей жены? Ведь она же пере­жи­ва­ет, когда вас при­вез­ли к поро­гу мёрт­вым. Как мне пока­за­лось, по Вашим ощу­ще­ни­ям, она пере­жи­ва­ет не отто­го, что оста­лась без кор­миль­ца, а что оста­лась без Вас – Пите­ра, кото­ро­го она, вооб­ще-то, любила?

-Да.

-Что это такая сле­пая любовь к роди­тель­ской семье, что Вы не смог­ли дать сво­ей семье хоть частич­ку тепла?

-Я напря­жён­но думаю, но не могу уви­деть чего-то, что бы про­ли­ло свет на такую ошиб­ку в моей жизни.

-Поче­му свет­лая чистая семья, Вы несколь­ко раз так ска­за­ли, у меня не может быть такой, поче­му? Поче­му такая зани­жен­ная самооценка?

-Но, когда я это гово­ри­ла, было ощу­ще­ние, что Душа погас­ла, а от чего, не пойму.

-Най­ди­те Ваш слом, или это пер­вое ране­ние, когда кто-то из близ­ких Вам ска­зал какую-то непри­ят­ность? Ско­рее, это были отец, или мать, сёст­ры-то уха­жи­ва­ли за Вами.

-Я думаю, что моя жизнь – это одни вой­ны, и воен­ная служ­ба – это всё безрадостно.

-Кто Вас надо­умил пой­ти в солдаты?

-Так надо было!

-Поче­му не пошли в коню­хи, в пастухи?

-Так мне ска­зал отец, так ска­зал граф, что меня долж­ны отдать в сол­да­ты. Я не отнёс­ся к это­му плохо.

-До нача­ла служ­бы, мно­го ли Вы помо­га­ли отцу?

-Я сра­зу понял, что пре­крас­но знал и любил рабо­ту отца, она не тяго­ти­ла меня, мне нра­ви­лась эта рабо­та. Мне при­я­тен запах конюш­ни, при­ят­ны лошади!

-От кого Вы услы­ша­ли пер­вым, что нуж­но пой­ти в солдаты?

-От отца!

-Это и раз­би­ло всё в Вас? Имен­но это была поте­ря все­го: дет­ства, поте­ря все­го, что Вы обо­зна­чи­ли – «душа погасла»?

-Эмо­ци­о­наль­ный удар силь­ный, сей­час я чув­ствую, что это было для меня. Это рас­ста­ва­ние с этим миром, с эти­ми живот­ны­ми. Меж­ду про­чим, когда я был в утро­бе, пер­вое, что я ска­зал – я слы­шу кри­ки пету­хов! Может, этот мир настоль­ко запе­чат­лел­ся, когда отец ска­зал, я чистил лошадь.

-Для Вас это был страш­ный удар?

-По край­ней мере, вся моя фигу­ра об этом гово­рит. Он не кри­чит, это непре­лож­ный факт, реше­ние свер­ху, я не могу здесь иметь дру­гую точ­ку зре­ния. Вот это было, но потом-то было ощу­ще­ние радо­сти, друж­ба с ребятами.

-Пока Вас не рани­ло, пока Вы дума­ли, что это игра!

-Моё воз­вра­ще­ние домой – это воз­вра­ще­ние к это­му миру, кото­рый я потерял.

-То есть, если назы­вать вещи сво­и­ми име­на­ми, это было пре­да­тель­ство себя, сво­ей сущности?

-Да, может быть.

-И за это Вы сами нача­ли расплачиваться?

-Пусть мне будет хуже! Я не вижу ниче­го вокруг себя и не даю дру­гим, в том чис­ле и сво­им близ­ким люб­ви, тепла.

-Был ли тут какой-то дру­гой выход? Я не имею в виду побе­га. Могу ли я ска­зать, что чув­ство пору­ган­ной гор­до­сти, чув­ство мести сыг­ра­ли с Вами такую дур­ную шутку?

-Да, может быть эта дур­ная шут­ка и эти глу­бин­ные меха­низ­мы, когда я, попав в эту тяжё­лую ситу­а­цию, начал себя жалеть, этот мазо­хизм: «пусть мне будет хуже», Раз мир ко мне так плох, то я от него отгорожусь!

-Вот сей­час Вы осо­зна­ли свою ошиб­ку, это при­нес­ло Вам покой и умиротворение?

-Да, я лег­ко ухо­жу в свет­лое про­стран­ство. Мне хорошо.

Павел Сергеевич Гынгазов
Врач-сексолог, регрессолог.
Автор методики и ведущий обучающего курса
«Техника погружения в прошлые воплощения через «Остановку внутреннего диалога». 

Запись на сеан­сы и обучение

Групповые регрессии онлайн

Регрес­сия – это без­опас­ная тран­со­вая рабо­та с глу­бин­ной памя­тью чело­ве­ка. Боль­шин­ство людей, рас­сла­бив тело и отпу­стив мыс­ли, могут доста­точ­но лег­ко погру­зить­ся в вос­по­ми­на­ния о сво­ём про­шлом под голос регрессолога.

Для чего: Чаще все­го, к мето­ди­ке регрес­сий обра­ща­ют­ся за помо­щью в устра­не­нии стра­хов и зато­ров на жиз­нен­ном пути, для обре­те­ния боль­шей душев­ной целост­но­сти и смыс­лов для про­жи­ва­ния момен­та здесь и сей­час, для вспо­ми­на­ния осво­ен­но­го в дет­стве или в про­шлых жиз­нях навы­ка или каче­ства, напри­мер, уве­рен­но­сти в себе или жиз­нен­но­го балан­са. В ряде регрес­сий чело­век насла­жда­ет­ся и напол­ня­ет­ся состо­я­ни­ем, кото­рое ощу­щал когда-то, ино­гда регрес­сия тре­бу­ет пси­хо­ло­ги­че­ской про­ра­бот­ки, напри­мер, отпус­ка­ния дан­ных когда-то обе­ща­ний, поте­ряв­ших сего­дня свою актуальность.

Резуль­тат: Вос­по­ми­на­ния про­шло­го помо­гут осо­зна­нию себя в момен­те сей­час и обре­те­нию более целост­но­го ощу­ще­ния сво­е­го жиз­нен­но­го пути.

Есть мно­же­ство сви­де­тельств, иссле­до­ва­ний, книг о том, как люди вспо­ми­на­ли свои про­шлые жиз­ни спон­тан­но, напри­мер, через эффект дежа вю, ока­зав­шись в каком-то гео­гра­фи­че­ском месте, как буд­то бы при­по­ми­ная свою дру­гую жизнь там, в дру­гое вре­мя. Май­кл Нью­тон, извест­ный аме­ри­кан­ский пси­хо­те­ра­певт и регрес­со­лог-иссле­до­ва­тель, вывел кон­цеп­цию памя­ти про­шлых жиз­ней и досту­па к так назы­ва­е­мо­му про­стран­ству Жиз­ни меж­ду Жиз­ня­ми, где есть воз­мож­ность пооб­щать­ся с настав­ни­ка­ми души чело­ве­ка и вспом­нить в том чис­ле выбран­ные на сего­дняш­нюю жизнь вехи на жиз­нен­ном пути в без­опас­ном рас­слаб­ле­нии, похо­жем на меди­та­тив­ное состояние.

Глав­ной целью регрес­сии, про­во­ди­мой в груп­по­вом фор­ма­те, явля­ет­ся рас­ши­ре­ние ваше­го пред­став­ле­ния о самом себе и сво­их воз­мож­но­стях и при­об­ре­тен­ных в ран­нем дет­стве или про­шлых жиз­нях навы­ках, а так­же обре­те­ние боль­шей целост­но­сти на уровне души и тела. Само по себе рас­слаб­ле­ние через мяг­кий эрик­со­нов­ский гип­ноз так­же обла­да­ет полез­ным для чело­ве­ка тера­пев­ти­че­ским эффектом.

Веду­щая встречи

Диа­на Орлан – регрес­со­лог, пси­хо­лог, гип­но­лог, член экс­перт­но­го сове­та Рос­сий­ской Ассо­ци­а­ции спе­ци­а­ли­стов и
иссле­до­ва­те­лей в обла­сти глу­бин­ной памя­ти и регрес­сий (АСИОГПР), автор кни­ги «Бесе­ды с регрес­со­ло­гом». Про­ве­ла более 2300 регрес­сий с 2012 года.


Что будет: На двух­ча­со­вой встре­че у вас будет воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с регрес­си­ей как с мето­ди­кой рабо­ты с памя­тью чело­ве­ка, задать инте­ре­су­ю­щие вас вопро­сы опыт­но­му регрес­со­ло­гу, а так­же прой­ти соб­ствен­ную прак­ти­ку – тран­со­вое меди­та­тив­ное погру­же­ние в одну из сво­их про­шлых жиз­ней в груп­по­вом фор­ма­те и поде­лить­ся сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми в груп­пе (по жела­нию). Прак­ти­ка про­хо­дит в поло­же­нии лежа (как в Шава­сане). Вы выпол­ня­е­те инструк­ции пре­по­да­ва­те­ля по рас­слаб­ле­нию тела, затем погру­жа­е­тесь в меди­та­тив­ное состояние.

Пла­ни­ру­ет­ся пери­о­ди­че­ское про­ве­де­ние груп­по­вых тран­со­вых погру­же­ний, регрес­сий для участ­ни­ков с любым уров­нем под­го­тов­ки. Встре­чи преду­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность погру­же­ния в наи­бо­лее акту­аль­ные про­шлые вопло­ще­ния для про­ра­бот­ки запро­сов участ­ни­ков. По опы­ту регрес­сан­тов, повтор­ное про­хож­де­ние прак­ти­ки даёт боль­шую глу­би­ну тран­са и воз­мож­ность озна­ком­ле­ния с новы­ми стра­ни­ца­ми сво­ей памя­ти в трёх обла­стях: соб­ствен­ная память чело­ве­ка насто­я­щей жиз­ни (от момен­та зача­тия, подав­ля­ю­ще­му боль­шин­ству людей доступ­на в том чис­ле пери­на­таль­ная память и память дет­ства и юно­сти), память про­шлых жиз­ней души и память рода.

Нуж­но ли как-то гото­вить­ся к регрес­сии: Реко­мен­ду­ет­ся (но не обя­за­тель­но) улуч­шить свой тран­со­вый навык. О том, как это мож­но сде­лать подроб­нее

Тех­ни­ка без­опас­но­сти тран­со­вых погру­же­ний подроб­но объ­яс­ня­ет­ся веду­щим перед прак­ти­кой. Инфор­ма­ция, кото­рой делят­ся участ­ни­ки груп­пы по ито­гам прой­ден­ной прак­ти­ки регрес­сии, явля­ет­ся конфиденциальной.

Дис­клей­мер на тран­со­вую прак­ти­ку: к прак­ти­ке допус­ка­ют­ся участ­ни­ки, под­твер­див­шие отсут­ствие у себя пси­хи­ат­ри­че­ских симп­то­мов, при­ё­ма силь­но­дей­ству­ю­щих пре­па­ра­тов и ситу­а­ций све­же­го горя (недав­няя поте­ря близ­ко­го чело­ве­ка). Веду­щие име­ют про­фес­си­о­наль­ную пси­хо­ло­ги­че­скую и гип­но­ти­че­скую под­го­тов­ку и остав­ля­ют за собой пра­во в отка­зе на допуск участ­ни­ков к прак­ти­ке в неко­то­рых слу­ча­ях. При бере­мен­но­сти на любом сро­ке прось­ба при­слу­шать­ся к сво­е­му само­чув­ствию и пре­ду­пре­дить веду­ще­го до нача­ла практики.

Как под­го­то­вить­ся:

В день про­ве­де­ния веби­на­ра вам при­дет ссыл­ка – доступ в веби­нар­ную комнату.

Вам нуж­но уста­но­вить при­ло­же­ние Zoom (ска­чать инструкцию)

Под­го­то­вить веб-каме­ру, про­ве­рить мик­ро­фон и науш­ни­ки (звук),

Создать себе ком­форт­ные усло­вия (сидя или лежа по выбо­ру) и попро­сить живу­щих с вами род­ствен­ни­ков в тече­ние веби­на­ра не мешать вам.

При­го­то­вить повяз­ку на гла­за (не обя­за­тель­но), блок­нот для запи­сей, удоб­ную одеж­ду, поз­во­ля­ю­щую ком­форт­но сидеть и лежать.

КОГДА:

21 АВГУ­СТА в 12:00 Мск, 0нлайн, Zoom

Тема встре­чи: «Мое самое бога­тое воплощение»

Регрес­си­он­ные иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что у чело­ве­ка в архи­ве памя­ти души сот­ни и часто даже тыся­чи жиз­ней. В каких-то вопло­ще­ни­ях мы едва выжи­ва­ли, в каких-то насла­жда­лись радо­стя­ми жиз­ни в теле. Ино­гда нас уби­ва­ли и пре­да­ва­ли, а где-то уби­ва­ли и при­но­си­ли стра­да­ния мы. И каж­дая жизнь помо­га­ла полу­чить важ­ный опыт для души.

Сего­дня мы поис­сле­ду­ем своё отно­ше­ние к богат­ству в жиз­ни, где уже полу­чи­ли опыт финан­со­во­го изоби­лия. Для боль­шей полез­но­сти иссле­ду­е­мой темы, на груп­по­вой регрес­сии будет пред­ло­же­но вспом­нить жиз­ни, внут­ри кото­рой про­изо­шёл наи­бо­лее быст­рый соци­аль­ный рост, как в пого­вор­ке «из гря­зи ‑в кня­зи». За счёт каких качеств и талан­тов уда­лось под­нять­ся по соци­аль­ной лест­ни­це? В чём «фор­му­ла» быст­ро­го финан­со­во­го скач­ка, кото­рую мы когда-то удач­но применили?

При­кос­нув­шись к сво­е­му про­шло­му опы­ту, регрес­сан­ты смо­гут пере­не­сти мно­гие свои про­шлые талан­ты, каче­ства и нара­бот­ки в сего­дняш­нюю жизнь, адап­ти­руя к совре­мен­ным реа­ли­ям. Часто в регрес­си­ях в самое бога­тое вопло­ще­ние так­же обна­ру­жи­ва­ют­ся важ­ные выво­ды, кото­рые когда-то сде­ла­ла душа в про­шлом кон­тек­сте жиз­ни. Напри­мер, регрес­сан­ты узна­ют кор­ни сво­е­го стра­ха боль­ших денег или доб­ро­воль­ный отказ от мате­ри­аль­ных благ в поль­зу более духов­ной жиз­ни. Клю­че­вые момен­ты муд­ро­сти про­шло­го мож­но будет про­чув­ство­вать внут­ри регрессии.

Коли­че­ство мест ограничено

Сто­и­мость уча­стия: До 17 АВГУ­СТА вклю­чи­тель­но сто­и­мость уча­стия 1000 руб., с 18 АВГУ­СТА – 1200 руб.

العربيةEnglishFrançaisDeutschРусскийEspañol
Перейти к верхней панели