РЕГРЕССИЯ «Японец»

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка погру­жа­ет­ся в жизнь япон­ско­го юно­ши, очень хоро­шо обу­чен­но­го нау­кам, фило­со­фии и бое­вым искус­ствам. Одна­жды в меж­до­усоб­ной борь­бе вра­ги сжи­га­ют род­ную дерев­ню юно­ши и в пожа­ре поги­ба­ет его мать. Юно­ша ста­но­вит­ся бес­страш­ным жесто­ким убий­цей и поги­ба­ет от руки таких же, как он сам, спро­во­ци­ро­вав луч­ший для него вид смер­ти. Регрес­сант­ка так­же опи­сы­ва­ет обы­чаи, кото­рые были при­су­щи япон­ской культуре.

После про­хож­де­ния регрес­сии в про­шлую жизнь регрес­сант­ка пере­ме­сти­лась в про­стран­ство Жиз­ни меж­ду Жиз­ня­ми, где пооб­ща­лась с Настав­ни­ком сво­ей души, полу­чив очень важ­ные отве­ты и сде­лав глу­бин­ные выво­ды о том, поче­му ей имен­но важ­но вспом­нить тот жесто­кий опыт имен­но в этот пери­од жизни.

- Какая-то одеж­да мяг­кая. Похо­же, как замо­та­но вокруг тела несколь­ко сло­ёв. Руба­ха с длин­ным рука­вом, но она как-то замо­та­на. Пояс. Похо­же на совре­мен­ный жен­ский халат. Шта­ны, свет­ло-серый или беже­вый цвет, непри­мет­ный доста­точ­но. Но всё чистое. Ощу­ще­ние тела хоро­шее: руки силь­ные, ноги, вооб­ще пол­ное сил и очень хоро­шая физи­че­ская фор­ма. Как на пру­жи­нах. Ни грам­ма жира, лиш­не­го веса, ниче­го нет. Как живот­ное. Ощу­ще­ние в теле как какое-то гиб­кое живот­ное силь­ное, даже поход­ка такая.

- Какая поход­ка? Почувствуй.

- Пру­жи­ни­стая. И очень тихо иду. Меня не слышно.

- А как ты так дела­ешь, что тебя не слышно?

- Я учил­ся этому.

- Что ска­жешь про обувь?

- Обувь какая-то тоже стран­ная, не могу опи­сать. Как буд­то бы что-то мяг­кое и в то же вре­мя как если на ногу одеть кожа­ный мешок или носок, обвя­зать верёв­кой вокруг щико­лот­ки, меж­ду боль­шим и ука­за­тель­ным паль­цем про­деть ещё одну верёв­ку и вни­зу сде­лать кожа­ную подош­ву доста­точ­но плот­ную, что­бы мож­но было ходить. Но она при этом мягкая.

- А удоб­но ходить в такой обуви?

- Да, это как про­дол­же­ние ноги полу­ча­ет­ся. Даже какой-то риту­ал, то есть на это тра­тишь утром какое-то коли­че­ство минут, что­бы это всё пра­виль­но обуть на ноги, это важно.

- Хоро­шо. Ты учил­ся неслыш­но ходить. Чему ещё ты учил­ся? Сде­лай шаг назад, посмот­ришь, чему ты учил­ся, что-то важ­ное в тво­ей жизни.

- Идёт циф­ра 6. Шесть лет. Я вижу костёр и вокруг него несколь­ко чело­век, и я сре­ди них. Я ребё­нок. Сижу воз­ле кост­ра, как по-турец­ки сидят, и все так же сидят. У меня карие гла­за и в них отра­жа­ет­ся огонь кост­ра, я слу­шаю всё, что гово­рят взрос­лые и мне всё это очень инте­рес­но. Это похо­же на то, как сей­час в пио­нер­ских лаге­рях дети соби­ра­лись у кост­ра. И взрос­лые рас­ска­зы­ва­ют какие-то исто­рии, для меня они похо­жи на сказ­ки. Мне так инте­рес­но, я весь в этом, я весь во вни­ма­нии и мне всё это нравится.

- Когда тебя учат, каким спо­со­бом тебя учат?

- Сей­час я пока ещё не учусь. Види­мо, это пер­вый момент, когда мне захо­те­лось что-то узнать. Я ещё малень­кий, мне шесть лет. Навер­ное, это пер­вый момент, когда я услы­шал о чём-то таком, чему я потом пошёл учиться.

- Хоро­шо. Давай пере­ме­стим­ся чуть впе­рёд и узна­ем твои пер­вые шаги в обу­че­нии. Чему ты учишься?

- Тут столь­ко все­го, у меня голо­ва лопа­ет­ся про­сто. Ему очень мно­го все­го надо знать. Обу­че­ние и обыч­ным нау­кам, счёт, гра­мо­та и плюс там так инте­рес­но. Какие-то прак­ти­ки и какая-то фило­со­фия, всё это заме­ша­но на чём-то одном, и у нас есть зада­ния очень необыч­ные. Мне нуж­но вре­мя, сей­час я хочу уви­деть одно зада­ние. Нам пока­зы­ва­ют какой-то круг­лый пред­мет, он как дере­вян­ный шарик. Неболь­шой, в ладо­шке уме­ща­ет­ся. И он гово­рит: пред­мет целый, как достать отту­да его состав­ля­ю­щие части, но при этом оста­вить обо­лоч­ку целой. Вот такие зада­ния. Но этот шар как при­мер, речь идёт о дру­гом, более гло­баль­ном, а тут он про­сто пока­зы­ва­ет. Алле­го­рия: как вам раз­ру­шить что-то целое, но при этом оста­вить види­мость того, что оно оста­лось цели­ком. То есть идёт обу­че­ние так­ти­ке какой-то, но это не хуже, не борь­ба, не вой­на, это ско­рее какая-то шпи­он­ская дея­тель­ность. Какое-то внед­ре­ние куда-то, нас учат куда-то внедряться.

- А сколь­ко вас примерно?

- Доста­точ­но мно­го, чело­век 16.

- Все твои ровесники?

- Раз­ные, от 8 до 13 лет.

- А про учи­те­ля что ска­жешь, какой он?

- Он очень непо­нят­ный. Он ника­кой. Он иде­аль­ный, его нель­зя опи­сать, он рабо­тал над этим. Его воз­раст мож­но опи­сать и как 25 и как 60. Его рост сред­ний, его тело­сло­же­ние сред­нее. Его гла­за как у всех, его одеж­да как у всех. Мне кажет­ся, лет 38–40.

- Как бы ты гео­гра­фи­че­ски опре­де­ли­ла эту область, как тебе кажет­ся, где это?

- Море дале­ко доста­точ­но, боль­ше гор­ная мест­ность. Влаж­ность боль­шая. Доста­точ­но теп­ло, зимой быва­ет про­хлад­но, быва­ют даже неболь­шие замо­роз­ки зимой. 16–20 гра­ду­сов в сред­нем. Есть горо­да, есть дерев­ни, у нас не самое ожив­лён­ное место, но близ­ко к жиз­ни. Мы где-то рядом с ожив­лён­ным местом.

- Какая рас­ти­тель­ность? На гори­стой мест­но­сти, может быть, у под­но­жия горы – есть ли дере­вья, трава.

-Да, конеч­но, и дере­вья, и тра­ва, есть даже лес. Доста­точ­но густой. Дере­вья какие-то хвойные.

- И под­ро­сток ста­но­вит­ся масте­ром, най­ди свои пер­вые свер­ше­ния, где ты чув­ству­ешь, что ты успешен.

- У меня на руке лежит боль­шой камень. Дра­го­цен­ный. Он жел­то­ва­то-розо­во­го цве­та. Он не в коль­це, про­сто камень. Он огра­нён­ный. Он свер­ка­ет как брил­ли­ант, я не знаю, что это за камень. Сан­ти­мет­ра 4 в дли­ну и сан­ти­мет­ра 2,5−3 в шири­ну, боль­шой. Я весь какой-то пот­ный, гряз­ный, но я счаст­ли­вый! Я что-то сде­лал и я его добыл, и я не могу про­сто быть спо­кой­ным, хотя нас учат быть спо­кой­ны­ми. Я сме­юсь от сча­стья, я пры­гаю до потол­ка, хотя я не в поме­ще­нии, я про­сто ору, я при­се­даю, у меня как какая-то исте­ри­ка от это­го. Я выпол­нил задание.

- Я его себе конеч­но не остав­лю, я его отдам. Он в прин­ци­пе мне не нужен. Сколь­ко лет мне? Лет мне, навер­ное, 12–13.

- Как тебя зовут?

- У нас нет имени.

- А как к тебе обращаются?

- Уче­ник.

- Хоро­шо. Ты рад и ты выпол­нил зада­ние. Можешь немно­го рас­ска­зать, какое было задание?

- Этот камень нена­сто­я­щий, это стек­ляш­ка. Нам дава­ли зада­ние как соба­кам, как ищей­кам, нам дава­ли зада­ние и пря­та­ли, нам дава­ли под­сказ­ки и зада­ние – най­ти. Пото­му он такой боль­шой и яркий. Какие-то момен­ты, кото­рые мы долж­ны были про­чи­тать меж­ду строк и понять, о чём здесь речь. Здесь не чисто поиск, здесь ещё и надо голо­ву вклю­чать и думать. И были момен­ты, где нас вво­ди­ли в заблуж­де­ние. То есть из 10 пунк­тов два были невер­ны­ми и если ты пове­дёшь­ся на это, ты ниче­го не най­дёшь. Зада­ние на вре­мя, кто пер­вый нашёл, тот и моло­дец. Про­сто на откры­той мест­но­сти, при­мер­но это несколь­ко кило­мет­ров, может быть кило­мет­ра 3, там и лес и что-то… степь. Ниче­го нет, толь­ко колы­шет­ся тра­ва, кусо­чек леса, сле­ва боком построй­ки, надо было най­ти спря­тан­ный этот пред­мет. Я нашёл. На зем­ле было углуб­ле­ние при­род­ное неболь­шое и свер­ху было засы­па­но и зало­же­но какой-то сухой тра­вой, но ори­ен­тир я этот понял, где искать, я знал, что свер­ху тра­ва, я догадался.

- Ликуй. Возь­ми себе эту силу, радость, победу.

- Тут даже не побе­да, даже не сорев­но­ва­ние и не то, что я пер­вый, тут радость, что я смог, уве­рен­ность, что я могу, я не глу­пый и тупой и что я, наобо­рот, я хит­рый, я умный и я мужчина.

- Хоро­шо. Давай пой­дём в твою взрос­лую жизнь, там, где ты мак­си­маль­но рас­крыт. Раз, два, три.

- Горит огонь.

- А что горит?

- Мой дом, моя дерев­ня. Я смот­рю изда­ле­ка. Дерев­ня была у под­но­жия горы, несколь­ко десят­ков неболь­ших доми­ков, какие-то зем­ля­ные наде­лы, где люди сажа­ли рис или тра­ву, кото­рую едят, ово­щи. Даже пти­цы у них. И я вижу какие-то лод­ки сто­ят дере­вян­ные и на пал­ках сох­нут сети, рыбац­кие, навер­ное, эта дерев­ня неда­ле­ко от моря. Она горит, все погиб­ли. И моя мать. И боль­ше у меня нико­го нет. Мне 17. И я про­сто опоз­дал, я при­шёл, когда всё кон­че­но, но даже если б я при­шёл вовре­мя, я не смог бы ниче­го изменить.

- Ска­жи, пожа­луй­ста, поче­му слу­чил­ся пожар?

- Конеч­но, это не слу­чай­ность. Идёт какая-то борь­ба, даже какая-то вой­на, не захват­чи­ка­ми, а меж­ду­усоб­ная вой­на, они делят власть. Какие-то орга­ни­за­ции, какие-то гос­по­да делят день­ги, а их под­дан­ные уми­ра­ют. Я не жил уже дома давно.

- А тут ты при­бли­зил­ся к дому.

- Я про­сто знал, что эту дерев­ню хотят уни­что­жить и я бежал и на чём-то ехал, я хотел мать предупредить.

- Давай посмот­рим, как сло­жи­лась его жизнь после это­го печаль­но­го эпизода?

- Я могу ска­зать, что для себя решил. Меня ниче­го боль­ше не дер­жит в жиз­ни, я готов к смер­ти. Я не боюсь нико­го и ниче­го. И меня как чело­ве­ка оста­лось про­цен­тов 10, про­сто пото­му что надо под­дер­жи­вать физи­че­скую фор­му, что-то есть, где-то спать, для того что­бы выпол­нять… Я при­ни­маю реше­ние: я ста­ну ору­ди­ем убий­ства, я буду убивать.

- Как тебя будут назы­вать? Ты боль­ше не уче­ник, кто ты?

- Тём­ный призрак.

- Ты сей­час смысл передаёшь?

- Это имя.

- Есть ли на тво­ём язы­ке, на кото­ром ты обща­ешь­ся, какое-то обо­зна­че­ние тебя?

- Я толь­ко вижу иеро­гли­фы, но я их моет быть потом зари­сую, когда вый­ду, но я не скажу.

- Иеро­гли­фы, сколь­ко их отдель­но стоящих?

- Он один. Я не пони­маю, но раз­де­ле­ния меж­ду начер­та­ни­я­ми зна­ков нет. Я не знаю, как в япон­ском разделения.

- Это японский?

- Да, конечно.

- Давай посмот­рим, как закон­чи­лась твоя жизнь. Иди в послед­ний год тво­ей жиз­ни, чем ты жил и как ты жил.

- Тут доста­точ­но дол­гая исто­рия. Послед­ние три года я жил чужой жиз­нью, я вхо­дил в дове­рие, я рушил целое, я раз­де­лял его на части. Я вошёл в дове­рие к тем, кто являл­ся мои­ми вра­га­ми и не мои­ми вра­га­ми, а тем, кто являл­ся вра­га­ми мое­му хозя­и­ну. По сек­ре­ту это было лег­ко. Я ниче­го не боял­ся. Я даже желал, что­бы они как-то засо­мне­ва­лись, но никто нико­гда не сомне­вал­ся во мне. Я был таким же подон­ком и него­дя­ем, как они. Я даже полу­чил пару пре­мий от их началь­ства, за осо­бую жестокость.

- А что ты делал?

- Всё то же самое, что они.

- Рас­ска­жи самое жесто­кое, что ты делал в сво­ей жизни.

- Я уби­вал, я гра­бил. Я уби­вал жен­щин и детей.

- Рас­ска­жи, основ­ное твоё ору­жие какое, когда ты убиваешь.

- Нож и меч. В основ­ном нож, неболь­шой, обыч­ный нож, похож на склад­ной перо­чин­ный, но он обо­ю­до­ост­рый и он в кожа­ном чех­ле на поя­се. Вто­рой на верёв­ке воз­ле пра­вой ноги, все­гда у меня два. Меч – это на осо­бо парад­ный, пока­за­тель­ный спо­соб, типа разо­ре­ния дерев­ни и убий­ства всех жите­лей. Ножи все­гда со мной, это мои руки и мои ноги, это часть меня. Три года я жил этой жиз­нью. И я нико­гда не жалел о том, что я сде­лал, бла­го­да­ря тому что я втёр­ся в дове­рие. Меня нача­ли ува­жать, меня нача­ли боять­ся и меня выдви­ну­ли даже на какой-то уро­вень дове­рия сре­ди руко­вод­ства. И бла­го­да­ря тому, что я узнал нуж­ную инфор­ма­цию, я пере­дал это сво­е­му хозя­и­ну и эта орга­ни­за­ция была раз­ру­ше­на пол­но­стью. И когда узна­ли, кто являл­ся пре­да­те­лем, конеч­но, они уби­ли меня.

- Иди в момент смер­ти. Смот­ри со сто­ро­ны. Рас­ска­жи, как его уби­ли, как он умер.

- Я вижу, что двое чело­век дер­жат меня за руки. Я вооб­ще не бежал, не сопро­тив­лял­ся, я как-то знал, что они меня убьют и для меня это было луч­шим реше­ни­ем. Я ждал и я гото­вил­ся к это­му. Двое дер­жат меня за руки, руки в сто­ро­ны. И один под­хо­дит, и этот самый глав­ный, кто у них был, начи­на­ет про­сто изры­гать на меня про­кля­тия. Орёт, что – я дове­рял тебе, какая же ты ско­ти­на пол­ней­шая, как ты мог так при­тво­рять­ся и быть таким прав­до­по­доб­ным, как ты мог обма­нуть меня, какой смер­ти ты заслу­жи­ва­ешь, зна­ет толь­ко тво­рец. У него пла­мен­ная речь, а я сме­юсь, у меня про­сто исте­ри­ка от сме­ха и на самом деле я счаст­лив. И я кри­чу: давай, давай, убей меня. Он еле сдер­жи­ва­ет­ся и поче­му-то там какая-то про­ис­хо­дит загад­ка. Там очень важ­но, как убьют, и я нары­ва­юсь на какой-то спо­соб, кото­рым он уби­вать меня не хочет.

- А что это за способ?

- Он хочет отру­бить мне голо­ву, а я хочу, что­бы он вспо­рол мне груд­ную клет­ку и живот. Я не знаю, поче­му. Это счи­та­ет­ся моей привилегией.

- Ты можешь выбрать спо­соб убийства?

- Нет, я его про­во­ци­рую, что­бы он мне киш­ки выпу­стил, но не отре­зал голо­ву. Так и про­ис­хо­дит. Я его настоль­ко сво­и­ми выска­зы­ва­ни­я­ми злю, он в беше­ном поры­ве под­ле­та­ет и вспа­ры­ва­ет мне живот. Всё, и я падаю.

- Слу­чи­лось, как ты захотел?

- Да, я смеялся.

- Это мгно­вен­ная смерть?

-Да, это быстро.

- Попро­щай­ся с телом, сколь­ко лет тебе было?

- 23.

- Для тех вре­мён, для той куль­ту­ры, 23 – это уже зрелость?

- Да, зре­лый мужчина.

- Есть ли что-то, о чём ты жалеешь?

- Да, о том, что я вооб­ще про­шёл этот путь.

- Поче­му?

- А что мне это при­нес­ло? Толь­ко ненависть.

- Мы посмот­рим об этом в Мире душ. Попро­щай­ся с телом. Ска­жи, пожа­луй­ста, что они сде­ла­ли с остат­ка­ми тела, какой обряд был?

- Ниче­го.

- А где он лежит?

- На зем­ле это­го посе­ле­ния, где они жили. Но так как это посе­ле­ние вско­ро­сти будет заня­то наши­ми, вой­ска­ми хозя­и­на, даже это не вой­ска, они при­дут и всё раз­ру­шат и разо­бьют, они про­сто бро­си­ли и ушли. Но меня потом пре­да­ли зем­ле – наши. Но не хозя­ин, а мои това­ри­щи, те, с кем я. Один узнал меня. Я поня­ла, с голо­вой. Если бы они отру­би­ли мне голо­ву, они бы забра­ли его с собой и моё тело было бы труд­нее опо­знать. И меня бы не смог­ли пре­дать зем­ле. А было такое мне­ние, что тот, кто уво­зит голо­ву вои­на с собой, тот заби­ра­ет с собой его душу. А если смерть как я ска­за­ла, то в обря­де захо­ро­не­ния душа очи­ща­ет­ся от всех гре­хов и ухо­дит наверх чистая. И поэто­му вра­гов уби­ва­ли, отру­бая голо­ву. А вои­нов, кото­рых ува­жа­ли, уби­ва­ли так.

- Дыши и отпус­кай поти­хо­неч­ку. Ска­жи, там есть какое-то обо­зна­че­ние, на том месте, где он лежит в земле?

- Да, в то вре­мя было. Там камень, на нём ещё один камень. И как буд­то какое-то рас­те­ние поса­же­но. Какой-то цве­ток крас­ный. Боль­шой, это даже не цве­ток, это боль­ше как куст и у него вырас­та­ет боль­ше, боль­ше, у него крас­ные листья, осе­нью крас­не­ет, очень кра­си­во. Над­пи­си нет.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

Шаманские путешествия «К ЛУЧШЕЙ ВЕРСИИ СЕБЯ»

«По Пути к себе – есть веро­ят­ность встре­тить­ся с самим собой!»

О каком Пути идет речь?
Что зна­чит встре­тить­ся с самим собой?
Где эта встре­ча может произойти?
Что зна­чит луч­шая вер­сия себя?
Как воз­мож­но встре­тить­ся с собой Лучшим?

Эти и дру­гие вопро­сы, одна­жды, зада­ёт себе каж­дый зре­лый, само­по­зна­ю­щий и само­раз­ви­ва­ю­щий­ся чело­век, кото­рый само­со­вер­шен­ству­ет­ся как лич­ность, кото­рый ищет опыт­ным путем отве­ты на потреб­но­сти Души, кото­рый под­ни­ма­ет себя к вер­ши­нам Духов­но­го позна­ния, кото­рый стре­мить­ся обре­сти АКМЕ.

АКМЕ (от греч. ακμή — вер­ши­на, зенит, выс­шая точ­ка) — озна­ча­ет наи­выс­шую или наи­луч­шую сте­пень дости­же­ния чего-либо: сома­ти­че­ско­го, пси­хо­ло­ги­че­ско­го и соци­аль­но­го состо­я­ния лич­но­сти, а так­же, нрав­ствен­ных, душев­ных и духов­ных вершин.

Телес­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный, тран­спер­со­наль­ный семинар
Шаман­ские путе­ше­ствия К ЛУЧ­ШЕЙ ВЕР­СИИ СЕБЯ —

это путе­ше­ствие к цен­тру глу­бин­ной сути Себя – истин­но­го, чув­ству­ю­ще­го, вос­при­ни­ма­ю­ще­го, пони­ма­ю­ще­го, осо­зна­ю­ще­го, целостного.

Через телес­но-ори­ен­ти­ро­ван­ные прак­ти­ки и тран­спер­со­наль­ные мето­ды, по чет­ко струк­ту­ри­ро­ван­ным с пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния алго­рит­мам участ­ни­ки шаг за шагом, рабо­тая с телом и осво­бож­да­ясь от пси­хо­со­ма­ти­че­ских зажи­мов через дыха­ние, дви­же­ние, звук, обре­тая повы­шен­ную чув­стви­тель­ность и нахо­дясь в осо­знан­ном вос­при­я­тии себя, обре­тут бОль­шую целост­ность, при­бу­дут к ядру сво­е­го Существа.

Воз­не­сён­ные Учи­те­ля и наши Пред­ки назы­ва­ли это состо­я­ние и место внут­ри чело­ве­ка: «Вер­нуть­ся Домой!» или «В своё Духов­ное Серд­це» или «Точ­ка сборки»

При­нять это при­гла­ше­ние – это при­нять вызов Себе!
В ходе семи­на­ра, про­жи­вая от момен­та к момен­ту, участ­ни­ки обре­тут пони­ма­ние, как инте­гри­ро­вать полу­чен­ные инстру­мен­ты само­по­мо­щи в свою реаль­ную жизнь, какие шаги в реа­ли­за­ции себя и сво­их целей сле­ду­ет сде­лать, каким реаль­ным духов­ным потен­ци­а­лом обла­да­ет каждый.

Мы обра­тим­ся к муд­ро­сти наших Пред­ков, и пой­мём, как идти Путём Серд­ца. Мы вер­нём­ся Домой – с любо­вью и ува­же­ни­ем к наше­му Роду. Мы будем дышать, погру­жа­ясь в глу­би­ны сво­е­го Бес­со­зна­тель­но­го, осво­бож­дая свой Дух.

Два дня семи­на­ра – это Тор­же­ство Тела, Души и Духа, Три­умф Осо­знан­но­сти, инсай­ты и оза­ре­ния! В атмо­сфе­ре дове­рия и люб­ви, каж­дый в отдель­но­сти и все вме­сте, мы совер­шим путе­ше­ствия к внут­рен­ней Все­лен­ной, кото­рая помо­жет каж­до­му очи­стить­ся и про­бу­дить силу для реа­ли­за­ции сво­ей счаст­ли­вой жиз­ни! Это при­гла­ше­ние К ЛУЧ­ШЕЙ ВЕР­СИИ СЕБЯ!

Ведущая мероприятия

Ингу­ран Оль­га – кли­ни­че­ский пси­хо­лог, телес­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный тера­пист, регрес­со­лог, шаман­ский прак­тик, веду­щая пси­хо­ло­ги­че­ских тре­нин­гов и семи­на­ров с опы­том рабо­ты 20 лет.

Программа мероприятия

Пят­ни­ца, 23 апреля

17:00 – 20:00 Заезд / реги­стра­ция участников
20:00 – 21:00 Ужин
21:00 – 21:20 Встре­ча груп­пы, откры­тие пространства
21:20 – 23:00 Ввод­ная мини-лек­ция «Струк­ту­ра пси­хи­ки в тран­спер­со­наль­ной пси­хо­ло­гии и ее парал­лель со стро­е­ни­ем миров шаман­ской реальности»

Суб­бо­та, 24 апреля

09:00 – 10:00 Завтрак
10:00 – 13:00 Утрен­ний блок занятий
13:00 – 14:00 Обед
14:00 – 16:00 Сво­бод­ное вре­мя (про­гул­ка, днев­ной сон)
16:00 – 19:00 Днев­ной блок занятий
19:00 – 20:00 Ужин
20:00 – 22:00 Шаман­ский костер
22:00 – 01:00 Баня (по желанию)

Вос­кре­се­нье, 25 апреля

09:00 – 10:00 Зав­трак
10:00 – 13:00
Утрен­ний блок занятий
13:00 – 14:00
Обед
14:00 – 15:00
Сво­бод­ное время
15:00 – 18:00
Днев­ной блок заня­тий. Завер­ша­ю­щий риту­ал бла­го­да­ре­ния про­стран­ства, друг дру­га, поже­ла­ния Ясно­го Виде­ния и реши­тель­но­го наме­ре­ния инте­гри­ро­вать полу­чен­ный опыт в свою Жизнь!
19:00 –
Выезд


Для кого пред­на­зна­чен семинар

  • для тех, кто хочет изме­нить каче­ство сво­ей жизни
  • для тех, кто решил осо­знан­но про­жи­вать свою реальность
  • кто хочет быть в ресурс­ном момен­те здесь и сейчас
  • для лич­но­стей стар­ше 14ти лет любо­го веро­ис­по­ве­да­ния (семи­нар не про­ти­во­ре­чит ни одной из обще­при­ня­тых конфессий)
  • кто нахо­дит­ся в жиз­нен­ном сто­по­ре, не зна­ет куда и как дви­гать­ся дальше
  • для тех, кто хочет «про­ка­чать» свои наме­ре­ния, при­влечь нуж­ные события

Как под­го­то­вить­ся к семинару

  • за 3 дня необ­хо­ди­мо исклю­чить из раци­о­на алко­голь, мясо, белую муку (все х/​б изде­лия, макароны)
  • чет­ко сфор­ми­ро­вать свои намерения/​запросы

Про­ти­во­по­ка­за­ния

  • бере­мен­ность, ГВ
  • онко­ло­гия, эпилепсия
  • сер­деч­но-сосу­ди­стые проблемы
  • повы­шен­ное кро­вя­ное давление
  • воз­раст менее 14ти лет
  • зави­си­мо­сти (любо­го рода)
  • пси­хи­че­ские расстройства
  • после опе­ра­ций менее 6 меся­цев, име­ю­щие све­жие швы
  • инфек­ци­он­ные заболевания

Что необ­хо­ди­мо с собой иметь

  • ков­рик (для заня­тия йогой) или под­стил­ка для лежа­ния + про­стын­ка на коврик
  • поду­шеч­ка для сидения
  • плед или тёп­лая накидка
  • повяз­ка на гла­за (обя­за­тель­но!)
  • спор­тив­ный костюм (брю­ки и толстовка)
  • две фут­бол­ки
  • теп­лые носки
  • смен­ная обувь (тапоч­ки или носки)
  • буты­лоч­ка для воды
  • кон­тей­нер для кон­такт­ных линз (для тех, кто носит линзы)

Отправить заявку

БЕСЕДЫ С ВЫСШИМ Я. «Есть ли вирус?»

Диа­на Орлан 

Бесе­ды с Выс­шим Я. Эпи­зод 4. Есть ли вирус

Изу­чая метод про­ве­де­ния регрес­сий по мето­ду QHHT автор­ства Доло­рес Кэн­нон в цен­тре ее доче­ри Джу­лии, я нача­ла заме­чать очень глу­бо­кие отве­ты Выс­ше­го Я регрес­сан­тов и то, что мно­гие из них несут в себе мно­го­слой­ную муд­рость – посла­ние, направ­лен­ное, как мне видит­ся, боль­ше, чем для двух чело­век, при­сут­ство­вав­ших на сеан­се регрес­сии. Для меня как для регрес­со­ло­га-иссле­до­ва­те­ля важ­но вла­деть раз­лич­ны­ми инстру­мен­та­ми сопро­вож­де­ния чело­ве­ка в тран­со­вом путе­ше­ствии, в регрес­сии или меди­та­ции, для полу­че­ния пер­со­наль­ных отве­тов для мое­го кли­ен­та, и одно­вре­мен­но важ­но нахо­дить воз­мож­ность при­не­сти поль­зу боль­ше­му коли­че­ству людей. Взяв на себя сме­лость, в кон­це сес­сии обще­ния с Выс­шим Я регрес­сан­тов я нача­ла зада­вать вопрос «Есть ли что-то еще, что вы хоти­те пере­дать людям через регрес­сан­та?» – и уже не в пер­вый раз полу­чаю деталь­ный ответ. По воз­вра­ще­нии из тран­со­во­го состо­я­ния регрес­сан­ты под­твер­жда­ют свою готов­ность делить­ся полу­чен­ной инфор­ма­ци­ей с чита­те­ля­ми. Бла­го­да­рю сво­их регрес­сан­тов за щед­рость и пред­ла­гаю вам озна­ко­мить­ся с отве­та­ми, полу­чен­ны­ми во вре­мя регрессии.

Эпи­зод 4. Есть ли вирус

Выс­шее Я регрес­сант­ки отве­ти­ло на её вопро­сы в регрес­сии, про­ве­ден­ной по мето­ду Доло­рес Кэн­нон. Выдерж­ки из регрес­сии пуб­ли­ку­ют­ся с раз­ре­ше­ния регрес­сант­ки. Регрес­со­лог Диа­на Орлан, регрес­сия про­ве­де­на в мар­те 2021 года.

Вопрос: И еще один вопрос задам. Сей­час есть неко­то­рая исте­рия на тему виру­са “Ковид-19”. Явля­ет­ся ли это частью про­цес­са пере­хо­да или это какая-то дру­гая исто­рия, дру­гой процесс?

Ответ: Как-то это заду­мы­ва­лось ина­че. Но то, что про­цесс транс­фор­ма­ции был запу­щен вовре­мя, это бес­спор­но, без сомне­ний. Фор­ма, через кото­рую был запу­щен этот про­цесс, — это одна из веро­ят­но­стей, не самая для све­то­вых сил луч­шая. Нет, не так ска­за­ли. Не самая луч­шая для зем­лян, а для све­то­вых сил всё рав­но, каким спо­со­бом запу­стить, важ­но, что­бы было в это вре­мя запу­ще­но. То есть вот там, на уровне све­та всё очень пра­виль­но, хоро­шо, по пла­ну в этой огром­ной гло­ба­ли­за­ции про­ис­хо­дит. Если спус­кать­ся сюда на уро­вень Зем­ли, чело­ве­ков, созна­ния… как тако­во­го виру­са не существует.

Вопрос: А что существует?

Ответ: Это чет­вёр­тое изме­ре­ние, низ­шие под­уров­ни. То есть, вот этот пере­ход меж­ду 3D и 5D и есть чет­вёр­тое изме­ре­ние – это такой отстой­ник, фильтр. И здесь есть вся­кие циви­ли­за­ции, кото­рые этим вос­поль­зо­ва­лись, и вы их назы­ва­е­те “тене­вое пра­ви­тель­ство” — это всё такие пеш­ки, игры.

Вопрос: И как они повли­я­ли? На что они повлияли?

Ответ: Они вот эту пани­ку запу­сти­ли. Пря­мо они в аго­нии. Вооб­ще-то они пла­вят­ся и горят. Поэто­му они не так силь­ны и поэто­му всё пошло не под их… всё вышло из-под кон­тро­ля, не так, как они хоте­ли. На дан­ный момент вот то, что сей­час на пла­не­те Зем­ля, виру­са нет.

Вопрос: Но люди болеют?

Ответ: Виру­са нет. Оста­лись такие низ­ко­ча­стот­ные энер­ге­ти­че­ские, как бы назвать, это мысле­фор­мы, это создан­ные. Это небиологические.

Вопрос: Мы опять идем к чисто­те мыс­лей, к чисто­те речи, с чего мы сего­дня начали?

Ответ: Вот сей­час на пла­не­те Зем­ля всё чище, чем год назад было.

Вопрос: То есть, это был спе­ци­аль­но год такой, подчищения?

Ответ: Как бы муть такая, она всплы­ла, сей­час она осе­ла. Сей­час чище и речь, и созна­ние, и инфор­ма­ци­он­ное поле – будь то СМИ… Сей­час люди трез­вее, люди про­бу­ди­лись, просну­лись, встрях­ну­лись и про­се­я­лись. Опять к это­му обра­зу золо­та, про­мыв­ки золо­та – про­мы­лись. И сей­час вот в этом сите уже как бы муть-то смы­лась, оста­лись кри­стал­ли­ки, кам­ни, поро­да, золо­то несу­щее или не золо­то несу­щее. То есть, сей­час более уже упо­ря­до­чен­но и струк­ту­ри­ро­ва­но, трез­вее во вся­ком случае.

Вопрос: А есть риск забо­леть обыч­но­му человеку?

Ответ: Чем?

Вопрос: Ковид-19. Вы ска­за­ли, виру­са нет, или он всё-таки есть?

Ответ: Его уже нет. Это уже что-то дру­гое мути­ро­ва­но. Но даже у Оли в этом году есть высо­кая веро­ят­ность. На самом деле, все био­ло­ги­че­ские суще­ства… не все. БОль­шая кри­ти­че­ская мас­са живых существ, чело­ве­ков, долж­на пере­му­ти­ро­вать, да, назо­вём это “пере­бо­леть Кови­дом-19”. Теперь его уже моди­фи­ка­ция, пото­му что эти вак­ци­ны — это еще одни фор­мы это­го кови­да или виру­са, их уже вот размножили.

Зада­ча – инфи­ци­ро­вать, это нор­маль­но. Но раз­ни­ца в том, что­бы ты сде­лал это не по доб­рой воле. То есть, пошёл и уко­лол­ся. Это вот “про­дать душу дья­во­лу”. Это не сра­бо­та­ет, это пере­бо­леть, уме­реть и попасть в эти шесть­де­сят про­цен­тов. Но если он есте­ствен­но попа­дёт каким-то обра­зом, то для тако­го чело­ве­ка, для тако­го “свет­ляч­ка” это будет лег­ко, и его имму­ни­тет лег­ко спра­вит­ся с тем, что попало.

Это не вирус… это такая… пока­зы­ва­ют мне такие штуч­ки – это не живые мысле­фор­мы, не био­ло­ги­че­ские, они так внед­ря­ют­ся. Коро­че, смысл – если “свет­ля­чок”, свет­лая душа, дер­жит свои мыс­ли в высо­ко­ча­стот­ном диа­па­зоне, то есть аффир­ма­ции, уста­нов­ки, чистит эти ирра­ци­о­наль­ные уста­нов­ки, сле­дит за сво­ей речью, сле­дит за сво­им пита­ни­ем, упо­треб­ля­ет вита­ми­ны, это­го доста­точ­но для того, что­бы про­изо­шла транс­му­та­ция на био­ло­ги­че­ском уровне без­бо­лез­нен­но, лёг­ким планом.

Если чело­век идёт и гово­рит, сде­лай­те мне эту вак­ци­ну, или им мани­пу­ли­ру­ют, а таких будет мно­го, это вра­чи, учи­те­ля, воен­ные — это та кате­го­рия, а их шесть­де­сят про­цен­тов. Ими будут мани­пу­ли­ро­вать на соци­аль­ном уровне – либо ты при­ви­ва­ешь­ся, либо тебя уволь­ня­ют. И здесь вра­чи долж­ны соби­рать­ся тоже в груп­пы. Писать про­те­сты или пись­ма. Даже трёх чело­век уже будет доста­точ­но. Если три вра­ча или три педа­го­га или три воен­ных ска­жут, что мы не будем вак­ци­ни­ро­вать­ся, и под­пи­шут эту пети­цию, то они уже объ­еди­нят­ся в сеть све­та. А трёх или боль­ше, вот эти вот груп­пы, – это и будет этот про­цесс, они пер­вые долж­ны про­бу­дить­ся. Те, кто в струк­ту­рах нахо­дит­ся, те души. Пото­му что обы­ва­те­ли, люди, кото­рые идут в эти струк­ту­ры, мы – бОль­шая масса.

Вопрос: Про­цесс поня­тен. Спа­си­бо боль­шое. Есть ли что-то еще, что сей­час цен­но, важ­но знать самой Оль­ге, передавать?

Ответ: Оль­га всё зна­ет. И она зачи­ща­ет свое окру­же­ние, свои свя­зи. Объ­еди­ня­ет­ся в свои све­то­вые кру­ги. Я пря­мо вижу вот такое еди­не­ние, сплав­ле­ние, связь такая. Потом каж­дый поне­сет в свою. Поэто­му мы вхо­дим в мини-груп­пу. Каж­дый сво­им спо­со­бом, каж­дый “свет­ля­чок”. Мы видим и мы при­тя­ги­ва­ем. Сей­час такая кон­цен­тра­ция созна­ния, настоль­ко, у каж­до­го, у одно­го “свет­ляч­ка” сей­час настоль­ко высо­кая чисто­та его созна­ния, что доста­точ­но собрать­ся трём “свет­ляч­кам”, что­бы поле вокруг них было на пять кило­мет­ров. Если в две­на­дца­том году или в 2000 нуж­но было тыся­чи таких “свет­ляч­ков” соби­рать, пото­му что у них была не очень высо­кая чисто­та, то сей­час доста­точ­но три и боль­ше… вот такие груп­пы, крат­ные трём.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

РЕГРЕССИЯ «Лавандовая ведьма»

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка при­хо­дит на регрес­сию с прось­бой выявить эпи­зод из про­шло­го, где заро­дил­ся её страх быть непри­ня­той, кото­рый меша­ет ей сего­дня про­яв­лять­ся и быть види­мой людям.

В ходе регрес­сии она погру­жа­ет­ся в жизнь трав­ни­цы Лау­ры, пред­по­ло­жи­тель­но во Фран­ции. Трав­ни­ца хоро­шо раз­би­ра­ет­ся в тра­вах, соби­ра­ет их и гото­вит настой­ки, мази, сна­до­бья, а так­же про­да­ёт тра­вы мест­ным жите­лям. Её люби­мое рас­те­ние – лаван­да. Одна­жды одно­сель­чан­ки из зави­сти к сво­бод­ной жиз­ни Лау­ры пишут на неё донос и отправ­ля­ют епи­ско­пу в круп­ный город. Какое нака­за­ние ждёт трав­ни­цу, объ­яв­лен­ную ведь­мой, вы узна­е­те из отрыв­ка из регрессии.

- Осень ран­няя. Ещё не силь­но холод­но. Я боси­ком. Тело жен­ское, сред­не­го роста.

- Как одета?

- Какое-то про­стое пла­тье корич­не­вое и фар­тук, тоже какой-то корич­не­вый, немнож­ко свет­лее, мел­кая клетка.

- Что ска­жешь про воло­сы, собра­ны или распущены?

- Они рас­пу­ще­ны, но при­со­бра­ны косын­кой, платком.

- Сколь­ко тебе лет?

- Око­ло сорока.

- Ты зна­ешь своё имя?

- Лау­ра.

- Мож­но я буду тебя так называть?

- Да.

- Лау­ра, что у тебя сей­час на душе?

- Бес­по­кой­ство.

- О чём?

- У меня на руках синя­ки. Это кан­да­лы были.

- Сей­час их нет? Где-то ещё были?

- На ногах тоже, на лодыж­ках синяки.

- Это было недавно?

- С неде­лю назад

- Рас­ска­жи, Лау­ра, куда ты идёшь по это­му лугу, куда направляешься?

- Я в раз­ду­мьях о том, как мне уйти с этих мест.

- От чего уйти?

- Да, от чего уйти. Меня окле­ве­та­ли и поэто­му я была в кан­да­лах. И мне жить здесь, в нашем посе­ле­нии, небез­опас­но дальше.

- Давай пой­дём назад и посмот­рим, что про­изо­шло. Назад, чуть боль­ше, чем за неде­лю до этих собы­тий, смот­ри со сто­ро­ны. Раз, два, три.

- Это наша пло­щадь в посе­ле­нии. Я не знаю, как это назы­ва­ет­ся. Что это.

- Люди есть?

- Да, это как пуб­лич­ное наказание.

- Най­ди чело­ве­ка, кото­рый отдал при­каз о наказании.

- Это свя­щен­ник. Он немест­ный. Он гор­дец. Полу­ча­ет удо­воль­ствие, когда муча­ет кого-то.

- Поче­му имен­но ты, поче­му он муча­ет тебя?

- Пото­му что ска­за­ли, яко­бы я зани­ма­юсь колдовством.

- А ты колдунья?

- Нет.

- А кто ты, Лау­ра? Пере­ме­стись, пожа­луй­ста, чуть назад и расскажи.

- Я травница.

- Сде­лай ещё один ска­чок во вре­ме­ни, в спо­кой­ную обста­нов­ку до это­го. Там, где ты зани­ма­лась сво­ей обыч­ной деятельностью.

- Я живу одна, в уеди­не­нии. Вот ещё поче­му они так гово­рят – пото­му что я не заму­жем. Здесь боят­ся жен­щин. Яко­бы если не заму­жем, зна­чит, заму­жем за дья­во­лом. Глупости.

- Рас­ска­жи про своё жилище.

- Это город­ской дом, два с поло­ви­ной эта­жа. Он не мне при­над­ле­жит цели­ком, но на ниж­нем эта­же две ком­на­ты мои, я живу здесь. Мне пода­ри­ли, что ли, это жильё.

- Ты трав­ни­ца. Как ты в город­ских усло­ви­ях зани­ма­ешь­ся травами?

- Я ухо­жу из горо­да за травами.

- Давай най­дём твою типич­ную про­гул­ку за травами.

- Я ухо­жу ино­гда на несколь­ко дней.

- Идёшь так же, как шла, босиком?

- Нет, сей­час у меня кожа­ные ботин­ки на завязках.

- Удоб­ные?

- Они мяг­кие, да, удоб­ные, кожи­стая мяг­кая подошва.

- В руках что-нибудь есть?

- Да, типа посо­ха. Опи­ра­юсь. И кор­зи­на в дру­гой руке.

- Кор­зи­на из чего сделана.

- Пле­те­ние.

- Сама делала?

- Я умею делать, но не я делала.

- И какое сей­час вре­мя дня?

- Я выхо­жу рано утром.

- Пой­ди по этой доро­ге, очень инте­рес­но, как ты идёшь и о чём твои мысли.

- Я люб­лю ухо­дить, мне нра­вит­ся на при­ро­де уединение.

- Есть люди, с кото­ры­ми ты обыч­но обща­ешь­ся? Кро­ме при­ро­ды есть кто-то, кто тебе дорог?

- Нет.

- Рас­ска­жи про утрен­ний город, из кото­ро­го ты идёшь дальше.

- Ещё не совсем свет­ло, сумер­ки утрен­ние. В основ­ном ещё все спят.

- А зда­ния в основ­ном такие же, как твоё? Такие же двух­этаж­ные или какие-то другие?

- В основ­ном да. Есть одно­этаж­ные. Мощё­ные ули­цы. Кам­нем круг­лым, валу­ном. Это доста­точ­ная цивилизация.

- Хоро­шо. Ты идёшь и где-то город закон­чит­ся. Ты куда пошла сейчас?

- Я пря­мо, по глав­ной ули­це иду. Здесь есть что-то типа ворот, как гра­ни­ца города.

- Они сей­час открыты?

- Да. Про­сто как отме­ти­на, гра­ни­ца города.

- Хоро­шо. Ты выхо­дишь из горо­да. Рас­ска­жи, что меня­ет­ся в обстановке.

- Я иду по доро­ге. Я люб­лю уходить.

- А куда ты обыч­но идёшь?

- Это гор­но-хол­ми­стая мест­ность, я туда иду несколь­ко дней.

- А где ты будешь ночевать?

- Теп­ло. Я ночую в поле. У меня есть покрывало.

- Хоро­шо. Иди даль­ше. Давай уско­рим­ся и ты при­дёшь на то место, где ты соби­ра­ешь травы.

- Я сижу на поляне на сво­ём покры­ва­ле. Сол­неч­но, солн­це гре­ет. Пустынно.

- Какой сей­час месяц?

- Июнь.

- Какие тра­вы будешь соби­рать в июне.

- Тыся­че­лист­ник. Что-то ещё с длин­ны­ми листья­ми, мята, цве­ты жёл­тые мелкие.

- Пах­нут?

- Да.

- Какие-то круг­лень­кие, белень­кие. И ромашка.

- А куда ты их скла­ды­ва­ешь, когда собираешь?

- Я вяжу пуч­ки, скла­ды­ваю в кор­зи­ну, я ещё свя­зы­ваю длин­ную лен­ту из пуч­ков. Длин­ные тра­вы, кото­рые не поме­ща­ют­ся в кор­зи­ну, тыся­че­лист­ник. Я их свя­зы­ваю в лен­ту пуч­ка­ми. Потом про­сто наде­ваю эти лен­ты на плечи.

- Мно­го трав собе­рёшь в этот раз, как тебе кажется?

- Как обычно.

- А что ты потом дела­ешь с травами?

- Я тор­гую ими.

- Не надо их перерабатывать?

- Сушу, делаю сме­си. Ино­гда пере­ти­раю в ступке.

- Ты пони­ма­ешь, что с чем сочетается?

- Да, настой­ки из пере­тёр­тых трав. Мази. На воске.

- Да. Ска­жи, а кто тебя учил этому?

- Бабуш­ка.

- Бабуш­ке уже нет в этот момент?

- Нет.

- Ска­жи, пожа­луй­ста, а тыся­че­лист­ник обыч­но для чего служит?

- Я вижу, что я дым из тыся­че­лист­ни­ка исполь­зую. Что эти пуч­ки, кото­рые свя­за­ны, они сушат­ся, и я под­жи­гаю их, оку­ри­ваю. Полезно.

- У нас тут раз­ное, рав­ни­на. Тут одни рас­те­ния. Потом там есть леси­стая часть. Я иду туда, бли­же к горам.

- А есть у тебя какое-то люби­мое растение?

- Лаван­да. Она в поле.

- А что тебя так раду­ет в лаванде?

- Запах. Бабуш­ка моя так пах­ла лавандой.

- Давай ты сей­час напи­та­ешь­ся лаван­дой, возь­ми это, как ресурс. А цвет какой?

- Сереб­ри­сто-фио­ле­то­вый. Я её соби­раю в пучочки.

- Что будешь делать с лавандой?

- Я, ока­зы­ва­ет­ся, умею дистил­ли­ро­вать масло.

- У тебя есть спе­ци­аль­ные приспособления?

- Да, есть. Кастрю­ля. У меня есть и кол­ба. И в ней мало, когда ред­кие рас­те­ния – лаван­да. Кастрю­ля боль­шая, с крыш­кой. Я раз­жи­гаю костёр, туда поме­щаю рас­те­ния, лаван­ду. Поме­щаю с водой. Воды немно­го. Так, что­бы чуть-чуть при­кры­ва­ло. Мне спе­ци­аль­но дела­ли эту кастрю­лю, она так плот­но, крыш­ка с защёл­ка­ми, защёл­ки­ва­ет­ся. И там есть отвод, он идёт как труб­ка. Не пой­му мате­ри­ал. Вро­де как части метал­ли­че­ские, а где-то что-то вро­де рези­ны. Она идёт через ёмкость с водой. Мас­ло осе­да­ет. А ещё есть ещё один отвод, с кран­чи­ком, сте­ка­ет и я откры­ваю его.

- А что из кра­на течёт?

- Это эссен­ция. Доста­точ­но густая, она как жид­кий мёд.

- А цвет?

- Немно­го желтоватый.

- Как потом будешь использовать?

- По-раз­но­му. Сме­ши­вать. Мож­но делать мазь на осно­ве вос­ка. Воск, жир. Она аро­ма­ти­че­ская мазь. Мож­но исполь­зо­вать как крем, это кос­ме­ти­ка, на дру­гой осно­ве жир. Мыло. Но мыло я сама не варю, я отдаю мас­ло для мыла, про­даю его.

- Что людям боль­ше все­го нра­вит­ся, что поль­зу­ет­ся самым боль­шим спросом?

- Аро­ма­ти­че­ское мас­ло, в чистом виде. Они его берут, нано­сят на шею.

- Как духи?

- Да, мас­ло как духи.

- Ты направ­ля­лась к горам.

- Да. Я тут полу­чаю удо­воль­ствие, спо­кой­ствие. Я сижу на сол­ныш­ке и вяжу пуч­ки, при этом отдыхаю.

- Набе­рись сей­час сил, напитайся.

- Бечёв­ка. Раз, раз. Помо­та­ла несколь­ко раз и какой-то узел спе­ци­аль­ный, они потом лег­ко отма­ты­ва­ют­ся. Они не поме­стят­ся в кор­зин­ку, я их смо­таю и на плечо.

- И сей­час иди, пожа­луй­ста, впе­рёд, когда тебя окле­ве­та­ли и вот пло­щадь, где идёт пуб­лич­ное нака­за­ние. Смот­ри со сто­ро­ны. Что происходит?

- Меня жен­щи­ны окле­ве­та­ли. Пото­му что я не заму­жем. Они зави­ду­ют моей сво­бо­де. Они при­вя­за­ны к домам, к семьям.

- Ты как вза­и­мо­дей­ство­ва­ла с эти­ми женщинами.

- Осо­бо никак, я им про­да­ва­ла тра­вы. Зависть. То, что я сама живу, сама зара­ба­ты­ваю. Что я могу уйти из горо­да в любой момент.

- А что они сделали?

- (сме­ёт­ся) Они счи­та­ют, что я совра­щаю мужчин.

- А ты совра­ща­ешь мужчин?

- Мне это не надо. Они это не пони­ма­ют. Они гово­рят, что я когда ухо­жу из горо­да, я там встре­ча­юсь с муж­чи­ной, за городом.

- А ты можешь как-то оправдаться?

- Я не могу, пото­му что нет свидетелей.

- Най­ди момент, когда идёт важ­ный момент, тебя окле­ве­та­ли и кто-то начи­на­ет при­ни­мать меры.

- Да, они напи­са­ли сооб­ще­ние, пись­мо. Несколь­ко чело­век гово­ри­ли. Они злые, он сво­ей жиз­ни несчаст­ли­вой. Они сго­во­ри­лись, от зави­сти. Они напи­са­ли пись­мо в епархию.

- Пись­мо видишь? На чём написано?

- Жёл­тая такая бумага.

- А чем написано?

- Пером?

- И цвет чернил?

- Чёр­ный.

- Текст внутри?

- Да.

- Про­чи­тай, пожа­луй­ста, текст. На что похо­же, какой язык?

- Мне кажет­ся, это фран­цуз­ский. Рас­плы­ва­ет­ся текст. Око­ло деся­ти стро­чек. Смысл в том, что они сооб­ща­ют, что живёт ведь­ма в посе­ле­нии, совра­ща­ю­щая муж­чин. Не заму­жем и ухо­дит из горо­да. За горо­дом прелюбодействует.

- А под­пись есть?

- Тут они напи­са­ли свои име­на в спи­сок. Бел­ла, Афье­та, Мария, Вильетта.

- И куда при­шла бумага?

- Они отда­ют поч­та­льо­ну, запе­ча­та­на вос­ко­вой печа­тью. Он достав­ля­ет пись­мо в глав­ный город.

- И куда попа­да­ет письмо?

- Это зда­ние, цер­ков­ное, но не цер­ковь. Это как обитель.

- Кто-то про­чтёт это письмо?

- Да, они пере­да­ют сна­ча­ла млад­ше­му послуш­ни­ку. А на пись­ме напи­са­но «кар­ди­на­лу». Печать и напи­са­но, что пись­мо для кардинала.

- Ты зна­ешь имя кардинала?

- Нет, я нико­гда этим не инте­ре­со­ва­лась. Пись­мо откры­ва­ют рань­ше. Послуш­ник несёт его в кан­це­ля­рию, вижу, чело­век, писарь, пишет. Он вскры­ва­ет письмо.

- Какая реакция?

- Вспыш­ка гне­ва. Даль­ше он несёт пись­мо стар­ше­му. Епископу.

- Ты его в нача­ле видела?

- Да. Он приехал.

- Рас­ска­жи про это­го человека.

- Он жёст­кий, он любит власть. И он полу­ча­ет удо­воль­ствие, когда чув­ству­ет свою силу.

- Нико­го тебе не напо­ми­на­ет из дру­гих жизней?

- Нет.

- Хоро­шо. Чуть уско­рим­ся. Про­сле­ди, в какой момент он решил осу­дить жен­щи­ну имен­но на такое, пуб­лич­ное наказание.

- Он реша­ет сра­зу. Он заго­рел­ся жела­ни­ем ехать. Он дав­но был в нашем горо­де. Ехать и пока­зать себя, утвер­дить­ся в сво­ей власти.

- Смот­ри обзор­но. Ка кон добирается?

- Они едут с деле­га­ци­ей. Несколь­ко воен­ных. Охра­на. А он в каре­те. Четы­ре лоша­ди, чёр­ная карета.

- Сколь­ко ему ехать?

- Сут­ки.

- Ему нуж­но куда-то заяв­лять по приезду?

- Да, он идёт в мест­ную цер­ковь к пас­ты­рю. Пас­тырь испу­ган. Он в рас­те­рян­но­сти от тако­го визи­та высо­ко­го сана.

- Он зна­ет про Лауру?

- Да, мы зна­ко­мы. Он испу­ган, но он ниче­го не может сде­лать. Он не в силах вли­ять. И он боит­ся засту­пить­ся, ина­че он тоже пой­дёт под нака­за­ние. И его сни­мут с должности.

- Чуть-чуть впе­рёд на несколь­ко часов переместись.

- Глав­ная пло­щадь, воз­вы­шен­ность, помост. Он гово­рит свою гнев­ную речь. Он так эмо­ци­о­наль­но, со зло­стью, гово­рит, что чест­ные жите­ли в нашей общине, а тут отро­дье дья­во­ла, ведьма.

- Люди слы­шат это?

- Да, люди собра­лись, они испу­га­ны. А те, кто писа­ли, раду­ют­ся, но при этом они тоже испуганы.

- Где ты, Лаура?

- Я дома, в горо­де. Я зани­ма­лась сво­и­ми дела­ми. Он закон­чил свою речь, и они вме­сте с его охра­ной гор­де­ли­во шеству­ют, охра­на сза­ди, он во гла­ве. Какой-то муж­чи­на пока­зы­ва­ет, где мой дом, ему при­ка­за­ли и он бежит и при­слу­жи­ва­ет. Я уви­де­ла в окно, что какая-то тол­па дви­га­ет­ся. У меня сна­ча­ла инте­рес и какая-то опас­ка, что тут тво­рит­ся. Они выби­ва­ют дверь, даже не стучась.

- Ты бы не открыла?

- Я бы откры­ла. Они даже не про­бо­ва­ли с доб­ром вой­ти. Я испу­га­на. Я неда­ле­ко от две­ри, я сиде­ла за сто­лом, рабо­та­ла с тра­ва­ми, сме­си делала.

- Но она не может ниче­го сде­лать. Неку­да прятаться.

- Что там у неё внут­ри. Страх?

- Страх, непо­ни­ма­ние того, что про­ис­хо­дит. Шок. Епи­скоп кри­чит, вме­ня­ет, власт­но. Гово­рит, име­нем церк­ви отро­дье дья­во­ла, я заклю­чаю тебя под стражу.

- Сей­час со сто­ро­ны смот­ри. Под стражу.

- Да, его охра­на, с кото­рой он при­е­хал. Чет­ве­ро. Они под­хо­дят. Наде­ва­ют на руки и на ноги кандалы.

- Посмот­ри на кан­да­лы, из како­го они материалы.

- Металл, тяжё­лый. Закреп­ля­ет­ся как две пла­сти­ны, посе­ре­дине пла­сти­на для рук и ног, круг­ля­ши, как тис­ки, сжи­ма­ют руки и ноги и здесь отвер­стия, вде­ва­ют­ся бол­ты закру­чи­ва­ю­щи­е­ся. Плот­но закру­чи­ва­ют и руки и ноги. И от них цепи, соеди­ня­ют­ся и руки и ноги, две цепи соеди­ня­ют­ся в одну, ещё и на шею одевают.

- Ты ходить сможешь?

- Тяже­ло идти. Ноги свя­за­ны, вот так пере­став­ля­ешь, как пинг­вин­чик (пока­зы­ва­ет)

- А конец цепи?

- Его дер­жит охран­ник, как-то подёр­ги­ва­ет, пошли давай. То, что на шее, более-менее сво­бод­но, но тяжё­лое. Цепь идёт от шеи к кан­да­лам на руках.

- Давай уско­рим­ся, пусть она при­дёт туда, куда долж­на прий­ти. Мы уже зна­ем, что она осво­бо­дит­ся. Что про­изо­шло на площади?

- Там, на помо­сте, где он гово­рил свою речь, пока его не было, оста­но­ви­ли колод­ки деревянные.

- И когда Лау­ра при­шла, что с ней делают?

- Сня­ли руки и шею, ноги оста­ви­ли в колод­ках. И в эти дере­вян­ные колод­ки руки и голову.

- И зачем так сто­ять на пло­ща­ди, в чём смысл?

- Они гово­рят, что­бы я рас­ка­я­лась. Что­бы при­зна­лась в том, как я совра­ща­ла мужчин.

- Что будешь делать, Лаура?

- Мне не в чем рас­ка­и­вать­ся. Я гово­рю, мне не в чем рас­ка­и­вать­ся. Они не верят, издеваются.

- А толпа?

- Ещё непри­ят­ная вещь, они сры­ва­ют пла­тье с меня. Мне боль­но и обидно.

- Смот­ри со стороны.

- Я со сто­ро­ны смот­рю. Её обес­че­сти­ли, сорва­ли пла­тье. Она вынуж­де­на голы­шом сто­ять посре­ди пло­ща­ди в этих колодках.

- Да, это позор. Там заро­дил­ся твой страх быть непринятой?

- Да, неспра­вед­ли­вость, непонимание.

- Если бы мож­но было бы им ска­зать без цен­зу­ры, что бы ты сказала?

- Я гово­рю: не пони­маю, поче­му вы это дела­е­те? Я дела­ла для вас доб­ро и лечи­ла детей. Они при­хо­ди­ли ко мне. Даже эти жен­щи­ны при­хо­ди­ли ко мне за тем, что им было нуж­но. Ниче­го дру­го­го, я чужо­го не бра­ла. Я невиновна.

- Идём в точ­ку смер­ти. А до это­го ты осво­бо­дишь­ся из кан­да­лов? Как это происходит?

- По веле­нию епи­ско­па меня долж­ны дер­жать так пять суток. Если я рас­ка­юсь, то меня рань­ше отпу­стят. Но я вижу, что меня уже на тре­тьи сут­ки отпу­стят, меня не дер­жа­ли пять.

- С тебя сня­ли всё?

- Да.

- Как тело себя чувствует?

- Обес­си­лен­но. Меня осво­бо­ди­ли, пото­му что наш пас­тырь раз­го­ва­ри­вал, всё-таки пытал­ся к разу­му взы­вать, что­бы сжалились.

- На пас­ты­ря посмот­ри, пожа­луй­ста. Нико­го не узна­ёшь из дру­гих жизней?

- Мне кажет­ся, что это сей­час один из моих дру­зей. Меня сни­ма­ют рань­ше, на тре­тьи сут­ки. Тело висит, сил нет.

- Идти можешь, Лаура?

- Нет, меня на носил­ках несут.

- Куда тебя несут?

- Домой.

- Дома сте­ны помо­га­ют. Сколь­ко тебе надо вре­ме­ни, что­бы восстановиться?

- Я вижу, что пас­ты­рю нель­зя было ко мне прий­ти. Он хотел бы прий­ти. Он хотел помочь, но ска­за­ли бы, что я его совра­ти­ла. Он попро­сил одну жен­щи­ну помочь мне, обмыть, одеть.

- Отле­жишь­ся? Отде­лись о неё немнож­ко, дыши.

- Где-то двое суток про­шло. Эта жен­щи­на меня кор­ми­ла бульо­ном. Оде­ла меня во что было. Толь­ко на вто­рые сут­ки я вста­ла и я пошла за город.

- Там мы тебя уви­де­ли с синяками?

- Да.

- Иди туда, за город. Ты зна­ешь, при­ро­да все­гда дава­ла тебе ресурс, пусть она тебя и сей­час наполнит.

- Я стою босы­ми нога­ми на поляне, ощу­щаю зем­лю. Я пони­маю, что боль­ше не смо­гу жить в этом горо­де после этих собы­тий. Мне надо ухо­дить куда-то, но я не знаю куда. Я поду­ма­ла о том, что­бы уйти куда гла­за гля­дят. Я в раз­ду­мьях. Надо уйти.

- Чем пах­нет сей­час луг, где ты нахо­дишь­ся? Гово­ришь, нача­ло осени?

- Да, пожух­лая такая тра­ва. Вете­рок такой, чуть про­хлад­но уже.

- Мы пой­дём в ещё одну точ­ку во вре­ме­ни. Пере­ме­стись пожа­луй­ста, в самый послед­ний момент жиз­ни Лау­ры, как про­хо­дит послед­ний день её жиз­ни, смот­ри со стороны.

- Это дру­гой город, даже не город, малень­кое посе­ле­ние. В рай­оне шести­де­ся­ти лет,

- Там поспокойнее?

- Да. Я вижу, что меня дер­жит за руку муж­чи­на. Он и друг мой и муж. Когда я сюда при­шла, мы встре­ти­лись и я оста­лась у него.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

Беседы с Дианой ОРЛАН. Психолог-консультант, регрессолог Ильдар САФАРОВ

Цикл про­грамм «БЕСЕ­ДЫ с Диа­ной ОРЛАН» на кана­ле ТВ Экс­т­ра.

Гость ново­го выпус­ка Иль­дар Сафа­ров – пси­хо­лог-кон­суль­тант, регрес­со­лог, док­тор фило­со­фии, член экс­перт­но­го сове­та АСИОГПР.

Часть 1

  • Для чего мы живём?
  • Помощь гештальт терапии
  • Спи­раль времени

Гештальт тера­пия – направ­ле­ние в пси­хо­ло­гии, кото­рое помо­га­ет осо­знать и про­ра­бо­тать непро­жи­тые чув­ства, свои потреб­но­сти, неза­вер­шён­ные ситу­а­ции, а так­же взять ответ­ствен­ность на себя за свою соб­ствен­ную жизнь. Осно­ва­те­лем дан­ной тера­пии явля­ет­ся Фри­дрих Пёр­лз. В пере­во­де с немец­ко­го сло­во гештальт озна­ча­ет «образ», «фигу­ра», «облик», «целост­ность». Гештальт тера­пия заро­ди­лась на сты­ке пси­хо­ана­ли­за, гештальт­пси­хо­ло­гии, фено­ме­но­ло­гии и восточ­ных духов­ных уче­ний и практик.

Часть 2

  • О лич­ном зна­ком­стве с Доло­рес Кэннон
  • Регрес­сия как точ­ка пере­се­че­ния раз­лич­ных видов психотерапии
  • Регрес­сия как спо­соб транс­фор­ма­ции чело­ве­че­ско­го сознания

Часть 3

  • Про­шлые жиз­ни детей
  • Регрес­со­ло­гия и науч­ный подход
  • Тран­со­вые состо­я­ния сознания
  • О пси­хо­ло­ги­че­ской Силе
  • Сфе­ра Непо­знан­но­го в мире регрессолога

Девоч­ка с опер­ным голо­сом: https://youtu.be/qDqTBlKU4CE​

Для вас мы при­го­то­ви­ли новые серии интер­вью с инте­рес­ны­ми людь­ми! Смот­ри­те на кана­ле ТВ ЭКС­Т­РА!

РЕГРЕССИЯ «Жрец Анубиса»

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка Мария (имя при­во­дит­ся с раз­ре­ше­ния регрес­сант­ки) погру­жа­ет­ся в жизнь жре­ца, кото­рый вза­и­мо­дей­ству­ет с сила­ми при­ро­ды и с одной из мощ­ных энер­гий, кото­рую он назы­ва­ет Ану­би­сом, одним из богов, силой, подоб­ной смерчу.

Более подроб­ное опи­са­ние миро­воз­зре­ния един­ства сил и осо­бен­ной расы, кото­рую пред­став­ля­ет жрец, при­ве­де­но в регрессии.

Вре­мя дей­ствия назы­ва­ет­ся как 2 тыся­че­ле­тие до н.э., совре­мен­ное назва­ние зем­ли – Палестина.

- Спра­ва фигур­ка. Ану­бис. В пра­вую руку. Чёр­ная, она не очень высо­кая, то есть моя пра­вая рука может касать­ся голо­вы и меж­ду ушей. Уши такие боль­шие у него.

- Ты в ладо­ни держишь?

- Я ладо­ни впус­каю в эту фигур­ку. Она чёр­ная, это мине­рал какой-то. Не желез­ная, не каменная.

- Когда ты вза­и­мо­дей­ству­ешь с этой фигур­кой, ты что-то ощу­ща­ешь особенное?

- Закру­чи­ва­ет. Уши такие боль­шие. Мор­доч­ка узкая. Сидит. Сидя­щий на попе, нель­зя так гово­рить, срав­не­ние очень гру­бое, что­бы про­сто пере­дать идею.

- Ты наме­рен­но каса­ешь­ся и закру­чи­ва­ешь­ся, это не случайность?

- То, что каса­юсь, не слу­чай­ность, то, что закру­чи­ва­ет — это след­ствие, види­мо. Меня­ет­ся. В кон­такт вхо­дишь, меня­ют­ся неко­то­рые пара­мет­ры про­стран­ства и тело сжимает.

- А тело чело­ве­че­ское, ты человек?

- Да, но и не сжи­ма­ет­ся, наобо­рот, увеличивается.

- Хоро­шо. Доде­лай эту прак­ти­ку, посмот­рим эффект.

- Это не прак­ти­ка, не то, что я это делаю и это цель. Это про­сто свой­ство, когда ты вхо­дишь, сопри­ка­са­ешь­ся с Ану­би­сом, в част­но­сти. Даже когда я о нём думаю, наблю­даю его, созер­цаю. Начи­на­ет что-то в теле происходить.

- Что ты зна­ешь об Ану­би­се, о чём он, что это за энер­гия такая?

- Он боль­шой. А фигу­ра его, очень упро­щён­но, как ава­тар. Некий соби­ра­тель­ный образ.

- А поче­му у него такая форма?

- Так сло­жи­лось. Гово­рить об Ану­би­се как о при­род­ной силе, могу дать ответ, что это срод­ни пес­ча­ной буре в пустыне, когда тём­ный песок под­ни­ма­ет­ся вверх. Вы это назы­ва­е­те смерч. Пыле­вой смерч. Чёр­ный песок, я бы мог ска­зать, что это про­яв­ле­ние Ану­би­са. Одно из про­яв­ле­ний, ты спра­ши­ва­ешь, что это за энергия.

- Это опас­но для обыч­но­го человека?

- Для непод­го­тов­лен­но­го, да.

- А ты под­го­тов­лен? Ты гово­ришь о себе в муж­ском роде. Кто ты?

- При­хо­дит, жрец. Да, в муж­ском роде. Да, и?

- Ты жрец. Кому ты слу­жишь или помо­га­ешь кому-то?

- И так, и не так, не совсем корректно.

- Гово­рят, что жрец – посред­ник меж­ду бога­ми и людь­ми, так ли это?

- Отча­сти.

- А чем ты зани­ма­ешь­ся в тече­ние дня, пока­жи нам.

- Я ска­жу так. Долж­но быть под­го­тов­лен­ное тело, что­бы мочь. Ска­жу, что­бы ты поня­ла. Есть стол­бы, там, элек­три­че­ские. Есть столб, есть про­вод. А есть типа транс­фор­ма­то­ра. И это как пере­ход­ник. И транс­фор­ма­тор в стол­бе как бы явля­ет­ся и носи­те­лем частей той энер­гии тока. И он одно­вре­мен­но как бы при­над­ле­жит стол­бу. Эле­мент, кото­рый объ­еди­ня­ет два нача­ла с несов­ме­сти­мы­ми свой­ства­ми. Ток и столб. А этот транс­фор­ма­тор поз­во­ля­ет току и стол­бу объ­еди­нить­ся. Так же и я, моё тело как транс­фор­ма­тор. Оно поз­во­ля­ет в себе объ­еди­нить миры. Мир чело­ве­ков и мир этих сил, кото­рые вы назы­ва­е­те богами.

- Ты гово­ришь «боги», их мно­го? Кро­ме Ану­би­са кто-то ещё есть?

- Вы так назы­ва­е­те, «боги», это силы, кото­рые про­яв­ля­ют­ся, нахо­дят своё отра­же­ние. Один из эле­мен­тов — это чёр­ный вихрь. Есть дру­гие силы, так про­яв­ля­ют­ся как мор­ская вол­на, омы­ва­ю­щая ноги — это тоже сила. И рас­свет­ное солн­це. Пусты­ня — это тоже сила, раз­ные проявленности.

- Ты как буд­то пере­чис­ля­ешь сти­хии природы.

- Не совсем сти­хии, раз­ные про­яв­лен­но­сти. Сти­хии в том чис­ле, но сти­хи­я­ми это не ограничивается.

- Есть ли что-то или кто-то, кого ты пред­по­чи­та­ешь в сво­ём взаимодействии.

- Невоз­мож­но, пото­му что всё явля­ет­ся важ­ным и каж­дый эле­мент игра­ет свою неотъ­ем­ле­мую важ­ней­шую роль. Как мож­но выклю­чить солн­це на рас­све­те, оста­вив толь­ко закат? Как мож­но выклю­чить пыль­ную бурю, выклю­чить песок? Или небо, или обла­ко. У меня нет пред­по­чте­ний. Я смот­рю широко.

- Ты зна­ешь, кто всё это создал?

- Всё посто­ян­но меня­ет­ся. Всё посто­ян­но в дви­же­нии и во вза­и­мо­дей­ствии и всё на всё вли­я­ет. Это жизнь. Нель­зя заста­вить её заме­реть, толь­ко пото­му что тебе хочет­ся это­го. Нель­зя выдер­нуть какой-то из эле­мен­тов. Нель­зя замо­ро­зить живое. Кто создал, я не знаю, это про­сто как данность.

- Ты гово­ришь про людей, ты гово­ришь «чело­ве­ки», какие они в то вре­мя, когда ты там?

- Сует­ные. Да. Мало что меня­ет­ся, при­ро­да чело­ве­ка такая. Суетность.

- А как ты справ­ля­ешь­ся со сво­ей при­ро­дой чело­ве­ка? Ты тоже человек?

- И да и нет, отчасти.

- Ска­жи, а ты тело своё тре­ни­ро­вал, ты гово­ришь, тело долж­но быть подготовлено?

- Моё тело отли­ча­ет­ся по ощу­ще­ни­ям от тел других.

- А чем?

- Гене­ти­кой.

- То есть ты чело­век, но не совсем чело­век? То ещё в тебе есть, кро­ме человеческого?

- Есть пони­ма­ние, что дру­гая генетика.

- У тебя есть имя, жрец?

- Есть. Оно на «тон» заканчивается.

- Ты зна­ешь, какое лето­ис­чис­ле­ние сей­час у людей там, где ты есть?

- Отно­си­тель­но чего?

- У людей есть исчис­ле­ние, до нашей эры и после.

- До Хри­ста. Я соот­но­шу это с вашим вре­ме­нем. Два тыся­че­ле­тия до Христа.

- А мож­но узнать про вас. Как назы­ва­ет­ся ваша земля?

- Совре­мен­ная тер­ри­то­рия – Пале­сти­на, у вас сей­час называется.

- Там осо­бен­ный кли­мат, как ты его воспринимаешь.

- В тот момент, где я сей­час, ком­форт­но, там нет удуш­ли­во­го зноя, нет холо­да. У меня такое ощу­ще­ние есть, что кли­мат поме­нял­ся. Сей­час там менее комфортно.

- А у вас есть вода, дале­ко ли она от тебя?

- Пря­мо сей­час воды не вижу перед собой, но есть инфор­ма­ция, что да, вода есть.

- Мне очень инте­рес­но, как живут люди. Есть ли у них иерар­хия, какой уклад.

- Ты по пово­ду тела спра­ши­ва­ла. Я пом­ню этот вопрос. Мне надо соот­не­стись с чело­ве­ка­ми. Оно у меня высокое.

- В мет­рах скажешь?

- Выше, чем чело­ве­че­ское обыч­ное тело. Ноги вытянутые.

- А как люди к тебе отно­сят­ся, не пуга­ет твоя внешность?

- Не инте­ре­со­вал­ся нико­гда. Я выше сред­не­ста­ти­сти­че­ско­го. Навер­ное, бли­же к двум метрам.

- А в осталь­ном по физио­ло­гии, тебе нужен воз­дух, тебе нуж­на еда?

- Да, конеч­но. Тело менее коре­на­стое, чем у людей. У них кость широ­кая. У меня тело более тон­кое, более вытя­ну­тое, более гар­мо­нич­ное. Чело­век коре­на­стый, у жен­щин жир на боках, на бёд­рах, гар­мо­ния чуть нару­ше­на. У меня более гар­мо­нич­ное тело, без диспропорций.

- И ты муж­чи­на. Есть ли в тво­ей жиз­ни женщина?

- Нет.

- Отку­да ты появил­ся, ты зна­ешь? У тебя были родители?

- Оче­вид­но, да.

- Здесь же или ты из како­го-то дру­го­го места?

- Я из зёр­ныш­ка появил­ся (сме­ёт­ся).

- Рас­ска­жи о себе.

- Это срод­ни расы. Расы — это очень укруп­нён­но, это некие рода. Как раз пото­му что раса опре­де­ля­ет­ся набо­ром опре­де­лён­ных гене­ти­че­ских фак­то­ров. Мы тоже, мы сто­им особ­ня­ком от людей и не сме­ши­ва­ем­ся, нет. А люди не могут быть про­вод­ни­ка­ми, у них тело не поз­во­ля­ет выдер­жи­вать те про­яв­ле­ния богов, как они их назы­ва­ют. Боги — это всё очень при­ми­тив­но, это раз­де­ле­ние опять. Бог такой, бог сякой. Они (люди) так мыс­лят, пото­му что по-дру­го­му не могут. У них так ум устро­ен. Они пони­ма­ют, толь­ко когда раз­де­ля­ют. Они могут изу­чать что-то, ото­рвав. Как ромаш­ка, они не могут в целом вос­при­ни­мать ромаш­ку, им надо толь­ко по листи­кам отры­вать и каж­дый листик рас­смат­ри­вать. Не могут охва­тить сво­им зна­ни­ем, сво­им разу­мом всё сра­зу, всю бес­ко­неч­ную пере­мен­чи­вую изме­ня­ю­щу­ю­ся пре­крас­ную исти­ну. Тело не поз­во­ля­ет и генетика.

- То есть на самом деле всё в боль­шем един­стве, чем кажет­ся людям и раз­де­ле­ние искусственно?

- Одно­знач­но.

- Поз­же люди ста­ра­ют­ся раз­ви­вать­ся и в 21 веке они стре­мят­ся к тако­му взгля­ду, что такое един­ство и боль­шее. Может быть, дашь совет, как при­бли­зить­ся к тако­му взгля­ду, без разделения?

- Я думаю, здесь важ­на гене­ти­ка всё же.

- То есть, кому-то дано, кому-то нет?

- Отча­сти.

- Пото­му что если ты, транс­фор­ма­тор, дела­ешь из кам­ня или из пла­сти­ли­на или сле­пишь из кус­ка хле­ба, то он не будет испол­нять свою функ­цию, он либо раз­ру­шит­ся провод.

- Тох­на­тон. Да, «п» не было буквы.

- Тох­на­тон, ты зна­ешь про Машу, кото­рая при­шла к тебе, чув­ству­ешь её? У неё мно­го раз­ных опы­тов было. И сей­час она при­шла к тебе. Повза­и­мо­дей­ству­е­те с ней?

- Я не знаю, о чём с ней вза­и­мо­дей­ство­вать (сме­ёт­ся).

- Что слу­чи­лось с людь­ми, тогда они были одни, сей­час Пале­сти­на совсем другая.

- Что ты име­ешь в виду?

- Тогда было боль­ше вели­чия у людей?

- У людей все­гда что-то меня­ет­ся. Они как мура­вей­ник, кото­рый не может заме­реть ни на секун­ду, навер­ное, это их свой­ство такое, при­ро­да. У меня чуть дру­гая при­ро­да. Здесь от раз­де­лён­но­сти идёт. Они отде­ле­ны от мира. Очень упро­щён­но я гово­рю. Из-за чего у людей всё это про­ис­хо­дит – отде­лён­ность, нет тако­го поня­тия как «я» отдель­но, и «жизнь» – у людей есть раз­де­ле­ние. Пото­му у людей посто­ян­но про­ис­хо­дит суе­та. Как живот­ное, соба­ка воро­ча­ет­ся и не может угнез­дить­ся на сво­ей под­стил­ке. У них такое свой­ство есть, у меня нет жела­ния суе­тить­ся, пото­му что я вижу и не отде­ляю себя от жиз­ни. Я и есть жизнь. Как может суе­тить­ся закат или при­бреж­ный песок. Я и есть это и то, я неот­де­лим. У людей всё вре­мя что-то про­ис­хо­дит, у них есть эта раз­де­лён­ность. Всё осталь­ное от раз­де­лён­но­сти, так они суе­тят­ся, сяк, вой­на, исто­рия, встре­чи, раз­го­во­ры, поли­ти­ка – всё от разделённости.

- Ещё хочу спро­сить про Ану­би­са. Поз­же будут ли с ним вза­и­мо­дей­ство­вать как с силой?

- Очень мощ­ный. Я пере­во­жу, очень слож­но на язы­ке опи­сать его при­ро­ду. Без­гра­нич­ная мощь. И чело­век по сво­ей при­ро­де боит­ся в нём рас­тво­рит­ся, впу­стить в себя, пото­му что он чело­ве­ка сотрёт – то, что вы назы­ва­е­те лич­ность, «я» и от чело­ве­ка в плане лич­но­сти ниче­го не оста­нет­ся. У меня нет лич­но­сти, иден­ти­фи­ка­то­ра, я открыт и могу вза­и­мо­дей­ство­вать с этой силой. Я ему отда­юсь попро­сту, я про­во­жу его. Я не упи­ра­юсь. Люди упи­ра­ют­ся, они не могут впу­стить. Созда­ют ста­ту­эт­ки — это очень упро­щён­ная форма.

- А ты гово­ришь, что совре­мен­ное назва­ние этой зем­ли – Пале­сти­на, а как вы назы­ва­лись тогда?

- При­хо­дит «Зем­ля богов».

- Ты зна­ешь, кто стар­ший у людей в этот момент?

- Да.

- Какой он? Бог или чело­век, кто он?

- Надо най­ти ещё. Не могу ска­зать, что часто с ним. Они кра­си­вые, гене­ти­ка тоже у них другая.

- Как у тебя?

- Схо­жая, мы как одной расы.

- И он зна­ет про тебя?

- Да, зна­ет. Ты же зна­ешь сво­их соседей.

- Может быть, жрец слу­жит стар­ше­му у людей. Но ты похож на независимого.

- Это не так. Слу­же­ние — это поня­тие чело­ве­че­ско­го поряд­ка. Как ты можешь слу­жить, если ты есть всё? Кому ты можешь служить?

- Быва­ет такое, что к тебе кто-то обра­ща­ет­ся с просьбой?

- Да.

- А о чём они обыч­но просят?

- Ерун­ду вся­кую. Уро­жай, вот тако­го поряд­ка (сме­ёт­ся).

- Хоро­шо. Сколь­ко ты жил?

- Доль­ше, чем чело­ве­че­ское тело. Они живут лет 60.

- А ты?

- Подоль­ше, где-то 120–130.

- Про­сто инте­рес­но, у тебя тоже ста­ре­ет орга­низм, у людей ста­ре­ет, ветшает.

- Есть такой процесс.

- Спа­си­бо тебе боль­шое. Если нуж­но что-то напо­сле­док, сде­лай, пока­жи свою силу.

- Силу? Как ты хочешь, что­бы я это сделал?

- Я хочу ещё один шаг от раз­де­ле­ния к един­ству, ещё одну подсказку.

- Смот­ри. Ты садишь­ся и рука­ми зачер­пы­ва­ешь горсть пес­ка. Песок. И начи­на­ешь его пере­сы­пать из одной ладо­ни в дру­гую, наблю­да­ешь за игрой пес­чи­нок. Какие-то пес­чин­ки уно­сят­ся вет­ром, какие-то пада­ют на зем­лю, какие-то попа­да­ют в твои ладо­ни. И это посто­ян­но. Дви­же­ние посто­ян­но, оно не ста­тич­но. Оно всё дви­жет­ся, вза­и­мо­дей­ству­ет. Всё на всё вли­я­ет и каж­дая пес­чин­ка – и пес­чин­ка, да, но когда ты смот­ришь на пусты­ню, ты же не смот­ришь на отдель­ные пес­чин­ки, ты видишь общий рельеф. Бар­хан. Насыпь. Весь этот рельеф фор­ми­ру­ют мил­ли­ар­ды и мил­ли­ар­ды пес­чи­нок. Это и есть шаг к един­ству. Думай об этом.

- Спа­си­бо, ты мне очень помог.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

БЕСЕДЫ С ВЫСШИМ Я. «Будущее Земли»

Диа­на Орлан 

Изу­чая метод про­ве­де­ния регрес­сий по мето­ду QHHT автор­ства Доло­рес Кэн­нон в цен­тре ее доче­ри Джу­лии, я нача­ла заме­чать очень глу­бо­кие отве­ты Выс­ше­го Я регрес­сан­тов и то, что мно­гие из них несут в себе мно­го­слой­ную муд­рость – посла­ние, направ­лен­ное, как мне видит­ся, боль­ше, чем для двух чело­век, при­сут­ство­вав­ших на сеан­се регрес­сии. Для меня как для регрес­со­ло­га-иссле­до­ва­те­ля важ­но вла­деть раз­лич­ны­ми инстру­мен­та­ми сопро­вож­де­ния чело­ве­ка в тран­со­вом путе­ше­ствии, в регрес­сии или меди­та­ции, для полу­че­ния пер­со­наль­ных отве­тов для мое­го кли­ен­та, и одно­вре­мен­но важ­но нахо­дить воз­мож­ность при­не­сти поль­зу боль­ше­му коли­че­ству людей. Взяв на себя сме­лость, в кон­це сес­сии обще­ния с Выс­шим Я регрес­сан­тов я нача­ла зада­вать вопрос «Есть ли что-то еще, что вы хоти­те пере­дать людям через регрес­сан­та?» – и уже не в пер­вый раз полу­чаю деталь­ный ответ. По воз­вра­ще­нии из тран­со­во­го состо­я­ния регрес­сан­ты под­твер­жда­ют свою готов­ность делить­ся полу­чен­ной инфор­ма­ци­ей с чита­те­ля­ми. Бла­го­да­рю сво­их регрес­сан­тов за щед­рость и пред­ла­гаю вам озна­ко­мить­ся с отве­та­ми, полу­чен­ны­ми во вре­мя регрессии.

Эпи­зод 3. Буду­щее Земли

Выс­шее Я регрес­сант­ки отве­ти­ло на её вопро­сы в регрес­сии, про­ве­ден­ной по мето­ду Доло­рес Кэн­нон. Выдерж­ки из регрес­сии пуб­ли­ку­ют­ся с раз­ре­ше­ния регрес­сант­ки. Регрес­со­лог Диа­на Орлан, регрес­сия про­ве­де­на в мар­те 2021 года.

Вопрос: Ува­жа­е­мое Выс­шее Я Оль­ги, есть ли что-то, что вы хоти­те пере­дать через Оль­гу дру­гим людям?

Ответ: Они гово­рят, что мы тебя про это и гото­вим, что­бы ты была пригодна.

Вопрос: К чему?

Ответ: На служ­бе жиз­ни чего-то очень важ­но­го, что в 23 году долж­но про­изой­ти. А для это­го мы укреп­ля­ем твою физи­ку и гор­мо­наль­ные… ство­лы, тела. Поэто­му сей­час как бы через меня про­са­чи­ва­ют­ся толь­ко кап­ли, кото­рые я для людей, для кли­ен­тов передаю.

Сей­час моя зада­ча — это не про широ­кую ауди­то­рию, а про еди­нич­ные. Про инди­ви­ду­аль­ные кон­суль­та­ции, тера­пию, то есть, не про группы.

Вопрос: А если бы было инфор­ма­ци­он­ное посла­ние? Те, кто нас слы­шит, может орга­ни­зо­вать пере­да­чу на более широ­кий канал, если, конеч­но, поз­во­ли­те, рас­ска­жи­те, что важ­но людям знать в этом пере­ход­ном пери­о­де, кото­рый сей­час идет?

Ответ: Людям важ­но знать, что мы не одни во Все­лен­ной, что суще­ству­ет мно­го-мно­го, мно­же­ство миров и то, что сей­час, тот экс­пе­ри­мент, кото­рый… Экс­пе­ри­мент созна­ния, кото­рый про­ис­хо­дит на Зем­ле, это впер­вые в миро­зда­нии и никто не зна­ет конеч­но­го резуль­та­та, но то, как это про­ис­хо­дит сей­час, здесь на Зем­ле, это в разы уско­ря­ет полу­че­ние опы­та в опы­тов мил­ли­о­на­ми душ, то есть, не еди­нич­ной какой-то циви­ли­за­ции или пла­не­ты. То есть, то, что про­ис­хо­дит на пла­не­те Зем­ля, это, конеч­но, вли­я­ет на всё миро­зда­ние, уско­ряя. Сло­во «уско­ре­ние» про­ис­хо­дит. Про­ис­хо­дит ускорение.

Вопрос: А если взять обыч­но­го чело­ве­ка, как он может быть более откры­тым это­му уско­ре­нию? Что ему делать?

Ответ: Это про­сто. Это дис­ци­пли­на. Если каж­дый будет дис­ци­пли­ни­ро­ван, это уско­рит общее. Я не знаю, куда уско­рит и к чему уско­рит, но как буд­то, ну да, сло­во “обнов­ле­ние” подходит.

Вопрос: И в чём может выра­жать­ся дис­ци­пли­на для обыч­но­го человека?

Ответ: Ну вот если совсем сюда опу­стить­ся, на Зем­лю, на уро­вень чело­ве­ка, дис­ци­пли­на – в мыш­ле­нии. Надо мыс­лить пози­тив­но. Гиги­е­на мыс­ли – это же так про­сто. Если чело­ве­ки будут мыс­лить пози­тив­но, их речь будет кра­си­вая, чистая, зву­чать будет чисто, эко­ло­гич­но. Если они будут зву­чать чисто, они будут обме­ни­вать­ся этой чисто­той или пре­бы­вать в этом поле или в этом оке­ане энер­гии. Соот­вет­ствен­но, в этой чистой энер­гии будет вянуть, завя­нет всё, что нечи­стое, все пере­гни­ёт, как био­ло­ги­че­ская… пере­гни­ёт. И тогда оста­нет­ся всё толь­ко есте­ствен­ное или вкус­ное. Еда вкус­ная. Они как буд­то вспом­нят есте­ствен­ный вкус.

Зна­е­те, сей­час я вспом­ни­ла. Я еха­ла в так­си в Ека­те­рин­бур­ге. Меня Оля вез­ла, Оль­га. Девуш­ка, малень­кая тако­го роста, ей может лет 36, двое детей. И она гово­рит: “Это так есте­ствен­но – ругать­ся с мужем”. Я гово­рю: “Да Бог с Вами, это так неесте­ствен­но! Вы забы­ли, как есте­ствен­но жить, не руга­ясь”. Она гово­рит: “Нет, не руга­ясь – это неесте­ствен­но. Есте­ствен­но – ругать­ся”. И я думаю: как же у неё созна­ние всё инфи­ци­ро­ва­но, оно пере­вер­ну­ло всё с ног на голо­ву и люди при­ня­ли неесте­ствен­ное за есте­ствен­ное. Под­ме­на такая про­изо­шла. Про­сто как это рас­по­знать надо. Как эта ругань с мужем может быть естественной?

Вопрос: Ска­жи­те, пожа­луй­ста, если уже есть такой инфи­ци­ро­ван­ный, уже слож­но раз­ли­чить, где же есте­ствен­ность, что посо­ве­ту­е­те делать пер­вым шагом?

Ответ: Прав­да в том, что неко­то­рые души поте­ря­ны для перерождения.

Вопрос: То есть неко­то­рым и сове­то­вать нече­го, получается?

Ответ: Неко­то­рые души будут ути­ли­зи­ро­ва­ны. Они уже настоль­ко ток­сич­ные, настоль­ко дегра­ди­ро­ва­ли в пере­рож­де­нии, что они… не то что забы­ли, каким было нача­ло или каким было есте­ство, они это стер­ли, как буд­то про­грам­ма пере­за­гру­зи­лась в их душах или созна­ни­ях. И эти души они будут непригодны.

Вопрос: А сколь­ко про­цен­тов чело­ве­че­ства непри­год­ны, може­те ска­зать цифру?

Ответ: Мно­го. Я вижу шесть­де­сят про­цен­тов. Толь­ко я не пой­му, это шесть­де­сят при­год­ных или шесть­де­сят непригодных.

Вопрос: А к како­му году это долж­но завершиться?

Ответ: К 27-му.

Вопрос: К 27-му. Те кру­пи­цы неза­ра­жён­но­го есте­ства, кото­рые услы­шат или уви­дят ваше посла­ние, всё-таки, на что они сей­час долж­ны обра­щать вни­ма­ние, чтоб было легче?

Ответ: Я сей­час вижу, как они вот эти сорок, их оста­нет­ся сорок про­цен­тов, они пря­мо в еди­ной све­то­вой такой.. как агло­ме­рат… они все соеди­ня­ют­ся, как паз­лы и их сила, мощь, они ста­но­вят­ся, как коме­та. Они сей­час как буд­то одним кус­ком таким… сквозь тьму летят, с неимо­вер­ной ско­ро­стью, хвост такой у коме­ты. То есть, хвост обжи­га­ет, но как бы остав­ля­ет, сеет свет. То есть, те души, кото­рые оста­нут­ся при­год­ны­ми для такой эво­лю­ции, пере­рож­де­ния, слу­же­ния – будут объ­еди­нять­ся. Здесь, на Зем­ле, люди будут объ­еди­нять­ся в новые груп­пы. Сна­ча­ла это будут малень­кие груп­пы, несколь­ко десят­ков чело­век, по инте­ре­сам, а потом эти груп­пы будут боль­ше. Как мат­реш­ки, как паззлы.

Вопрос: То есть, ключ в объ­еди­не­нии в том числе?

Ответ: Да, в единстве.

Вопрос: Как узна­вать друг друга?

Ответ: Да, они будут узна­вать друг дру­га. Как буд­то, как свет­ляч­ки све­тят­ся и на уровне душ сра­зу рас­по­зна­ют. А вот как на уровне лич­но­сти распознавать…

Вопрос: Может быть, слу­шать уро­вень души?

Ответ: На уровне души узна­ва­ние мгно­вен­но про­ис­хо­дит или будет про­ис­хо­дить. Про­ис­хо­дит пря­мо сей­час, у вас.

Вопрос: Хоро­шо. Научи­те, пожа­луй­ста. Научи­те тех дво­их, кто сей­час слы­шит, – Оль­га и Диа­на. Научи­те рас­по­зна­вать на всех уровнях.

Ответ: Что­бы прой­ти вот этот фильтр лич­но­стей, и встре­тить­ся и рас­по­зна­вать, клю­че­вым будет являть­ся сло­во, речь. И обща­ясь, эти души будут исполь­зо­вать некие коды, или сло­ва, по кото­рым и будет про­ис­хо­дить отклик души, или узна­ва­ние. Это не что-то осо­бен­ное, это про­сто, в про­стом раз­го­во­ре. Как сего­дня было у Оль­ги и Дианы.

Код – он один, это филь­тры раз­ные. Для Диа­ны один фильтр, для Оль­ги дру­гой. А код этой энер­гии, каче­ство, оно узна­ва­е­мо оди­на­ко­во. Всё осталь­ное в речи. Оль­га с Диа­ной толь­ко вот раз­го­ва­ри­ва­ли и вро­де как мно­го воды. И это как пере­мыть само­ро­док, нуж­но пере­мыть в этом сите и оста­нут­ся эти слова-коды.

Вопрос: Отмы­ва­ем золото?

Ответ: Да, про­цесс такой, как отмы­ва­ние золо­та, совер­шен­но вер­но. Вот такой про­цесс. Но если отмы­ва­ние золо­та физи­че­ское это тру­до­ем­кий про­цесс, то рас­по­зна­ва­ние све­то­нос­но­сти быст­рее будет про­ис­хо­дить. Быст­рее. Как мыль­ные пузы­ри, вот так вот лопать­ся. То есть, во вре­ме­ни это будет… нет вре­ме­ни. Как буд­то эти сорок про­цен­тов про­буж­да­ют­ся сей­час. И вот ещё. Мне гово­ри­ли они рань­ше и сей­час вот опять под­твер­жда­ют, что вот те, кото­рым сей­час 28–32, плюс-минус, – они актив­но про­буж­да­ют­ся. Прям вот про­сы­па­ют­ся. Имен­но вот эти души, этот потен­ци­ал – нам за ними нуж­но идти. Если нам сей­час уже боль­ше, то нам нуж­но вот за эти­ми 28–32-летними.

Вопрос: А те, кто ещё моло­же? Пят­на­дцать, две­на­дцать лет. Кто это?

Ответ: Хоро­ший вопрос. Раз­ные. Есть залет­ные, а есть, конеч­но, алма­зы такие, само­род­ки, кото­рые еще не вопло­ща­лись. И немно­гие выживут.

Вот эти четыр­на­дца­ти-пят­на­дца­ти­лет­ние, мне сей­час пока­зы­ва­ют, зна­ешь, как спер­ма­то­зо­ид. То есть, вот такой впрыск был их. Раз­ные зале­те­ли, и свет­лые, и не свет­лые… мил­ли­ар­ды. Но добе­гут не все. Не так, как в зача­тии, конеч­но. Пят­на­дцать про­цен­тов при­год­ных. Пря­мо со спер­ма­то­зо­и­да­ми жиз­не­при­год­ных, вот так вот.

Вопрос: Я сей­час вклю­чаю какую-то чело­ве­че­скую часть, я все-таки спро­шу. Для тех соро­ка, кто оста­ет­ся, навер­ное, боль­но терять шесть­де­сят? Там ведь будут и близ­кие люди тоже. Как отно­сить­ся к этому?

Ответ: Зна­ешь, как-то они гово­рят… Какая-то дру­гая кате­го­рия мыш­ле­ния. Как буд­то с дру­го­го уров­ня. Если ты пони­ма­ешь, то ты не уби­ва­ешь­ся так, ты отпус­ка­ешь, про­во­жа­ешь с такой вот глу­бо­кой любо­вью, бла­го­дар­но­стью. Это как-то не так будет цеп­лять. Пото­му что вот эти сорок, они не про­сто в сеть све­та уже объ­еди­не­ны будут, они сплав­ле­ны в еди­ный как бы жид­кий металл, как коме­та. Как сталь вот такая жид­кая. То есть, созна­ние вот этих соро­ка не раз­де­ле­но, оно в одном живом таком дыша­щем огнен­ном – суб­стан­ции, где как буд­то лич­но­го уже не вид­но что ли.

Вопрос: То есть мы ухо­дим от схе­мы инди­ви­ду­а­лиз­ма к чему-то коллективному?

Ответ: Да, вот так.

Вопрос: Есть ли у это­го побоч­ный эффект? Про­сто понимать.

Ответ: Для кого?

Вопрос: Для тех, кто идёт в это кол­лек­тив­ное созна­ние. У чело­ве­че­ства рань­ше были попыт­ки вот таких объ­еди­не­ний, но как-то не очень успешные.

Ответ: Как ком­му­ны, такие сооб­ще­ства? Да.

Вопрос: Ком­му­низм – это тоже попыт­ка объ­еди­не­ния? Общи­на пер­во­быт­ная – тоже попыт­ка? Сей­час вы гово­ри­те о каком-то новом каче­стве, объ­яс­ни­те, пожалуйста.

Ответ: Ну да, в этом есть прав­да. В ком­му­низ­ме, в ашра­мах, ком­му­нах. Как буд­то… как же утра­чи­ва­ет­ся эта ниточ­ка. Даже ашра­мы. Они чуть доль­ше суще­ство­ва­ли, но потом каж­дый ашрам раз­ру­шал­ся. И потом опять созда­вал­ся. Опять разрушался.

Вопрос: Да, и это была иерар­хич­ная струк­ту­ра в боль­шин­стве сво­ем. Как это будет дальше?

Ответ: Вот Бон­дар­чук в филь­ме “При­тя­же­ние”, я на днях его пере­смат­ри­ва­ла, когда этот ино­пла­не­тя­нин из сво­е­го созна­ния пока­зы­вал этой зем­ной девоч­ке из Чер­та­но­во свой мир. То вот там смысл очень похож на тот, кото­рый мы хотим вам доне­сти сей­час. Что вот этот живой интел­лект слу­жит созна­нию био­ло­ги­че­ских чело­ве­ко­по­доб­ных существ. То есть, не интел­лект вла­де­ет био­ло­ги­че­ски­ми чело­ве­ка­ми, а слу­жит все-таки чело­ве­ку. Сво­бод­ная воля тоже есть, и вера есть, что один вот этот вот “чувак из кос­мо­са”, как эта девоч­ка ска­за­ла, пове­рил в нас, в чело­ве­ков, боль­ше, чем мы сами в себя. Что когда он пока­зы­вал свой мир, то как буд­то бы всё поле созна­ния было еди­ным, неиерар­хи­че­ским. То есть настоль­ко мыш­ле­ние людей было еди­ным, доб­ро­же­ла­тель­ным, объ­еди­ня­ю­щим. Но такие кри­те­рии как сво­бо­да воли и вера, они были инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ва­ны. И этим отли­ча­лись. Вот он захо­тел иссле­до­вать, он пове­рил – и вот он поле­тел в это исследование.

Это далё­кое буду­щее. К это­му буду­ще­му ещё мно­го-мно­го будет попы­ток объ­еди­не­ния в ком­му­ны. Ком­му­ни­сти­че­ские, но всё-таки это будут эко-ком­му­ны. Да, они будут потом раз­ру­шать­ся, пото­му что мыш­ле­ние людей оно так чипи­ро­ва­но глу­бо­ко, что еще вот по зем­ным мер­кам это, конеч­но, дол­го, дол­го будет, а вот по све­то­вым это пря­мо как один выдох такой все­лен­ско-кос­ми­че­ский. Но тен­ден­ция запу­ще­на. Пря­мо вот такой огром­ный махо­вик все­лен­ский, в кото­рый вклю­чен все эти галак­ти­ки, все­лен­ные, циви­ли­за­ции. Это всё про­сто… боль­шой процесс.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

РЕГРЕССИЯ «Гиперборея»

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка впер­вые про­хо­дит регрес­сию и погру­жа­ет­ся в необыч­ное вопло­ще­ние, где обсуж­да­ет­ся угро­за навод­не­ния. Иперх­оп, муж­чи­на, кото­рым она себя чув­ству­ет в том вопло­ще­нии, пред­ла­га­ет постро­ить осо­бую замкну­тую систе­му – кап­су­лу, где жите­ли горо­да мог­ли бы спа­стись от потен­ци­аль­ной угро­зы наводнения. 

Регрес­сант­ка подроб­но опи­сы­ва­ет стро­и­тель­ство кап­су­лы за счёт необыч­ных тех­но­ло­гий и назы­ва­ет про­дол­жи­тель­ность жиз­ни Иперх­о­па – 150 лет. Так­же, с удив­ле­ни­ем для себя, регрес­сант­ка пред­по­ла­га­ет, что это было про­стран­ство Гипер­бо­реи, нахо­дя­ще­е­ся на тер­ри­то­рии суши при­мер­но в рай­оне сего­дняш­не­го Север­но-Ледо­ви­то­го оке­а­на. На вопрос о лето­ис­чис­ле­нии назы­ва­ет­ся дата: 7850.

Подроб­но­сти стро­и­тель­ства в камне и необыч­ных ощу­ще­ний от укла­да жиз­ни людей при­ве­де­ны в отрыв­ке из регрессии.

- Я вижу маль­чи­ка, себя маль­чи­ком, маль­чи­ку 9 лет. Он сидит и игра­ет, пере­би­ра­ет, взрос­лые раз­го­ва­ри­ва­ют. Двое муж­чин, один – мой отец.

- Попро­буй вник­нуть в суть обсуж­де­ния, их взаимодействия.

- Это, похо­же, про­дол­же­ние дела отца. Он этим горе­ли он эту угро­зу, это навод­не­ние, он про­дви­гал по сво­им. Он учё­ный, что ли.

- Хоро­шо, а в тот момент, если мы опять вер­нём­ся, в похо­жем на зда­нии суда. Отца уже не было?

- Не было, я не вижу его смерть, но как буд­то он недол­го ещё был.

- Зна­чит, угро­за навод­не­ний. А если пере­ме­стить­ся в ту обособ­лен­ную систе­му, то вода вас не тро­нет? Насколь­ко без­опас­но, если будет наводнение?

- Вода потом сой­дёт, и мы смо­жем вый­ти из этой кап­су­лы. Кап­су­ла не пла­ва­ю­щая, под зем­лёй скорее.

- А воз­ду­ха хватит?

- Вот я и рассчитывал.

- Давай пере­ме­стим­ся впе­рёд, когда он эту речь уже выдал, как реа­ги­ру­ет пуб­ли­ка, те, кто сидят и его слушает?

- В резуль­та­те я даже не про пуб­ли­ку, я строю его. Инте­рес­но так. С одной сто­ро­ны, это под зем­лёй, в кам­нях. Каме­ни­стая поч­ва, как ска­лы, и оно выдолб­ле­но. А с дру­гой сто­ро­ны, если отда­лить­ся и посмот­реть в раз­ре­зе, то это как газо­вый бал­лон­чик по фор­ме, такое внут­ри это поме­ще­ние, толь­ко оно больше.

- Кто стро­ит, сколь­ко нуж­но было сил и ресур­сов, что­бы всё это выстроить?

- Инте­рес­но, там вооб­ще тех­но­ло­гия непо­нят­ная. Ни трак­то­ров нет, ниче­го. И не очень мно­го. Вооб­ще как буд­то какой-то пре­об­ра­зо­ва­тель мате­рии. Само поме­ще­ние что­бы выдол­бить. Пеще­ра там была изна­чаль­но. Но как бы сде­лать глад­ки­ми внут­ри стен под­по­ры, это какой-то не очень боль­шой при­бор, кото­рый как в сказ­ке, вот так его – раз, и кам­ни деваются.

- Куда дева­ют­ся камни?

- Они на моле­ку­лы раз­би­ва­ют­ся и их боль­ше нет.

- То есть тяжё­ло­го физи­че­ско­го тру­да там не надо применять?

- Нет.

- Про при­бор рас­ска­жи, какой он?

- У него, как пыле­сос… в руке такая часть, как лопатка.

- Как ты его акти­ви­ру­ешь, запускаешь?

- Как буд­то есть отдель­но не про­вод, а какая-то часть, кото­рая гене­рит энер­гию каким-то обра­зом, а с этой лопат­кой – я при­ка­са­юсь и, как мас­ло, соби­раю породу.

- Ты гор­ную поро­ду соби­ра­ешь. А в какой момент рас­сы­па­ет­ся на молекулы?

- Я его раз, собра­ла, про­ве­ла, и они исчезли.

- Полу­ча­ет­ся, ты любую фор­му можешь при­дать камню?

- Да.

- И какую ты при­да­ёшь? Для кап­су­лы что тебе нужно?

- Это овал, как шарик наду­тый, про­дол­го­ва­тый силь­но. А потом эту кап­су­лу таким мате­ри­а­лом обло­жи­ли. То есть этот мате­ри­ал, не как ткань, а как пла­сти­лин нало­жи­ли, и он при­об­рёл при­об­рёл… как буд­то прорезиненный.

- А вы куда кла­ли? Свер­ху на камень?

- Да, он раз – и накла­доч­ка, свер­ху монолитный.

- То есть кап­су­ла сей­час защи­ще­на. Как тебе кажет­ся, от воды она спасёт?

- Да, через этот мате­ри­ал, с одной сто­ро­ны, может воз­дух про­ни­кать. Вода под него не может про­хо­дить. И эта фор­ма, поче­му она оваль­ная, – она дав­ле­ние может держать.

- Ты гово­ри­ла о том, что там поме­стит­ся 150, такая циф­ра была. Сей­час оце­ни, поместится?

- Да, поме­стят­ся. Там есть сек­тор для рас­те­ний. Она большая.

- Сек­тор для рас­те­ний. А для животных?

- А для живот­ных как буд­то нет.

- А для людей как всё обустроено?

- Это ком­на­ты, в ком­на­те кро­вать. Там ниче­го лиш­не­го, там кровати.

- Из како­го материала?

- Как сте­ны такие про­ре­зи­нен­ные. Такие же. Там эта как резина.

- Давай про еду узнаем.

- Рас­те­ния как раз.

- А какие? Что едят?

- Рас­те­ния есть как лиа­ны, и это стручки.

- А надо их как-то тер­ми­че­ски обра­ба­ты­вать или нет?

- Эти струч­ки – нет, но есть что-то типа зла­ко­вых ещё. Их варят как кашу. Вот эти люди очень мало едят.

- Одно­му чело­ве­ку сколь­ко нуж­но еды?

- Из это­го струч­ка какие-то горо­шин­ки. Они круг­лые, на горох не очень похо­жи. Штук по 3, и сто­ло­вая лож­ка каши.

- Хоро­шо. А каша гото­ви­лась на каком-то источ­ни­ке огня? Найди.

- Гор­шо­чек, вари – огня нет.

- А что за горшочек?

- Не знаю тако­го. Он вро­де визу­аль­но на металл похож, но не металл. Он похож на муль­ти­вар­ку сего­дняш­нюю, толь­ко она боль­ше, пото­му что боль­ше людей.

- Толь­ко в муль­ти­вар­ке поня­тен источ­ник энер­гии, а здесь?

- А нету.

- Давай сде­ла­ем ещё один ска­чок во вре­ме­ни и посмот­рим, при­хо­дят ли слож­ные вре­ме­на. Пока всё это стро­и­лось про запас. При­шло ли вре­мя, когда всё это при­го­ди­лось? Пере­ме­щай­ся впе­рёд, раз, два, три.

- При моей жиз­ни это не при­го­ди­лось. И я вижу эту кап­су­лу забро­шен­ную. Вижу себя старого.

- А где ты, когда ты стар?

- Сей­час вижу, при­шла в кап­су­лу, в это строение.

- Сколь­ко ему уже лет примерно?

- 150 приходит.

- Зачем он при­шёл туда?

- Как буд­то это дело моей жиз­ни, а оно не при­го­ди­лось. Это зря. И такое разо­ча­ро­ва­ние в этом.

- Но не слу­чи­лось само­го страш­но­го, ты делал про запас. То есть сожа­ле­нию внут­ри. Что ещё внут­ри? Ныр­ни в него на мгно­ве­ние. Как он про­жил жизнь, дово­лен ли в целом?

- Эту кап­су­лу забро­си­ли, и она сто­ит обшар­пан­ная. И внутри…он фило­соф­ски на сё смот­рит, но это как дети­ще и его жаль.

- А как его зовут, имя скажи.

- Такой набор слов. Это очень похо­же Иперхоп.

- Я так и буду к тебе обра­щать­ся. Рас­ска­жи, пожа­луй­ста, кто вы, ваш народ – кто вы?

- Я не знаю, кто мы.

- Рас­ска­жи про свою зем­лю. Мы зна­ем про твой город, но мы не зна­ем, что это за зем­ля. У неё есть название?

- Это Гиперборея.

- А ты можешь ска­зать, у вас какое-нибудь лето­ис­чис­ле­ние есть?

- Есть летоисчисление.

- И сей­час какой год, когда тебе око­ло 150 лет. Какой у вас годи и какое вре­мя у вас?

- При­хо­дит 7850.

- Иперх­оп, мы к тебе обра­ща­ем­ся из более позд­не­го вре­ме­ни, 21 век, ты зна­ешь девуш­ку, кото­рая к тебе при­шла, это дру­гая часть тебя, дру­гое вопло­ще­ние. И из 21 века мы вас не видим. Ска­жи, пожа­луй­ста, что слу­чи­лось с Гипер­бо­ре­ей, что ты зна­ешь об этом?

- Он гово­рит, что когда он умер, она была.

- А даль­ше – ты про­сто не знаешь?

- Я не знаю.

- Хоро­шо. Пока­жи нам свою смерть. Пере­ме­стись туда, где у тебя уже послед­ние дни жиз­ни. Выхо­ди из него, смот­ри со сто­ро­ны. Рас­ска­жи, как он умер.

- Лежал. Он умер дома. Он один, но кто-то рядом был, один чело­век, жен­щи­на. Но как буд­то ему помо­га­ла по хозяйству.

- Мож­но мы ещё чуть-чуть посмот­рим, что дела­ли с телом в те вре­ме­на? Какой-то обряд или обы­чай был?

- Они его забра­ли, омы­ли, пере­оде­ли. Это как кре­ма­то­рий, но огня не было там.

- А что там было?

- Опять же какая-то кап­су­ла, кото­рой раз – и нет. Он буд­то раз­би­ра­ет­ся, уме­ли раз­би­рать на моле­ку­лы. Ой, мне так хорошо.

- Попро­щай­ся с тем опы­том, с тем телом. За всё боль­шое спа­си­бо, и твоя душа будет взле­тать. Под­ни­мись, пожа­луй­ста, вверх. Отде­лись от него – и взле­тай. Может такое быть, что с того ракур­са ты что-то про­чув­ству­ешь по тер­ри­то­рии, пой­мёшь по гео­гра­фии Зем­ли, где это. Тогда ска­жи мне.

- Это на севе­ре. Я вижу как кар­ту. Это как буд­то ещё север­нее, чем наш север, как буд­то там суша была.

- Если на сего­дняш­нюю кар­ту мира нало­жить, то ты что назо­вёшь, какая территория?

- Где Север­но-Ледо­ви­тый оке­ан. Да, и там была суша.

- А кли­мат какой?

- Кли­мат. Там теп­ло, как Воро­неж, Ростов. И горо­дов много.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

БЕСЕДЫ С ВЫСШИМ Я. «Детская радость»

Диа­на Орлан 

Изу­чая метод про­ве­де­ния регрес­сий по мето­ду QHHT автор­ства Доло­рес Кэн­нон в цен­тре ее доче­ри Джу­лии, я нача­ла заме­чать очень глу­бо­кие отве­ты Выс­ше­го Я регрес­сан­тов и то, что мно­гие из них несут в себе мно­го­слой­ную муд­рость – посла­ние, направ­лен­ное, как мне видит­ся, боль­ше, чем для двух чело­век, при­сут­ство­вав­ших на сеан­се регрес­сии. Для меня как для регрес­со­ло­га-иссле­до­ва­те­ля важ­но вла­деть раз­лич­ны­ми инстру­мен­та­ми сопро­вож­де­ния чело­ве­ка в тран­со­вом путе­ше­ствии, в регрес­сии или меди­та­ции, для полу­че­ния пер­со­наль­ных отве­тов для мое­го кли­ен­та, и одно­вре­мен­но важ­но нахо­дить воз­мож­ность при­не­сти поль­зу боль­ше­му коли­че­ству людей. Взяв на себя сме­лость, в кон­це сес­сии обще­ния с Выс­шим Я регрес­сан­тов я нача­ла зада­вать вопрос «Есть ли что-то еще, что вы хоти­те пере­дать людям через регрес­сан­та?» – и уже не в пер­вый раз полу­чаю деталь­ный ответ. По воз­вра­ще­нии из тран­со­во­го состо­я­ния регрес­сан­ты под­твер­жда­ют свою готов­ность делить­ся полу­чен­ной инфор­ма­ци­ей с чита­те­ля­ми. Бла­го­да­рю сво­их регрес­сан­тов за щед­рость и пред­ла­гаю вам озна­ко­мить­ся с отве­та­ми, полу­чен­ны­ми во вре­мя регрессии.

Эпи­зод 2. Дет­ская радость

Выс­шее Я регрес­сант­ки отве­ти­ло на её вопро­сы в регрес­сии, про­ве­ден­ной по мето­ду Доло­рес Кэн­нон. Выдерж­ки из регрес­сии пуб­ли­ку­ют­ся с раз­ре­ше­ния регрес­сант­ки. Регрес­со­лог Диа­на Орлан, регрес­сия про­ве­де­на в мар­те 2021 года.

Вопрос: Поче­му выбра­ли пока­зать имен­но эту жизнь?

Ответ: Полу­чай удо­воль­ствие, как полу­ча­ла она (пер­со­наж про­шлой жиз­ни), каж­дый день. Тро­гая ово­щи, гото­вя со спе­ци­я­ми, слу­шая музы­ку. Лег­кая, сво­бод­ная жизнь.

Вопрос: Что её сдер­жи­ва­ет в теме денег?

Ответ: Страх всё поте­рять. Важ­но отпус­кать, быть про­зрач­ной. Про день­ги: остав­лять себе толь­ко немно­го, а отда­вать людям на радость, про­пус­кать через серд­це и отда­вать день­ги на то, что несет радость, что-то желан­ное для людей, чего они рань­ше не мог­ли себе позволить.

Вопрос: Есть ли у вас посла­ние для всех людей?

Ответ: Вижу образ. Мы как дети сто­им вокруг пла­не­ты и дер­жим­ся за руки. Мы все вза­и­мо­свя­за­ны. Из рук в руки мож­но пере­дать доб­ро или не доб­ро. Пере­да­вай­те доб­ро. И ещё зер­ка­ло. Дети в дет­стве пони­ма­ют, о чем это, а взрос­лые потом теря­ют это. Празд­ник. Дети за руки дер­жат­ся, друг дру­гу пере­да­ют этот заряд весе­лья и друг у дру­га в гла­зах отра­жа­ют­ся. Мы – отра­же­ние друг дру­га. Круг силы, круг све­та. Дет­ская радость и отражение.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

Родовая память и её влияние на потомка

11 мар­та на кана­ле «ТВ ЭКС­Т­РА» про­шла откры­тая встре­ча с Диа­ной ОРЛАН. Если вы про­пу­сти­ли онлайн-транс­ля­цию, ее мож­но посмот­реть в записи.

Тема встре­чи «Родо­вая память и ее вли­я­ние на потомка»

В ходе встре­чи обсу­ди­ли вопросы:

  • Родо­вые сце­на­рии и денеж­ные родо­вые установки
  • Как почув­ство­вать силу и под­держ­ку рода?
  • Что дает род?
  • Три силы рода
  • О род­ствен­ных душах
  • Выбор души – нуж­но ли при­хо­дить в один и тот же род?
  • Реко­мен­до­ван­ные кни­ги про род
  • Спе­ци­аль­ная тех­ни­ка «Под­сказ­ки кам­ня для отве­тов на глу­бин­ные вопросы»
  • Живот­ное силы: в чём его поль­за для человека
  • Курс «Зов Пред­ков» – рабо­та с родом через шаман­ские практики

Сво­и­ми откры­ти­я­ми после кур­са «Зов Пред­ков» поде­ли­лись участ­ни­цы кур­са Таи­сия Комо­ва и Свет­ла­на Гурьева.

Отве­ты на вопро­сы зри­те­лей в пря­мом эфи­ре:

  • О каком Раде мы гово­рим – о чело­ве­че­ском на эту жизнь, не о род­ствен­ных душах?
  • Если мы при­хо­дим в раз­ные рода, поче­му так важ­но знать сво­их пред­ков в этой жизни?
  • Как обыч­но про­яв­ля­ет­ся в нашей реаль­ной жиз­ни помощь Рода? Через какие ситу­а­ции или моменты?
  • Вли­я­ет ли сме­на фами­лии на родо­вую задачу?
  • В чей род (отца или мате­ри) вхо­дим при рож­де­нии ребенок?
  • Не опас­ны ли для души шаман­ские техники?
  • Все­гда ли нуж­но обра­щать­ся к живот­но­му силы через транс?


МОЕ ЖИВОТ­НОЕ СИЛЫ – онлайн-веби­нар 21 марта

ЗОВ ПРЕД­КОВ – онлайн-курс, нача­ло 22 марта

РЕГРЕССИЯ «Лотосовые роды»

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка в сего­дняш­ней жиз­ни – про­фес­си­о­наль­ная доула, пси­хо­лог, сопро­вож­да­ет бере­мен­ность и роды. По запро­су «попасть в свою про­шлую жизнь в Латин­ской Аме­ри­ке» погру­жа­ет­ся в жизнь индей­ской девуш­ки, чью дерев­ню сжи­га­ют белые люди. Она выхо­дит замуж за муж­чи­ну из сосед­ней дерев­ни и подроб­но рас­ска­зы­ва­ет о быте, рецеп­тах какао с при­пра­ва­ми и домаш­них родах тех времён.

Про­фес­си­о­наль­ные зна­ния и инте­рес поз­во­ля­ют регрес­сант­ке срав­нить совре­мен­ные под­хо­ды к родам и их сопро­вож­де­нию с обы­ча­я­ми тех вре­мён. Под­ход к есте­ствен­ным родам без отре­за­ния пупо­ви­ны и сей­час прак­ти­ку­ет­ся в неко­то­рых куль­ту­рах и носит назва­ние «лото­со­вых родов».

Тек­сто­вая цита­та из регрес­сии регрес­сант­ки при­во­дит­ся без изме­не­ний. Регрес­со­лог Диа­на Орлан.

- Полы­ха­ет, всё горит. И я слы­шу, как лопа­ют­ся нит­ки на станке.

- На тво­ём ткац­ком стан­ке? Как тебе кажет­ся, где сей­час твои роди­те­ли, и у тебя ещё был брат. Где они?

- Я не пони­маю, что происходит.

- Сей­час смот­ри толь­ко со сто­ро­ны, вый­ди из неё. Про­сто фак­ты. Есть ли хоть одна живая душа в округе?

- Соба­ка, она тоже со мной сидит (пла­чет). Низ­кая такая бело-чёр­ная собака.

- Давай ты пере­ме­стишь­ся чуть-чуть впе­рёд, когда ста­но­вит­ся понят­на судь­ба этой девуш­ки. Она уже не может вер­нуть­ся домой, дома нет. Пере­ме­щай­ся впе­рёд. Куда она пой­дёт даль­ше, чем она будет заниматься?

- Я стою. Стою. Ощу­ще­ние горя.

- Да, конеч­но, горе.

- Я не у себя в деревне. Дома немнож­ко отли­ча­ют­ся. Муж­чи­на рядом со мной есть.

- Зна­ко­мый тебе мужчина?

- Муж мой, видимо.

- А про­шло мно­го времени?

- Мне кажет­ся, немно­го, пол­го­да все­го лишь. Дерев­ня сго­ре­ла, а людей угна­ли куда-то, как скот. Она одна осталась.

- Как скот. Ты можешь най­ти тех, кто начал всё это, кто-то вас согнал с ваше­го при­выч­но­го места.

- Это какая-то груп­па белых людей.

- Вы силь­но от них отличаетесь?

- Конеч­но, они нас выше. Да, мы помень­ше их. Они выше нас на две головы.

- Ты жен­щи­на это­го рода, пле­ме­ни или наци­о­наль­но­сти, сколь­ко в тебе роста, если смот­реть сего­дняш­ни­ми гла­за­ми Маши?

- Метр пять­де­сят мак­си­мум. Мама может 1,58, папа 1,63 и тот парень при­мер­но ростом с папу.

- А белые силь­но выше?

- Да.

- А как они выну­ди­ли вас сой­ти с места? У них есть что-то ещё, дав­ле­ние, оружие?

- Они на лоша­дях. Я знаю, что такое лошадь, мне папа пока­зы­вал, мы сиде­ли в поле. В поле. Он пока­зал мне, как выгля­дит лошадь, я знаю, что это лошадь.

- А так ты не знала?

- Нет.

- Белые на лоша­дях. У них есть какое-то ору­жие? Ты пони­ма­ешь, что такое оружие?

- Я знаю, что этим уби­ва­ют людей. Это как ножи и как меч, ост­рые. У них шап­ки такие инте­рес­ные, от солн­ца, неудоб­ные, и одеж­да неудоб­ная, мно­го-мно­го пуго­виц и вид­но, что им жарко.

- А вы как оде­ты обычно?

- Руба­хи, юбки и боси­ком. Муж­чи­ны – брю­ки, руба­хи. Да, одеж­да хлоп­ко­вая, очень простая.

- Как вас назы­ва­ют, кто вы?

- Не знаю, про­сто пле­мя… нет, не то слово…

- А есть у вас кто-то старший?

- Вот эта жен­щи­на, та, кото­рая была на сва­дьбе, она стар­шая, у нас жен­щи­ны главные.

- А сей­час жен­щи­на, уже в новом месте тво­е­го житель­ства, есть?

- Да, но она дру­гая. Это сосед­няя дерев­ня, я знаю этих людей, пото­му что мы с ними тор­гу­ем, но до неё идти, до этой дерев­ни, день и ночь.

- И там есть стар­шая женщина?

- Да.

- А осталь­ные люди равны?

- Муж­чи­ны выпол­ня­ют свою рабо­ту, а жен­щи­ны свою.

- А ты по-преж­не­му будешь ткать, созда­вать что-то красивое?

- Я очень устав­шая, очень груст­ная, я не у себя дома. И я заму­жем, что­бы не остать­ся одной.

- А чем твой муж занят?

- Рабо­та­ет в поле.

- Давай пере­ме­стим­ся в поле, очень инте­рес­но, что у вас в поле.

- Это какая-то… похо­же на овёс, рожь, пшеницу.

- Колос­ки?

- Да, колос­ки, из него потом хлеб делают.

- Сей­час какое вре­мя года у тебя?

- Сей­час лето.

- И когда он в поле, в чём его зада­ча, как он работает?

- Он рубит косой, коса, кото­рая в руке, – серп. Соби­ра­ет с дру­ги­ми муж­чи­на­ми. Жен­щи­ны скла­ды­ва­ют. Вяжут как снопы.

- А чем связывают?

- Такой… как бечёв­ка, тоже сде­ла­на из чего-то… это хлоп­ко­вая нить, очень-очень толстая.

- Ска­жи, ты будешь в поле рабо­тать или у тебя дру­гие задачи?

- Нет, я в поле рабо­тать не могу, я чужая.

- Ты чужая и тебе нельзя?

- Мне нельзя.

- Хоро­шо. Как про­хо­дит твой день?

- Я готов­лю еду.

- А источ­ник огня у тебя какой?

- Такая печ­ка, похо­жа на мат­ку. Она сто­ит на широ­кой сво­ей части, в ней есть двер­ка, туда кла­дут­ся угли, а свер­ху плита.

- Плос­кость?

- Да, плос­кая шту­ка, тоже длин­ная, кам­ни. Кам­ни свер­ху, они нагре­ва­ют­ся и котел­ки я став­лю на неё. Котел­ки как чугун. И очень-очень мно­го в доме кув­ши­нов гли­ня­ных. Вино в них хра­нит­ся, бобы какао, я вижу, что это какао, я знаю.

- А ты уме­ешь гото­вить какао?

- Да, конеч­но. Сна­ча­ла пере­ма­лы­ваю бобы.

- А чем ты их перемалываешь?

- Рука­ми. Ступ­ка. Дроб­лю. Размалываю.

- Из чего сде­ла­на ступка?

- Ступ­ка камен­ная. Под­жа­ри­ла, а потом ещё раз перемолола.

- Попро­буй, запах есть?

- Очень вкус­но пахнет.

- Это ярче, чем сего­дняш­няя совре­мен­ная Маша зна­ет про какао?

- Я думаю, да. Хотя и совре­мен­ная Маша зна­ет, что такое насто­я­щие какао бобы. У меня мно­го раз­ных тра­ву­шек зелё­ных сушёных.

- Что возь­мёшь в этот раз для какао?

- На удив­ле­ние роз­ма­рин, да, чили беру, конеч­но. Коро­вье молоко.

- У вас есть коровы?

- Мне кажет­ся, это коро­вье моло­ко… нет, козье.

- У вас есть козы?

- Да, коза. Запах спе­ци­фи­че­ский. Его сна­ча­ла надо про­ки­пя­тить. Ещё какие-то трав­ки, не знаю, что это такое, но очень аро­мат­но пах­нет, я знаю, что их надо туда накро­шить. Я пере­ма­лы­ваю бобы, остат­ки того, что я под­жа­ри­ла, пере­ма­лы­ваю вме­сте с тра­ва­ми сушё­ны­ми и зали­ваю горя­чей водой, кипят­ком, и варю. И моло­ко добав­ляю. И варю, пока в гла­зах щипать не ста­нет от чили, а потом пере­ли­ваю в гли­ня­ный кув­шин с крыш­кой. И сажусь пить какао как-то и смот­рю в окно. Я горюю, мне дали вре­мя горевать.

- То есть ты из дру­гой мест­но­сти, тебя взя­ли в жёны и посколь­ку там слу­чи­лось горе, тебе дали вре­мя горевать.

- Мне горе­вать ещё пол­го­да. И я каж­дый день делаю риту­ал, какао пью.

- А поче­му ты назы­ва­ешь это ритуалом?

- Пото­му что мне так ска­за­ла та жен­щи­на, мне надо так делать.

- Все­го год ты дер­жишь траур?

- Да, и нель­зя мне с мужем ложить­ся в одну кровать.

- И каж­дый день ты варишь себе какао, садишь­ся и что даль­ше делаешь?

- Пью и смот­рю в окно…не в окно… Я сажусь на поро­ге и смот­рю. Дверь, откры­тая дверь. Пью, пока весь кув­шин не выпью.

- Что ска­жешь про вкус какао?

- Он очень пря­ный и от него слё­зы течь начинают.

- А если бы он не был таким пря­ным, ты бы нашла в тече­нии дня вре­мя поплакать.

- Не знаю, не про­бо­ва­ла. Мне очень груст­но, я хочу к маме.

- А мама есть?

- Мамы нет, нико­го нет. Я одна.

- Каж­дый день вспоминаешь?

- Да, каж­дый день вспоминаю.

- И неволь­но пла­чешь, пото­му что щипет чили?

- Да.

- Спа­си­бо тебе за такую под­сказ­ку и давай пере­ме­стим­ся туда, когда уже про­шёл год, она отгоревала.

- Полег­че стало.

- Как меня­ет­ся жизнь?

- Я теперь знаю, что такое любовь.

- Рас­ска­жи, что такое любовь.

- Про­шёл год, и глав­ная жен­щи­на всё раз­ре­ши­ла. Повя­за­ла мне крас­ный пла­ток на бёд­ра, это зна­чит, я могу при­не­сти ребён­ка в этот мир.

- С мужем у вас поме­ня­лись отношения?

- Да. Пото­му что когда мы поже­ни­лись, надо было, что­бы я не оста­лась одна, и мы друг дру­га совсем не зна­ли. И это сва­дьба была не такая, как при­ня­то. Это была сва­дьба в горе. Все было так же, как на сва­дьбе в деревне, но очень тихо.

- И ты зна­ешь, что такое любовь.

- Мне кажет­ся, да, я смот­рю на него и люб­лю его, и пле­чи его люб­лю и гла­за, и он целу­ет меня ночью.

- Хоро­шо, давай пере­ме­стим­ся ещё впе­рёд и посмотрим…

- Да, уже есть.

- Есть дети, отлич­но. Мож­но, мы посмот­рим, как про­во­дят­ся роды?

- Да, самое инте­рес­ное. Есть глав­ная жен­щи­на и есть её дочь. Она и ещё несколь­ко её помощ­ниц. Из высо­ких семей.

- Что такое высо­кие семьи?

- Это те семьи, кото­рые самые глав­ные в деревне, самые глав­ные в роду.

- Толь­ко жен­щи­ны у вас, да?

- Жен­щи­ны, да, они при­ни­ма­ют роды.

- А муж твой где в этот момент?

- Он рядом со мной сидит.

- Будет наблюдать?

- Нет, его выго­нят в какой-то момент, но нача­ло – он дол­жен быть со мной, помо­гать, дер­жать за руку, и воло­сы дер­жать. Меня тошнит.

- Даль­ше? Давай пой­дём поэтап­но. Схватки?

- Ой, да, дав­нень­ко я не вспо­ми­на­ла… ощу­ще­ние. Мне очень страш­но, я боюсь, хотя я уве­ре­на в муже, в себе, я уве­ре­на в жен­щине, кото­рая при­шла ко мне в дом. Она сидит на полу и мнёт мне ноги, а муж мнёт мне руки. Я сижу.

- Мы можем чуть-чуть уско­рить­ся. И когда про­хо­дит этот этап схва­ток, что дальше?

- Я пью какао. Я всё вре­мя пью какао. И при­чём чем даль­ше, тем он ста­но­вит­ся ост­рее, тем мень­ше боль.

- Так это у вас спе­ци­аль­ное веще­ство, как анестезия?

- По сути, да, я чув­ствую запах трав, она зава­ри­ва­ет тра­вы, и я сажусь над ними и мне ста­но­вит­ся лег­че. Но что-то идёт не так, ребё­нок идёт не так.

- А она опыт­ная, она пони­ма­ет, что быва­ет по-раз­но­му в родах?

- Да. Она абсо­лют­но спо­кой­на, она смот­рит на меня, она рас­пус­ка­ет мне воло­сы, шеп­чет что-то и мажет мне живот маслом.

- И что же пошло не так, как вы это выпра­ви­ли, если что-то меняли?

- Да. Она ста­вит меня на чет­ве­рень­ки, и ребё­нок идёт попой, да. И она видит, что он идёт попой, и я вишу.

- На чём?

- На шар­фе. Это похо­же на ребозо.

- Рас­ска­жи про шарф. Цвет, фактура.

- Цвет крас­ный с чёр­ным, очень длин­ный, навер­ное, мет­ра 3–4, не мень­ше, 4 ско­рее. Веша­ют над две­рью. Я, полу­ча­ет­ся, в про­ёме вишу на шарфе.

- Ты зна­ешь, что он проч­ный, он тебя выдержит?

- Да.

- Хоро­шо, а что за тех­но­ло­гия созда­ния шар­фов тогда, как вы так дела­ли, что они выдер­жи­ва­ли вес человека?

- Как пле­тёт­ся ков­рик, так и шарф пле­тёт­ся, то есть он не тянет­ся. Это плот­ная нит­ка и она не может порвать­ся. Плот­ная хлоп­ко­вая вязка.

- И вот ты висишь, и ребё­нок рож­да­ет­ся. Давай пой­дём в момент родов.

- Идёт он не очень.

- Силы есть? Как реа­ги­ру­ют те жен­щи­ны, кто при­ни­ма­ют роды?

- Гре­ют воду. И нож гре­ет в воде.

- А зачем?

- Будет что-то делать.

- Сего­дняш­ним взгля­дом про­фес­си­о­наль­ным посмотри?

- Вряд ли в это вре­мя дела­ли кеса­ре­во, это ско­рее все­го похо­же на эпизиотомию.

- То есть она так будет помо­гать родить­ся ребёнку?

- Да.

- Это не опас­но для мамы?

- Это не самая при­ят­ная история.

- Давай пере­не­сём­ся туда, смот­ри с двух точек вни­ма­ния. Что ещё мож­но сделать?

- Она его по типу про­ки­пя­ти­ла и отло­жи­ла в сто­ро­ну и что-то гово­рит и живот мас­лом свер­ху поли­ва­ет и начи­на­ет давить, но не боль­но, и гово­рит дыши, дыши.

- А на каком язы­ке, слышишь?

- Вооб­ще не пони­маю, но я пони­маю, что она гово­рит. Это похо­же на какой-то пти­чий певу­чий… тол­кай-тол­кай, дыши, она говорит.

- И даль­ше, помо­га­ют ли такие дей­ствия чуть-чуть можешь уско­рить­ся, чем всё закончилось?

- Всё хоро­шо, выхо­дит, это девоч­ка. Бул­ка­ми вперёд.

- Посмот­ри, сра­зу после родов что происходит?

- Я сижу.

- А ребёнок?

- Она лежит на поло­тен­це таком расшитом.

- А само поло­тен­це где?

- На полу, и ребё­нок на полу, она кричит.

- А ты рядом?

- Да, и жен­щи­на что-то над ней гово­рит и тро­га­ет её рука­ми, немнож­ко потря­хи­ва­ет, уми­ля­ет­ся и как буд­то что-то гово­рит, как наговор.

- Это что-то хорошее?

- Да, хоро­шее, я пони­маю, что это осмотр такой.

- Здо­ро­вень­кий ребёнок?

- Все в порядке.

- А ты сама как?

- Уста­ла.

- Ска­жи, а что-то дают сра­зу после родов, как-то помо­га­ют тебе прий­ти в себя?

- Да, отвар, я его пью. И как буд­то пря­мо туда что-то… Пла­цен­та ещё там и мне надо её родить, но меня никто не торо­пит. Я сижу, пью. Устав­шая, но довольная.

- Как это на вкус ‑то, что ты пьёшь?

- Как тыся­че­лист­ник, кра­пи­ва, какой-то сбор, горь­кий, слад­кий, чув­ствую, что как вино там, какой-то сироп. И я так пони­маю, что это про­зрач­ная жид­кость типа теки­лы, отдель­но она мне его даёт и я его пью, мне ста­но­вит­ся легче.

- А давай най­дём момент, когда отец ребён­ка узна­ёт о рождении.

Там целая тол­па на ули­це и все радуются.

- Все ждали?

- Да, и она ему не раз­ре­ша­ет захо­дить. Я перед поро­гом, но дверь закры­та. Она берёт эту девоч­ку, заку­ты­ва­ет её в шарф и даёт её мне, закры­ва­ет меня. Но ребе­нок на пупо­вине висит, очень чинно-благородно.

- То есть вы пока не соби­ра­е­тесь резать пуповину?

- Похо­же, её вооб­ще не соби­ра­ют­ся пере­ре­зать. Я бы назва­ла это со сво­ей точ­ки зре­ния лото­со­вы­ми рода­ми. То есть когда пла­цен­та отой­дёт, само всё отсохнет.

- То есть всё очень естественно?

- Мак­си­маль­но. Да, ему дают зай­ти, и он захо­дит. Сна­ча­ла он бла­го­да­рит её и даёт ей какой-то дар.

- На что похож дар?

- Это какая-то шка­тул­ка, дере­вян­ная, выре­зан­ная, я пони­маю, что он сам делал. Я не знаю, что внут­ри, он про­сто даёт ей. Она при­ни­ма­ет, у неё руки все в кро­ви­ще, она вся в кро­ви­ще. Она при­ни­ма­ет и раз­ре­ша­ет ему прой­ти даль­ше. А на полу что-то рас­те­ле­но, как я делаю, когда делаю я делаю, когда закры­ваю пеле­на­ние. Важ­но пере­шаг­нуть порог. Да, он пере­ша­ги­ва­ет и вста­ёт на коле­ни, и я даю ему эту девоч­ку. И вот мы сидим, и он гла­дит меня по пле­чу и гово­рит, что я моло­дец. Очень кра­си­вый такой певу­чий язык. Он при­жи­ма­ет­ся ко мне лбом, лоб ко лбу, и я пони­маю, что это выс­шее, это про­яв­ле­ние любви.

- Вы как-то назо­вё­те свою дочь?

- Толь­ко не сей­час, сей­час ещё рано через 40 дней, что ли.

- А у вас уже гото­во имя?

- Нет, имя дадут. Имя даёт та глав­ная жен­щи­на. Но ребён­ка никто не дол­жен видит. И в дом при­хо­дит его мать, она будет мне помогать.

- А ребён­ка никто не дол­жен видеть сколь­ко времени?

- Вот 40 дней.

- Ты хоте­ла ещё посмот­реть про плаценту.

- Да, я быстренько…всё есте­ствен­но, она сама отхо­дит, и аку­шер­ка берёт кусок пла­цен­ты и засо­вы­ва­ет мне за щеку.

- Зачем?

- Это про­фи­лак­ти­ка кро­во­те­че­ния. Я про­сто знаю это и сейчас.

- А саму пла­цен­ту как-то сохранят?

- Мы её заро­ем, да. Какая-то часть пла­цен­ты исполь­зу­ет­ся, для того же само­го какао, а что-то зароется.

- А где будешь зарывать?

- За домом надо обя­за­тель­но зарыть. Не рас­тёт ниче­го тако­го, нет деревьев.

- Это такой обы­чай, так все­гда делается?

- Похо­же, что да, на гря­доч­ке прикопать.

- Пой­дём туда, где про­шло 40 дней, уже ребё­нок осво­ил­ся и уже мож­но пока­зы­вать дочку.

- Вот я выхо­жу с ней из дома и сто­ит целая тол­па людей. И все к ней при­ка­са­ют­ся, вся дерев­ня здесь, и малень­кие дет­ки, и ста­ри­ки, все её тро­га­ют, одним паль­цем при­ка­са­ют­ся к руке, к ноге.

- Как ты дума­ешь, поче­му так?

- Бла­го­слов­ля­ют её. Типа благословения.

- На жизнь?

- На жизнь, да. И эта жен­щи­на берёт её на руки.

- Вся дерев­ня – кто-то род­ствен­ни­ки, а осталь­ные сосе­ди? И все бла­го­слов­ля­ют ребёнка?

- Берёт на руки, смот­рит на неё.

- Может быть она даст имя?

- Да, она гово­рит что-то, что я не пони­маю, но я очень довольная.

- Почув­ствуй, пожа­луй­ста, смысл.

- Это что-то свя­зан­ное с цве­та­ми. Я доволь­на, мне нра­вит­ся, и для меня это озна­ча­ет, что меня при­ня­ли наконец-то.

- Сей­час почув­ствуй, что ещё хочешь посмот­реть из той жиз­ни и мы туда переместимся.

- Мне инте­рес­но, как оно потом, сколь­ко детей.

- Послед­ний год жиз­ни посмотришь?

- Видать, не очень дол­го я жила.

- При­мер­но сколько?

- Мне кажет­ся, лет 40.

- Хоро­шо, что успе­ла за 40 лет? Теперь иди в послед­ний год жиз­ни и в послед­ний день жиз­ни. Смот­ри со сто­ро­ны, не надо внутрь вле­тать. Мы не пой­дём в смерть, посмот­ри послед­ний день на зем­ле и в целом, как она доволь­на тем, что успе­ла за 40 лет?

- Доволь­на, да, чет­ве­ро детей точ­но есть.

- Может быть, к это­му вре­ме­ни ещё кто-то появил­ся, кро­ме детей?

- Коза толь­ко одна появи­лась. Это уже дру­гая коза.

- С мужем как дела?

- С мужем всё хорошо.

- Инте­рес­но, поче­му она в 40 лет уже умирает?

- Мне кажет­ся, тут то ли с бере­мен­но­стью свя­за­но, то ли какая-то болезнь. Болезнь, свя­зан­ная с дето­род­ны­ми орга­на­ми. Боле­ет она дол­го, несколь­ко лет. И пьёт всё вре­мя это.

- Что пьёт? Текилу?

- Да, тра­вя­ной настой на теки­ле, что­бы не боль­но было. И курит какую-то дрянь.

- Я не поня­ла, чем она болеет?

- Это типа опухоли.

- Гине­ко­ло­гия?

- Да, что-то нехо­ро­шо. У неё жизнь про­стая была, сна­ча­ла надеж­ды, под­рост­ко­вые меч­ты, потом сожгли всю дерев­ню, а людей уве­ли, потом при­ня­тие дру­гой дерев­ни, потом заму­же­ство, год горе­ва­ния, и после это­го дети, быт, тка­че­ство и тоже какие-то роды даже она при­ни­ма­ла. В основ­ном тка­ла на всю дерев­ню и тка­ла… на экс­порт. В целом для неё это, она счи­та­ла, что всё, у неё всё хорошо.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

Животное силы ВОЛК

Диа­на Орлан 

Каж­до­му из нас важ­но чув­ство­вать свою при­ро­ду. Часто в этом помо­га­ют шаман­ские прак­ти­ки. В куль­ту­рах наро­дов, при­бли­жен­ных к при­ро­де, при­ня­то было назы­вать себя по име­ни живот­ных. Напри­мер, мож­но было встре­тить людей из «пле­ме­ни вол­ка», или «пле­ме­ни орла» или «пле­ме­ни мед­ве­дя». Сего­дня, в каж­дом из нас встре­ча­ет­ся кровь раз­ных родов, город­ской чело­век может най­ти покро­ви­тель­ство через меди­та­тив­ную прак­ти­ку, и часто сра­зу у несколь­ких тоте­мов или родо­вых помощников.

Поми­мо тоте­мов – родо­вых покро­ви­те­лей, у каж­до­го чело­ве­ка суще­ству­ют лич­ные живот­ные силы. Часто чело­век ощу­ща­ет своё сход­ство по неко­то­рым каче­ствам с кем-то из живот­но­го мира. Это может про­яв­лять­ся в очень тон­ком чув­ство­ва­нии запа­хов или зор­ком зре­нии или осо­бой сно­ров­ке и сме­ка­ли­сто­сти, силь­ном харак­те­ре или при­выч­ке быть невидимым.

Одна­жды в соб­ствен­ном тран­со­вом путе­ше­ствии по поис­ку живот­но­го силы, я почув­ство­ва­ла лег­кое при­кос­но­ве­ния пуха и мельк­нув­шее пере­до мной на внут­рен­нем экране огром­ное белое кры­ло. Пона­до­би­лось ещё несколь­ко путе­ше­ствий и неко­то­рое вре­мя для осо­зна­ния того, какое имен­но живот­ное силы – мой помощ­ник и кто готов сопро­вож­дать меня в тран­со­вых путе­ше­стви­ях так назы­ва­е­мо­го шаман­ско­го погру­же­ния (исполь­зу­ют­ся мето­ди­ки базо­во­го шама­низ­ма по М. Хар­не­ру и Д. Хор­ви­цу, мяг­кий транс под рит­мич­ный звук бубна).

Часто чело­век, зна­ко­мясь в меди­та­ции или шаман­ском путе­ше­ствии со сво­им живот­ным силы, даже не удив­ля­ет­ся, вос­кли­цая: «И прав­да! Харак­тер это­го живот­но­го очень похож на мой» или вдруг пони­ма­ет, поче­му его с дет­ства так тянет к похо­жим хищ­ни­кам или пти­цам или милой яще­ри­це из зоопарка.

После зна­ком­ства с лич­ным живот­ным силы жизнь чело­ве­ка часто меня­ет­ся, рас­кра­ши­ва­ет­ся новы­ми крас­ка­ми, появ­ля­ют­ся каче­ства боль­шей уве­рен­но­сти в себе, боль­ше­го чув­ство­ва­ния сво­их сил и воз­мож­но­стей про­яв­ле­ние в мире, начи­на­ет­ся узна­ва­ние себя истинного.

Неко­то­рые люди заме­ча­ют, что им покро­ви­тель­ству­ют и их по-сво­е­му отра­жа­ют сра­зу несколь­ко живот­ных силы. «Мы все вза­и­мо­свя­за­ны и чело­век нико­гда не быва­ет один, он – часть види­мой и неви­ди­мой при­ро­ды» – гла­сит один из осно­во­по­ла­га­ю­щих выво­дов базо­во­го шама­низ­ма, кото­рый сде­лал антро­по­лог Май­кл Хар­нер, автор кни­ги «Путь шамана».

Дей­стви­тель­но, зна­ком­ство со сво­им живот­ным силы помо­га­ет не толь­ко углуб­лять­ся в меди­та­ции и шаман­ские путе­ше­ствия с новым про­вод­ни­ком в эти миры, но и поз­во­ля­ет в обыч­ной жиз­ни чув­ство­вать силу и под­держ­ку вме­сто одиночества.

Волк – один из часто встре­ча­ю­щих­ся живот­ных силы. Мы можем вспом­нить мно­же­ство мифов, легенд и ска­зок, где встре­ча­ет­ся волк в том или ином про­яв­ле­нии его архетипа.

А можем при­слу­шать­ся к себе и попро­бо­вать прой­ти свой путь в тран­со­вом путе­ше­ствии, зна­ко­мясь со сво­им живот­ным силы. Если ваше живот­ное силы – волк, попро­буй­те про­чув­ство­вать, какой он? Волк ли это или ско­рее вол­чи­ца, как он про­яв­ля­ет свою муж­скую или жен­скую энер­гию, каким харак­те­ром обла­да­ет? Что «ест», где «оби­та­ет», какие каче­ства готов про­явить сей­час в вас? Воз­мож­но, ваше живот­ное силы «при­шло» к вам в труд­ный момент вашей жиз­ни, о какой под­держ­ке вы може­те про­сить его?

Конеч­но, вос­при­я­тие чело­ве­ка будет мета­фо­рич­ным и сим­во­ли­че­ским, ведь, по сути, живот­ное силы – это энер­гия, упа­ко­ван­ная удоб­ным для пони­ма­ния чело­ве­ка обра­зом, в дан­ном слу­чае – энер­гия волка.

По опы­ту шаман­ских прак­тик, могу под­твер­дить: волк и ворон – два наи­бо­лее част­ных живот­ных, при­хо­дя­щих к людям в нача­ле шаман­ских прак­тик и иссле­до­ва­ний неви­ди­мо­го мира. И каж­дый волк – инди­ви­дуа­лен, как инди­ви­ду­аль­на каж­дая вол­чья особь в природе.

Читая кни­гу иссле­до­ва­те­ля Кэн­не­та Мэдо­уза «Шаман­ский опыт», мы узна­ём о том, как энер­гия вол­ка отра­жа­лась в куль­ту­ре аме­ри­кан­ских индей­цев. При­слу­шай­тесь к себе: отзы­ва­ет­ся ли вам такая формулировка?

О дру­гих каче­ствах живот­ных силы мы пого­во­рим на кур­се «Живот­ное силы», где будет воз­мож­ность так­же прой­ти соб­ствен­ное прак­ти­че­ское погру­же­ние в без­опас­ной тех­ни­ке шаман­ско­го тран­са для зна­ком­ства со сво­им живот­ным силы.

Опи­са­ние качеств вол­ка из кни­ги «Шаман­ский опыт» Кен­не­та Медоуза:

«В кос­мо­ло­гии аме­ри­кан­ских индей­цев волк счи­тал­ся не опас­ным хищ­ни­ком, а учи­те­лем и сле­до­пы­том – «тем, кто про­кла­ды­ва­ет путь». Волк обла­да­ет очень обострен­ны­ми чув­ства­ми; его нос, к при­ме­ру, в сто раз чув­стви­тель­нее, чем у чело­ве­ка. Он может почу­ять раз­ни­цу меж­ду реаль­ной и вооб­ра­жа­е­мой опасностью.

Встре­ча с вол­ком в каче­стве живот­но­го силы слу­жит ука­за­ни­ем на близ­кое зна­ком­ство с вашим внут­рен­ним учи­те­лем и полу­че­ние пря­мых настав­ле­ний от него. Волк откро­ет вам, что все в при­ро­де может быть источ­ни­ком зна­ний. Вы може­те учить­ся у дере­вьев, рас­те­ний, живот­ных, птиц, скал и валу­нов, даже у вет­ра и дождя. Нуж­но лишь быть вни­ма­тель­ным и гото­вым слу­шать. Таким обра­зом, волк пред­ве­ща­ет зна­ком­ство со зна­ни­ем, скры­тым в глу­би­нах под­со­зна­тель­но­го разу­ма. Клю­че­вой инди­ка­тор: будь­те гото­вы к обучению.»

С ува­же­ни­ем к вам и вашим живот­ным силы,

Диа­на Орлан

21 мар­та – онлайн семи­нар «Мое живот­ное силы»

ПОДРОБ­НО­СТИ И РЕГИСТРАЦИЯ

РЕГРЕССИЯ «Королевский шут»

Диа­на Орлан 

Регрес­сант­ка погру­жа­ет­ся в жизнь шута во Фран­ции, пред­по­ло­жи­тель­но 16 века. Шут ездит по раз­ным зем­лям, игра­ет на лютне и поет, вызы­вая у людей очень силь­ные эмо­ции. Он мастер сво­е­го дела, и одна­жды его при­гла­ша­ют играть для коро­ля и коро­ле­вы. Что про­изой­дет даль­ше меж­ду шутом и коро­ле­вой и чем обер­нёт­ся дер­зость шута в финаль­ной сцене той жиз­ни? Вы узна­е­те из при­ве­дён­ной регрессии.

Далее регрес­сант­ка пере­ме­сти­лась в про­стран­ство Жиз­ни меж­ду Жиз­ня­ми, где пооб­ща­лась с Настав­ни­ком сво­ей души, полу­чив отве­ты на очень сокро­вен­ные вопро­сы о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с кон­крет­ны­ми людь­ми из сво­ей сего­дняш­ней жиз­ни, в том чис­ле с чело­ве­ком, кото­рый когда-то был пала­чом и сей­час вза­и­мо­дей­ству­ет с ней в дру­гих ролях.

Тек­сто­вая цита­та из регрес­сии регрес­сант­ки при­во­дит­ся без изме­не­ний. Регрес­со­лог Диа­на Орлан. 

Часть 1. ЛЮТ­НЯ 

- Обувь такая кону­со­об­раз­ная, как наверх завёрнута.

- Хоро­шо. Это удоб­ная обувь? Привычно?

- Да, я к ней при­вык. У меня сей­час образ шута пришёл.

- Хоро­шо. Посмот­ри, есть ли голов­ной убор.

- Шутов­ской, с колокольчиками.

- Да. А сей­час ныр­ни, пожа­луй­ста, в чело­ве­ка, внутрь. Нам нуж­но его эмо­ции счи­тать, ты уме­ешь. Рас­ска­жи, как ему сей­час на душе?

Ощу­ще­ние весе­лья. Я такой парень, моло­дой. Весель­чак такой. Иду, опи­ра­юсь на посох, обыч­ный дере­вян­ный посох.

- Зачем тебе посох?

- Это про­сто для того, что­бы ходить на даль­ние расстояния.

- А ты что-то несёшь с собой, когда ходишь на даль­ние расстояния?

- Сей­час уви­де­ла суму. Она хол­що­вая. При том, что у меня образ яркий, я очень при­вле­ка­ю­щий вни­ма­ние к себе, а сум­ка у меня хол­що­вая. Я куда-то иду. Сей­час я иду по полю. Поле жёлтое.

- Какое вре­мя года сейчас?

- Сей­час лето, пора жат­вы. Ко мне под­бе­га­ют ребя­тиш­ки. Они хотят меня потро­гать. Я для них – что-то необычное.

- Пусть потро­га­ют. Как тебе то, что к тебе под­бе­га­ют, удивляются?

- Мне привычно.

- Ска­жи, а ты отли­ча­ешь­ся внешне от этих людей?

- Да. Ребя­тиш­ки голень­кие, полу­оде­тые. Я вижу жен­щин, они про­сто в белом, даже не пла­тье, не сара­фан, это как ноч­ная рубаш­ка, длин­ная. А я при пара­де, я очень яркий.

- Что-нибудь про цвет кожи скажешь?

- У меня белая кожа. У меня такая щети­на на лице, неболь­шая. Я блондин.

- А эти дети тем­нее, чем ты, или такие же?

- Они такие же, мы одной расы. Иду, напе­ваю, мне хоро­шо, мне весело.

- Послу­шай, что ты напе­ва­ешь, это какая-то песен­ка кон­крет­ная или про­сто спон­тан­ная мелодия?

- Это что-то… как мене­стре­ля пес­ня. Как бал­ла­да какая-то, я рас­ска­зы­ваю историю.

- Оку­нись в это, это энер­гия, как ты гово­ришь, лёг­ко­сти, шутов­ская. Песен­ка, тебе весело.

(пла­чет).

- Что такое, рас­ска­зы­вай, что ты плачешь?

- У меня весё­лость эта показная.

- А что у него на душе? Ныр­ни в него сейчас.

- Я не чув­ствую себя частью чего-то цело­го. Я оди­но­кий очень.

- А где ты берёшь силы на эту весё­лость? Внут­ри тебе не весело?

- Нет. Весё­лость, когда я высту­паю. Там я чув­ствую себя на сво­ём месте. Я пою. Я рас­ска­зы­ваю бал­ла­ду. У меня есть инстру­мент… я пря­мо уви­де­ла за спи­ной. Я забы­ла, как назы­ва­ет­ся. Изо­гну­тый гриф такой. Струнный.

- Опи­ши каче­ство зву­ка. Поиг­рай. Тело пом­нит, как паль­цы рас­по­ла­гать, и что ты слышишь.

- Одним паль­цем играю, боль­шим. Пере­клю­чаю, левой рукой, как аккор­ды (пока­зы­ва­ет).

- При­выч­но, уме­ешь играть?

- Да. Когда начи­наю играть, у меня по телу раз­ли­ва­ет­ся спо­кой­ствие, удо­воль­ствие, ощу­ще­ние, что я на сво­ём месте.

- Иди в это ощу­ще­ние. Напи­ты­вай­ся. Реак­цию людей опиши.

- Они сто­ят под­бо­че­нясь, задум­чи­во. Я вижу перед собой жен­щин. Я бужу какие-то стру­ны в душе. Что-то я пробуждаю.

- Ты же пони­ма­ешь, что ты им что-то даришь? Как тебе это влияние?

- Я дарю раз­ный спектр эмо­ций. Я не толь­ко их успо­ка­и­ваю. Я застав­ляю пла­кать, пере­жи­вать, вспо­ми­нать. Я их веду.

- Пря­мо сей­час веди. Иди, пожа­луй­ста, в самый про­яв­лен­ный момент его жиз­ни. Раз, два, три.

- Я вижу перед собой коро­ля и коро­ле­ву. Они сидят на тро­нах. Вокруг них вель­мо­жи. Меня при­гла­си­ли, пото­му что я извест­ный в нашем рай­оне, окру­ге, в нашем коро­лев­стве. Для меня будет очень боль­шая честь – высту­пать перед ними. Я кла­ня­юсь, коло­коль­чи­ки у меня, на моей шап­ке, зве­нят. Я вижу усмеш­ку коро­ля, он снис­хо­ди­тель­но на меня смотрит.

- А как коро­ле­ва к тебе относится?

- Коро­ле­ва спо­кой­на. У неё нет ника­ких ожиданий.

- Можешь опи­сать обста­нов­ку, где вы сейчас?

- Да. Это трон­ный зал. Сза­ди меня стол. Там сто­ят куб­ки. Деревянные.

- Зачем эти кубки?

- Мы будем празд­но­вать. Какой-то празд­ник и меня при­гла­си­ли в каче­стве раз­вле­че­ния. Народ сей­час весь сто­ит пере­до мной. Король сле­ва, коро­ле­ва спра­ва. И вот так, вокруг них, по бокам сто­ят при­двор­ные (пока­зы­ва­ет). Пол уви­де­ла, в клет­ку, чёр­но-белый шах­мат­ный пол.

- Опи­ши, как они оде­ты. Мы сей­час эпо­ху считаем.

- Да, я вижу фона­ри такие.

- На рука­вах показываешь.

- И на ногах тоже такие. У муж­чин фона­ри­ки на ногах, фона­ри­ки на руках. А торс в обтяж­ку. Немнож­ко захо­дит на эти фона­ри­ки. На ногах как кол­гот­ки. Обувь тоже немнож­ко свер­ху загну­тая. У мня загну­та силь­нее. У меня гипер­тро­фи­ро­ва­но вот это всё. У меня в одеж­де есть полос­ки раз­но­цвет­ные. То есть у меня костюм повто­ря­ет их, но чрез­мер­но. Всё чересчур.

- И кол­пак у тебя?

- Да, кол­пак с колокольчиками.

- Удоб­но его носить?

- Да, вполне.

- Для чего тебе колпак?

- Что­бы отли­чать­ся. И вот ещё момент. У меня на голо­ве кол­пак, а звук коло­коль­чи­ков при­вле­ка­ет людей, то есть изве­ща­ет людей о том, что я иду. Вни­ма­ние, я иду, иди­те сюда.

- Ты уже при­шёл. Посмот­ри на зри­те­лей, они все тебя ждут. Что внут­ри, что рождается?

- Я сей­час думаю, что бы тако­го сыг­рать. У меня нет силь­но­го вол­не­ния. Есть лёг­кий манд­раж, пото­му что это доста­точ­но ста­тус­ное собы­тие для меня. Я буду высту­пать перед самим коро­лём и коро­ле­вой. Я думаю, какую ком­по­зи­цию сыг­рать. У меня сей­час выстра­и­ва­ет­ся план в голо­ве, что­бы посте­пен­но их вво­дить в нуж­ное состо­я­ние. Я чёт­ко знаю, что за чем нуж­но сыг­рать, что­бы вызвать опре­де­лён­ные эмо­ции, что­бы перей­ти от одной эмо­ции к дру­гой. Радост­ные мело­дии с груст­ны­ми. Очень про­фес­си­о­наль­но. В голо­ве план, чик-чик. Это ‑для того, это ‑для это­го. А потом я им дам вот это. А в кон­це вот это.

- А что ты дашь в конце?

- В кон­це я застав­лю их пла­кать. Они пере­жи­вут очень силь­ные эмо­ции. Они пере­ро­дят­ся, очи­стят­ся. Очи­ща­ю­щие слё­зы я им дам.

- Сколь­ко людей при­мер­но тебя будут слу­шать, посчитай.

- Их… 8 с одной сто­ро­ны, 8 с дру­гой, и два: король и коро­ле­ва – 18. Ещё слу­ги, сза­ди, два чело­ве­ка, за коро­лём, за коро­ле­вой. Два­дцать человек.

- Хоро­шо. Ликуй шут, это твой звёзд­ный час. Я помол­чу, а ты берёшь ресурс из этой сцены.

- Да. Я сел на стул. Как табу­рет с тре­мя нога­ми. Пра­вую ногу я поло­жил на левую. Поло­жил ‑я вспом­ни­ла! ‑это лют­ня. Я поло­жил лют­ню, я уда­рил по стру­нам. Пока ниче­го не про­ис­хо­дит. Они мол­ча слушают.

Часть 2. ПЛАХА

- Ты будешь петь?

- Да, я буду петь. Я пою и рас­ска­зы­ваю. Как рас­сказ. Это даже не пес­ня, это повест­во­ва­ние с музы­каль­ным сопро­вож­де­ни­ем. Я пою про коро­ле­ву. Я рас­ска­зы­ваю исто­рию про коро­ле­ву. Я как буд­то знаю, что с ней происходило.

- Послу­шай язык.

- Фран­цуз­ский. Я про­сто чув­ствую грас­си­ро­ва­ние. Я грас­си­рую, когда пою (пла­чет).

- Это твой родной?

- Да.

- Ты стран­ство­вал, а ты по Фран­ции стран­ство­вал, как тебе кажет­ся? Или на какие-то дру­гие тер­ри­то­рии приходил?

- Вооб­ще я люб­лю путешествовать.

- Хоро­шо. Как коро­ле­ва реагирует?

- Коро­ле­ва ста­ра­ет­ся не пока­зы­вать… она закры­лась. Но я пони­маю, что я попа­даю в точ­ку. Я отку­да-то знаю её исто­рию, хотя я её вижу в пер­вый раз.

- Что-то есть в её исто­рии, чего не зна­ют остальные?

- Да, что-то, что она скры­ва­ет. А я это про­пе­ваю. Я это делаю пря­мо созна­тель­но. И я смот­рю ей в гла­за. Она закры­ва­ет­ся. Я чув­ствую, что я про­ник в её душу. В точку.

- А зачем ты это делаешь?

- Мне нра­вит­ся. Мне нра­вит­ся выво­дить людей из их при­выч­ной жиз­ни, мне нра­вит­ся их расшатывать.

- Но это королева.

- Я знаю, я хожу по лез­вию. У нас идут вза­и­мо­от­но­ше­ния как меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Мне хочет­ся её схва­тить. При том, что я чёт­ко пони­маю, что я шут. А она коро­ле­ва. У неё есть король. И она вся набож­ная. Она такая недо­ступ­ная. А я знаю, что я ей попал в душу. И я с ней играю. У нас сей­час тон­кая игра муж­чи­ны и жен­щи­ны. Я хочу её соблаз­нить, что бы мне это ни сто­и­ло. Я рис­ко­вый парень.

- Пере­ме­стись во вре­ме­ни впе­рёд. Чем всё закончилось?

- Да, у меня всё получилось.

- Рас­ска­жи, что у тебя получилось.

- Она сама ко мне пришла.

- Куда?

- Меня оста­ви­ли в этом зам­ке ноче­вать. Она при­шла ко мне. Это ком­на­та. На сто­ле све­ча. Кро­вать с белы­ми про­сты­ня­ми. Я сижу как бы на лок­те и смот­рю на неё. Она лежит. Всё про­изо­шло уже. Я смот­рю и сам себе не верю, что у меня в посте­ли коро­ле­ва. Она пре­крас­на, у неё чёр­ные длин­ные воло­сы. У неё боль­шие гла­за, глу­бо­кие-глу­бо­кие, как озе­ро. У неё пре­крас­ное тело. Я насла­жда­юсь этим телом, я гла­жу. У меня ощу­ще­ние побе­ди­те­ля. Мне хочет­ся этот момент запом­нить: я соблаз­нил коро­ле­ву! Про­сто сво­им пени­ем, я ниче­го для это­го не делал. Ощу­ще­ние удо­воль­ствия, насла­жде­ния. И неваж­но, что будет даль­ше, вооб­ще неваж­но. Я сей­час победитель.

- Хоро­шо. Возь­ми ресурс из это­го момен­та, пол­но­стью. Впи­ты­вай. Ты сего­дняш­няя можешь быть побе­ди­те­лем. Кон­текст будет менять­ся, но ощу­ще­ние побе­ды останется.

- У меня есть ощу­ще­ние, что я могу с этой жен­щи­ной сде­лать всё, что я хочу. Я могу её позвать с собой, и она пой­дёт. Я не буду это делать, пото­му что я не хочу раз­ру­шать её жизнь. Мне доста­точ­но это­го момен­та побе­ды, я пой­ду дальше.

- Возь­ми ресурс из это­го момен­та и сде­лай шаг во вре­ме­ни, досмот­ри жизнь шута.

- О гос­по­ди, мне отру­би­ли голо­ву. Я сей­час вижу себя на плахе.

- Отде­ляй­ся, про­сто фак­ты. Ты един­ствен­ный, кого сего­дня казнят?

- Я вышла из тела.

- Хоро­шо. Под­ни­май­ся над телом, посмот­ри с того, с высо­ко­го ракур­са, что это за место такое.

- Пло­щадь. Воз­вы­ше­ние. Там сто­ит палач в кол­па­ке сво­ём. С топо­ром. Я лежу на пне. Пень, про­пи­тан­ный кро­вью. Там боль­шая толпа.

- Как они реагируют?

- Я вижу, что они мне сочув­ству­ют. Жен­щи­ны. Там есть жен­щи­ны, с кото­ры­ми я про­во­дил ночи.

- А коро­ле­ва где в этот момент?

- Она пере­оде­лась, сли­лась с тол­пой. Я выхва­тил её гла­за­ми. Я вижу, я чув­ствую связь. Я чув­ствую, что у нас с ней глу­бо­кая связь, да (пла­чет).

- Посмот­ри в гла­за, благодари.

- В шее непри­ят­ные ощущения.

- Отде­ляй­ся от это­го ощу­ще­ния, это то тело.

- Всё, пошла лёг­кость, я вышла.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Запи­сать­ся на сеанс или обу­че­ние ПОДРОБ­НЕЕ

БЕСЕДЫ С ВЫСШИМ Я. Эпизод «Чистая вода»

Диа­на Орлан 

Изу­чая метод про­ве­де­ния регрес­сий по мето­ду QHHT автор­ства Доло­рес Кэн­нон в цен­тре ее доче­ри Джу­лии, я нача­ла заме­чать очень глу­бо­кие отве­ты Выс­ше­го Я регрес­сан­тов и то, что мно­гие из них несут в себе мно­го­слой­ную муд­рость – посла­ние, направ­лен­ное, как мне видит­ся, боль­ше, чем для двух чело­век, при­сут­ство­вав­ших на сеан­се регрес­сии. Для меня как для регрес­со­ло­га-иссле­до­ва­те­ля важ­но вла­деть раз­лич­ны­ми инстру­мен­та­ми сопро­вож­де­ния чело­ве­ка в тран­со­вом путе­ше­ствии, в регрес­сии или меди­та­ции, для полу­че­ния пер­со­наль­ных отве­тов для мое­го кли­ен­та, и одно­вре­мен­но важ­но нахо­дить воз­мож­ность при­не­сти поль­зу боль­ше­му коли­че­ству людей. Взяв на себя сме­лость, в кон­це сес­сии обще­ния с Выс­шим Я регрес­сан­тов я нача­ла зада­вать вопрос «Есть ли что-то еще, что вы хоти­те пере­дать людям через регрес­сан­та?» – и уже не в пер­вый раз полу­чаю деталь­ный ответ. По воз­вра­ще­нии из тран­со­во­го состо­я­ния регрес­сан­ты под­твер­жда­ют свою готов­ность делить­ся полу­чен­ной инфор­ма­ци­ей с чита­те­ля­ми. Бла­го­да­рю сво­их регрес­сан­тов за щед­рость и пред­ла­гаю вам озна­ко­мить­ся с отве­та­ми, полу­чен­ны­ми во вре­мя регрессии.

Эпи­зод 1. Чистая вода

Выс­шее Я регрес­сан­та отве­ти­ло на его вопро­сы в регрес­сии, про­ве­ден­ной по мето­ду Доло­рес Кэн­нон. Выдерж­ки из регрес­сии пуб­ли­ку­ют­ся с раз­ре­ше­ния регрес­сан­та. Регрес­со­лог Диа­на Орлан, регрес­сия про­ве­де­на в фев­ра­ле 2021 года.

Вопрос: Как научить­ся видеть суть вещей?

Ответ: Это про­ис­хо­дит, но не посто­ян­но. Для того что­бы пони­мать вза­и­мо­свя­зи собы­тий, нуж­но вос­при­ни­мать ситу­а­ции отре­шен­но, без пер­со­наль­но­го вовле­че­ния. Это дости­га­ет­ся устрем­ле­ни­ем. Это как стре­ла, запу­щен­ная в нуж­ном направ­ле­нии, кото­рая несет необ­хо­ди­мую энер­гию и услов­ную точ­ку, к кото­рой дви­жет­ся и вни­ма­ние, и за ним все осталь­ное. Там есть вни­ма­ние, там есть и фокус, через кото­рый при­хо­дит необ­хо­ди­мая инфор­ма­ция. Эта инфор­ма­ция как объ­ем­ное зда­ние, кото­рое несет виб­ра­цию пони­ма­ния сути вещей. Оно про­сто как кон­такт, как мост созда­те­ля с все­об­щим инфор­ма­ци­он­ным полем.

Вопрос: Доста­точ­но ли у регрес­сан­та зна­ний и уме­ний, что­бы запус­кать такую стрелу?

Ответ: Есть внеш­ние обсто­я­тель­ства, кото­рые сни­жа­ют кон­цен­тра­цию. Что при­во­дит к поте­ре ее и отсут­ствию необ­хо­ди­мой инфор­ма­ции. Это как сину­со­и­да: есть мак­си­маль­ная кон­цен­тра­ция, а есть ее поте­ря. Со вре­ме­нем про­ис­хо­дит ста­би­ли­за­ция. Она уже нача­ла про­ис­хо­дить, это век­тор в буду­щее. Нуж­но про­дол­жать дви­гать­ся в этом направ­ле­нии и быть созер­ца­те­лем или наблю­да­те­лем. Это почти одно и то же.

Вопрос: Быть отрешенным?

Ответ: Это невоз­мож­но в чело­ве­че­ском теле. Но это направ­ле­ние. Это озна­ча­ет допус­кать вари­а­ции жиз­ни, таки­ми каки­ми они про­ис­хо­дят, как в себе, так и в окружающих.

Вопрос: Чем боль­ше дей­ствия – тем боль­ше при­хо­дит про­ти­во­дей­ствие. Так ли долж­но быть?

Ответ: Да, это будет про­ис­хо­дить. Это как зона при­ня­тия. На Зем­ле в этом есть вет­ка роста, но есть и дру­гое пони­ма­ние собы­тий. С одной сто­ро­ны, мож­но срав­нить это с тем, как в одном объ­е­ме слож­но вме­стить мно­го веток реаль­но­сти. С дру­гой сто­ро­ны, это как воз­дух, кото­рый может содер­жать раз­ные эле­мен­ты. И рас­ши­ряя один эле­мент, ты не при­тес­ня­ешь дру­гих. Про­ис­хо­дит вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние. Есть такая воз­мож­ность: не вовле­кать­ся в про­ти­во­дей­ствие. Оно может про­ис­хо­дить сквозь, не при­чи­няя осо­бых проблем.

Вопрос: Как это сде­лать? Дай­те, пожа­луй­ста, кон­крет­ные шаги.

Ответ: Здесь помо­жет ситу­а­ция нево­вле­че­ния. Мыс­ли и наме­ре­ния окру­жа­ю­щих будут при­сут­ство­вать. Рас­ши­ря­ясь, ты затра­ги­ва­ешь боль­ше людей и боль­ший объ­ем инфор­ма­ции, ты вли­я­ешь на наме­ре­ния дру­гих. Соот­вет­ствен­но, чело­век испы­ты­ва­ет созна­тель­ное и бес­со­зна­тель­ное соеди­не­ние. Оста­ва­ясь на уровне наблю­да­те­ля, ты в состо­я­нии про­пус­кать это насквозь. Выхо­дя на уро­вень физи­че­ско­го тела, ты испы­ты­ва­ешь сопротивление.

Вопрос: Что важ­но пом­нить регрессанту?

Ответ: То, что сей­час явля­ет­ся мак­си­маль­но акту­аль­ным, – это та инфор­ма­ция, кото­рая про­ис­хо­дит без иска­же­ний, кото­рая при­хо­дит, несмот­ря на сло­ва, с мини­маль­ны­ми иска­же­ни­я­ми. Чем чище инфор­ма­ция, тем чище наме­ре­ние и чище вода. Мож­но срав­нить инфор­ма­цию с водой: если чело­век потреб­ля­ет раз­но­го рода инфор­ма­цию, важ­но, что­бы до него дохо­ди­ла чистая вода, что­бы он смог даль­ше внут­ренне гар­мо­нич­но развиваться.

За пре­де­ла­ми навя­зан­но­го выбо­ра есть кар­ти­на мира и того, что про­ис­хо­дит. Фак­ти­че­ски, важ­но слы­шать через сло­ва, видеть через сте­ны, ощу­щать через пространство.

Урок отра­жа­ет выбор помо­щи. Что такое помощь? Кому ты помо­га­ешь? С каки­ми целя­ми он здесь и куда он дви­жет­ся? Ты можешь помочь отпра­вить­ся как в без­дну, так и к звез­дам. Чему ты помо­га­ешь? Это пер­со­наль­ный вопрос к каж­до­му. Что сле­ду­ет делать, что­бы плыть? И самое важ­ное, куда ты отправ­ля­ешь эту лод­ку. Ты можешь исполь­зо­вать любые меха­низ­мы мыс­ли, раз­ви­тия, тела, дей­ствия. Вопрос в направ­ле­нии, при­во­дя­щем к резуль­та­ту. Важ­но спра­ши­вать себя. Это как ощу­ще­ние, кото­рое может воз­ни­кать мгно­вен­но, так и про­хо­дить через созна­тель­ные эле­мен­ты ума. Помо­га­ешь ли ты, в част­но­сти и в общем, и какой век­тор опы­та в резуль­та­те идет?

Вопрос: Есть ли что-то, что вы хоти­те пере­дать людям через регрессанта?

Ответ: Важ­ность выбо­ра. Выбо­ра как реше­ния, так и после­ду­ю­щих дей­ствий. Это то, что важ­но всем. Ваш выбор – то, что назы­ва­ет­ся сво­бод­ная воля. Он явля­ет­ся осно­во­по­ла­га­ю­щим для мно­гих глав вашей жиз­ни и пони­ма­ния того, что вы дела­е­те здесь и сей­час, и он рож­да­ет мощь, силу и послед­ствия при­ня­тия пер­со­наль­ных реше­ний. Вы меня­е­те свой окру­жа­ю­щий мир, и начи­на­е­те вли­ять на миры мно­гих людей. И от ваше­го выбо­ра инфор­ма­ции, реше­ний и дей­ствий затра­ги­ва­ют­ся пути дру­гих. Это то, что назы­ва­ет­ся систе­мой кол­лек­тив­но­го разу­ма в обще­нии, вза­и­мо­дей­ствии и про­дви­же­нии линии раз­ви­тия. Линия раз­ви­тия у каж­до­го на пла­не­те опре­де­ле­на пер­со­наль­но, но все рав­но они из обще­го полот­на. Пони­мая себя, пони­ма­ешь окру­жа­ю­щих. Это каса­ет­ся как выбо­ра, так и мыс­лей, так и дей­ствий, при­во­дя­щих к взаимодействию.

Диана Орлан
Психолог, регрессолог, гипнолог

Беседы с Дианой ОРЛАН. Астролог и регрессолог Мила ВЕНЕЦИАНСКАЯ

На кана­ле ТВ ЭКС­Т­РА вышли серии про­грамм «Бесе­ды с Диа­ной ОРЛАН» в фор­ма­те интервью.

Пер­вым участ­ни­ком ста­ла Мила ВЕНЕ­ЦИ­АН­СКАЯ. У Милы бога­тый и прак­ти­че­ский опыт рабо­ты аст­ро­ло­гом и регрес­со­ло­гом, она про­хо­ди­ла допол­ни­тель­ное обра­зо­ва­ние у веду­щей руб­ри­ки Диа­ны ОРЛАН. 

Часть 1

  • Зачем аст­ро­ло­гу пона­до­би­лась регрессия?
  • Как сов­ме­сти­мы аст­ро­ло­гия и регрессология?
  • В чем поль­за регрес­сии для Милы и для её клиентов?
  • Что может пред­ска­зать астрология?
  • Может ли быть син­тез этих двух направ­ле­ний и куда при­во­дят про­шлые жизни?

Часть 2

  • Как избе­жать про­фес­си­о­наль­но­го выгорания? 
  • Как узнать точ­ное вре­мя рож­де­ния для наталь­ной кар­ты гороскопа? 
  • Что пока­зы­ва­ет в наталь­ной кар­те точ­ное вре­мя рождения?

Часть 3

  • Как и чем аст­ро­ло­гия допол­ня­ет регрессологию?
  • Тон­ко­сти рабо­ты с запросами
  • Общая прак­тич­ная тен­ден­ция 2021 года.

Для вас мы при­го­то­ви­ли новые серии интер­вью! Смот­ри­те на кана­ле ТВ ЭКС­Т­РА!

العربيةEnglishFrançaisDeutschРусскийEspañol
Перейти к верхней панели